Мистика старых усадеб — усадьбы, старинные усадьбы, мистика, легенды


Тайна старинной усадьбы

В самый разгар рабочего дня в моем кабинете раздался телефонный звонок.
— Здравствуйте! Вы не могли бы пригласить к телефону Дарью Уфатову!
— Здравствуйте, это я!
— Вас беспокоят из «Общества Охраны Архитектурного Наследия России», вы являетесь единственной прямой наследницей старинного рода Коровановых, следовательно, в ваше распоряжение переходит усадьба на территории села Ропотки, сроком на один год.
— Простите, это какая-то ошибка!
— Никакой ошибки здесь нет! Наш фонд сократил выделение средств на содержание данного вида сооружений и поэтому, решением комиссии принято — передать в распоряжение наследников, усадьбу Коровановых.
— Что за глупый розыгрыш?
— В течение этого года, вам необходимо найти спонсоров на восстановление родовой усадьбы. В противном случае, здание будет признано ветхлым и снесено, а земля распродана на аукционе.
— А мне какая разница?! Можете хоть сейчас сносить и распродавать!
— На днях в село Ропотки, на имя бывшей смотрительницы усадьбы, будут отправлены все подтверждающие документы. Доброго вам дня!
На другом конце провода послышались монотонные гудки.
— Я вообще ничего не могу понять! – вслух произнесла я и двумя руками обхватила внезапно скованную болью голову. – Какая усадьба? Какие документы? Какая еще смотрительница?
— Дашка, что случилось?- спросила сидевшая за столом напротив коллега и по совместительству подруга, Лиза.
Это была добрая, отзывчивая и прихорошенькая девушка. Я ей даже завидовала немного. Ее светлая, кучерявая головка, прекрасно сочеталась с огромными василькового цвета глазищами, обрамленными длинными, как у куклы ресницами, маленькие, розовенькие губки, напоминали едва приоткрывшийся бутон розы. Хрупкая шейка, держала все это великолепие на себе и переходила в миниатюрную, с довольно округлыми линиями в нужных местах, фигуру. Чего, конечно же, не скажешь обо мне: высокого роста, с прямыми, длинными каштанового цвета волосами. Тонкие, разлетающиеся вверх брови, открывали пространство для моих (непонятно в кого) светло-голубых глаз. Маленький, аккуратный носик, был немного вздернут наверх, губы припухшие и всегда бордового цвета. В общем, я себе никогда не нравилась и относила себя к обычному долговязому созданию, с ни чем не примечательной внешностью.
Я вкратце передала содержание странного звонка Лизе.
— Немедленно собрала вещи и вперед!
— Бред это все! Какая с меня наследница родового имения? Сколько жила ничего подобного не слышала. Отец рассказывал что-то там про нашего прапрадеда-военнослужащего при государыне, но чтоб про усадьбу – никогда!
— Классно! – не унималась Лиза. – Может, мы вместе туда поедем?
— Было бы не плохо.
Отпуск нам выделили только на одну неделю, поэтому быстро разъехавшись по домам, мы собрали все необходимые на первое время вещи, усадили моего лохматого любимца — пекинеса Арчи в Лизкину машину и отправились в путь.
Несмотря на теплую, солнечную погоду, нежные весенние пейзажи и смешную мордочку Арчи с развивающимся по ветру языком, настроенье у меня было «ниже плинтуса». Навигатор вывел нас на проселочную дорогу, по обе стороны которой расстилались зеленым ковром засеянные поля. Проехав табличку «Ропотки», мы оказались в небольшом селении. Широкая, утопающая в цветах улица, пролегала ровной лентой практически до самого конца села. По бокам расположились уютные, деревянные домишки. Вдали вырисовывался холм и, будто бы осматривая свои владения, на нем возвышалась старая усадьба.
Полтора суток в дороге, давали о себе знать, от усталости ломило все тело, и страшно кружилась голова. Остановив машину, мы зашли в первый попавшийся двор и постучали.
— Вам чего нужно? – пробасил громкий, мужской голос.
— Подскажите, пожалуйста, где тут можно найти смотрительницу усадьбы?
— Так вот же, прямо через два дома от меня живет Тая Львовна. – Мужчина в растянутых трико и голым, запущенным напрочь торсом, добавил: — А вы, девчонки, наверно усадьбу посмотреть хотите? У нас тут места красивые, жаль, что скоро смотреть вообще не на что будет.
— Почему? – спросила я.
— «Толстопузы» на джипах сюда зачастили. Хотят гостиничный комплекс строить. Только заминочка вышла! – Мужчина ехидно усмехнулся, а девушки в это время переглянулись между собой. – Закон недавно вышел, что если государство не может содержать такие имения, то оно на время передается прямым наследникам. Вот теперь, активно ищут потомков рода Коровановых.
— А если не найдут, что тогда?
— Выкупят и все дела. Но усадьба – проклята! Призраки ее охраняют. Старожилы поговаривают, что клад спрятан в ней. Я и сам там приведение не раз видел, а по ночам плачь или звон колоколов из разрушенной церкви по всей округе раздается.
— Ты пару рюмок намахнешь, еще не то чудиться начинает! Совсем девчонок запугал! – На пороге появилась симпатичная женщина, в кухонном фартуке и платком на голове. Приветливо улыбнувшись, она жестом пригласила нас войти в дом. – Может, чайку горячего выпьете с дороги? Я пирожков с капустой напекла.
Мгновенно подкатила голодная слюна, а ноги сами понесли в дом. Хозяйка наполнила миску для Арчи молоком, и тот жадно прихлебывая, накинулся на угощение.
— Спасибо вам за гостеприимство!
— Девочки, если хотите, можете остановиться у нас. Дом большой, гости в наших краях такая редкость. А завтра с утра на экскурсию с Таей Львовной пойдете. Ее предки в этом имении рождались и умирали. Вот и она решила всю жизнь сохранению усадьбы посвятить.
— А кто были эти Коровановы? – с нарастающим интересом спросила Лиза.
— В 1795 году, Екатерина II пожаловала землю, отличившемуся в воинской службе
полковнику Василию Корованову. Он построил усадьбу на вершине холма, в нашем селе, ее при подъезде издалека видно. У подножия протекает река «Рябь», за пределами реки он фруктовые сады разместил. Со временем был обустроен парк, с таинственными гротами и романтичными беседками. Василий Николаевич долго не мог выбрать себе невесту, но в соседское имение после окончания учебы, младшая дочь вернулась, Анна Павловна. В честь ее возвращения прием организовали. Два красивых, образованных и пылко жаждущих любви человека, встретились и уже не смогли расстаться. Обвенчавшись, они жили счастливо, шестеро деток на свет божий сотворили. Вскоре полковника на войну отозвали. В 1812 году дошел до Парижа, отличился в сражении при Лейпциге и Кульме, там он получил смертельную рану. В память о муже Анна Павловна церковь Святой Троицы построила рядом с усадьбой. А вскоре и сама в могилу слегла, не перенеся потерю возлюбленного.
— Это ее плачь, по ночам теперь слышится? — спросили мы с Лизой в один голос.
— Люди чего только не болтают. После смерти полковника в этой усадьбе много слез было пролито. Возможно, что души умерших, теперь покой обрести не могут.
— А на ком хозяйство осталось?
— К старшим сыновьям перешло имение, а опеку за тремя младшими детьми, взяла на себя 14-летняя средняя дочь Елена. Имение процветало, но однажды, пришло письмо с приглашением на воинскую службу к государю, двух старших братьев, в память об их отце. Обещалось приличное жалование и дополнительные почести при дворе.
— Поэтому Елене срочно пришлось выйти замуж?
— Да. И как вы понимаете, ни о какой любви здесь не могло быть и речи. Старый, злобный и похотливый граф Самофалов слал ее мужем.
— Она стала графиней! Классно!
— Ох, девочки, ее судьбе не позавидуешь! Молва о красоте, уме и добродетели молодой графини разлетелась повсюду. Их часто приглашали на балы, приемы, оказывали им всевозможные визиты. Но счастья от этого она не испытывала. Младших братьев, старый граф отослал учиться в гимназию. И сердце Елены тоскливо сжимало от одной мысли о них. Вечером, прогуливаясь как обычно по парку, неожиданно из кустов акации на нее выскочила с лаем, огромная, рыжая собака. От испуга сознание покинуло девушку. Очнувшись на руках молодого, симпатичного мужчины, он обеспокоенно вглядывался ей в лицо и наконец, произнес:
— С вами все в порядке?
Елена молчала, краска беспощадно залила ее хорошенькое личико. Он не должен был начинать разговор, не представившись, да еще и в такой щекотливой ситуации.
