Мистика в жизни Тургенева — Тургенев, мистика, полтергейст, ужасы, писатель


Мистика в жизни Тургенева

В 60-х годах XIX века из-под пера знаменитого русского писателя И.С. Тургенева вышел ряд рассказов, посвященных теме мистического и сверхъестественного. Впоследствии литературоведы окрестили их «Таинственные повести». Не исключено, что написаны они были под влиянием некоторого личного опыта, пережитого писателем.

Реалист и «Призраки»

В 1863 г. вышел рассказ «Призраки», имевший подзаголовок «Фантазия». Советские критики ссылаются на «душевный кризис», пережитый в этот период писателем на фоне «обострения классовой борьбы». Сам же Тургенев в письме своему ближайшему другу В.П. Боткину от 26 января 1863 г. пишет: «Это ряд каких-то душевных dissolving-views (туманных картин. — Авт.), вызванных переходным и действительно тяжелым и темным состоянием моего „Я“».

Исследователь творчества Тургенева И.

Виноградов замечает: «Трезвый реалист, всегда поражавший удивительной жизненной достоверностью своих картин, — и вдруг мистические истории о призраках, о посмертной влюбленности, о таинственных снах и свиданиях с умершими. Многих это сбивало с толку».

Похоже, автор предвидел, что подобная тематика вызовет непонимание со стороны критиков. Поэтому он называл свои «Таинственные повести» «вздором», «пустячками» и «безделками». Таковыми их многие и считали.

Особенно скептически был встречен рассказ «Собака» (1864), герой которого, разорившийся калужский помещик, сталкивается, как сегодня сказали бы, с феноменом полтергейста. В сатирическом журнале «Будильник» была опубликована стихотворная рецензия некоего П.И. Вейнберга на это произведение:

Я прочитал твою «Собаку»,
И с этих пор
В моем мозгу скребется что-то,
Как твой Трезор.
Скребется днем, скребется ночью,
Не отстает
И очень странные вопросы
Мне задает:
«Что значит русский литератор?
Зачем, зачем
По большей части он кончает
Черт знает чем?»

За «Собакой» последовали «Странная история» (1869), «Стук. Стук. Стук. » (1870), «Часы» (1875), «Сон» (1876), «Рассказ отца Алексея» (1877), «Песнь торжествующей любви» (1881), «После смерти» (1882) и еще ряд «таинственных повестей», последней из которых стал так и не оконченный рассказ «Силаев», написанный уже в конце 1870-х.

Полеты во сне и леший в «ночном»

Может, все-таки за «повестями» о таинственном стояло нечто большее, чем фантазии? Взять хотя бы тех же «Призраков». Его герой путешествует по ночам над землей вместе с призраком женщины по имени Эллис. «Меня поймет всякий, кому случалось летать во сне», – такая фраза проскальзывает в тексте. Скорее всего, Тургенев перенес на бумагу собственные впечатления.

Этот лавовый браслет защитит вас, если вы родились под знаком либо.

Как, вы ещё не слышали? Оказывается.

Лишь спустя сто с лишним лет, когда российская пресса стала активно писать о различных «паранормальных» явлениях, некоторые исследователи обратили внимание на то, как точно совпадают детали «Призраков» с рассказами людей о «выделении астрального тела» во сне или в измененном состоянии сознания.

Как правило, в этих случаях очевидцы рассказывают, что их душа покидала телесную оболочку и путешествовала по различным местам, становилась свидетелем событий, информация о которых была недоступна человеку в его физическом теле.

Порой «выходы из тела» осуществлялись по желанию, становились результатом медитации. Так, Д. Уайтмен в своей книге «Таинственная жизнь» описывает более 600 таких «астральных путешествий». В свою очередь, Р. Монро в книге «Путешествия вне тела» утверждает, что пережил более 900 подобных опытов.

Не обходит Тургенев вниманием и народный фольклор. Так, в рассказе «Бежин луг» из «Записок охотника» крестьянские ребятишки в «ночном» рассказывают друг другу истории о домовых, русалках, леших, водяных, покойниках и других мистических явлениях. А один из юных героев слышит голос утопленника и в конце рассказа погибает, упав с лошади. «Я вовсе не желал придать этому рассказу фантастический характер», — оправдывается автор в письме к Е.М. Феоктистову.


