Мне ответили, что нужно обратится на правую сторону здания, там есть одноместные, Но и на правой


Мужчина и Женщина — у каждого свое место

У каждого свое место

Мужчины и женщины неосознанно стремятся друг к другу, ведомые энергией любви. Наука этих взаимоотношений очень тонка, и без знания тонкостей эти отношения могут принести больше бед, чем радости.

Из практик расстановок мы видим, что мужчина должен всегда находиться справа, а женщина — слева. Каково объяснение? Нейрофизиологи обнаружили, что у мужчины более активна левая половина мозга, которая связана с логическим мышлением и контролирует правую половину тела, а у женщины активнее правая половина мозга, которая связана с эмоциональной деятельностью и контролирует левую половину тела. То есть мужчины сильнее интеллектуально, но слабее эмоционально, а женщины — наоборот.

Отсюда следует, что они должны защищать слабые стороны друг друга. Внешне это означает, что мужчина должен всегда находиться справа от женщины, а женщина — слева от мужчины. Так мужчина своей сильной правой стороной тела защищает слабую правую сторону женщины, а она сильной левой стороной защищает слабую левую сторону мужчины. Это научное подтверждение данного постулата.

Это изначальное расположение мужского и женского начал, и оно способствует более гармоничным отношениям.

Если понаблюдать, как люди ходят по улицам, то чаще всего вы увидите обратную картину — мужчина слева, женщина — справа. Так их расставили еще в Загсе. Пренебрежение этой кажущейся мелочью может породить много проблем. Поскольку семья — это одно энергетическое целое, а полярность перепутана, значит, вместо зарядки будет происходить разрядка. Фактически это означает, что мужчина и женщина поменяются функциями в энергетическом плане, и каждый будет играть неестественную для себя роль. В перспективе это может привести к болезням или разрыву отношений.

И как часто встречается в расстановках одна очень распространенная для нашей страны проблема – женщина ставит себя на место мужчины. Занимая это место в физическом пространстве, она автоматически на всех тонких вышестоящих присутствиях фиксирует на себе мужскую энергетику. Женщины сами занимают мужские места и не могут понять, почему муж ведет себя не по-мужски, почему приходят «женские» болезни. Мужчинам ничего не остается делать, как принимать второстепенную роль в семье. А ведь по левую руку от женщины должны находиться дети – вот и ведут себя многие мужья в семьях, как дети.

Каждая женщина, читая этот текст, может провести себе диагностику. С какой стороны от мужа она спит в постели? С какой стороны сидит за обеденным столом? С какой стороны во время прогулки она берет его под руку? И если женщина поменяет свое местонахождение — взаимоотношения начнут строиться по-другому. Вы можете это сами проверить!

Справа от вас или от меня?

Диспетчеру показалось, что самолет слева, а пилоту, – что справа.

Из газетной хроники

Русский язык сложен. Автор вкладывает в это утверждение следующий смысл: в некоторых критически важных для современной жизни ситуациях фразы на русском языке, не содержащие никаких формальных ошибок, могут быть истолкованы принципиально разным образом. Потребовав от языка во всех случаях кристальной прозрачности, мы по меньшей мере лишили бы работы пифий, поэтов и политиков. Но некоторые двусмысленности более опасны, чем другие. Однако исправлять родное наречие мы не будем, а используем метод дорожной полиции: повесим предупредительный знак там, где часто случаются досадные оказии.

Одна из таких опасных ситуаций связана с ориентацией в пространстве. Одному из говорящих нужно, например, чтобы другой добрался до какого-либо места. И мы слышим от него: «Встань лицом к большому серому зданию, тогда сзади будет стадион, а слева – автомобильная стоянка…». Один составляет словесную картину, а другой пытается воспроизвести ее в своем сознании.

Ребенку до определенного возраста составить подобную картину не удается. Знаменитый психолог Жан Пиаже придумал и провел эксперимент, который в разных вариантах был повторен многими исследователями. Ребенка знакомили с макетом местности, где были три горки, частично заслоняющие друг друга. Он мог осмотреть макет со всех сторон, и на вопрос, что он видит, психолог получал вполне адекватные ответы. Но когда ребенка просили описать, как тот же пейзаж видит кукла, которая находится «за горами», по другую сторону макета, большинство детей дошкольного возраста рассказывали, что видят они сами, а не кукла. Пиаже сделал из этого вывод, что способность поставить себя на место другого человека, увидеть мир его глазами является одним из показателей психической зрелости и приобретается довольно поздно. С легкой руки этого психолога возникло и получило широкое распространение понятие «детский эгоцентризм».

Но недавние исследования показывают, что детским эгоцентризмом страдают и многие взрослые. Испытуемым разных возрастов на макете показывали дом, где они якобы живут, и просили объяснить по телефону дорогу к нему. Из 42 человек менее трети справились с задачей. Из них трое проявили откровенный «детский эгоцентризм», а остальные использовали смешанную стратегию – часть указаний давали в системе координат гостя, а часть – в своей собственной. Впрочем, для любого, кто сам спрашивал дорогу или объяснял ее, ясно и без психологических экспериментов, что задача не так уж и проста.

По наблюдениям учителей 60% пришедших в школу первоклассников путают понятия «право» и «лево». Но не очень часто их используют и выпускники школы. В 380 сочинениях (40 печатных листов!), которые на выпускных экзаменах 2002 г. готовы были принять и одобрить учителя, слова правый и левый в прямом значении встречаются всего несколько раз и практически ни разу для ориентирования (говорится о направлении молнии в «Степи» Чехова, об асимметричном лице Воланда и т.п.).

Чаще всего о взаимном положении предметов приходится говорить техническим писателям – анонимным авторам инструкций, «хелпов» и прочей технической документации. Качество их продукции всем известно. И единственное, что можно сказать в их защиту, – что по образованию они чаще всего инженеры, т.е. их специально и долго готовили, чтобы, описывая форму, размеры и расположение, они обходились без средств родного языка.

