Мне жить без юли нехочеться поймите . конешно у нас были сорры и разногласие . но она щитает что


совместное

Amorem canat aetas prima
(Пусть юность поёт о любви)

в конечном итоге,
все отношения сводятся к одному —
к повтору ранее совершенных ошибок.
и поэтому я тебя не кляну,
лишь благодарю за то, что было.

за осенний пейзаж в полутьме.
за разговоры о птицах и чай.
и за то, что воспоминания о тебе
не стали синонимом к слову «прощай».

за любовь к поездам, что сближают, лаская слух.
за совпадение музыкальных вкусов.
ведь именно так, в стремлении двух
рождаются настоящие чувства.

а настоящие чувства сегодня,
как экспонат за витриной музея.
все столпились вокруг и смотрят
на непонятную эту затею.

улыбнись, улыбнись же, прошу.
раз уж близится час расставания,
вспоминай все совместное. я о нас напишу.
в настоящем нет для слез основания.
но в прошлом.

ведь прошлое на то, чтоб не вернуться.
ведь прошлое на то, чтоб сожалеть
о прожитых годах, о чувствах,
о том, как страшно не успеть.

я закрываю квартиру, со мной моя тень,
и уход оставляет свой след на аорте.
когда же наконец настанет тот день,
когда я перестану все портить?

но, знаешь, все-таки во тьме,
минуя преграды и страх,
каждую ночь я возвращаюсь к тебе.
я возвращаюсь к тебе
во снах,
чтобы снова
все повторить.

25 великолепных жизненных цитат, которые поймет лишь тот, кто сталкивался с препятствиями

Специально для наших читателей мы сделали подборку самых красивых и мудрых цитат. Эти мысли и высказывания действительно стоят того, чтобы их запомнить.

Главное не сломаться, быть сильнее, несмотря ни на что. Тяжёлые времена пройдут, и рано или поздно всё обязательно будет хорошо.

Обманутый однажды, сомневается в каждом.

Самые лучшие уроки мы получаем когда делаем ошибки, ошибка прошлого — мудрость будущего.

— Разве можно любить холод?
— Нужно. Холод учит ценить тепло.

Я все равно ни о чем не жалею — хотя бы потому, что это бессмысленно.
Макс Фрай

Жизнь ломает сильнейших, ставя их на колени, чтобы доказать, что они могут подняться, слабаков же она не трогает. Они и так всю жизнь на коленях

Я больше не гоняюсь ни за кем.
Хотите уйти из моей жизни?
Уходите.

Надеяться только на себя — отличный способ перестать разочаровываться в людях и жить с отличным настроением.

За одну ночь нельзя изменить жизнь. Но за одну ночь можно изменить мысли, которые навсегда изменят твою жизнь!

Не бойтесь врагов, бойтесь друзей. Предают друзья, а не враги.
© Джонни Депп

И встретишь ты, когда не ждёшь.
И обретешь не там, где ищешь.

Если на душе скребут кошки — не вешайте нос… Придет время, и они будут громко мурлыкать от счастья…

Меньше злости, больше иронии
И всё больше точек над «и»…
Покидают нас посторонние,
Остаются с нами свои.

Спокойствие — лучший друг самоконтроля.

Умейте прощать, ведь это свойство сильных. Слабые никогда не прощают.

Сильнее, чем измен, я боюсь только не узнать об изменах. Ужасно любить человека, который этого уже не заслуживает.
Владимир Высоцкий

Ты живешь и думаешь, что ничего в твоей жизни не меняется. Но, оглянувшись в прошлое, понимаешь, что это далеко не так.

Судьба — это не дело случая, а результат выбора. Судьбу не ожидают, её создают!

Все могут видеть, как ты выглядишь внешне, но очень мало тех, кто знает что у тебя в душе.

Счастье рядом.
Не придумывайте себе идеалы.
Цените то, что имеете.

Только одиночество учит нас любить…И лишь потеря учит нас ценить.

Если я терплю это не означает,что мне не больно.

Не обижай того, кто не в силах обидеть тебя.

Будь благодарен проблемам, они показывают тебе, чего ты стоишь.

Одна роза может стать садом. Один человек – целым миром.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Текст песни(слова) Несчастный случай — Что ты имела в виду

Друзья! Обращаем Ваше внимание: чтобы правильно исправить текст песни, надо выделить как минимум два слова

Мы познакомились с тобой позапрошлой весной,
Уже на следующий день ты привела меня домой,
Ты говорила мне: «Сядь», говорила мне: «Встань»,
Потом, наверное, устала и легла на диван.
Я понял — это намек,
Я все ловлю на лету,
Но непонятно, что конкретно ты имела в виду?

Припев:
Вот я не понял.
(Что ты имела в виду?)
Вот я не понял!
(Что ты имела в виду?)
Нет, все понятно, ентать!
(Что ты имела в виду?)
Но что конкретно?
(Что ты имела в виду?)
Что ты имела в виду? Что ты имела в виду?
Что ты имела?

Еще я толком не запомнил твоего лица,
Но мы поехали — купили два каких-то кольца,
Играл орган, все пили вино,
Твоя мамаша почему-то назвала меня «сынок».
Я понял — это намек,
Я все ловлю на лету,
Но непонятно, что конкретно ты имела в виду?