Ужас в лесу

Исследовательница Майя Быкова в книге «Легенда для взрослых» повествует об одной истории, приключившейся с Тургеневым в молодости, которая, возможно, и является ключом ко всему циклу «Таинственных повестей».

Впервые Иван Сергеевич во всеуслышание поведал об этом в Париже, в салоне Полины Виардо, когда среди гостей зашла речь об ужасном и необъяснимом. Подробности его рассказа были отражены не менее знаменитым французским литератором Ги де Мопассаном в новелле «Ужас».

Как-то молодой Тургенев отправился на охоту. Дело происходило в средней полосе России. К вечеру он вышел на берег лесной речки и захотел искупаться. Вдруг он ощутил, что кто-то касается его плеча и, обернувшись, увидел странное существо — не то женщину, не то обезьяну. У нее было широкое морщинистое лицо, будто гримасничающее, голые груди болтались как мешки, за спиной развевались длинные спутанные волосы…

Молодой человек ощутил леденящий страх и резко повернул к берегу. Однако существо постоянно нагоняло его, касаясь шеи, спины, ног. При этом оно издавало радостный визг.

Выбравшись на берег, Тургенев со всех ног бросился бежать, не захвати ни одежды, ни ружья. Существо последовало за ним… К счастью, им встретился мальчик-пастушок, который принялся стегать чудище кнутом и этим обратил его в бегство. Крича от боли, «женщина-обезьяна» скрылась в лесных зарослях.

Как ни странно, этот случай так и не стал темой для рассказа. Но люди, которым хоть раз довелось столкнуться с чем-то из сферы «непознанного», нередко потом всю жизнь проявляют к этому интерес. По-видимому, это и произошло с одним из самых выдающихся русских писателей-классиков.

ТУТ ЗАБАВНО

Авторизация на сайте

Свежие записи

О сайте «Тут забавно»

Свежие комментарии

  • D19 к записи Почему я не вылез из шкафа
  • Lexx69 к записи Этому району нужен герой!
  • nu xz к записи Художник создаёт из кирпичиков LEGO потрясающие произведения искусства (30 фото)
  • nu xz к записи Французские нудисты продолжают придумывать себе новые развлечения

  • merlino к записи Папа и дочка отправляли фотоотчет для мамы в командировке (14 фото)

Метки

Мистика в жизни писателей( 6 фото )

Ко мне в руки попала очень увлекательная книга «Мистика в жизни выдающихся людей» Дениса Лобкова. Истории, описанные им впечатляют и некоторыми из них я хочу поделиться с вами. Верить или не верить этой информации каждый решит для себя сам.

Как оказалось, писатель верил в гадания и магию. Да-да, в это сложно поверить, но дабы заполучить возлюбленную, он обратился к «волшебнице» и получил от нее приворотное зелье. В итогде роман случился, но увы, недолгий. Увы, у каждого волшебства есть цена и возлюбленная Тургенева ушла от него к его же отцу.

Жизнь «солнца русской поэзии» буквально пронизана мистикой. Веря в предсказание гадалки Кирхгоф (которая рассказала о будущем поэта очень подробно), Пушкин всю жизнь остерегался «белой головы» в любой из возможных интерпретаций (и при этом умер от выстрела блондина Дантеса). Также, во время беседы на религиозную тему Пушкина с графом Ланским, к ним внезапно присоединился еще один человек, имеющий некие неоспоримые аргументы в пользу религии. Доводы неизвестного были настолько убедительными, что собеседники не нашлись, что ответить, а незнакомец тот час покинул комнату. Ни сами граф с писателем, ни слуги, ни кто либо еще не могли понять что это был за человек и откуда он взялся в запертом доме.

Как и у Пушкина, жизнь Блока была полна гаданий и мистики. К примеру, даже его карьера писателя началась с предсказания этого старой цыганкой, напророчившей тогда еще совсем маленькому Блоку славу и известность. Если верить воспоминаниями супруги Блока, то и у самого поэта был особый дар помимо писательского:
«Александр Александрович часто видит сны, которые сбываются. Он может описать дом, который никогда не видел и в котором ему только предстоит оказаться. А уж сколько изменений человеческих судеб он увидел еще до того, как произошли события… Но он не любит говорить на эту тему, как, впрочем, вообще рассуждать о мистицизме»

Будучи писателем, актером, режиссером и даже сценаристом, Василий Шукшин увлекался хиромантией (гаданием по руке). Началу этому увлечению положила случайная встреча с уличной гадалкой, предсказания которой сбывались с поразительной точностью. Так Шукшин стал уделять хиромантии все больше и больше внимания, подчас даже откладывая принятие важного решение до очередного сеанса.