Под знаком креста. Вообще-то родной язык предлагает нам на выбор несколько систем описания взаимного расположения предметов. Но мы остановимся на той, которая хотя бы на первый взгляд больше походит на известную из школы декартову систему координат. Само тело человека и задает эту систему. Вертикальная ось проходит через голову и точку опоры – стопы – и совпадает в общем случае с направлением силы тяжести. Она и определяет направления вверх – вниз. Перпендикулярная к ней ось совпадает с направлением взгляда и выделяет направление вперед – назад. Третье направление – слева – направо, – перпендикулярное и первому, и второму, – проходит через руки, «поднятые на уровень плеч». Все, что лежит по правую сторону плоскости, проходящей через оси вперед – назад и верх – вниз, будет правым сектором, а по левую – левым сектором. Пожимая знакомому руку, мы «протыкаем» эту плоскость и просовываем руку из правого сектора в левый. Из левого сектора мы ожидаем не только приветствия, но и нападения, поэтому левша нас озадачивает. Плоскость, перпендикулярная первой, проходит через расставленные руки и точку опоры. Она делит пространство вокруг нас на передний и задний секторы. Таким образом, с каждым из нас связана собственная система координат, и она служит как бы продолжением нашего тела

Не возникает – по крайней мере на первый взгляд – никаких проблем с описанием положения пассивного объекта относительно нас. Мы помещаем его в нашу систему координат, и объект оказывается перед нами, слева от нас и т.д. Представим себе, что мы вошли в магазин и обращаемся к продавщице по другую сторону прилавка: «Мне нужен во-о-от тот кусок колбасы слева, подальше». То есть пассивный объект находится перед вами, вероятно, на некотором расстоянии и несколько смещен влево. А дальше, пользуясь вашей словесной картиной, составленной в вашей системе координат, продавщица без видимых затруднений переходит к своей системе координат и берет с прилавка нужный товар, который находится по отношению к ней, естественно, ближе и справа.

Однако сценарий общения с продавщицей мог быть и не таким бесконфликтным. Оставайтесь у прилавка и подождите. Рано или поздно появится предупредительный покупатель, который попытается объяснить, где находится нужный ему товар, пользуясь системой координат самой продавщицы. Какой бы ни была реакция сбитой с толку продавщицы, он не сделал ничего противоестественного. Ведь именно такого, неэгоцентрического, поведения и ожидают психологи от взрослого человека при составлении словесной картины. Но в магазине неизвестно кем и когда установленный сценарий требует от продавца встать на точку зрения покупателя, а от покупателя – игнорировать систему координат продавца. Знать язык – это, в частности, знать подобные сценарии.

И еще одна вещь помогла в данном случае продавцу и покупателю согласовать свои системы координат. Эта вещь – прилавок. Ведь человеческое тело не идеальный геодезический прибор. Оно неплохо работает в этом качестве, если занимает нормативное положение: мы стоим (или, может быть, присели, различие этих поз не так важно) и при этом контролируем перпендикулярность всех трех осей. В этом положении «внизу», «под ногами», «под», «вверху» совпадают с направлением силы тяжести. Но стоит вам изменить положение нашего тела по сравнению с нормативным – лечь, и определенность теряется. «Звенящий над головой будильник» не обязательно расположен выше вас, на грелку, которую вам положили под ноги, вы не обязательно опираетесь. Оба больных лежат на спине, но, описывая положение врача, один скажет, что тот наклонился над ним, а другой – что он оказался перед ним.

Неоднозначность фраз типа надо мной обычно легко устраняется в более широком контексте. Если мы поняли, что человек лежит на спине, надо мной – одно, если стоит – другое. Но иногда с понятием нормативного положения возникают и комические ситуации.

По темной извилистой улице спешит последний автобус. Кондуктор, буквально распластавшись на стекле кабины, пытается помочь водителю, который плохо знает дорогу. После очередного поворота лучи фар упираются в тупик. «Куда? – рычит водитель. – Направо или налево?» – «Да прямо же», – безмятежно отвечает кондуктор. Он при этом не контролирует угол между направлением своего взгляда и направлением движения автобуса. Голову она (конечно, это была женщина!) повернула налево, где сейчас появятся вожделенные ворота автопарка, но положение остальной части ее тела, которое «слилось с автобусом», ложно информирует ее о том, что это – направление вперед. Водитель получил описание сцены, но ни он, ни кондуктор не догадываются, что геодезический инструмент, в качестве которого выступает сейчас кондуктор, был настроен неверно.

В эпизоде с покупкой прилавок помог «контрагентам» занять нормативную позу и согласовать описания увиденного. Их взгляды были направлены перпендикулярно прилавку, а сам прилавок стал своеобразным барьером, вынуждающим их занять положение в параллельных плоскостях. Ассоциация с дуэлью вполне уместна: и там барьер помогал расположить стреляющихся так, чтобы уравнять их шансы.

Все это бесчисленное множество видимых прилавков, загородок, заборов, окошек и прочих барьеров, невидимых, осыпанных проклятиями, к которым (и сквозь которые) мы протискиваемся и пробираемся, выполняет свою незаметную и не осознаваемую нами роль. Барьеры, перпендикулярные направлению взгляда и параллельные ему направляющие – улицы, колеи, стены – образовывают геометрическое пространство вокруг нас. По одну сторону барьера – сторонники, на противоположных – противники или по крайней мере оппоненты, если движение происходит вдоль одной и той же направляющей, – мы попутчики, если не единомышленники. Случайно, казалось бы, появившаяся в парке балюстрада заставила нас остановиться и всем вместе обратить внимание на какую-то особо важную для архитектора особенность ландшафта. Вместе барьеры и направляющие обеспечивают ту согласованность, без которой невозможны были бы дорожное движение, танцы, спортивные игры… Эти нехитрые конструкции «выстраивают» нас. Даже если два наблюдателя не видят друг друга и не знают истинного положения тела друг друга, они будут строить взаимодействие между собой исходя из того, что в окрестностях барьера они занимают нормативную позу.

Военные, наверное, первыми осознали необходимость быстро и решительно согласовывать индивидуальные системы ориентации. Строй – «фрунт», в котором служивый человек не может сделать ни шага в сторону и смотрит только вперед, – стал образцовым барьером, который задавал нормативное положение тела солдата. «Войска правильного строя», которые одновременно и единообразно понимали команду «враг справа» и могли действовать как один, получали неоспоримое преимущество на поле боя перед неорганизованной толпой.

«Барьеры» и «направляющие», конечно, не более чем вспомогательные средства согласования словесных картин. Подразумевается, что собственной системой координат обладает только существо, которое может вступать в диалог с другим таким же существом и смотреть на мир его глазами. Вы могли бы в принципе описать положение предмета на прилавке не в собственной системе координат, а в системе координат продавщицы и указывать на предмет, который от девушки «находится ближе и справа». В данном случае, как и во многих других простых ситуациях, сообщив партнеру, что вы «отрефлексировали» его точку зрения, вы скорее затрудняете процесс понимания, хотя в более сложных ситуациях эта стратегия стоит того, чтобы ее испробовать.