Припев:
Вот я не понял.
(Что ты имела в виду?)
Вот я не понял!
(Что ты имела в виду?)
Нет, все понятно, ентать!
(Что ты имела в виду?)
Но что конкретно?
(Что ты имела в виду?)
Что ты имела в виду? Что ты имела в виду?
Что ты имела?

Да-да, ты думала, я сплю, но я-то видел, дружок,
Как ты мне сыпала в суп какой-то белый порошок.
Ой, странный вкус, темнеет в глазах,
И ты сказала: «О’K, до встречи в небесах».
Я понял — это намек,
Я все ловлю на лету,
Но непонятно, что. Ааа!

Припев:
Что ты имела в виду?
(Ааа!)
Что ты имела в виду?
(Уоо!)
Что ты имела в виду?
(Ааа!)
Что ты имела в виду?
(Кха-ха, кха-ха,
кха-кха-кха, а,а.)

Как я живу без тебя? Прошла немая тоска.
Все у меня хорошо, прекрасно, как никогда.
Я тут летаю во мгле, а ты все там, на Земле,
И что-то как-то не торопишься на встречу ко мне.
Ну, ничего, ничего, я подожду, ведь надо все-таки узнать,
Что это было за кольцо, и что за порошок,
И почему твоя мамаша назвала меня «сынок»?
Ну, я тут спрашивал у наших — все отводят глаза,
Они хоть ангелы, конечно, но откуда им знать?
Так что ты прилетай, я очень жду,
Хотя, ты знаешь. Хотя, ты знаешь.
Мне кажется, я начал понимать,
Что ты имела в виду!

Припев:
Что ты имела в виду!
(Что ты имела!)
Что ты имела в виду!
(Что ты имела!)
Что ты имела в виду!
(Что ты имела!)
Что ты имела в виду!
Что ты имела в виду! Что ты имела в виду!
Что ты имела. Дуду!
(Ду-ду-ду-ду-ду.
Ду-ду-ду-ду-ду.)
Что ты имела в виду! Что ты имела в виду!
Что ты имела. Дуду!
(Дуду!)
Что ты имела в виду! Что ты имела в виду!
Что ты имела.
Что ты имела в виду! Что ты имела в виду!
Что ты имела.
Что ты имела в виду! Что ты имела в виду!
Что ты имела. Ааа!
Что ты имела! Что ты имела!
Что ты имела. Ааа!
Что ты имела! Что ты имела!
Что ты имела. Ааа!
Уоо!

20 правдивых цитат из фильма «О чем говорят мужчины»

Четверо мужчин едут в машине из Москвы в Одессу. Казалось бы, чего там может быть интересного. Да именно то, что «Квартет И» не умолкает ни на минуту и не дает отдышаться после очередного меткого замечания. Им по сорок лет и у них накопилось много забавных и иногда грустных вопросов к жизни. Титр выбрал лишь несколько, а цитировать хочется все подряд:

— Поэтому в детстве было так здорово. Ну потому что было понятно, что хорошо, а что плохо. Ну как вот: выучил ты уроки – молодец, бабушку через дорогу перевел – да умничка. Мячиком разбил стекло – плохой.

— А сейчас? Сделал ты одной женщине хорошо, а другой от этого плохо.

— А вообще все делал для третьей, а ей все равно.

С какого-то времени появился этот вопрос «Зачем?» Вот раньше тебе говорили: «Слушай, я с двумя девушками познакомился, у них квартира свободна в Отрадном, посидим, выпьем! Поехали!» Ты сразу ехал. Если бы тебя спросили «А зачем?», ты бы сказал: «Как зачем? Ты чё, дурак? Две девушки, отдельная квартира! Посидим, выпьем, ну?!» А сейчас… тебе говорят «поехали», а ты думаешь: «Две какие-то девушки… левые. Квартира у них в ОТ-РАД-НОМ! Это ж ехать туда, пить с ними… потом то ли оставаться, то ли домой… завтра на работу. Зачем?!»

Раньше мне родители что-то запрещали, сейчас — жена. Когда я уже повзрослею?

— Вот пока ты её добиваешься — она прекрасна. Но вот вы живете вместе, она утром уходит на работу и говорит: «ты мой небритыш» — или даже так: «ты мой заспанный Чебурашка», не-не… Чебура-а-фка. И вроде это так мило, но так противно.

— И то, что заспанный небритыш и чебурашка — это натяжка.

— Не-е, Лёш, это «натя-я-фка».

«А гренка в нашем ресторане называется croûton. Это точно такой же поджаренный кусочек хлеба, но гренка не может стоить 8 долларов, а croûton — может». А дальше ты начинаешь искать хоть какой-то вкус, отличающий этот крутон от гренки. И находишь! кадр: Кинокомпания «Квадрат»

Говорите правду всем, кроме фашистов и постаревших одноклассниц.

Почему можно изменить только жене или мужу? Почему нельзя изменить детям? Прикинь, тебя видели выходящим из Макдональдса с чужим ребенком…

— Почему Киев — мать городов русских? Не, ну русских ладно, понятно, но почему Киев — мать? Он же отец…

— А я скажу тебе. Это потому, что Москва — порт пяти морей.