Самого себя поэт называл реалистом и в мистику не верил от слова «совсем». Тем не менее, летом 1915 года во время грозы, Маяковский, решив понаблюдать из открытого окна за непогодой внезапно увидел шаровую молнию. Светящийся шар возник словно из неоткуда, подлетел к поэту и случилось чудо; Маяковский услышал детский голос, призывающий его не бояться и уверяющий, что не тронет поэта.
Размышляя над случившимся Майковский считал, что в образе шаровой молнии его навестила душа умершего в трехлетнем возрасте родного брата.

Таинственные Повести Тургенева

В начале 60-х годов прошлого века в творчестве великого русского писателя Тургенева появилась тема таинственного. Впервые она воплотилась в рассказе «Призраки», написанном в18б1-1863 годах. Затем образ таинственного стал возникать в все чаще и чаще: «Собака» (1864), «Странная история» (1869), «Стук. Стук. Стук. » (1870), «Часы» (1875), «Сон» (1876), «Рассказ отца Алексея» (1877), «Песнь торжествующей любви» (1881), «После смерти» (1882) и некоторые другие его произведения, в частности незавершенный рассказ «Силаев», который создавался предположительно в конце 70-х годов. Все эти произведения исследователи творчества писателя относят к «таинственным повестям» Тургенева.

Их открывает рассказ «Призраки», названный в подзаголовке «Фантазией». Зачем автору потребовалось такое уточнение? Не опасался ли он непонимания, неприятия нового для него направления со стороны читателей, друзей, собратьев по перу, критиков? Исследователи литературного наследия Тургенева обратили внимание, что писатель, «словно предвидя это непонимание, предохранял себя на всякий случай разговорами о „пустячках», „безделках», „вздоре». А потом сердился и переживал, когда эти „пустячки» так и признавались пустячками. » (И. Виноградов).

«Таинственные повести» Тургенева были встречены современниками почти в штыки. И. Виноградов в этой связи замечает: «Трезвый реалист, всегда поражавший удивительной жизненной достоверностью своих картин, — и вдруг мистические истории о призраках, о посмертной влюбленности, о таинственных снах и свиданиях с умершими. Многих это сбивало с толку». Особенно досталось писателю за рассказ «Собака» — о разорившемся помещике, которому чудится, будто его преследует призрак какой-то таинственной собаки. Один из ближайших друзей Тургенева, В. П. Боткин, познакомившись с «Собакой», написал ему: «Она плоха, говоря откровенно, и, по мнению моему, печатать ее не следует. Довольно одной неудачи в виде «Призраков».

Но вместо ожидаемого «конца» последовал новый взлет творчества писателя, не понятый не только его современниками, но и в более поздние времена. Появление «Призраков» советские литературоведы связывают с внешними и внутренними причинами: «. когда происходило обострение классовой борьбы, Тургенев приходил в угнетенное состояние»; он «пережил в этот период тяжелый душевный кризис, может быть самый острый из всех, что пришлось ему когда-либо испытать», — писал в 1962 году И. Виноградов. Но поразительно, последнее не отрицает и сам Тургенев. В письме В. П. Боткину от 26 января 1863 года он пишет в СЕЧЗИ с «Призраками»: «Это ряд каких-то душевных dissolving-views (туманных картин), вызванных переходным и действительно тяжелым и темным состоянием моего «Я». Насколько писатель был искренен в оценке своего состояния перед другом, мнением которого дорожил? Не «прибеднялся» ли на всякий случай? Положим, «Призраки» написаны Тургеневым в стоянии тяжелого душевного кризиса (правда, остается непонятным, как в таком состоянии мог быть создан подобный шедевр), ну а все прочие «таинственные повести»? Что, обострение классовой борьбы и вызванное этой и другими причинами «тяжелое и смутное состояние» продолжались еще два десятилетия, до 1882 года? Ведь нет же, а шедевры, в том числе и «таинственные», продолжали выходить. Так в чем же дело?