— Великодушно извиняюсь! Князь Хромов Петр Михайлович. – Молодой человек, казался довольно растерянным. – Простите меня и моего четырехлапого друга. Как я могу загладить перед вами, нашу с Грейсом вину?
— Не вините себя и это милое создание. Мне нужно было быть внимательней.
Князь помог Елене подняться на ноги и отряхнуть подол ее платья.
— Не соизволите меня проводить до дома Петр Михайлович и рассказать причину появления такой важной персоны в нашей глуши?
— Я приехал к другу моего отца, к графу Самофалову с важным поручением.
— Странно, меня супруг не предупредил о гостях.
— Графиня Самофалова, — молодой человек уважительно преклонил голову, — наслышан о вашей красоте, но увидев вас воочию, понимаю, что это — невозмутимая ложь! Вы свежи, как утренняя роса и невообразимо прекрасны, будто бы воспетая в мифах богиня, олицетворяющая красоту, сошла с небес и оказалась со мной рядом, бедным, с воспаленной фантазией, мечтателем. Позвольте мне, развеять мои сомнения и поцеловать ручку прекрасной богине, уверен, что вы испаритесь в ту же секунду, в облаке волшебной пыли.
Князь действительно был поражен красотой молодой графини, и он твердо решил найти способ оставаться в усадьбе как можно дольше и завладеть сердцем девушки. Его усилия не прошли даром. Елена окунулась с головой в тайные свидания, пылкие, любовные переписки, жаркие ночи. Она еще никогда не была так счастлива и в тоже время так безнадежно несчастна. Но все тайное рано или поздно, становиться явным. Старый граф узнал от «доброжелателей» о бесчестии своей жены. Вызвав ее на разговор, он рассвирепел от ярости. Отвергнутый муж ожидал услышать что угодно, мольбы о пощаде, слезное раскаяние, а наткнулся на холодную, невозмутимую Елену. Ненависть и чувство глубокого унижения помутнили рассудок графа. Схватив, молодую жену за волосы со всей силы, швырнул на пол. Падая, она зацепила головой острый угол камина и по ее виску, быстро набирая скорость, побежала алая струйка крови. Испугавшись, содеянного граф бросился к Елене, безостановочно целуя бледнеющее на глазах, лицо девушки:
— Прости, прости, прости меня старого безумца. Я люблю тебя, только не умирай. Я все забуду, обещаю!
— Глупец! – усмехнулась она – Я тебя никогда не любила! Будь ты проклят! – и на лице ее застыла самодовольная улыбка.
Граф, взбешенный последними словами жены, еще долго осыпал бездыханное тело многочисленными, тяжелыми ударами. Обезображенный труп Елены, нашли через месяц в реке, а опознали ее только по кулону матери на груди. Наказать виновника не успели, он скончался при задержании, от сердечного приступа. Князь Хромов, вскоре женился на богатой наследнице старинного дворянского рода, с которой как оказалось, был помолвлен с юных лет, а прекрасную Елену больше никогда не вспоминал.
— Какая жуткая история любви! — еле слышно произнесла я, нащупав на груди серебряный кулон моей бабушки
— И кому же впоследствии перешла усадьба? – спросила Лиза.
— Младшие Братья Елены, а в дальнейшем и их потомки проживали в имении. Род Коровановых, считается одним из древних. У смотрительницы усадьбы сохранились портреты хозяев. В вас, Дарья, есть аристократические черты. Не смейтесь, пожалуйста, но вы чем-то схожи с графиней Еленой, я видела ее портрет.
«Может мне это снится?» — подумала я, — «Почему мне ничего не рассказывали родители о моем происхождении? Да еще и этот кулон, снятый с груди утопленницы, теперь хранит тепло моего тела. Я даже подумать не могла, что ему более двухсот лет! Какие тайны мне еще предстоит раскрыть?»
— Что-то мы совсем заболтались. Пойдемте спать! – громко зевнув, я встала из-за стола.
— Может, еще немного посидим? – умоляюще, Лиза посмотрела на меня, своими ангельскими глазенками.
— Нет. Завтра рано вставать.
Гостеприимная хозяйка пожелала нам доброй ночи, а мы с Лизкой удобно устроились на старом диване, утопая в перьевых подушках. Арчи, уткнулся мокрым носом мне в ноги и мирно засопел.
Утром нас разбудила хозяйка и пригласила завтракать на веранду. Румяные оладушки со сметанкой и горячим, ароматным чаем, улетучили состояние недосыпа. Теперь можно и делами заняться. Отблагодарив хозяйку за ночлег и гостеприимство, кстати, денег она с нас не взяла, мы отправились в соседний дом, к смотрительнице усадьбы Таи Львовне.
Дверь нам открыла пожилая женщина, седина покрывала уложенные в тугой пучок волосы. Морщинки расползлись по доброму, еще хранившему красоту, лицу.
— Доброе утро, девочки! – правильно поставленным голосом, приветствовала нас женщина.
— Доброе утро, Тая Львовна. Я – Дарья Уфатова, но это отцовская фамилия. А фамилия моей матери — Корованова. Мне позвонили из «Общества Охраны Архитектурного Наследия России» и направили за документами и разъяснениями к вам.
— Тогда проходите. Разговор будет длинным.
И действительно, разговор затянулся до вечера. Усадьба, собственницей которой теперь являюсь я, перешла в мое распоряжение сроком на один год. Несправедливость, как может показаться вначале, на самом деле является безысходностью. И вот таким нехитрым способом, передачи усадеб прямым наследникам, государство пытается ухватиться хоть за какую-нибудь возможность сохранения исторических сооружений. Во времена революции, последний хозяин усадьбы Коровановых, успел укрыть жену с двумя детьми у родственников своего управляющего. А сам, вернулся забрать оставшиеся ценности, но не успел. Его безжалостно расстреляли в своем же, собственном доме. В советское время, в усадьбе на первом этаже, разместили библиотеку, а на втором, вечернюю школу. Благодаря этому, здание, хоть и в запущенном состоянии, но все же, сохранилось до наших дней. Церковь разграбили и разрушили, от нее остались только развалины и одна башня, ранее предназначенная для колокольни. Фруктовые сады запущенны, местами вырублены. Посреди безмолвия одичавшего парка, едва читаются липовые аллеи, по которым некогда прогуливались, довольно-таки известные по тем временам люди. Неизменным оставался лишь овраг, с безмолвной, укрывающей тайны в зеленых водах рекой.
— Ну, что теперь пойдемте, прогуляемся и я вам саму усадьбу покажу.
— Может, лучше на машине поедем?
Мы наконец-таки вышли на улицу. Ветерок, приятно обдувал лицо вечерней прохладой. Я подняла голову, навстречу тонущему в розовом море, солнцу. Я почувствовала себя снова маленькой девочкой, в сказочной стране, которой правлю я сама.
— Дашка, а где мы сегодня ночевать будем? – Лиза прервала мои фантазии из детства.
— Наверно придется вернуться к нашей гостеприимной хозяйке. Думаю, мы здесь надолго не задержимся.
— А почему вы не рассматриваете вариант, чтобы остаться ночевать в усадьбе? Некоторые комнаты, вполне пригодные для жилья.
— Вы шутите? – не выдержала Лиза.
— Разве я похожа на шутницу? Если вы думаете, что я выжила из ума, в силу своего возраста, то вы ошибаетесь.
— Извините, пожалуйста. Просто ваше предложение, кажется немного странным. Усадьбе более двухсот лет, ее вообще хотят снести. Так какие там могут быть условия?
— Я всю свою жизнь посвятила восстановлению этой усадьбы. Все средства, которые у меня имелись, я вложила в нее, чтобы открыть музей, восстановить парк, чтобы наши потомки не забывали своих корней. Но получается, что все это зря, ничего не вышло. Вам как я поняла, «плевать» на кровь, слезы и пот, пролитые на этой земле вашими предками. Люди посвящали всю жизнь, спасению этого имения, а вы, Дарья, не хотите даже попытаться, сохранить то, что по праву принадлежит вам.
Повисло затяжное молчание. До меня одно за другим, начали доходить слова Таи Львовны. Мне действительно стало стыдно. Я ощутила себя полным ничтожеством. У меня никого в этой жизни не осталось, кроме Лизки и Арчи. Держаться особо не за что. Работу с кучей бумажек, я ненавидела. Хотелось как-то реализоваться, но возможности не было. И когда судьба предоставила такой шанс, я испугалась сложностей. Трусиха!
— Дашь, не обижайся на меня, но я желаю тебе только добра. Ты должна теперь гордиться своим происхождением и соответствовать ему. Давай попробуем отстоять твое право наследия. Я обещаю быть всегда рядом и помогать тебе в любых трудностях. А вдвоем у нас точно все получится.
Слезы рекой побежали по щекам. Я обняла Лизку и что было мощи, прижала к себе.