— Расстались. Пишешь ей последнюю смс: «Я больше не буду тебе писать, ты стала мне чужой, прощай». Она не отвечает. Тогда второе последнее смс: «Могла бы и ответить, нас, между прочим, что-то связывало». Молчит. Третье: «Спешу поделиться радостью: я перестал о тебе думать. Вообще. Так что не звони». —

— А она и не звонит.

— Тогда запрещённый прием: «Знаешь, в Москве есть ещё красивые женщины, кроме тебя». И всё равно ничего. И так ещё сто последних смс. И самое последнее: «Неужели нельзя быть нормальной и один раз ответить?!» И всё. Перестал писать, отмучился — и тут от неё через год приходит смс: «Снег идёт. С первым днем зимы!»

— Саша! Выходи во двор гулять! Мы на качелях!

кадр: Кинокомпания «Квадрат»

— Ну, ты сравнил! Ту «Фанту» и эту!

Мне когда было 14 лет, я думал, что 40 лет — это так далеко, что этого никогда не будет. Или будет, но уже не мне. А вот сейчас мне практически 40, а я понимаю: действительно не будет. потому что до сих пор 14.

— О! Бельдяжки. Здесь мы и заночуем.

— Я женат… Мне нельзя в Бельдяжки…

Почему когда она кричит из соседней комнаты: «Бу-бу-бу… Зелёные тапочки» — Я её спрашиваю: «Что?», а она мне говорит: «Зелёные тапочки!»… Ну, почему она повторяет именно эти последние два слова, которые я слышал?! КАК ей это удается?!

Я в какой-то момент нашёл точный ответ на вопрос «Почему?». Знаете, какой? «Потому что!»

— Не переживай, тебе же хочется разобраться. Нормально значит все. Потому что кризис — это когда ничего не хочется. И тогда ты начинаешь хотеть чего-то хотеть.

— Это ладно. Вот когда тебе не хочется хотеть чего-то хотеть — вот это кризис.

— Это не кризис, это ***ЕЕЕЕЦ!

кадр: Кинокомпания «Квадрат»

Это потому что в искусстве нет объективных критериев. Вот в спорте все объективно. Пробежал быстрее всех стометровку — все, ты молодец, победитель, чемпион. И никого не интересует стиль твоего бега, хоть задом наперед. «Как-то он неконцептуально пробежал». Да пошел ты в жопу, ты сам так пробеги! «Э, не, что же он хотел сказать этими своими девятью с половиной секундами?» Что ты хрен так пробежишь! Только и всего.

— Саня, но ты одного не знаешь. Как будет по-украински Венгрия?

— Как?! Знаю, Вэнгрия.

— Нии, Саша, Угоршчина!


— А как они там живут?

— Где в Украине или в Венгрии?

Не стало будущего. Раньше, в детстве, впереди было что-то яркое, неизвестное. Жизнь… А теперь я точно знаю, что будет потом. То же самое, что и сегодня. Заниматься я буду тем же, в рестораны ходить те же, ну или в другие такие же. На машине ездить примерно такой же. Вместо будущего стало настоящее. Просто есть настоящее, которое сейчас, и настоящее, которое будет потом. И главное, что мне моё настоящее это нравится. Машины хорошие, рестораны вкусные — только будущего жалко…

— Ясно! Но вот знайте, что я еду обедать с нищими духом людьми!

— Вот такусенькими. Карлики! Пигмеи!! Скоты. Вот так!

— Согласен! Всё, садись.

— А Лёша хорошо устроился, да? И пожрёт, и будет выглядеть высокодуховным человеком!

Фильм, спектакль всегда можно остановить в какой-то хороший момент. А жизнь? Вот бы был у неё всегда счастливый конец. Не «умер», потому что «умер» — это плохой конец. Вот например, идешь ты по набережной, прекрасный день… и вдруг, за горизонтом начинают медленно подниматься титры. Ты говоришь: «Это что? Это что, всё? Подожди, подожди секундочку, а кто меня играл? Че, хорошо играл? Ну, я надеюсь, вам всё понравилось, потому что ну закончилось-то все замечательно…». Вот бы так бы. кадр: Кинокомпания «Квадрат»

Письма в Никуда. Нас нет. Нас не было

Даже если ты вернешься, у нас ничего не получится. Ты не любил меня раньше, не полюбишь и теперь.

Влюбленный мужчина самая страшная беда на голову влюбленной женщины. Если он влюблен не в нее.

Каждое слово этой повести является правдой лишь для одного человека.

Какого это — избегать неизбежного?

Знаешь, хочется писать нашу историю в прошедшем времени.
Мне жаль, что это невозможно. Ты все еще глубоко во мне — никакими клещами не вытащишь.
Наверное, я тебя уже не люблю, по-крайней мере, как раньше. Эта любовь переросла во что-то иное, но не исчезла совсем. Просто немного притупилась. Стерлась местами. Покрылась слоем пыли.
Но где-то далеко в моей памяти запрятаны твои взгляды, слова, череда случайных касаний.

Нас нет. Нас не было.

Впрочем, нас быть и не могло. Это я – фантазерка — придумала красивую историю, которая так и не стала сценарием к жизни. Она осталась на пожелтевших листах памяти. И я все еще не решаюсь ее сжечь. Вот и сейчас мною написанное отправится в дальний ящик.
Просто потому что боюсь потерять.
Пишу неправду. или правду. это не имеет значения, те слова, что внутри, должны быть непременно сказаны. Ведь для того они и есть, чтобы сказать их кому-то. Пускай, даже бумаге. Она все стерпит.