Все очень просто. Тургенев никогда не изменял себе. Он как был, так и остался реалистом, в том числе и в изображении таинственного. Дар писателя, наблюдательность, интуиция, знание жизни своего народа позволило Тургеневу отобразить таинственное с такой точностью в деталях, какая не всегда доступна иному профессионалу. На это обстоятельство, насколько известно, впервые обратила внимание М. Г. Быкова. В книге «Легенда для взрослых» (МД 1990), в которой рассказывается о проблеме потаенных животных, включая и снежного человека, Майя Генриховна задается вопросом: «Применял ли когда-нибудь Тургенев знание о необычном в природе в своем творчестве?» И отвечает на конкретном примере: «В рассказе „Бежин луг» природа вплотную на мягких лапах подступает к ребячьему костру. Поражают детали, конкретные знания: „Леший не кричит, он немой», — роняет Илюша, которому на вид не более двенадцати лет». А в письме к Е. М. Феоктистову Тургенев в отношении «Бежина луга» заметил: «Я вовсе не желал придать этому рассказу фантастический характер». Такое мог сказать только реалист.

А отдельные элементы таинственного в его произведениях были не столь круты, и читающая публика вполне могла воспринимать их как полет творческой фантазии. Видимо, писатель и сам расценивал свои «таинственные» творения подобным же образом, но присущие ему ощущение таинственных сторон жизни и необыкновенно развитая интуиция позволили как бы невольно и в какой-то мере неосознанно отразить в «таинственных повестях» нечто большее — саму фантастическую реальность, облеченную в изысканно художественную форму.


Конечно, можно было бы подробно и под интересующим нас углом зрения рассмотреть все «таинственные повести» Тургенева и в каждом отдельном случае найти соответствующие жизненные реалии. Однако мы не будем утомлять внимание читателя многочисленными параллелями, а остановимся лишь на последнем «таинственном» произведении писателя — повести «После смерти» («Клара Милич»), в основе которой лежит подлинная история посмертной влюбленности магистра зоологии Владимира Дмитриевича Аленицына (1846-1910) в Евлалию Павловну Кадмину (1853-1881) — молодую, красивую, талантливую актрису и певицу (контральто), которая покончила с собой 4 ноября 1881 года, приняв яд при исполнении роли Василисы Мелентьевой в одноименной пьесе А. Н. Островского во время спектакля на сцене драматического театра в Харькове. По одной из версий Аленицын, увидев однажды Кадмину, влюбился в нее, а после ее смерти любовь магистра приняла форму психоза. Другие утверждали, что зоолог влюбился в актрису только после ее смерти. При всем при том сама Кадмина и не подозревала о существовании Аленицына. В то время эта жизненная Драма была у всех на устах, знал о ней и Тургенев. С Аленицыным он встречался у своих знакомых, с Кадминой лично знаком не был, но видел раз на сцене. Замысел повести возник у писателя в декабре 1881 года. В его письме к Ж. А. Полонской от 20 декабря 1881 года есть такие строки: «Презанимательный психологический факт сообщенная Вами посмертная влюбленность Аленицына! Из этого можно бы сделать полуфантастический рассказ вроде Эдгара По». В сентябре 1882 года повесть «После смерти» была уже завершена. Читатели смогли познакомиться с ней в начале января следующего года, когда она была напечатана в первом номере журнала «Вестник Европы» за 1883 год.

Дата добавления: 2020-10-06 ; просмотров: 2659 | Нарушение авторских прав

Мистика в жизни Тургенева — Тургенев, мистика, полтергейст, ужасы, писатель

А Created using Figma

Vector Created using Figma Перемотка Created using Figma

Книги Created using Figma С Created using Figma Component 3 Created using Figma Ok Created using Figma Ok Created using Figma Ok Закрыть Created using Figma Rectangle Created using Figma

Group Created using Figma

Vector Created using Figma Vector Created using Figma ��� ������� Created using Figma Eye 2 Created using Figma facebook Created using Figma Vector Created using Figma Rectangle Created using Figma facebook Created using Figma Group Created using Figma

Rectangle Created using Figma

Rectangle Created using Figma

На полный экран Created using Figma

google Created using Figma

И Created using Figma Идея Created using Figma Vector Created using Figma

Стрелка Created using Figma Group Created using Figma

Login Created using Figma logo_black Created using Figma

Logout Created using Figma

Mail.ru Created using Figma Маркер юнита Created using Figma Vector Created using Figma Vector Created using Figma Vector Created using Figma Vector Created using Figma Vector Created using Figma Vector Created using Figma Vector Created using Figma Vector Created using Figma Vector Created using Figma Vector Created using Figma Vector Created using Figma Vector Created using Figma Развернуть лекцию Created using Figma