— Я счастлива, что у меня есть ты. Придется уволиться с работы и продать квартиру. На первое время понадобится, очень много денег. А потом уже преступим к поиску спонсоров.
— У меня тоже есть кое-какие накопления! – захлопала от радости в ладоши Лиза.
Тая Львовна прослезилась вместе с нами. Взяла мою руку, в свои теплые ладони и до самых дверей усадебного дома не отпускала ее. Мы решили ехать туда сразу со всеми вещами. Подъездная дорога оставляла желать лучшего. От парковских ворот остались только столбы, от которых брал свое начало высокий, резной забор, местами скорченный, или просто его уже не было. Парк превратился в лес, некогда песчаная дорога, осталась едва узнаваемой. Оставив машину на въезде, мы дальше отправились пешком. И перед нами открылся захватывающий вид на каменный двухэтажный дом. Крыльцо украшали три мощные колоны с флигелями. Ступеней практически не осталось. Белый цвет усадьбы, превратился в темно-серый. Высокие, с закругленным верхом окна, сохранили свое величие и красоту. Мне показалось, что в одном из окон, мелькнула чья-то тень.
— Здесь кто-нибудь сейчас есть? – спросила я у смотрительницы.
— Что ты деточка? Ключи есть только у меня. Ну что ж пройдемте в сам дом.
Пожилая женщина поднялась по разрушенной лестнице и распахнула большую, двойную дверь. Хоть на улице было еще светло, но в доме царила темнота и жуткий холод. Арчи, будто бы что-то почувствовав, прижался к моим ногам ближе и жалобно заскулил. Я взяла его на руки и прижала к себе. Если честно мне и самой было не по себе.
— Свет и отопление здесь было, еще до советских времен. Я периодически прихожу протапливать помещения, в которых осталась мебель, портреты и разная мелочь. Но свет отключили сразу же, как только прекратили выделения средств на содержание усадьбы.
— И сколько выделяли?
— Триста двадцать рублей, в месяц. Смешно, правда? Но вследствие, постоянных задержек с выплатами, я оплачивала счета сама.
— Завтра подключим свет. А с отоплением что делать?
— В кухне есть немного дров, в малой гостиной построили угловую печь и есть старый камин. Мой сын проверял вытяжные трубы и стояки, они в хорошем состоянии. А для освещения здесь полно свеч. Сегодня на ночь я останусь с вами. Перекусить нам я тоже взяла.
Парадная гостиная, представляла собой, небольшой холл с изящной боковой, округлой лестницей на второй этаж. Большая, бронзовая люстра с канделябрами, нависала над нашими восторженными головами.
— Раньше, ее украшали флаконы из тончайшего стекла с изображением мифологических персонажей. Но, вы сами понимаете, что этого уже давно кануло в небытие.
На истертом, «изжившем свое» паркете, едва угадывался переплет рисунока. Стены были закрашены отвратительной, желтой краской, напоминая о некогда бывшей, в этом доме школе и библиотеке. Слева от входной двери стоял старый, орехового цвета комод. Тая Львовна отворила его дверцы и достала заранее приготовленные свечи, спички и один подсвечник.
— Теперь пойдемте в малую гостиную, нужно скорее растопить печь, чтобы комната успела прогреться.
Повернув направо, мы оказались в довольно уютной комнате, во главе которой стоял огромный камин.
— Это самая теплая комната в доме.
Тяжелые, зеленые шторы с золотистыми кистями, покрывали три высоких окна, расположенных напротив камина. Рядом стоял диванчик, из давно выцветшей, золотой ткани, украшали его подлокотники, ножки и верх спинки, резными узорами. В некоторых местах, сохранились остатки обоев, изображающие большие, белые пионы с бледно-зелеными лепестками на спокойном, бежевом фоне.
-Здесь так красиво! – восхитилась я.
— Было когда-то! – с ухмылкой добавила Лиза.
— Вы еще не видели остальные комнаты, а в этом доме их пятнадцать, не считая комнат прислуги.
— А мы разве поместимся втроем на этом крохотном диванчике? – все не унималась моя подруга.
— Не вижу в этом проблемы. Мы перетащим с других комнат софу и еще один диванчик.
Закончив все приготовления для комфортного завершения вечера, поужинать нам так и не удалось. Мы без сил рухнули каждый на свое место и провалились в глубокий сон.
Я открыла глаза от жуткого холода. Завернувшись плотнее в свой плед, я подошла к окну. Раннее утро было прекрасным. По земле струился белоснежным шлейфом туман, окутывая беспорядочно росшие во дворе кусты и деревья. Мне захотелось выйти на воздух. Тяжелая парадная дверь, поддалась не с первого раза. Облокотившись спиной на одну из колон, я закрыла от удовольствия глаза, слушая, как щебечут в ветвях деревьев птички. От чувства, что за мной кто-то наблюдает, по спине побежали мурашки. Открыв глаза, я осмотрелась, но ничего подозрительного не увидела. Подпрыгнув от неожиданного, звонкого лая Арчи.
— Ты, что с ума сошел? Перестань немедленно, разбудишь всех в доме!
Но собака не унималась, заливалась лаем, не отводя взгляд, от окон второго этажа.
— Что случилось? – на пороге появилась перепуганная Лиза и Тая Львовна.
— Арчи угомонись! – прикрикнула я на животное.
Он замолчал, поджал кучерявый хвостик и виновато посмотрел на меня.
— Может быть, там кто-то есть? Мне вчера тоже показалась тень человека на втором этаже.
— Девочки, это не возможно! Подумайте сами, нет смысла обитать в заброшенной усадьбе, где нет еды, нет света, даже протопить помещение нельзя, так как дым из трубы будет видно всему селу.
— Все верно. Значит это всего лишь, игра моего воображения.
— А может это не человек? Может это-то существо, про которое рассказывают местные жители! – с серьезным выражением лица, выдвинула свое предположение Лиза.
— Сколько лет присматриваю за усадьбой, но никакого существа, никогда не встречала. Хотя мой сын, несколько раз видел силуэт молодой женщины в белом и светящие шары в парке у реки. Я их тоже видела, правда значения не придавала. Мало ли, какие отражения света от воды могут быть.
— Вы видели фантомы, — настаивала на своем подруга, — это души умерших, не находящие покой.
— Возможно, вы правы, Лиза. Из личных записей бывших хозяев усадьбы, были упоминания о неких существах, обитающих в доме.
— Ладно, в те времена пережили, а мы и подавно переживем. – Весело улыбнувшись, я закончила этот не приятный разговор.
Тая Львовна уехала с Лизой, оплачивать коммунальные услуги за усадьбу. Раз уж я приняла окончательное решение остаться, то передо мной открывался нескончаемый ряд работ. Сегодня должны подключить свет и воду. Для приготовления пищи придется пользоваться газовым баллоном. Но самой невыполнимой задачей для меня, являлся вопрос: Где взять людей? И чем им платить? Ведь одна я – букашка, на фоне целого имения!
После утреннего происшествия, Арчи не отходил от меня ни на шаг. Оставшись с ним вдвоем, мы принялись исследовать первый этаж. При дневном свете дом не был таким темным и холодным, как показалось вначале. Малая гостиная, в которой мы провели ночь, благодаря стараниям Таи Львовны оказалась очень уютной комнатой. Из нее выходила смежная дверь в большую гостиную, скорее всего раньше, она выполняла предназначения бального зала. Вернувшись в парадную, я вошла в еще одну высокую дверь, это оказалась столовая. У стены стоял старый, без ручек и стекла на дверках, посудный шкаф. Рядом с ним стояли два стула, с резными ножками и зеленой тканевой обивкой. Полы, как и в бальном зале, были голые, с выкорчеванным паркетом. Бело-зеленые обрывки обоев на стенах, давали поверхностное представление о бывшем цвете комнаты. Из столовой смежная комната выводила в небольшую кухню, в которой я наткнулась на несколько дверей. Одна из них была приоткрыта, скорее всего, это был подвал, так как из него повеяло холодом и сыростью. Вторая, оказалась складским помещение, с разнообразными полками и крюками. А вот третью дверь мне открыть не удалось. Осмотревшись в кухне, я мысленно расставляла воображаемую мебель и аппаратуру по местам, как вдруг, над моей головой послышались тяжелые, неспешные шаги, плавно переходящие в громкий бег. Сердце бешено забилось, я схватила ничего не понимающего Арчи с пола и пустилась бежать со всех ног к выходу. Парадная дверь как назло, опять не хотела мне поддаваться, но приложив некоторые усилия я все же очутилась во дворе.
— Это еще что за чертовщина?!