Нас нет. Нас не было.

Если бы мне довелось писать нашу историю, я собрала бы ее из цитат Сафарли. Получилось бы очень точно. До малейших деталей.
Ты ведь даже не знаешь, что чувствовала я.
Закрываю глаза. Представляю, что ты стоишь за моей спиной и читаешь это. Поэтому пишу.
Может быть, ты действительно прочтешь это когда-нибудь. Через много лет….
Я излечусь от пережитков прошлого. Излечусь от тебя. Разорву все нити, связывающие нас, вернее, меня с тобой. Закрою двери «В НИКУДА», выброшу ключи.
Весной распахну настежь окна и впущу в себя что-то новое. незнакомое ранее. а сейчас, за окном осень, и я снова придаюсь воспоминаниям. Большинство из них уже не причиняют боли. Они просто стали неотъемлемой частью меня. Я не страдаю — переболело.
Просто иногда, забываю о том, что «все забыла» и возвращаюсь.

Нас нет. Нас не было.

«Я отпускаю себя — ты только поймай…

Не растворяйтесь в человеке,
который может пропасть в любую минуту.

Между нами небо. Сотни километров до земли.

Знаешь, уже после первой встречи, я не могла от тебя оторваться. Ты был настолько близко, что я потеряла контроль. Сорвалась.
Мне было мало тебя. Катастрофически мало.

К тому моменту, я привыкла доверять проверенному разуму, а не сердцу, которое подводило порой. Но с тобой, оступилась. Да так, что до сих пор в себя прийти не могу.
Ты никогда не обещал быть рядом. Я не просила, хотя только этого и хотела. Мне с тобой было до дикого сложно. и эти сложности таились во мне.
Я то рвалась к тебе навстречу, то бежала от тебя без оглядки. Противоречивое чувство. Чего я боялась?
Ты не держал меня, но и отпускать не хотел. Хотя, может, ты не нарочно.

У нас не было точек касания. У нас не было ничего, кроме. нет, и этого не было.

Интересно, а если собрать все наши встречи, поминутно, и сложить. сколько получится? Наберется ли пара часов?
О, да. это так похоже на меня, из-за двух часов ломать себя. Как-то слишком дорого, ты не находишь? Я поплатилась за встречу с тобой миллионом нервных клеток, сотней бессонный ночей. О слезах и говорить не стоит.
Знаешь, а ты жестокий. Ворвался бесцеремонно в мою жизнь, перевернул все вверх дном и исчез.
Браво!
Вот только, ты не подумал обо мне.
Впрочем, ты никогда обо мне не думал. Бесчувственный эгоист.

Но это не мешало мне любить тебя. Ни на секунду.

Люди не исчезают из жизни.
Они отлипают как пластырь от раны,
сдирая все до крови.

Между нами не было тысячи сообщений, да и звонки были такими редкими, что в промежутках между ними я успевала проживать иную жизнь «без тебя». А знаешь, какой она была?
Не знаешь, конечно.
Я спала в обнимку с телефоном: вдруг ты позвонишь, а я не услышу. Искала с тобой встречи — иногда даже находила. Когда окончательно отчаивалась – начинала жить обычной жизнью, где не было, и нет тебя. Но это было слишком редко – непозволительная роскошь.
Проходило время, ты появлялся снова.

Ты, как оказалось, соткан из противоречий… И похоже, эта твоя черта мне нравилась больше всего.

Каждый раз я ловила себя на мысли, что невыносимо расставаться, не зная, встретимся ли вновь.

Знаешь, столько времени прошло, я все еще помню тот день. День, когда ты исчез, как мне казалось – навсегда.
Уж лучше бы ты действительно исчез навсегда именно в тот день. Оставил бы меня в покое и никогда не возвращался.
Вспоминаю тот черный август…
Если бы ты только знал, что мне пришлось пережить. Не думаю, что ты когда-нибудь чувствовал то же самое. Да, и не дай Бог тебе чувствовать это.
Ты, тогда, делал вид, что мы не знакомы. Сказать, что меня это задевало – значит, ничего не сказать.
Во мне что-то надломилось, словно меня швырнули с какой-нибудь высотки вниз и забыли. И вот я лежу среди обломков собственной мечты и думаю: «Кто-нибудь, вызовите «скорую»… Спасите меня…»

Боль внутри перемешалась с физической… Казалось, что у меня болит кожа. Тысячи нервных окончаний словно оголены.
Наверное, стоит рассказать, просто, чтобы ты знал: что такое любить тебя.
Я разбивала о стену костяшки пальцев в кровь, только чтобы заглушить боль внутри. Закрывалась в ванную, включала воду, посильней и…
Тебе было когда-нибудь так больно, что лежа на полу в ванной, ты соскребал ногтями кафель, корчился от нестерпимой боли и раздирающего изнутри чувства и молил Бога, чтобы он прекратил это?
Скажи мне, было ли тебе так больно?

Впервые я не знала, что делать дальше. Но твердо осознавала, что нужно это пережить. И, знаешь, пережила.