Громкость (выкл) Created using Figma Стрелка Created using Figma odnoklassniki Created using Figma Ð Created using Figma

Пауза Created using Figma Пауза Created using Figma

Rectangle Created using Figma Rectangle Created using Figma Плей Created using Figma Доп эпизоды Created using Figma

Vector Created using Figma Vector Created using Figma rss Created using Figma Свернуть экран Created using Figma Component Created using Figma Стрелка Created using Figma Шэринг Created using Figma

Громкость Created using Figma

Скорость проигрывания Created using Figma

telegram Created using Figma twitter Created using Figma

Created using Figma

И Created using Figma

vk Created using Figma vk Created using Figma Я Created using Figma

Яндекс Created using Figma youtube Created using Figma

Прочитайте онлайн Тени старинных замков | «ТАИНСТВЕННЫЕ» ПОВЕСТИ И. С. ТУРГЕНЕВА

«ТАИНСТВЕННЫЕ» ПОВЕСТИ И. С. ТУРГЕНЕВА

Предстоящее знакомство читателя с фрагментом написанного И. С. Тургеневым в 1861–1863 годах рассказа «Призраки» требует некоторых пояснений. Начиная с этого произведения в творчестве Тургенева все чаще проявляется образ «таинственного»: «Собака» (1864), «Странная история» (1869), «Стук… Стук… Стук. » (1870), «Часы» (1875), «Сон» (1876), «Песнь торжествующей любви» (1881), «После смерти» (1882) и некоторые другие, в частности незавершенный рассказ «Силаев», над которым писатель работал предположительно в конце 70-х годов. Все эти произведения исследователи творчества писателя относят к «таинственным повестям» Тургенева.

Их открывает рассказ «Призраки», названный в подзаголовке «Фантазией». Зачем автору потребовалось такое уточнение? Не предвидел ли он непонимания, неприятия нового для его творчества жанра со стороны читателей, друзей, собратьев по перу и критиков? Исследователи творчества Тургенева обратили внимание, что писатель, «словно предвидя это непонимание, предохранял себя на всякий случай разговорами о „пустячках“, „безделках“, „вздоре“. А потом сердился и переживал, когда эти „пустячки“ так и признавались пустячками…» (И. Виноградов).

«Таинственные» повести Тургенева были встречены современниками почти в штыки. И. Виноградов в этой связи замечает: «Трезвый реалист, всеща поражавший удивительной жизненной достоверностью своих картин, — и вдруг мистические истории о призраках, о посмертной влюбленности, о таинственных снах и свиданиях с умершими… Многих это сбивало с толку». Особенно досталось писателю за рассказ «Собака» — о разорившемся помещике, которому чудится, будто его преследует призрак какой-то таинственной собаки. Один из ближайших друзей Тургенева, В. П. Боткин, познакомившись с «Собакой», написал ему: «Она плоха, говоря откровенно, и, по мнению моему, печатать ее не следует. Довольно одной неудачи в виде „Призраков“.» А поэт и переводчик П. И. Вейнберг поместил в сатирическом журнале «Будильник» нечто вроде открытого письма Тургеневу в стихах:

«Я прочитал твою „Собаку“, И с этих пор В моем мозгу скребется что-то, Как твой Трезор. Скребется днем, скребется ночью, Не отстает И очень странные вопросы Мне задает: „Что значит русский литератор? Зачем, зачем По большей части он кончает Черт знает чем?“»

Но вместо ожидаемого «конца» последовал новый взлет творчества писателя, не понятый не только современниками, но и в более позднее время. Появление «Призраков» современные исследователи творчества Тургенева связывают с внешними и внутренними причинами: «когда происходило обострение классовой борьбы, Тургенев приходил в угнетенное состояние»; он «пережил в этот период тяжелый душевный кризис, может быть самый острый из всех, что пришлось ему когда-либо испытать», писал в 1962 году И. Виноградов. Но, поразительно, последнее не отрицает и сам Тургенев. В письме В. П. Боткину от 26 января 1863 года он пишет в связи с «Призраками»: «Это ряд каких-то душевных dissolvingviews (туманных картин. — И. В.) — вызванных переходным и действительно тяжелым и темным состоянием моего Я». Насколько писатель был искренен в оценке своего состояния перед другом, мнением которого дорожил? Не «прибеднялся» ли он на всякий случай?