Я лихорадочно, не попадая на кнопки мобильного, набрала Лизкин номер. Вскоре появились мои спасительницы в компании четырех рабочих, для подключения света и воды. Чуть позже должны были подъехать еще люди для установления газового баллона и плиты, а также проверки канализационных стоков. Пока мужчины занимались своей работой, мы втроем отправились исследовать второй этаж. Почти все двери в комнатах были открыты для проветривания. Тая Львовна показала нам семь спален, оранжерею с выходом на балкон и большой зал библиотеки, вот она и находилась над кухней. Никаких признаков жизни здесь мы не обнаружили.
Скудные остатки мебели, паркета, обрывки старинных гравюр, штор и разная мелочевка навевала размышления о жизни хозяев усадьбы в другие столетия. Две спальные комнаты оставались, закрыты на ключ. Отворив вначале одну, а потом другую, мы с Лизой ахнули, от увиденного. Это оказались главные спальни хозяйки и хозяина дома. В них, Тая Львовна хранила. Золоченые рамы XIII и начала XIX века, дубовые, ореховые резные рамки, второй половины прошлого столетия, прекрасно гармонировали с запечатленными на портретах костюмами, прическами и предметами разных, сменяющих одна другую эпох.
— Боже мой! Какая красота!
— Это то, что удалось привести последней хозяйке усадьбы, к брату моего деда в Тобольскую область. Мой дед управляющим в этом доме работал, также как и все в нашем роду по мужской линии. Поэтому и отношения между моим дедом и хозяевами, были до более теплые.
В комнатах помимо кроватей, консолей и стульев, в коробках аккуратно сложенные стояли изделия из фарфора. Набор принадлежностей для топки камина, ящик для дров, в виде полубоченка, масленые и спиртовые лампы, настольные колокольчики.
— Сохранилась даже кое-какая одежда с тех времен. – Тая Львовна распахнула шкаф, а я открыла рот от восторга.
Шелковые платья, костюмы, пояса и даже несколько туфель бережно хранились в льняных, а сверху полителеновых пакетах. Снизу, аккуратно упакованные шторы, вновь ждали своего часа.
— Вы необыкновенная женщина, Тая Львовна!
— Дарья, взгляните на этот портрет? Ну и что вы теперь скажете?
На меня, с неброского полотна смотрела темноволосая девушка, широко раскрытыми, голубыми глазами. Каштановые локоны, взбиты в высокую прическу. Длинная, грациозная шея, открывала белоснежные, хрупкие плечи. Грудь прикрывал букетик белых роз, увенчавший глубокий разрез ворота платья.
— Дашка, она действительно очень похожа на тебя! – удивленно воскликнула Лиза.
— Вернее я на нее. Это графиня Елена. С ее историей любви, нас уже ознакомили. – Пояснила я, удивленной Тае Львовне.
Остаток дня мы провели в хозяйственных работах по дому. Нам установили практически все удобства, необходимые для жизни: душ, туалет, газовую плиту с баллоном и электричество. Вечером, мы с Лизой отвезли Таю Львовну домой, сами заехали в сельский магазин, купить продукты и снять немного денег. Бюджет за сегодняшний день, превратился в дырку от бублика, но на карточке у меня оставалась кругленькая сумма.
Неделя пролетела незаметно. Лиза уехала в город и занялась денежными вопросами, а также поиском спонсоров, но я не осталась одна. Эта святая женщина – Тая Львовна, собрала собрание из жителей села Ропотки и люди так вдохновились идеей восстановления имения, что разделившись на бригады, каждый день работали не покладая рук. Главной задумкой было, оживить фруктовые сады и к концу сезона, собрать какой есть урожай, и договориться с заводами на поставку фруктов. В интернете открыли фонд помощи. И самым приятным оказалось то, что люди не оставались равнодушными к нашему доброму делу. Местные жители были счастливы восстановить имение, потому что в село опять возвратится жизнь и постоянная работа.
В доме на протяжении нескольких месяцев я освоилась на столько, будто бы провела в нем, всю свою жизнь. Ничего не тревожило мой покой, пока однажды в дверь не постучали. На пороге стояли два молодых мужчины. Я пригласила их пройти в гостиную, выпить кофе и обсудить цель их приезда. Разговор закончился тем, что мне заломали руки, а к горлу приставили пистолет, «вежливо» попросив уехать из усадьбы в ближайшие сроки. Всю ночь я проревела в подушку. Но предать людей, которые в меня поверили и бросить все, не закончив, для меня было хуже смерти. После этого инцидента, местные мужчины выставили свой караул, возле усадебного дома. Вскоре мне позвонила Лиза и предупредила о скором приезде человека, готового выделить средства, за небольшие проценты.
Ранним утром к дому подъехала машина, из нее вышел приятный, молодой мужчина в строгом, деловом костюме и чемоданчиком в руке. Я в свою очередь, тоже подготовилась к встречи, накрутив крупные локоны и распустив их по плечам в вольном падении. Сделала неброский макияж, надела классическое платье в «облипочку», а на ножках красовались симпатичные туфельки, на высоком каблуке.
— Андрей Николаевич Маков. — Он вежливо улыбнулся и поцеловав мне ручку.
«Какой же он обаятельный», пронеслось у меня в голове. Высокий, подтянутый, темноволосый мужчина с идеально сложенной фигурой, оголив ряд белоснежно белых зубов, очаровывал меня с каждой минутой все больше и больше.
— Дарья Уфатова, наследница имения и усадьбы Коровановых. Проходите, пожалуйста в дом, надеюсь вы составите мне компанию за завтраком.
— Если вы и ваш муж не будет против, я рассчитываю остаться здесь на некоторое время. Для того, чтобы лучше ознакомиться с имением, в которое я собираюсь вложить не малые деньги.
— Я не замужем. — После этих слов, в его коричневых с золотинкой, глазах, мелькнул огонек чертовщинки, — Оставайтесь здесь столько, сколько считаете нужным, только помогите сохранить имение.
Позавтракав вместе, я проводила Андрея на второй этаж, в заранее приготовленную для него комнату. А сама побежала скорее звонить Лизке, чтобы рассказать, какого красавчика, она ко мне направила. После обеда я обещала Андрею, ознакомить его с местными окрестностями и когда он спускался по лестнице, я уже ожидала его в холле.
«Ухххх! Какой породистый мужчина!» — опять подумала я, слегка закусив нижнюю губу. Его длинная челка небрежно спадала на глаза, от природы смуглая кожа, придавала ему еще больше брутальности. Небольшое, овальное лицо, с выдающимися вперед скулами и мужественным, двойным подбородком, притягивали к себе восхищенный взгляд. Крепкая, жилистая шея и бесконечно-широкие плечи, на которых была натянута чуть свободная по размеру, сине-белая, в полоску футболка. Короткие белые шорты, выгодно облегали бедра.
— Простите за опоздание, надеюсь, я не заставил вас долго ждать?
«Я ждала тебя всю жизнь, мой милый!» — навязывался на язык ответ.
— Нет, я только что вышла.
— Хорошо выглядите.
— Спасибо! – опустив в пол глаза и напустив смущенности, от его комплимента, ответила я. На самом деле, можно было бы, слушать их целую вечность, от такого как он мужчины.
Мы долго гуляли пешком, рассматривая местные красоты. Он был в восторге от уже выполненных работ и недоумевал, почему люди работают бесплатно. Я показала ему, уже расчищенные от веток, старых деревьев и бурьяна: яблоневые, грушевые, вишневые сады. Андрей предложил, оплатить работу местных жителей и оформив все необходимые документы, официально взять их на работу. От счастья, я как маленький ребенок, захлопала в ладоши.
В суматохе, постоянных разъездах и возне с документами пролетали дни, ну а вечера, мы с Андреем проводили у камина в гостиной, мечтая о будущем или просто занимаясь любовью. Такой счастливой я еще никогда не была, но расставание было неизбежным. Его вызвали обратно в Санкт-Петербург, для осуществления какой-то очень важной сделки, но он в скором времени обещал вернуться.
И вот я осталась одна. Лиза обещала приехать на выходные, мне хотелось ей поскорее все рассказать. Поплакав немного в комнате у Андрея, я достала его рубашку из комода и прижала к лицу. Она пахла им! Спустившись на первый этаж, я зажгла везде свет, включила телевизор и растопила камин. В дверь постучали. От неожиданности я вздрогнула. Может быть, сделку отменили и Андрей решил остаться со мной. Потеряв всякий инстинкт самосохранения, я бросилась к двери, но там никого не было. И потянув дверь на себя, сзади кто-то схватил меня за горло и волоком потащил в глубь холла.
— Мы тебя предупреждали, стерва? – злобно произнес грубый, мужской голос.