А ты вот взял и вернулся.
Черт бы тебя побрал.

Глупо жалеть о том,
чего нельзя было изменить

Не учусь на собственных ошибках.

Ты, наверное, знал мои слабые места и бил только по ним. Не понимаю, за что? Что я, черт возьми, тебе сделала?

К черту все эти ванильные «любовь до кончиков ресниц». Моя любовь была другой: вперемешку с лютой ненавистью. Если утром я любила тебя до умопомрачения, то вечером мне хотелось тебя расстрелять, растерзать, разорвать на части.
Знаешь, так странно… никогда не верила, что можно так ненавидеть.
Оказалось – можно.

Вот надо же было судьбе послать на мою дурную голову такого как ты.
Похоже, где-то в прошлой жизни, я изрядно накосячила, вот и получила сполна. Надеюсь, тогда я была счастлива.

У меня столько вопросов, на которые можешь ответить только ты. Впрочем, меня уже давно не интересуют ответы. Оставь их себе, а мне не надо. Я в них не нуждаюсь. Во лжи жить проще. Спокойнее.

Со временем я почти научилась тебе подыгрывать, делая вид, что мы впервые видим друг друга. Неплохо получалось.
Проходим мимо — глаза в глаза — и ни слова!
Блестяще!

Похоже, мы заигрались в старой пьесе «Две души на дне бокала». Кто писал этот чертов сценарий? На плаху его, немедленно!

Между нами нет нитей, нас связывающих. А если и есть, то они не рвутся. Их невозможно сжечь или перерезать. Они просто есть и их не может не быть.

Интересно, о чем ты думаешь вечерами?
Вряд ли ты вспоминаешь обо мне.

А вот я о тебе помню…

Знаешь, в каждом из нас живет осень.
Моя — теплая, еще как-то по-летнему, окутанная дождями желто-красных листьев, пушистыми мягкими облаками. и запахом корицы. Она танцует джаз в загородных парках и заставляет людей влюбляться.

Твоя же. жестокая. В ней бушуют серые ливни, отчаянный, сумасшедший ветер. Извечный ноябрьский холод. Холод твоей души.
«Осень – это сезон проверки на наличие долгов перед прошлым»
Твоя Осень именно такая.

Но, если бы я умела рисовать, я нарисовала бы эту, твою осень.

Пытаюсь. Нет, я не художник, со словами обращаться куда легче. В моем воображении эта картина получается лучше.
«Закрой глаза. я покажу тебе осень. Нашу осень.»

Живу в ритме постоянной борьбы с памятью.
Знаешь, «наши» воспоминания хорошо прокручиваются под песни Земфиры.

«Мы разбегаемся по делам.
Земля разбивается пополам.
Сотри меня.
Смотри в меня. Останься.
Прости меня.
За слабость и за то, что я
Так странно и отчаянно люблю. «

Очень мило ночами пересматривать эти диафильмы, погружаясь все глубже и глубже в бездну времени. Словно все происходит снова. Словно ты снова рядом.
Болезненный процесс. Некоторые воспоминания все еще причиняют боль. Но это оттого, что, все-таки, не было других, пускай и похожих на прежние, которые бы могли их вытеснить.
Так и блуждаю в лабиринтах памяти, то и дело натыкаясь на тебя.

Хочется услышать банальное: «Все будет хорошо»… но все вокруг молчат.

Знаешь, у меня давно нет твоего номера. Да и зачем он мне? Я ведь все равно никогда не звонила.
Когда ты пропадал, эти цифры сводили меня с ума.

Я удаляла его в истерике, Бог знает сколько раз, но все равно записывала снова.
Я ведь даже не помнила его наизусть, но узнала бы. из тысячи.
Честное слово.

Голос твой почти стерся с пленки памяти. Я заслушала эту кассету до дыр. От нее остались лишь кусочки: обрывки разговора, незаконченные фразы.
Я помню лишь то, что отличает твой голос, от сотни других. То, за что я так его люблю.
И даже среди миллиона похожих голосов, я найду твой. Клянусь.

Твое имя выбить на запястье
И объяснять потом прохожим,
Что в этом имени есть Счастье,
И ты на Счастье был похожим.
Мне выбить на запястье Ветер,
И знать: за этим маскарадом
Твоя душа в моем портрете.
Твоя душа со мною рядом.

Знаешь, после тебя было столько других. Они появлялись в моей жизни на пару тройку дней, а потом я рвала с ними. Не задумываясь. Часто не объясняя причин. Нет, они не были плохими, иногда даже наоборот, просто я ненавидела их за то, что они не ты.
Сначала, я искала в них тебя. Собирала по крупицам твое подобие. Убеждала себя в несуществующих чувствах. Билась. Пыталась. А потом сдалась.

Я смогла бы собрать тебя из других, но найти абсолютно похожего… Как бы не пыталась, все безуспешно. Такого как ты нет, и уже не будет.

У меня даже вспомнить тебя не получается… Как же я могу тебя забыть?

Я уже почти не помню, как ты выглядишь. Закрываю глаза и не могу тебя представить.

Просто не получается. Мое воображение словно сговорилось с памятью, и они напрочь стерли твой портрет.

Не смотрю твои фотографии. Ты на них такой счастливый. Улыбаешься.