Видя в другом субъекте наблюдателя, мы тем самым считаем его «человекоподобным». Сочинитель может наделить человекоподобными чертами любой объект, вплоть до известной части тела, которая покинула майора Ковалева (нос). Но в этом случае антропоморфность объектов будет сохраняться только в пространстве данного текста.

Более интересный случай – объекты, полная или частичная человекоподобность которых сохраняется не только в данном тексте, а как бы предполагается нашей культурой. У зверей, птиц, насекомых, разного рода земных и морских гадов мы довольно легко выделяем те же три взаимно перпендикулярные оси, отождествляя крылья с руками, подыскиваем подходящую «ориентирующую» функцию для хвоста и рогов… На двух из менее тривиальных случаев мы остановимся ниже.

Первый из них – изображения «антропоморфных» объектов. Или, как называет их, чутко следуя духу языка, один из цитируемых ниже авторов – «одушевленных» объектов (к сожалению, термин «одушевленные» уже используется грамматикой в другом смысле).

Подпространство рисунка. Возьмем реальную словесную картину, составленную ученицей математической школы. Она критикует рисунок, приведенный в учебнике для первоклассников. Дидактическая направленность исходного рисунка и непосредственная цель, которую простодушно преследовали его авторы, очевидны: развить понятие об отношении как математической абстракции на примере отношения «право – лево». Попытаемся воссоздать реальную картину по ее словесному описанию (сам имеющий отношение к делу фрагмент рисунка приведен ниже).

«На наш взгляд, – пишет ученица, – вопрос о правом и левом поставлен некорректно. Понятие правого и левого относительно. Поэтому из вопроса должно быть совершенно ясно, с чьей точки зрения мы смотрим на ситуацию. Справа от зайца, безусловно, живет лиса. Кто живет справа от домика зайца – вопрос загадочный. Если с точки зрения зайца – то лиса, если с точки зрения ребенка – то петух».

Если отвлечься от полемических пассажей критика, он утверждает, что первоклассник, которому адресовано задание, видит три объекта: в центре картинки заяц, «упакованный» в свой заячий домик, по краям лиса и петух в таких же домиках. Критик рассуждает следующим образом: если спрятать животных и говорить только о домиках (оставив имена животных только для различения домиков), то крайним в правом зрительном секторе ребенка будет домик петуха, его ничего не отделяет от домика зайца – другими словами, домик зайца непосредственно левее домика петуха. Еще левее домика зайца – жилище лисы. Думаю, что примерно на такую словесную картину рассчитывали авторы учебника.

Но домик, рассуждает критик (и, по-моему, при этом вполне точно угадывает замысел художника) – лишь способ изобразить зайца. Но тогда лиса расположена справа от зайца. Итак, если изображены животные, то лиса правее зайца, если их домики, то, наоборот, домик лисы левее домика зайца.

И в следующем абзаце критик формулирует общий принцип: «Лишь относительно неодушевленного предмета право и лево автоматически относится к зрителю». Что же касается одушевленных существ, то в нашей культуре утвердилось, что они имеют статус «наблюдателей», то есть связанную с ними систему координат. Но речь-то идет не о самих животных, а только об их неподвижных личинах!

Однако факт – для носителя русского языка изображение одушевленного существа ведет себя как само это существо. В этом отношении интересны свидетельства иконописи, прежде всего потому, что Церковь осознала и идеологизировала эту особенность нашей культуры.

«…Средневековое изображение – и прежде всего изображение иконописное, – пишет Б.А. Успенский («Правое» и «левое» в иконописном изображении // Сборник статей по вторичным моделирующим системам. Тарту, 1973), – ориентировано по преимуществу на внутреннюю зрительную позицию, т.е. на точку зрения наблюдателя, представляемого внутри изображаемой действительности и находящегося визави по отношению к зрителю картины (в отличие от ренессансного изображения, понимаемого как “окно в мир” и ориентированного, соответственно, на внешнюю зрительную позицию, т.е. на позицию зрителя картины, принципиально не причастного к этому миру)». Речь пойдет в настоящем случае о противопоставлении «правого» и «левого» в иконе.

«Обращение к иконописным подлинникам позволяет установить, что по иконописной терминологии правая часть изображения считалась «левой» и, напротив, левая часть изображения – «правой».

Вернемся к нашему основному тезису: «Русский язык сложен». Как мы убедились, два носителя языка дают взаимоисключающие – и одинаково правильные – словесные описания той же конфигурации. Один носитель смотрит на картину, а на другого смотрит сама картина. В данном случае нельзя установить недоразумение средствами самого языка. Приходится вступать в диалог не с другим носителем языка, а с культурной традицией.

Ниже мы убедимся, что описанная ситуация совсем не экзотика, а довольно типичный случай. Решение на первый взгляд сугубо локального и частного вопроса, что по отношению к нам является правым, а что левым, оказывается зависящим от более широкого понимания ситуации.

Modus vivendi. Как мы отличаем автомобиль с обычным управлением от автомобиля с правым положением руля? Какая часть клавиатуры компьютера правая? За всем этим стоит вопрос о положении тела человека при типичном использовании объекта. При обычном использовании автомобиля направление взгляда человека совпадает с направлением движения экипажа. Можно залезть под автомобиль и ремонтировать его, иногда возникает необходимость толкать его задними колесами вперед, но это – нетипично. Видимо, типичное использование реки – сплав по ее течению, а не подъем против него. Таким образом, возникает еще одна сложность. Если мы хотим использовать понятия «левое» и «правое», описывая конфигурацию, которую образуют части объекта, мы должны хотя бы примерно представлять, как этот предмет используется.

Наставление и инструкция становятся для вас полезными, когда вы уже достигли определенного уровня умения обращаться с предметом (путем экспериментов или подражания, кому как нравится). Даже самые опытные из всех технических писателей – авторы наставлений, описывающие оружие, не учитывают этого. Сначала в наставлении будет сказано, что «пистолет имеет флажковый предохранитель, расположенный на левой стороне затвора», и только значительно дальше объясняется, как держать в руке само оружие.

Если человек по специальности не железнодорожник, то левая и правая стороны электрички меняются для него местами в зависимости от того, в каком направлении она движется. А о том, что назвать правой или левой стороной морской звезды, кирпича или воздушного шарика, человек обычно и не задумывается.