Из гостиной выбежал Арчи, оскалившись, он вцепился в ногу моего обидчика.
— Мерзкая тварь! – крикнул мужчина, отшвырнув собаку от себя.
Арчи отлетел на несколько метров, ударившись об стену, жалобно заскулил и больше не вставал. На меня градом посыпались беспорядочные удары. Под конец я даже не ощущала боли, но хорошо запомнила последние слова незнакомца:
— Если ты не уедешь сама, то следующий мой приход сюда, будет для тебя последним. Поняла?
Я пришла в себя только под утро. Тело сковывала жуткая боль, не давая передвигаться, поэтому мне пришлось, ползком добираться до Арчи. Слава богу, в нем еще теплилась жизнь. Около часа, я пыталась доползти до соседней комнаты, за телефоном и когда мне это удалось, я набрала номер Таи Львовны. Вскоре появилась моя спасительница, во главе бригады скорой помощи. В больнице я пролежала ровно неделю и мне сообщили, что жизненно-важные органы не повреждены и что беременность удалось сохранить.
— Какую еще беременность.
— Вашу, милочка! – спокойно ответил врач – Срок беременности две – три недели.
— Это не возможно!
После совершенного нападения, я написала заявление в полицию. Арчи выздоровел, стараниями местного ветеринара и уходу Таи Львовны. Лиза перевелась на стационарную работу и переехала жить ко мне в усадьбу. Рассказав о произошедшем Андрею, все кроме беременности, тем самым, вызвала у него бурю эмоций. Он твердо сказал, что на днях приедет, чтоб быть со мной рядом. С одной стороны я была счастлива, что таким образом ускорился процесс нашей встречи, а с другой стороны, я боялась повторного нападения, ведь оно казалось неизбежным.
В ожидании приезда любимого, пролетела целая неделя, а его все не было. Мобильный не отвечал. Возможно, у него остались какие-нибудь не завершенные дела. Но, не выдержав долгого состояния неизвестности, я набрала контактный телефон его фирмы. В трубке послышался приятный, женский голос.
— С Андреем Николаевичем Маковым как можно связаться?
— А вы простите, кто?
— Я его деловой партнер и по совместительству, любимая девушка!
— Сожалею, но Андрея Николаевича больше нет с нами! – секретарь грустно понизила голос.
— Он уехал?
— Вы меня неправильно поняли. Позавчера, возвращаясь с работы, домой, он попал жуткую аварию. Ему не удалось выжить. Сегодня состоялись похороны. Если вы желаете выразить соболезнование его жене и детям, то могу оставить контактные телефоны.
Не помню, как отключила телефон, перед глазами все поплыло, и я провалилась в пустоту. Придя в себя, благодаря стараниям Лизы, я, еле передвигая ноги, побрела к себе в комнату. Все вопросы, взволнованной подруги, натыкались на мое белое, как полотно лицо и апатичное молчание. Сердце сдавливалось тисками, к горлу подкатывал комок, но слез на глазах не было и от этого становилось еще тяжелее. Двояким оказалось внутреннее состояние. Как же он мог оставить меня в такой тяжелый момент? Для чего он меня обманывал? Зачем он подал мне надежду на счастливую семейную жизнь? Все эти вопросы крутились у меня в голове, ответы на которые, знал только Андрей.
Свернувшись в клубочек, я как маленький, беззащитный ребенок нуждалась в защите и утешении. Что со мной теперь будет? Придется сделать аборт! Убить, плод нашей любви! После смерти Андрея, наш договор теряет всякую юридическую силу, квартиры и работы у меня нет, поэтому одной мне ребенка не прокормить. А обрекать его на нищету и скитания, я не имела права! Кто бы знал, как в тот момент металась в болезненных терзаниях моя душа. Углубившись в своих мучениях, я не сразу обратила внимания на приоткрывшуюся смежную с соседней комнатой, дверь. Странно, через нее в мою спальню никто раньше не ходил.
— Лиза уйди! Мне нужно побыть одной! – я бросила подушкой в образовавшийся в дверях силуэт. Самое непонятное оказалось то, что подушка пролетела сквозь него.
Легкий, светлый, полупрозрачный образ, приближался ко мне, а я все теснее прижималась к спинке кровати, не в силах даже закричать, так как в горле пересохло от страха. То, что я увидела, отнюдь не являлось игрой моего больного сознания. Призрак молодой женщины приблизился ко мне в плотную, протянула руку к кулону, на моей груди и как бы всматриваясь в лицо, сказала:
— Не бойся дитя! – ее голос звучал тихо и мелодично – Я помогу тебе! Пойдем за мной!
Длинные темные волосы, ниспадали прямым водопадом по ее прекрасному лицу, величественная, грациозная молодая женщина показалась мне чересчур знакомой.
— Елена….
Белое, больше похожее на свадебное платье, издавало приятный шелест при каждом ее движении. От нее исходило, будто бы лунное свечение. Я покорно пошла за ней. Спустившись на первый этаж, призрак указал мне на старую печь между столовой и кухней. Отворив створку вытяжки, я просунула вдоль стенки руку и обнаружила большой, тяжелый ключ, лежавший изнутри выемки стояка. Затем, в кухне призрак безмолвно указал рукой на большую деревянную дверь, которую я раньше пыталась открыть, но безуспешно. Ключ провернулся вокруг своей оси несколько раз и дверь скрипя, отворилась, а призрак тем временем исчез.
Нащупав на столешнице спички, я шагнула вперед. Винтовая лестница спускалась в подвал. Здесь жутко воняло сыростью и плесенью. Перил не было, поэтому приходилось придерживаться за холодную и слизкую стенку, периодически останавливаясь, чтобы зажечь спичку. Не могу передать, что на тот момент управляло мной, но страха я совсем не ощущала. На полу оказалось много деревянных бочек, скорее всего ранее использовавшиеся для хранения вина. Под ногами что-то захрустело. Опустив голову вниз, я увидела разбросанные по земле кости, а у стены лежал человеческий череп, сохранивший клоки темных волос.
— Что здесь произошло?
В том месте, где лежал череп, была вырыта небольшая ямка, больше похожая на крысиную нору, но что-то подсказывало мне, что нужно проверить, и я просунула вглубь руку. Я оказалась права. В ней была скрыта кожаная сумка, издали больше напоминающая саквояж. Догорала последняя спичка. Схватив в руки сумку, я бросилась наверх. Спотыкаясь и падая, я не ощущала боли, хотелось скорее выбраться отсюда. Не понимаю, каким образом я добралась к своей цели, наверно Господь сжалился надо мной и, оберегая мое не рожденное дитя, помог благополучно найти выход. Выбравшись наружу, я во все горло принялась орать, чтобы услышала Лиза.
— Что случилось? Ты чего грязная такая?
Я, молча, поставила сумку между нами, Лиза брезгливо раскрыла заржавевшие створки широкой молнии и мы вдвоем ахнув, рухнули на пол. Сумка вплотную была набита драгоценными камнями, серебряными и золотыми украшениями. Такого я еще не видела никогда.
— Это же целое состояние! – вырвалось у меня с языка.
Теперь я полностью откупила мое родовое имение. К зиме ремонт усадьбы был завершен. Ее двери всегда открыты для посетителей. Церковь я также восстановила. Парк и сады остались не законченные до весны. Мой животик уже заметно округлился, а малыш в нем постоянно давал о себе знать, требуя скорее очутиться на свободе.
В честь того, что я теперь являюсь полноправной наследницей имения Коровановых, мы решили совместить это событие с празднованием Нового Года и организовали банкет в бальном зале для всех, кто поверил в меня и не покладая рук трудился над восстановлением усадьбы. Народу собралось много. В помещении стало невыносимо душно, и я решила выйти на улицу. Как обычно, облокотившись на одну из колон и закрыв глаза, я наслаждалась свежим, морозным воздухом.
— Дашь! – за моей спиной послышался до боли знакомый мужской голос.
Резко повернувшись, я увидела, что передо мной действительно стоял он.
— Ты же умер!
— Это злые козни отверженной женщины.
— А как же твоя жена и дети? – слезы, от еще не зажившей раны на сердце, наполнили глаза.
— Ложь!
— Так, где же ты, черт возьми, пропадал все это время!
— Восстанавливал свое состояние, чтобы вернуться к тебе не с пустыми руками.
— Значит, ты меня до сих пор любишь?
— Больше жизни!
Я бросилась к нему на шею, рыдая от счастья, он притянул меня к себе ближе и поцеловал. Внизу живота болезненно затянуло.
— Началось! Господи, началось!
В Новогоднюю ночь я подарила Андрею сына и теперь могу с уверенностью сказать, что любовь творит чудеса, главное только верить.