Положим, «Призраки» написаны Тургеневым в состоянии тяжелого душевного кризиса (правда, остается непонятным, как в таком состоянии мог быть создан такой шедевр), ну а другие «таинственные повести»?

Что, обострение классовой борьбы и вызванное этой и другими причинами «тяжелое и темное состояние» продолжались еще два десятилетия, до 1882 года? Ведь нет же, а шедевры, в том числе и «таинственные», продолжали выходить. Так в чем же дело? Все очень просто. Тургенев никогда не изменял себе. Он как был, так и остался реалистом, в том числе и в изображении «таинственного». Дар писателя, наблюдательность, интуиция, знание жизни своего народа позволили Тургеневу отображать «таинственное» с такой точностью в деталях, какая не всегда доступна иному профессионалу. На это обстоятельство обратила внимание М. Г. Быкова. В книге «Легенда для взрослых» (Москва, 1990), в которой рассказывается о проблеме потаенных животных, включая и снежного человека, она задается вопросом: «Применял ли когда-нибудь Тургенев знание о необычном в природе в своем творчестве?» И отвечает на конкретном примере: «В рассказе „Бежин луг“ природа вплотную на мягких лапах подступает к ребячьему костру. Поражают детали, конкретные знания: „Леший не кричит, он немой“, — роняет Илюша, которому на вид не более двенадцати лет». Это к вопросу об аналогичной молчаливости снежного человека. А в письме к Е. М. Феоктистову Тургенев в отношении «Бежина луга» заметил: «Я вовсе не желал придать этому рассказу фантастический характер». Такое мог сказать только реалист.

А ведь писатель имел опыт встречи с таинственным, да такой, что пережить подобное и врагу не по желаешь! Об этой встрече рассказано в названной выше книге М. Г. Быковой.

Как-то в Париже у Полины Виардо собравшиеся заговорили о природе ужасного. Интересовались, почему ужас всегда возникает при встречах с необъяснимым, таинственным. И тогда Иван Сергеевич рассказал о бывшем с ним случае встречи с ужасным и таинственным существом в лесах средней полосы России. Присутствовавший при этом Мопассан по свежим следам записал рассказанное:

«Будучи еще молодым, Тургенев как-то охотился в русском лесу. Бродил весь день и к вечеру вышел на берег тихой речки. Она струилась под сенью деревьев. Вся заросшая травой, глубокая, холодная, чистая. Охотника охватило непреодолимое желание окунуться. Раздевшись, он бросился в воду. Высокого роста, сильный и крепкий, он хорошо плавал. Спокойно отдался на волю течения, которое тихо его уносило. Травы и корни задевали его тело, и легкое прикосновение стеблей было приятно. Вдруг чья-то рука дотронулась до его плеча. Он быстро обернулся и… увидел страшное существо, которое разглядывало его с жадным любопытством. Оно было похоже не то на женщину, не то на обезьяну. Широкое и морщинистое, гримасничающее и смеющееся лицо. Что-то неописуемое — два каких-то мешка, очевидно, груди, болтались спереди; длинные спутанные волосы, порыжевшие от солнца, обрамляли лицо и развевались за спиной. Тургенев почувствовал дикий леденящий страх перед сверхъестественным. Не раздумывая, не пытаясь понять, осмыслить, что это такое, он изо всех сил поплыл к берегу. Но чудовище плыло еще быстрее и с радостным визгом то и дело касалось его шеи, спины, ног. Наконец, молодой человек, обезумевший от страха, добрался до берега и со всех сил пустился бежать по лесу, бросив одежду и ружье. Страшное существо последовало за ним: оно бежало так же быстро и по-прежнему повизгивало. Обессиленный беглец — ноги у него подкашивались от ужаса — уже готов был свалиться, когда прибежал вооруженный кнутом мальчик, пасший стадо коз. Он стал хлестать отвратительного человекоподобного зверя, который пустился наутек, крича от боли. Вскоре это существо, похожее на самку гориллы, исчезло в зарослях».

А теперь перейдем непосредственно к «Призракам». Ввиду значительного объема произведения придется ограничиться его фрагментом, в котором описывается путешествие в прошлое.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Женский журнал про диеты, отношения, красоту и стиль