Вот тут мы, кажется, и пришли к чисто пассивным объектам, когда ни сходство с человеком, ни свойственный человеку способ использовать вещь уже не подсказывают, как она должна быть ориентирована в пространстве. Специалисты по информационным технологиям, занимающиеся анализом сцен, то есть автоматическим составлением словесных картин, полагают, что эта ситуация уже целиком укладывается в математическую модель. А сама модель сводится к множеству объектов и пространственных отношений между ними.

Специалист рассуждает примерно так: «В комнате для пространственной ориентации робота (робот в данном случае – наблюдатель) ему необходимо знать только взаимное положение объектов, определяемое направлением движения от одного объекта к другому. Допустим, робот вошел в комнату. Прямо перед ним находится стул, справа от стула стол, слева шкаф, чтобы подойти к столу, он должен двигаться вправо от стула». Читая такое описание сцены, несложно понять, что описание принадлежит не человеку. Хотя никаких ошибок, уловимых с точки зрения школьной грамматики, в нем нет.

Ведь с точки зрения логики, которой руководствуется робот, если шкаф находится рядом со стулом, то и стул – рядом со шкафом. Но носитель русского языка, расставляя свои барьеры и направляющие, руководствуется несколько иной логикой. Он обычно помещает стул возле шкафа, а не шкаф возле стула. Укатившийся у старушки клубок шерсти у него будет лежать рядом со стулом, а не стул – рядом с клубком, положение же самого стула будет «привязано» к положению стены или на худой конец массивного и устойчивого шкафа, а не наоборот. Иерархия объектов, из которых одни могут служить направляющими и барьерами скорее, чем другие, – еще одна из тонкостей нашей системы ориентации.

Итак, одна из основных причин бесчисленных недоразумений, возникающих даже в самой простой ситуации, когда существуют только пассивные объекты и наблюдатели, а единственная проблема – согласование картин, полученных разными наблюдателями, – состоит в том, что язык выдвигает определенные условия согласования, но не средства контроля за соблюдением этих условий. Сколько раз в жизни вы не могли столковаться с продавщицей потому, что она стояла к вам боком или все ее внимание было сосредоточено не на том прилавке, который вы выбрали в качестве барьера, а на другом (то же самое происходило и с вами). «Левое» в этом случае уже не переводится автоматически в «правое», «дальше» – в «ближе». Чтобы договориться, приходится «выскакивать» из словесного языка (например, прибегая к жестам).

Не напоминает ли вам геометрическая решетка направляющих и барьеров, придерживаясь которых наблюдатели пытаются согласовать свои словесные картины, какое-то временное сооружение? Не логичнее было бы ориентироваться не по выходам из метро или по заборам, а по сторонам света? Само слово ориентация связано с названием стороны света – латинским Oriens (восток). Привязка к востоку, конечно, часть христианской традиции. Хотя она может иметь и более древние корни. Кельты, например, считали правое и левое частями света, отождествляя левое с севером и со злым началом, а правое – с добрым началом и югом. Это сохранилось даже в современных кельтских языках (например, бретонском).

Нормативные позиции, которые носители русского языка пытаются согласовать, прибегая к «паллиативным» барьерам и направляющим, кельты «выстраивали» по сторонам света: «В сознании бретоноговорящих (как, впрочем, и для говорящих по-валлийски) это «исходное положение» (у нас – нормативная позиция) выглядит следующим образом: человек стоит лицом к востоку, а спиной к западу, по левую руку – север, по правую – юг. Точно так же располагается по отношению к сторонам света ирландец».

Связь между локальной ориентацией, для которой используется схема человеческого тела, и ориентацией глобальной – по сторонам света – в русском языке когда-то была нарушена, заставив нас искать паллиативные решения и постоянно ошибаться. Ориентация по сторонам света давно перестала быть частью нашего быта (в отличие даже от многих современных стран Запада, где просьба к таксисту проехать определенное расстояние на юг, а потом свернуть в восточном направлении, является нормальной).

Еще более странной выглядит ситуация с миром, изображенным на картине. Мы то относим антропоморфные объекты этого мира к наблюдателям, то к пассивным сущностям. В результате простая подпись к газетной фотографии становится двусмысленной. И хотя генетическая связь с иконографией здесь действительно может существовать, но, как показывает приведенный пример с критикой учебника математики, обычным противопоставлением традиционной и современной культуры здесь не отделаешься.

Мы привыкли жить в мире освоенных вещей. Шкаф открывает нам навстречу свои двери. До того, как взять в руки боевое оружие, мальчик уже вдоволь наиграется с игрушечным ружьем. Девочка, приезжавшая на воображаемую свадьбу в карете, хотя бы смутно представляет, как движется «самобеглая повозка» под названием автомобиль. Человеческое тело прилаживается к этим продуктам цивилизации задолго до того, как человеку понадобилось знать подробности их устройства. По отношению к освоенным вещам техническое описание оперирует понятиями «лево», «право», «передняя часть» как интуитивно понятными. Но в быстро меняющемся мире мы все чаще попадаем в ситуацию иного рода, в которой мы чувствуем себя дезориентированными.

Архив форума

[30.07.2009 18:01] – andro
Справа/слева

Здравствуйте!
Пока жду ответа в «справке» посчитал возможным задать этот вопрос и здесь.

Есть ли в русском языке какие либо правила или нормы как правильно говорить о положении предмета справа/слева относительно другого? Т.е. справа/слева со своей стороны, или справа/слева со стороны этого предмета?
Я всегда считал, что это вопрос скорее логики и конкретной ситуации. Например, если я вместе со своим собеседником смотрим на витрину в магазине, то я указывя на какой-то товар говорю, допустим, «Вот тот самсунг, первый справа от айфона», имея ввиду «справа» именно с нашей стороны, если же я обращаюсь к продавцу, который стоит по ту сторону витрины, то для его удобства могу сказать: «Слева от айфона с вашей стороны».
Если я, показывая на картинку или фото, говорю: «Справа от того дома», то имею ввиду справа с нашей стороны, а не со стороны этого дома. Но если я объясняю собеседнику, какой то маршрут, то говорю: «Выйдешь из дома — слева автобусная остановка», т.е подразумеваю, что «слева» с его стороны.

Недавно мне сказали, что это не правильно. Может в обиходе так и разговаривают, но по правилам всегда нужно говорить о расположении со стороны того предмета, о котором идет речь.

Где истина? Есть ли какие либо нормы или правила об этом?
Спасибо.

[30.07.2009 18:12] – volopo

>Есть ли какие либо нормы или правила об этом?

[30.07.2009 18:13] – silly-billy

andro, Вы правы во всем абсолютно. Насчет норм не знаю, по-моему, тут рулит элементарный здравый смысл.