Тайны и легенды подмосковной усадьбы

«. И вижу я себя ребенком; и кругом
Родные всё места: высокий барский дом
И сад с разрушенной теплицей;
Зеленой сетью трав подернут спящий пруд,
А за прудом село дымится — и встают
Вдали туманы над полями.
В аллею темную вхожу я; сквозь кусты
Глядит вечерний луч, и желтые листы
Шумят под робкими шагами».
М.Ю. Лермонтов

Недалеко от Москвы, в Солнечногорском районе, есть старинная усадьба Середниково и храм Алексия Митрополита, окруженные лесами, прудами и… легендами. Мы расскажем вам о том, как Лермонтова приняли за черта, о дупле, в котором юный поэт писал первые стихи, и о месте, где остановили фашистов.

Усадьба Середниково в истории навсегда соединена с именем Михаила Лермонтова. В 1825 году Середниково приобрел генерал-майор Дмитрий Алексеевич Столыпин, для его семьи оно становится родовым гнездом. Михаил Юрьевич приходился генерал-майору внучатым племянником, поэтому часто гостил в усадьбе. В течение 3-х лет здесь он проводит свои летние каникулы. На это время усадьба становилась центром притяжения для молодых дворян.

В самодельных латах, вооруженные деревянными мечами и копьями, юнцы ходили в парк сражаться с воображаемыми чудовищами, вечерами забирались в развалины старой бани, пугали прохожих у мостов. В среде местных жителей существует легенда, что названием «Чертов» один из мостов обязан именно молодому Михаилу. В усадьбе среди молодежи часто устраивались розыгрыши, в почете были необычные выдумки. Лермонтов к тому же любил гулять около усадьбы по вечерам, в наступающей темноте. В местных деревнях из уст в уста передается легенда, что якобы в один из таких вечеров, Лермонтов решил спрятаться под мостом и напугать кого-нибудь из своих друзей по играм. Но вышло по-другому: по мосту, в расположенный рядом храм Алексия Митрополита, шел церковнослужитель. Неожиданно из-под моста навстречу ему с криком выскочил Лермонтов. Прохожий принял невысокого, подвижного Михаила за представителя нечисти, и пустился наутек. Позже он красочно рассказывал, что встретил на мосту черта, поэтому и закрепилось в народной памяти такое имя для вполне безобидного моста.

Первые поэтические эксперименты Лермонтова также проходили в усадьбе Середниково. А вдохновителем стала муза всех поэтов – любовь. По соседству от Столыпиных жила красавица Катенька Сушкова. В нее поэт влюбился с первого взгляда. Ей и посвящал стихи, которые писал сидя в дупле большого вяза, возле храма. Это дерево живо до сих пор, в поисках поэтического дара или просто приключений его и сегодня берут штурмом местные мальчишки.

Но ранние творения Лермонтова не нашли отклика в сердце его избранницы. Сушкова же, так описывала своего 16-летнего воздыхателя: «склонный к сентиментальным суждениям, невзрачный, косолапый, с красными глазами, с вздернутым носом и язвительной улыбкой, менее всего мог казаться интересным кавалером для нас». К тому же в ответ на пылкие речи бессердечная красотка угощала Лермонтова булочками с начинкой из опилок.

Музыка, картины и фрукты

В 1882 году имение перешло Вере Ивановне Фирсановой, известной покровительнице искусств. В усадьбе не раз бывали скрипач и композитор Юлиус Конюс, Федор Шаляпин и Сергей Рахманинов, в парке писали свои пейзажи и этюды Валентин Серов, Константин Юон. Последний, плененный красотой здешней природы и очарованием барышни Никитиной, поселился близ усадьбы. Рисовал он и местных жителей. До сих пор их потомки любят показывать гостям репродукции картин Юона, гордо демонстрируя своих родственников запечатленных на холсте.

Около десяти лет проработал в Середниково известный архитектор Иван Леонидов. Ле Корбюзье считал его своим учителем и основателем стиля конструктивизма.

Напротив уже знакомого нам храма Алексия Митрополита жил адвокат Корнев, известный своим увлечением садоводством. Он дарил местным жителям редкие саженцы фруктовых деревьев. Благодаря ему появилась в усадьбе аллея из лиственниц – дерева, которое до этого момента здесь не росло.

После революции поместье было экспроприировано. В августе 1919 года в усадьбу приезжает Владимир Ильич Ленин. Здесь он встречался с рабочими и служащими, интересовался бытом крестьян. В жилых корпусах была открыта здравница «Тишина» для членов ВЦИК. В 1925 году усадьба становится санаторием для нервнобольных. Санаторий получил название «Мцыри». После войны в усадьбе был организовано лечебница для больных туберкулезом, прибывших из мест заключения. Этот период был периодом разрушения поместья.