«…Знаешь, мама, его глаза цвета жженого сахара и губы, наверное, приторно сладкие. »
Вот и я помню только твои глаза.

* * *
«Без пяти минут октябрь.
Уже октябрь.
Знаешь, у меня, как и у многих других, не было возможности все исправить. Переписать на чистовик, так сказать.
Да и что, собственно, переписывать? Истории не повторяются. Они как книги. Можешь читать сотни, тысячи раз, но как бы ни хотелось, исправить что-то в них невозможно.

Вот и я, перечитываю нашу историю, перечитываю, а зачем, не знаю. Что я в ней пытаюсь отыскать? Да и ищу ли что-то?
Может так мне легче становится?»

Может и становится.

Холод твоей души однажды обернется
для тебя простудой.
VIII

Ненавижу тебя, за то, что слишком сильно по тебе скучаю.
Ненавижу тебя за то, что ты слишком счастлив не со мной.
Ненавижу тебя за то, что ты так далеко.

Как бы вычеркнуть тебя из своей жизни. Вычеркнуть и забыть.
Ты…
Знаешь, из-за тебя все рушится. РУШИТСЯ.
Если бы ты только знал, как сильно я тебя ненавижу.

Я, то виню тебя во всех смертных грехах, то тебе же за все говорю «спасибо».
От всех моих чувств осталась только ненависть. Ничего больше.
Как ты мог?
Скажи, ну как ты мог….

Сформулированные, но не высказанные мысли
терзают душу похлеще, чем муки совести.

У меня нет «пьяного тарифа» как такового и все же.

Алкоголь действует на меня не лучшим образом — я начинаю думать о тебе. Скучаю. В такие моменты оживают все мои «если бы…».
Мне, знаешь, иногда хочется напиться в хлам и позвонить тебе.

Выговориться, наконец. Надоело держать все в себе (это, кстати, очень вредно).
Пусть тебе и все равно, но мне станет спокойней Слова, те, что внутри, должны быть сказаны… Ведь для этого они и нужны.

Вот только, номера твоего у меня давно нет, поэтому и смысла напиваться тоже.

Знаешь, мне нравится писать тебе эти письма.
В них — часть меня. Моей любви. Моей ненависти.
Хочу ли я, чтобы ты прочел их?
Иногда, да.

Я пишу то, о чем ты должен знать.
Я хочу, чтобы ты знал обо всем, но, перечитывая. понимаю, что это слишком откровенно. В этих письмах я перед тобой как на ладони. Словно вывернутая наизнанку.
Я ничего не скрываю. Да и уже поздно скрывать что-то.

Родной мой, с тобой честна. Впрочем, я всегда была честна.

Я шептала: «Да, что с тобой сталось?»
До привычной в голосе хрипоты.
Мальчик мой, ничего не осталось.
Рядом кто-то. Но кто-то — не ты.


Ненавижу, когда кто-то чужой произносит твое имя! Мне это как лезвием по коже.
Злюсь, а сама думаю. я ведь тоже чужая.

Самая чужая из всех чужих на свете.

Тогда какое право я имею злиться на точно таких же посторонних людей, как и я, за то, что они называют твое имя?! И даже не тебя конкретно, а просто…

Знаешь, им не понять, что чувствую я, да и тебе тоже.
У меня внутри смерч носится от звука твоего имени.
Боюсь в любой момент сорваться. Разрыдаться. Наговорить глупостей. Слава Богу — держусь. Не буду говорить, что из последних сил. Ты же знаешь, я сильная — переживу.

Знаешь, ты мне мерещишься.
Вижу тебя в прохожих, проезжающих мимо машинах, окнах.
Наверное, я пытаюсь найти тебя в своей памяти. Но не могу, поэтому и нахожу утешение в миражах.

Не люблю уже, но что-то все еще ёкает. И спрашивается: какого хрена это происходит?! Пора бы уже привыкнуть. Раскидать оставшиеся воспоминания по полкам, а еще лучше повесить на них ярлыки «давно прошло» и убрать в самый дальний ящик. Вот только не получается.

Чтобы забыть, нужно не думать.
Чтобы не думать, нужно забыть.

Ты чертовски похож на маму. Просто невыносимо. Те же черты…Глаза. Скулы. Даже улыбаешься также.
Конечно, ты исчез и уже давно не появляешься в моей жизни, но она…
С ней я пересекаюсь чаще, чем хотелось бы… и за это ненавижу тебя еще больше.
Ощущение, что ты специально оставляешь мне зацепки. Чтобы не забыла. Это как-то нечестно, я же тебе ничего не оставила.
Совсем ничего.

Надеюсь, ты все еще помнишь обо мне.

Чтобы скучать, нужно перестать
думать о человеке хотя бы на миг.
Именно поэтому я не скучаю по тебе.

Мой самый родной. Мой самый любимый.
Тебя нет рядом, но ты всегда со мной. В моем сердце, в моей памяти, в моих мыслях.
Ты сейчас слишком далеко, за сотни, тысячи километров.

Расстояние — всего лишь километраж машин, ничего незначащие цифры.
Ты просто не со мной, и это действительно страшно.
Ты не со мной – как приговор.

Борюсь за каждый новый день (или борюсь с ним?), отвоевываю: себя у обстоятельств, тебя у памяти.