[30.07.2009 18:18] – Рenguin

>>по правилам всегда нужно говорить о расположении со стороны того предмета, о котором идет речь.

Если у предмета нет явно выраженной лицевой стороны, это утверждение теряет смысл.

[30.07.2009 18:24] – andro

>Если у предмета нет явно выраженной лицевой стороны, это утверждение теряет смысл.

Вот в том-то и дело, вопрос о тех случаях, когда у предмета есть явно выраженная лицевая сторона. Так как же все таки правильно?

[30.07.2009 18:36] – andro

P.S. Примеры, связанные с движением, например, с автомобилем, прошу не рассматривать. Здесь, да, это норма, говоря «правая фара», «левое крыло», мы всегда имеем ввиду со стороны водителя, по направлению движения. Ну так вроде принято.

Речь о тех случаях, аналогичных примерам в вопросе.

[30.07.2009 18:30] – silly-billy

«Станешь лицом к. Справа от него увидишь. »
Неужели кто-то может понять это так, что к объекту нужно становиться спиной и только потом определять, где это — справа?

[30.07.2009 18:34] –

>> Так как же все таки правильно?

Правильно смотреть по контексту. Либо по каждому конкретному реальному случаю.

[30.07.2009 18:36] – volopo

>но по правилам всегда нужно говорить о расположении со стороны того предмета, о котором идет речь.

Угу, и подпись под фотографией «Слева направо: . » надо понимать строго наоборот?

[30.07.2009 18:45] – silly-billy

[30.07.2009 19:44] – silly-billy

Впрочем, согласна с Марго. В каждом конкретном реальном случае левая рука может оказаться правой. И наоборот. Не раз замечала, как мои подружки говорят «слева», показывая направо. Все от контекста зависит, то есть от говорящего.

[30.07.2009 20:03] – Просто Юхaн

%%%
Есть ли какие либо нормы или правила об этом?
%%%

Нету. Подробности попозже, но скоро. Если точнее, то после 22:00 мск. Угадайте, это когда? Вот! Это вам не «лево-право».

[30.07.2009 20:06] – Рenguin
Похожая тема

[30.07.2009 20:38] – silly-billy

Рenguin, спасибо! Я пришла в невероятный восторг от одного тамошнего поста ЧБ и там же высказала ему категорический одобрямс — вот уж кто зрит в корень!
Хотя наезды на блондинок не одобряю:(

[30.07.2009 22:26] – Тигрa

andro, но ведь все ваши примеры из вашего первого поста о право-лево не по отношению к предмету, а вовсе по отношению к человеку в некоей изменившейся ситуации: «слева от айфона с ВАШЕЙ стороны» «вашей, не айфона), «подразумеваю, что «слева» с его стороны» (опять — с ЕГО стороны, а не с точки зрения дома).

А я вот в детстве считала, что надо именно как бы с точки зрения предмета называть право-лево. У комода правым ящиком называла тот, который все остальные считали левым. Долго так упрямилась, но жизнь обломала.

[30.07.2009 23:28] – andro

Тигра, так ведь и я о том же, право/лево может быть со стороны конкретного человека, а не со стороны предмета (даже с «явно выраженной лицевой стороной», как здесь было сказанно)
Просто у меня возник небольшой спор: опонент считает (так же как и Вы когда-то), что надо именно как бы с точки зрения предмета называть право-лево. При этом ссылаясь на правила.

Спасибо всем за ответы. Мнения у нас совпадают. Но главное, мне хотелось выяснить, есть ли какие-то правила об этом (был бы очень удивлен, если есть). Судя по вашим коментам, четко прописанных правил и норм на этот случай нет.

И интересный ответ дали в «справочном бюро»
Вопрос №254804
Ответ справочной службы русского языка
Интересный вопрос – скорее философский, нежели лингвистический. В природе, как известно, нет ни «право», ни «лево» – это субъективные характеристики, которыми мы сами наделяем мир. В словарях русского языка эти слова так и толкуются – с опорой на человеческую анатомию (а как их истолковать еще?): ПРАВЫЙ – расположенный в стороне, которая противоположна левой, а ЛЕВЫЙ – расположенный в той стороне тела, где находится сердце, а также вообще определяемый по отношению к этой стороне. Поэтому то, что находится справа от чего-либо, – это то, что находится с правой стороны не для предмета, а для нас, когда мы на него смотрим, в нашем восприятии – ведь для самого предмета не существует правой и левой стороны. Если же мы говорим с человеком, который стоит лицом к нам и для которого правая и левая стороны противоположны нашим, требуются уточнения: с нашей стороны или с его стороны. Так что Вы говорите правильно.

[30.07.2009 23:41] – ne znatok

Тигра, как насчет посещения зубного врача? Если он, глядя вам в разинутый рот, сообщает, что у вас в третьем зубе с правой стороны дырка — так это с чьей стороны? подозреваю, что со стороны комода . :))

[30.07.2009 23:53] – andro

Вот здесь-то все как раз просто. В стоматологии на этот счет есть правило. Право/лево всегда со стороны пациента. Не путать с «со стороны зуба/комода»

[30.07.2009 23:51] – Тигрa

Так ваш пример опять про людей, тут нет проблем.

Я-то говорю о комоде, перед которым никто не стоит лицом ко мне, лицом стоит только сам комод.

Сейчас занудно ещё раз попробую.
Я стою перед шкафом лицом к нему, Ваня стоит перед шкафом лицом ко мне. Створку шкафа можно назвать правой для меня и в то же время левой для Вани. Тут споров нет,все нормальные люди так скажут.
Другая ситуация: мы с Ваней оба стоим лицом к шкафу. Так вот в детстве я всё равно называла бы правую для нас с Ваней створку левой, потому что она такова для шкафа, со шкафной точки зрения.

[30.07.2009 23:55] – andro

Тигра, да шутит он :)
Неужели за больное задел? :)

[30.07.2009 23:52] – Тигрa

(с возмущением): И зачем надо было именно о зубном враче, а?!

[30.07.2009 23:55] – ne znatok

Я чувствую, Тигра, мы с Вами товарищи по несчастью. :)

[30.07.2009 23:57] – ne znatok

. потому как это первый пример, который пришел мне в голову. :)

[31.07.2009 00:00] – andro

Тигра, а в каком возрасте Вы поняли, что правую створку нужно называть правой, а не наоборот? И кто такой Ваня?