Осенью 1941 года, во время битвы за Москву, к «Мцыри» подошли фашисты. По руслу местной реки Горетовки, проходил последний рубеж обороны столицы и здесь были остановлены рвавшиеся вперед полчища фашистских войск.

Колокольню храма тогда разобрали, так как она могла служить ориентиром для фашистских самолетов и артиллерии. В усадьбе был организован полевой госпиталь. В храме богослужения не прекращались. Во время боев при въезде в санаторий, у самых ворот, красноармейцы подбили фашистский танк с изображением Мефистофеля.

Об этих событиях напоминают остатки окопов, вырытых защитниками Москвы в парке усадьбы.

Сегодня усадьба восстановлена, в ней проводятся экскурсии. Храм стал знаменит тем, что здесь очень часто проходят венчания, причем не только местных жителей, но и молодоженов со всей Москвы. Видимо здешняя атмосфера романтики, пленившая многих художников и поэтов прошлого, не чужда современным влюбленным.

Дома с привидениями: Пять мистических усадеб России (6 фото)

Готические романы о тенях, блуждающих по старинным аббатствам, нравятся как романтикам, так и убежденным материалистам. Именно поэтому призраки многих замков Европы стали туристическими брендами. Изучив слухи вокруг дворянских гнезд и их знаменитых хозяев, мы убедились, что российские призраки не менее изобретательны, чем их зарубежные «коллеги». Представляем пять мистических усадеб России.

Усадьба Михайловка. Петродворцовый район, Санкт-Петербург

Заброшенный дворец, так и не оправившийся от разорения фашистами, помнит многое. Расположенная в пригороде Санкт-Петербурга между Стрельной и Петергофом, Михайловка названа в честь великого князя Михаи­ла Николаевича, сына императора Николая I.

Впрочем, окрестности знали множество хозяев: ещё со времен Петра здесь находились загородные дома сподвижников императора — личного врача Роберта Арескина, шеф-повара Иоганна Фельтена, кораблестроителя Тихона Лукина и самого Александ­ра Меншикова (его усадьба называлась бесхитростно — «Фаворит»).

Позже здесь были дачи фельдмаршала Миниха и гетмана Разумовского (в его честь местность называлась Гетманской мызой). В 1830‑х все участки объединили, и через пару десятков лет здесь воздвигли грандиозный дворец великого князя. Сегодня огромная территория частично занята кампусом СПбГУ, а остальные помещения, включая старинный дворец, — покинуты.

Живут здесь духи великих деятелей прошлого: только их присутствием можно объяснить тревогу и даже панику, часто охватывающую тех, кого приводит сюда любопытство.

Усадьба Глинки. Щелковский район, Московская область

Владельцем этой усадьбы был знаменитый ученый и государственный деятель Яков Брюс, которого еще при жизни называли чернокнижником. Современники вспоминали, что Брюс любил демонстрировать гостям разную «чертовщину». Например, он мог заморозить пруд в середине лета или растопить его суровой зимой.

По слухам, по территории усадьбы ходили гигантские куклы и летали железные птицы. Утверждалось, что Брюс организовал в Глинках огромную сеть подземных ходов для занятий колдовством. Вдобавок многие посетители замечают, что жуткие маски, которые украшают главный дом, улыбаются и подмигивают каждому, кто долго смотрит на них.

Усадьба булочника Филиппова. Московская область

Сказочный и торжественный облик особняка очень обманчив. Сын известного пекаря Дмитрий Филиппов скрывал в этой усадьбе одну из главных тайн жизни — своё внебрачное увлечение, цыганку Азу. Здесь она вела уединенную жизнь, довольствуясь редкими встречами с любимым.

Поняв, что Дмитрий Иванович разлюбил её, девушка решила свести счёты с жизнью и выбросилась с башни усадьбы. Местные жители и пациенты медицинского центра, который долгое время находился в усадьбе, признаются, что неоднократно видели призрак несчастной цыганки в парке.

Дворец Ольденбургских. Посёлок Рамонь, Воронежская область

Считается, что дворец в Рамони много веков назад проклял могущественный колдун. Так он отомстил хозяйке усадьбы Евгении Максимилиановне Ольденбургской за отвергнутые чувства. С тех пор в поместье начали происходить странные события.

Это еще не все: сына четы Ольденбургских Петра в обществе боялись и считали, мягко говоря, необычным — якобы в подземельях дворца он проводил опыты над людьми, а в его окрестностях искал следы древнеегипетской цивилизации.

Считается, что в поместье уже более ста лет живут три призрака. Но самое удивительное событие произошло в Рамони совсем недавно, когда сотрудники музея обнаружили, что в «нехорошем» подвале обвалилась штукатурка.

Осыпавшийся фрагмент образовал на стене женский силуэт, в котором многие узнали первую хозяйку усадьбы Евгению Максимилиановну Ольденбургскую.


Усадьба Васильевское. Смоленская область

Усадьбу Повалишиных смело можно назвать энциклопедией русского масонства. Планировка аллей, расположение построек, декор фасадов главного дома — все в этом поместье связано с символикой «вольных каменщиков».

Самые примечательные объекты усадьбы — это две земляные пирамиды, классическая и перевёрнутая. Считается, что склонные к мистицизму хозяева хотели оставить потомкам скрытые послания, которые и зашифровали в масонских знаках. Ведущие специалисты в области изучения символов и культурологии до сих пор не могут разгадать эти знаки.

А среди местных жителей усадьба Васильевское пользуется дурной славой — говорят, что непрошеные гости начинают плохо себя чувствовать с первых минут пребывания.

Русские дворянские усадьбы в наши дни

Что представляла собой классическая русская усадьба? Прежде всего, для нее выбиралось красивое место, обычно у реки или естественных прудов. На возвышенности главенствовал дом, который был чаще двухэтажный. Перед домом со стороны подъезда формировался парадный двор. По бокам располагались флигели, часто связанные с домом крытыми переходами или колоннадами. С одной стороны от парадного двора размещались скотный и конный дворы, амбары, другие хозяйственные постройки и плодовый сад. С другой стороны обычно возводилась церковь. Рядом устраивался парк. Вблизи дома (на небольшом участке) он был регулярным, состоял из прямоугольных посадок деревьев, цветников, а по удалении от дома превращался в пейзажный, занимавший большую часть усадьбы. В пейзажном парке тянулись аллеи, каскадные пруды с мостиками, располагались павильоны, беседки, скульптуры и другие сооружения, напоминавшие о разных странах и эпохах.

«В 1917 году началась агония… Опустели дома, белые колонны рухнули. Дорожки парков заросли травою… Львы на воротах облезли и обвалились бесформенными кусками… В десять лет создан грандиозный некрополь. В нем — культура двух столетий. Здесь погребены памятники искусства и быта, мысли и образы, вдохновлявшие русскую поэзию, литературу и музыку, общественную мысль… И нет над некрополем надгробного камня», — так писал в 1930 году искусствовед А.Н.Греч, создавший замечательную книгу «Венок усадьбам».

В советское время были уничтожены большинство дворянских усадеб: разрушены усадебные дома и хозяйственные постройки, заросли, заболочены, вырублены и застроены парки. Сегодня полностью уничтожены дворянские усадьбы в Архангельской, Астраханской, Ростовской, Волгоградской, Оренбургской, Кировской областях, а также в Карелии, Удмуртии, Чувашии… В Московской области из 690 усадеб главные дома сохранились лишь в 190, часть из них уже стала руинами. Ветер гуляет меж остатков стен сотен дворянских гнезд по всей стране…

Хорошо, что часть усадеб были заняты санаториями и домами отдыха и пусть и в перестроенном виде, но они радуют нас своей гармонией, но в наиболее сохранившемся виде находятся усадьбы-музеи.

Усадьба Архангельское в Подмосковье.

Данное место известно еще с начала 16 века как Уполозы, имение Алексея Ивановича Уполоцкого. Затем в разные периоды имение принадлежало Шереметевым, Одоевским, Голицыным, а с 1810 года и до прихода к власти большевиков владельцами усадьбы был род Юсуповых. К своему счастью усадьба избежала участи многих иных дворянских поместий и не оказалась разрушенной.