Прошу вернуть тебя.
Вернуть или вырвать из моей головы. Насовсем.

Знаешь, успокоительные не помогают. Они рождают безразличие, равнодушие.
Хочется ничего не хотеть. Забиться где-нибудь между диваном и стеной. Не плакать. Не кричать.
Просто смотреть в одну точку.

Просто ждать, когда все это закончится.

Мне без тебя ничего не осталось. Ничего.

Береги себя, слышишь?

…Уходила в себя, возвращаясь под вечер.
Телефон разрывали чужие звонки.
Не знакомы с тобой.
Только, знаешь.
При встрече.
Я влюбляюсь в тебя.
В сотый раз.
Вопреки.

Сколько же их было после тебя. и, все не то. Все не ты. Не ты. Не ты.
Одна, и, пожалуй, единственная, причина моего отчаянно-безрассудного одиночества:

ОНИ НЕ ТЫ и никогда тобой не станут.

Никогда. не войдут в мое сердце, не поселятся в моих мыслях. Они не достойны даже строчки на странице дневника.
Не идеализирую, просто ты лучше. Ничего тут не сделаешь.
Ты был слишком таким, как я хотела.

Я так долго искала тебя…
….и так быстро потеряла.

Не сей ветер – пожнешь бурю.

Все проще, намного проще, чем кажется.

Моя память, иногда она пытается стереть тебя. По кусочкам. Мгновениями. Борюсь, не позволяю ей этого сделать. Ты все еще нужен мне.

«Жаль, что мы не умеем обмениваться мыслями. «

Если бы мне сказали: «Он вернется» — я бы ждала сколько угодно.
Просто, потому что знаю, чего ждать.
Веду дневник уже семь месяцев, и каждая страница, каждое слово пропитано тобой.
Береги себя, только ради меня… ради другой пропади пропадом.

Моих мыслей хватило бы на сотни книг, стихов, песен.
Отпустить их, — значит, потерять тебя окончательно. Навсегда. Могу ли я?

День за днем. Бегущей строкой.

Не смей, слышишь, не смей не вернуться!

Иногда, мне чертовски интересно, что ты чувствовал рядом со мной?
О чем думал, когда звонил, приезжал, да и просто видел?
Я этого никогда не знала, а ты теперь уже и не помнишь.
Ненавижу себя, за свои воспоминания.

Резко, больно все сжалось при одной лишь мысли, что ты был.
Мне уже кажется, что я тебя придумала.

«Трудно убежать от того,
чего больше всего хочется».
— Продавщица фиалок

Все мои мысли косвенно сводятся к тебе.

Ты мне уже не нужен, как раньше. Я просто привыкла.
Привыкла к тебе в моих мыслях.

Иногда, достаточно просто обжечь губы горячим чаем, чтобы понять. вся это душевная боль лишь самообман.
Может, я и любила только тебя, но сейчас уже ничего не осталось.

Нас всегда было трое. С первой минуты. С первого взгляда.
Как же я не догадалась, не заметила, не поняла?
В твоих глазах была горечь. Горечь ее утраты.
Она всегда была в тебе. Она переполняла тебя.
Ты просто пытался забыть о нем, посредством других…

Как я могла впутаться в этот треугольник?

Ты — мое болото. Моя черная бездна. Моя бессонница.
Нас всегда было трое. От начала, и до конца.

Теперь, я буду знать, к чему приводят связи с такими как ты.

У меня такая странная тяга к оставшемуся позади.
Я не хочу туда, но хочу чувствовать себя как тогда.
Э. Сафарли.
XV

Наши последние встречи запомнились мне какими-то смазанными. Они были уже слишком редкими.
Мы уже совсем не общались, но ты по-прежнему спрашивал, как мои дела…

Я не видела тебя слишком долго, чтобы помнить, но этого так мало, чтобы тебя забыть.

Знаешь, я приезжала в твой город. Только тебя здесь уже давно нет.

Он пуст. Я тоже.
Боже мой.
Я скучаю. Дико.
Моя любовь к тебе, часто оборачивалась для меня бессонницей.
И я бы может, хотела тебя не любить, но тебя не любить невозможно.

Бабочки в животе?
На мой взгляд, дурацкая метафора.
Скорее похоже на пчел-убийц.

Я больше не люблю тебя.
Больше нет.
Да и разве можно любить больше?

Почему люди считают, что имеют право врываться в чужую жизнь?
Ломать все в хлам, а потом уходить. По-тихому. Не говоря ни слова. Как воры.
Ненавижу.
Из-за тебя, моя жизнь полетела ко всем чертям.
И самое, пожалуй, обидное, что ты счастлив.

Я только и жду момента, когда моя ненависть сменится безразличием.

Как же я тебя ненавижу.
Мне нужен. нет, не ты. Просто такой же, но мой. МОЙ, понимаешь?

Я устала. Я чертовски устала любить тебя.

Не возвращайся. Я больше не жду.

Как часто мы живем ожиданием.
Придумываем сценарии «случайной роковой встречи».
Слепо верим в случай…
И…как же быстро мы разочаровываемся….

Мы не виделись полгода.
Думала, вот приедешь ты. увижу я тебя.
А дальше что?
Чего я ждала от нашей встречи? Что она могла изменить?
Решительно ничего. Просто увидеть…снова.
Я бы давно тебя отпустила, если бы не воспоминания. Они мешают мне. Камнем висят на моей шее и тянут…тянут вниз.