[31.07.2009 00:01] – Тигрa

andro, не пользуйтесь кнопкой «Ответить». Ваши ремарки теряются в глубине ветки, их увидит мало кто и только случайно.
Для удобства читающих вытащу ссылки на них сюда:
[30.07.2009 18:24]
[30.07.2009 18:36]
[30.07.2009 23:53]
[30.07.2009 23:55]

[31.07.2009 00:02] – Тигрa

> Тигра, а в каком возрасте Вы поняли, что правую створку нужно называть правой, а не наоборот? И кто такой Ваня?

Годам к тридцати?
Или к семи.

Ваня — будущий зубной врач, наверное. Ой проти-ивный!

[31.07.2009 00:04] – ne znatok

да, andro, Тигра права, кнопка «Ответить» — это диверсия, капкан, оборудованный здесь с целью ловить неопытных новичков. Заигнорьте ее раз и навсегда.

[31.07.2009 00:05] – andro

Тигра, боюсь спросить, че с зубами так плохо?

[31.07.2009 00:10] – ne znatok

Только бы не на полку. Кризис, как-никак. :)

[31.07.2009 00:10] – andro
серьезно

>andro, не пользуйтесь кнопкой «Ответить». Ваши ремарки теряются в глубине ветки, их увидит мало кто и только случайно.

>да, andro, Тигра права, кнопка «Ответить» — это диверсия, капкан, оборудованный здесь с целью ловить неопытных новичков. Заигнорьте ее раз и навсегда.

Тигра, ne znatok, объясните, про кнопку. В чем проблема? Посты видны и в глубине ветки. Ради интереса зашел и не авторизировавшись — все равно не скрыты.

[31.07.2009 00:18] – Тигрa


Видны, конечно.
Но как читающие будут знать, что они там есть? Разве что те их увидят, кто пришёл к разговору поздно и потому читает всё подряд.
А те, кто читает только новые сообщения в этой ветке, сразу идут вниз и читают новое ам.
Ведь дать воможность читающим развернуть всю ветку по типу дерева и увидеть, какие сообщения имеют помету «новое», создатели этого допотопного и безобразного движка для Грамоты почему-то не пожелали. Мы горевали, возмущались, просили и требовали — хозяевам наплевать.

[31.07.2009 00:19] – ne znatok

а потому что у нас помета «Новое» отсутствует в оглавлении, понимаете? Откуда кто узнает что в середине ветки запрятался чей-то пост? И где его искать?

[31.07.2009 09:11] –

>>Я стою перед шкафом лицом к нему, Ваня стоит перед шкафом лицом ко мне. Створку шкафа можно назвать правой для меня и в то же время левой для Вани. Тут споров нет,все нормальные люди так скажут.

Не, ну если Ваня при этом будет пользоваться еще и понятиями «правая» — «левая», ему надо медаль выдать. А то и
подлечить маленько.

И чего он спиной к шкафу-то стоит, рассуждая о створках?

[31.07.2009 14:21] – Николаев С.
Можете и не напрягаться

[30.07.2009 18:01] – andro
Вот тот самсунг, первый справа от айфона», имея ввиду «справа» именно с нашей стороны, если же я обращаюсь к продавцу, который стоит по ту сторону витрины, то для его удобства могу сказать: «Слева от айфона с вашей стороны».
_________________
Продавцы в магазинах привыкли на товар смотреть с точки зрения покупателя (как и вышеупомянутые зубные врачи).

[1.08.2009 21:32] – Чеширский Бегемот

>>>>Я всегда считал, что это вопрос скорее логики и конкретной ситуации.
Вот с этим соглашусь.

Остальное яйца выеденного не стоит. Замените «справа/слева» на историческое «со стороны правой/левой руки» — снимутся все вопросы. У домов и заборов рук нет, а если они есть (ну в идеале), то ясно что такое «справа от». «Справа от вас» это совсем не то же самое, что «справа от того дома».
Грубо говоря, если в превом или третьем лице, то справа от говорящего. Если во втором, то от того, к кому обращаются.

И о чем тут спорить непонятно. Тут недавно веточка всплыла «Остановите перед той машиной». Так там ещё хлеще предположения делались на предмет логики блондинок.
«Перед той машиной» — это объехав её или не доезжая? Вот тут действительно встаёшь в тупик, отчего так, а не эдак.

[1.08.2009 21:58] – Тигрa

Да мы тут и не спорили, а обменивались внутренними личными ощущениями.
Так, о ящиках комода с точки зрения комода я ж не для спора и убеждения спорящих рассказала.

[1.08.2009 22:24] – Чеширский Бегемот

Тигра, я не про ваши посты, а про убеждённость топикстартера, что этот вопрос надо решить едва ли не ценой жизни и смерти.

[2.08.2009 21:22] – andro

>>>> про убеждённость топикстартера, что этот вопрос надо решить едва ли не ценой жизни и смерти

—Бегемет, а че так нервничаете? У меня был спор с конкретным человеком (не здесь, в оффлайне). Чтобы его разрешить я зашел на авторитетный сайт и задал вопрос. Что не так? Где прочли про «готовность решить ценой жизни и смерти»?

>>>> И о чем тут спорить непонятно.

—Не понятно — не спорьте. Проходите мимо.

Придерживаетесь ли вы правой стороны тротуара?

Когда ходил от Ломоносовского до ГЗ, чаще, наверное, обходил справа, поскольку у нас правостороннее движение.

Хожу быстро, поэтому почти всегда хреначу по левой полосе, изредка перестраиваясь вправо для пропуска встречных кабанов.
В метро — как придется и где быстрее.
Жырные утупки и неспешные тетки вымораживают, если не трутья к стеночке.

тоже придерживаюсь правой стороны, выходя на левую только для обгона

Жырные утупки и неспешные тетки вымораживают, если не трутья к стеночке.

Хожу по правой стороне, конечно, всё по правилам. Если надо кого обогнать — включаю левый поворотник (подмигиваю левым глазом выхожу «на встречку», потом обратно перестраиваюсь, моргая правым глазом ещё

Ну в таких случаях «побибикать» же надо, ты чо

Погоди, а как же

8.3. Сигналу левого поворота соответствует вытянутая в сторону левая рука либо правая, вытянутая в сторону и согнутая в локте под прямым углом вверх.
Сигналу правого поворота соответствует вытянутая в сторону правая рука либо левая, вытянутая в сторону и согнутая в локте под прямым углом вверх.
Сигнал торможения подается поднятой вверх левой или правой рукой.

Это же для велосипедистов.

когда иду и вижу, что кто-то идет мне навстречу не по своей стороне дороги, имея возможность идти по правилам, мне хочется взять и уебать
при общем спокойствии это одна из самых сильно раздражающих меня вещей

Заметила, что в крупных городах люди придерживаются таких вот «неписанных» правил. Сама тоже стараюсь идти в потоке, выходя на обгон и потом перестраиваясь. Еще не торчу перед открывающимися дверями метро, а становлюсь сбоку .

Заметила, что в крупных городах люди придерживаются таких вот «неписанных» правил. Сама тоже стараюсь идти в потоке, выходя на обгон и потом перестраиваясь.

да прям. когда привык ходить быстро, сразу видно, сколько людей голову вообще не включают. вплоть до остановки и моментального движения в обратную сторону. по теме — хожу обычно по левой полосе, там хоть иногда есть шанс обогнать гурт.

Когда в Англию ездил, первое время было непривычно, потому что все на тебя прут. Потом нормально, привыкаешь.

когда иду и вижу, что кто-то идет мне навстречу не по своей стороне дороги, имея возможность идти по правилам, мне хочется взять и уебать
при общем спокойствии это одна из самых сильно раздражающих меня вещей

«когда иду и вижу, что кто-то идет мне навстречу не по своей стороне дороги, имея возможность идти по правилам, мне хочется взять и уебать »
я однажды выходила с рынка с большим количеством сумок, шла вдоль стенки слева, народу никого не было! пусто было и места чтобы пройти дофига навстречу. Появилась какая-то тетка и идет мне навстречу, специально на меня направилась. я еще левее взяла, она прям на меня пошла и как толкнет со словами «надо по правой стороне ходить!» пришлось послать ее в х*й, руки-то заняты были. Это не ты была случайно?

вот-вот, именно с кучей сумок и с матюками они и ходят!

Когда в Англию ездил, первое время было непривычно, потому что все на тебя прут. Потом нормально, привыкаешь.

Прешь на встречного? Молодец, альфач. Я изредка, когда настроение есть, с такими прущими так делаю.
Если и я «в крайнем левом», и встречный, и он собирается сталкиваться плечом (а почти всегда есть возможность не сталкиваться, разминуться типа тоже пру, выставив плечо. Когда уже практически поравнялись, я резко поворачиваю корпус влево с опорой на правую ногу, уходя от столкновения. Обычно перед самым столкновением, чтобы оно не вывело из равновесия, люди «клюют» плечом вперед. И одного этого уже может быть достаточно, чтобы вывести из равновесия, но я иногда еще свободной ногой кагбе случайно чуть подбиваю ногу прущему — чтоб наверняка. Тогда, правда, обычно бычка идет, но это уж издержки производства.
Наверное, я хуевый человек, но такая вот нехитрая гадость очень повышает настроение, рекомендую.

Немного не в тему, но такого же плана вопрос: вы когда поворачиваете за угол, например, налево для конкретики, то
1) ставите левую ногу на угол и поворачиваетесь вокруг нее
или
2) ставите правую ногу около угла, а левой огибаете угол и делаете ею шаг
?
Я вот раньше ходил по 1 а потом в какой-то момент решил, что 2) лучше и переучился. Причем самое интересное, что организм сам подстраивался: когда юзался определенный способ какое-то время, то подходя к углу, на сам угол несознательно ставилась нужная этому способу нога.


по широкой дуге )

вы когда поворачиваете за угол, например, налево для конкретики, то
1) ставите левую ногу на угол и поворачиваетесь вокруг нее
или
2) ставите правую ногу около угла, а левой огибаете угол и делаете ею шаг
?

1) ставите левую ногу на угол и поворачиваетесь вокруг нее
или
2) ставите правую ногу около угла, а левой огибаете угол и делаете ею шаг

Я вот раньше ходил по 1 а потом в какой-то момент решил, что 2) лучше и переучился. Причем самое интересное, что организм сам подстраивался: когда юзался определенный способ какое-то время, то подходя к углу, на сам угол несознательно ставилась нужная этому способу нога.

ставите правую ногу около угла, а левой огибаете угол и делаете ею шаг

Когда уже практически поравнялись, я резко поворачиваю корпус влево с опорой на правую ногу, уходя от столкновения

хожу по правой, жутко бесят идущие по левой
Признаки скоростного пешехода:
— обгоняет слева
— любит обогнать перестроится на вашу траекторию и резко дать по тормозам
— жмется в плотную
— любитель ходить на красный
— обгон по обочине
— громкая музыка, плюс морда кирпичом
— любит играть в шашки в толпе (чаще всего на встречном ходу)
Признаки вялых пешеходов:
— идет в левом ряду как чайник
— часто любит остановится по среди и задерживать поток масс
— чтение смс, книг или журналов на ходу

Немного не в тему, но такого же плана вопрос: вы когда поворачиваете за угол, например, налево для конкретики, то
1) ставите левую ногу на угол и поворачиваетесь вокруг нее
или
2) ставите правую ногу около угла, а левой огибаете угол и делаете ею шаг
?

Немного не в тему, но такого же плана вопрос: вы когда поворачиваете за угол, например, налево для конкретики, то 1) ставите левую ногу на угол и поворачиваетесь вокруг нееили2) ставите правую ногу около угла, а левой огибаете угол и делаете ею шаг?

Ну пипец. Я ж теперь не знаю, как мне за угол поворачивать.

А перед эскалатором, кто какого правила придерживается?
Я обычно встаю в очередь справа, но при этом меня бесят те, кто обгоняет слева и влезает в очередь. мало того, что они в итоге как бы без очереди проходят, из-за них ещё невозможно попасть в левый ряд и подниматься пешком, когда очень торопишься. Это я один такой — или многих такие бесят?
При этом если эскалатор едет вверх, а народу очень много, я часто встаю в левый ряд и жду. Бывает, за мной выстраивается очередь — и тогда народ внизу едет гораздо быстрее (на эскалатор в 2 раза больше помещается). Бывает, кто-то активный стремится пешком подниматься — тогда приходится тоже идти (мне не в лом но снизу поток не ускоряется.

С эскалатором тема изъезженная
Я практически всегда на них пешком хожу поэтому встаю слева и меня так же раздражают люди, которые прутся слева, чтобы потом встать справа

Раздражают медлительные люди, которые имеют потрясающий дар встать в потоке так, что бы не давать возможности обойти их ни справа ни слева.

когда иду и вижу, что кто-то идет мне навстречу не по своей стороне дороги, имея возможность идти по правилам, мне хочется взять и уебать
при общем спокойствии это одна из самых сильно раздражающих меня вещей

задокументированных касательно пешеходов вроде нет
негласные есть

«бибикать» можно только для избежания дтп. так что приходится плестись.