Но знаешь, время лучшее лекарство от разочарований. Оно бережно залечивает наши раны. Но шрамы времени, увы, не по силам… Мы должны научиться жить с ними.

«Прости, дневник, за корявый размашистый почерк. Я пишу, сидя на холодном кафельном полу ванной.
Мне смертельно необходимо выговориться. Тебе. Больше некому.
Во мне целый ворох несказанных слов. Да и теперь сказать их уже некому. Выбора нет, надо бороться.»

«Бери ружье и в бой, родная.»

Я бы хотела прожить сотню жизней, но с трудом пытаюсь разобраться в одной единственной.

Та, которая спасает одну душу, спасает мир. Помнишь?
XVIII

Парадокс.
Думаю о том, чтобы не думать.

Почему, когда мне хорошо, ты первый в моих мыслях?
Разве ты причина моего хорошего настроения?
По большому счету, ты, мой милый, не принес мне ничего, кроме боли.
Впрочем, не будем искать виноватых.

Почему меня никто не предупредил? Не предостерег. Теперь разбирайся в этом ворохе скомканных чувств.

Не верьте людям, которые говорят: «Я любил».
Они Вас погубят.

И только во снах все по-прежнему хорошо.
Только там все мы по-прежнему счастливы.
XIX

Терпеть не могу, когда ты мне снишься.
Так редко.
Так внезапно.
Так больно.

Знаешь, говорят: если человек тебе снится, значит, он хочет тебя видеть.

Я всегда смеялась в ответ, ведь если бы это было правдой, хотя бы на сотую долю, я снилась бы тебе каждую ночь.
Каждую мою чертову бессонную ночь.

За исключением тех, когда я снилась другим.
Это было не часто, но все же….

«…душевное похмелье, после интоксикации любовью…»
Э. Сафарли.
XX

Иногда, чтобы перед тобой открылись новые двери, необходимо закрыть старые.
От некоторых я давно потеряла ключи. Что же мне делать?
Подпереть их стулом/стремянкой/спиной?
Я бы может и рада их закрыть, да не получается.
А в голове крутится песня Земфиры.

«Счастье мое. будь. Просто будь…»

А Вы когда-нибудь загадывали желания на падающие звезды?
И я загадывала.
Одно и то же желание.
Снова и снова.
Мне казалось, что так я усиливаю важность желаемого.
Не сбылось. Ни разу.
Знаешь…
Ты уже не входишь в список моих тайных желаний. Я перестала мечтать о тебе.
Переболела.
Ты находишься где-то глубоко внутри.
На третьей полке. Слева. За семью печатями толстая книга «Черный август». Вот…
Там каждое третье слово – твое имя.
Такое до боли знакомо-родное. Оно до сих пор бросается мне в глаза на страницах газет и больно режет слух.

Дописала это откровение… и, наконец, поняла, что все закончилось.
Ты больше не вызываешь у меня тех бурных чувств. Мне кажется, что я на них уже не способна. Ты стал призрачной тенью моих воспоминаний.

Вот только, знаешь…
Любовь никогда не сменяется безразличием, поэтому писать, что мне все равно – обманывать саму себя.

Выбрасываю последние «если бы…».
Прощай. Спасибо, что был.

Иногда, увидев кого-нибудь на расстоянии —
начинаешь фантазировать.
А увидев рядом с собой,
вдруг начинаешь жалеть обо всем.
«Одержимость»
Послесловие…

Последняя запись в дневнике.

«Он приехал.
Он. Тот человек, которого я так давно и так сильно любила.
Снова случайная встреча. Снова прилив жгучей ненависти, словно железо, расплавленное, в горло заливают.
Не знаю, что я почувствовала. Внутри все сжалось. Вот он, мой родной, в паре метром от меня.
Боже мой, как же давно я его не видела. Стоило забыть, чтобы вспомнить.
Он не изменился. Ни капли.
Изменилась я… он просто стал чужим»

Все, рано или поздно, имеет свойство заканчиваться.
Не слушайте, что у любви нет срока годности. Он есть. Когда тебя не любят, твои чувства умирают. Так медленно, что это сложно заметить.
Просто в какой-то момент понимаешь: все прошло.
У каждой истории есть свой конец, и он не обязательно должен быть счастливым.
Если бы все истории заканчивались happy end-ом, о любви не было бы написано столько книг, столько стихов и песен.

Счастливый ли конец у моей истории?
Сложно ответить однозначно.
Я часто спрашиваю себя об этом и получаю встречный вопрос:
— А была бы ты счастлива с ним, если бы он вернулся?
— Конечно… — отвечаю я, но потом понимаю… нет, не была бы.
Я бы не смогла простить его.
Нет.
Пока мы любим, нам кажется, что все можно принять и простить, но когда чувства притупились, или совсем умерли, начинаешь осознавать реальность.
А любила ли я его?
Я любила в нем образ Ветра, который сама придумала.
А он сам… Он всегда был чужим.
Наверное, стоило пройти через этот ад, чтобы это понять.

Все, рано или поздно, имеет свойство заканчиваться.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Женский журнал про диеты, отношения, красоту и стиль