Хожу по правой стороне, конечно, всё по правилам. Если надо кого обогнать — включаю левый поворотник (подмигиваю левым глазом выхожу «на встречку», потом обратно перестраиваюсь, моргая правым глазом ещё

вроде как тоже нету: в метро потоки разнесены совершенно хаотично например

задокументированных касательно пешеходов вроде нет
негласные есть

Пару раз плечом в бочину получат — усвоят правила!

очень четко помню, как мне бабушка в мои лет 5 говорила, что ходить надо всегда по правой стороне.
так иногда хочется уебать тем, кто прется по произвольной траектории и нарушает правостороннюю систему, но подумаешь, что это не их вина, просто у них была плохая бабушка, которая им такого не говорила, и вроде как воздержишься от бесполезного рукоприкладства — карашо!

а вообще, детям в школах и садиках обычно рассказывают правила пешеходного движения

так иногда хочется уебать тем, кто прется по произвольной траектории и нарушает правостороннюю систему,

да ваще, хочется много кому уебать. Почему-то люди в толкучке меня бесят. Стараюсь анализировать себя и не нахожу ответа, почему они меня раздражают.

жизнь в Москве такая нервная, поэтому все вокруг бесят

Интересно, одному мне приходится применять навыки футбольного дриблинга, чтобы пройти идущих на тебя людей.
Зы. особенно «велосипед» или «ножницы».

Во-первых все таки какие-то првила в метро есть
Например:

2.6. Находясь на эскалаторе, необходимо стоять справа, лицом по направлению его движения, проходить с левой стороны, держась за поручень, не наступать на ограничительную линию на ступенях, не прислоняться к неподвижным частям, держать малолетних детей на руках или за руку, не задерживаться при сходе с эскалатора.
2.6.1. В условиях увеличенных пассажиропотоков, по указанию работников метрополитена, заполнять левую и правую стороны ступеней эскалаторного полотна.

пешеходы, которые обычно мало думают даже при переходе проезжей части, оказывается, парятся при движении по тротуарам
удивительное рядом

Хожу быстро, пру по разделительная полосе между потоками.

вобщем-то не сильно бесят, потому как хожу быстро и никому не мешаю. Больше всего интересует, что именно побуждает, обычно теток, перестраиваться ровно тебе на встречу, либо начинать идти чтобы пересечься и столкнуться. Обычно это происходит на людных более-менее просторных площадках. Пример перед метро университет. От таких приходится шарахаться. Но на мгновение возникает мысль, это ты чо-то не так делаешь, или люди бараны. Истина пока не найдена.

Я изредка, когда настроение есть, с такими прущими так делаю.
Если и я «в крайнем левом», и встречный, и он собирается сталкиваться плечом (а почти всегда есть возможность не сталкиваться, разминуться типа тоже пру, выставив плечо. Когда уже практически поравнялись, я резко поворачиваю корпус влево с опорой на правую ногу, уходя от столкновения. Обычно перед самым столкновением, чтобы оно не вывело из равновесия, люди «клюют» плечом вперед. И одного этого уже может быть достаточно, чтобы вывести из равновесия, но я иногда еще свободной ногой кагбе случайно чуть подбиваю ногу прущему — чтоб наверняка. Тогда, правда, обычно бычка идет, но это уж издержки производства.

Ага, проще и полезней для здоровья приобрести привычку идти на поводу у стада.

Мне ответили, что нужно обратится на правую сторону здания, там есть одноместные, Но и на правой стороне мне не нашли …

Как мы узнаем, где правая или левая стороны? Ученые считают, что этот процесс связан с внутренним самоощущением левой и правой сторон тела. Это следует обязательно принимать во внимание при обучении детей понятиям «справа» «слева». Поэтому начинайте обучение детей с помощью их тела и только потом переходите на изучение обуви, сторон.

Учим определять правую и левую руку

Сначала научите ребенка определять правую и левую руку. В возрасте около 3 лет выражается доминирующая рука. Присмотритесь, какой рукой малыш чаще берет вилку и ложку, рисует, бросает мяч. У большинства детей такой рукой будет правая. Поэтому говорите ему – правая рука — это та, которой ты рисуешь. Когда он это запомнит, сможет определить, что другая рука (которой он не держит карандаш) – левая. После того, как ребенок научится определять левую и правую руку, объясните, что все части тела, которые находятся с правой стороны, тоже правые — нога, ухо, глаз, колено, локоть, а с левой стороны – левые. Закрепляйте эти понятия в процессе повседневных занятий, например, сопровождая процесс одевания пояснениями. Дети любят выполнять упражнения на внимание, например, «дотронься левой рукой до правой ноги», «дотронься правой рукой до левого уха» и т.д.

Учим определять правую и левую стороны

В возрасте около 4-5 лет дети должны уметь определять направления и отношения между предметами, а также использовать эти знания: располагать и перемещать предметы, передвигаться в указанном направлении. Объясните ребенку, что все то, что ближе к правой руке – находится справа, с правой стороны, что ближе к левой руке – слева. Это касается и направлений – направо, налево. Поиграйте в игры на освоение линейного пространства – поставьте в ряд игрушки и загадайте одну из них. Пусть ребенок попробует угадать, какую игрушку вы задумали. В случае неправильного ответа направляйте его, используя слова «левее», «правее».

Во время прогулки обращайте внимание на маршрут: «сейчас мы повернем направо», «слева от нас проехал автобус». Многие дети учатся определять направления движения, слушая навигатор в машине их родителей. Вначале они слышат: «через 100 метров поверните налево», последующий поворот машины налево помогает в определении левой стороны. Прекрасным упражнением на закрепление понятий «лево», «право» у дошкольников являются графические диктанты, во время которых дети рисуют линии по клеточкам в нужном направлении под диктовку взрослого.

Зеркальное отражение

Самое сложное — это научить ребенка определять право и лево по отношению к собеседнику. Оденьте с ребенком браслеты или часы на правую руку и станьте лицом к друг другу. Пусть ребенок посмотрит, что предмет (часы или браслет) оказался перевернутым, так как положение предметов относительно друг друга изменилось. Можно проделывать подобное упражнение и с зеркалом.

Почаще употребляйте термины «лево» и «право» в повседневной речи – и ребенок без труда выучит эти необходимые в жизни слова.

Понравилось? Поделитесь с друзьями:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Женский журнал про диеты, отношения, красоту и стиль