Дубровицы, Подольский район Московской области.

История этой усадьбы берёт своё начало в 17 веке, тогда она становится владением боярина Ивана Васильевича Морозова. После его смерти усадьба переходит в руки к его дочери, которая выходит замуж за князя И.А. Голицына и поэтому затем усадьба принадлежала роду Голицыных. Не смотря на то что это имение в 18 веке переходило из рук в руки, в конце концов в 19 веке оно снова вернулось к Голицыным, владевшим им до самой революции.

Усадьба знаменита не вполне обычным православным храмом. Церковь в честь иконы Божией Матери «Знамение» в Дубровицах была заложена в 1690 году.

Марьино Голицыных-Строгановых, Ленинградская область.

Усадьба Марьино основана в 1726 году. Наибольшего расцвета Марьино достигло при вдове графа П.А. Строганова Софье Владимировне Строгановой (урожденная княжна Голицына, 1775-1845).

Своим необычным для русской усадебной архитектуры видом здание обязано ученикам знаменитого зодчего Андрея Воронихина. Со смертью знаменитой хозяйки в истории имения завершилась целая эпоха, и впоследствии никто из хозяев не уделял ему столько же внимания. Судьбе Марьино после революции типична для многих дворянских построек России. Богатейшие коллекции предметов искусства были перевезены в Государственный Эрмитаж, а здание несколько раз меняло хозяев. Все это, включая разрушения, полученные в ходе боев во время Великой Отечественной войны, внесли заметные коррективы во внешний вид здания. Самой большой утратой стали внутренние интерьеры, практически не дошедшие до наших дней. В 2008 году бывшая дворянская усадьба Марьино Строгановых-Голицыных в деревне Андрианово Тосненского района Ленинградской области вновь стала частным владением.

Усадьба Марьино князей Барятинских, Курская область.

В Рыльском районе Курской области находится дворцово — парковый ансамбль, усадьба Марьино, родовое поместье князей Барятинских. Князь Иван Барятинский — представитель одной из самых древних и родовитых русских фамилий. Трехэтажный дворец был сооружен в начале XIX века в уникальном уголке природы.

Имение до 1917 года не уходило из рода Барятинских, сохраняя семейные реликвии. В 1918-1919 годах дворец был разграблен окрестными крестьянами. В 1919-1922 годах в Марьино находился сельхозтехникум. Богатейшая библиотека редких книг из дворца была передана в Исторический музей в Москве. В настоящее время эти книги хранятся в Российской государственной публичной исторической библиотеке в Москве. Убранство комнат дворца составили экспозиции Эрмитажа. С декабря 1922 года в усадьбе расположился дом отдыха, а затем санаторий ЦИК СССР.

До сей поры здесь сохранилась великолепная лепнина потолка, мраморные камины, первозданный паркет, предметы старинной мебели и ландшафтный парк. Сейчас в усадьбе находится санаторий Управления делами Президента России.

Середниково в Подмосковье

Усадьба Середниково является знаменитым памятником архитектуры России. Владельцы этой усадьбы носили известнейшие фамилии: Черкасские, Всеволожские, Салтыковы, Столыпины. История Середниково начинается с XVI века. Первым владельцем этой территории считается Чудов монастырь. В 1623 г. царь Михаил Федорович подарил Середниково князю Никите Ивановичу Черкасскому. Основная часть комплекса начала возводиться в 1775 г. при следующем владельце усадьбы сенаторе Всеволоде Алексеевиче Всеволожском. С 1811 по 1825 гг. усадьба перепродавалась несколько раз. В 1825 г. брат бабушки Михаила Юрьевича Лермонтова генерал-майор Дмитрий Алексеевич Столыпин приобретает усадьбу для своей семьи. С этого времени Середниково становится родовым гнездом Столыпиных-Лермонтовых.

После революции в усадьбе была была открыта здравница «Тишина» для членов ВЦИК. В 25-м году усадьбу превратили в санаторий для нервнобольных, который и получил название «Мцыри».
В послевоенные годы в усадьбе снова был организован санаторий – на сей раз для больных туберкулезом, прибывших из мест заключения. Этот период особенно негативно сказался на сохранении архитектурного ансамбля.

В 1992 г. Середниково было передано ассоциации «Лермонтовское наследие», и с этого момента усадьба стала возрождаться. Реставрационные работы проводились по инициативе Михаила Юрьевича Лермонтова – потомка знаменитого поэта и его полного тезки. Очищен пруд в парке, восстановлена центральная часть дома по старым чертежам. Интерьер в комнатах полностью передает прежнее великолепие усадебного комплекса. В настоящее время Середниково можно назвать самым знаменитым парково-усадебным комплексом 18-19 вв.

Валуево, Московская область.

Владельцами усадьбы в разное время были Валуевы, Толстые, Шепелевы, Мусины-Пушкины, Святополк-Четвертинские. История усадьбы уходит в глубь веков. В 1341 году Верительной Грамотой Великий князь Семен подтверждает дарение усадьбы Тимофею Валую, бывшему воеводой у войска князя Дмитрия Донского. Отсюда и название усадьбы. Парадный въезд, господский дом и некоторые другие дошедшие до наших дней постройки были сооружены в начале XIX века. Из всех владельцев подмосковной усадьбы самым знаменитым был граф Алексей Иванович Мусин-Пушкин (1744—1817). Именно при нём здесь и был создан основной архитектурный ансамбль поместья.

После революции Валуево национализировали, мебель и предметы утвари из господского дома вывезли. В усадьбе устроили санаторий, а затем дом отдыха. С 1960 года вплоть до настоящего времени бывшую усадьбу занимает санаторий «Валуево». В 1962—1964 годах произведён реставрационный ремонт, в ходе которого многие постройки приспособили под санаторные нужды.

Русские усадьбы часто привлекали внимание кинематографистов красотой и просторами пейзажей. В конце 1970-х годов в Валуево снимали фильм «Мой ласковый и нежный зверь». Картина вышла на экраны Советского Союза в 1978 году и сразу привлекла внимание зрителей не только своей сюжетной стороной и участием именитых актёров, но и прекрасной музыкой, которую к этому фильму написал композитор Е. Дога. Удивительной природой Валуева проникнут вальс, в мелодии которого слышатся шум вековых деревьев, и журчащая вода каскадных прудов, и пение птиц, и эхо голосов владельцев усадьбы.

Вороново в Подмосковье

В сорока километрах к юго-западу от Москвы находится один из интереснейших дворцово-парковых комплексов Подмосковья — усадьба Вороново, — которая является одновременно памятником архитектуры и русской культуры. История Вороново начинается в конце 16 века. Эта старинная подмосковная усадьба связана с именами видных государственных деятелей, архитекторов, писателей и поэтов. В разное время усадьбой владели А.И.Воронов-Волынский, Воронцовы, Д.П.Бутурлин, Ф.В.Ростопчин и наследники, Шереметьевы. Последний владелец Воронова граф А.П.Сабуров.

В 1812 году усадьба была сожжена московским градоначальником Растопчиным после занятия Москвы французами. Считается, что все художественные сокровища погибли в огне. Но в этой истории есть загадка. Свидетелей гибели дворца удивило, что среди пепла и руин не оказалось мраморных и бронзовых скульптур, которые не подвластны пламени. Вероятно, какая-то часть ценностей усадьбы была где-то заблаговременно спрятана. Но где? Исследователи вороновской загадки указывают на глубокие подземные лабиринты, связывавшие все усадебные постройки между собой. Действительно, остатки каких-то подземных сооружений не раз обнаруживали на территории усадьбы, но тайна Воронова до сих пор не раскрыта. Затем усадьба перепродается несколько раз и, в конце концов, становится собственностью Шереметьевых. Тогда, в конце XIX века, начинается ее восстановление. Шереметьевы построили новый дом, привели в порядок окружающие его земли, и в таком виде усадьба просуществовала до 1949 года, когда ее перестроили под дом отдыха, который работает до сих пор.

Введенское в Подмосковье

Среди исторических усадеб Подмосковья имение Введенское, упоминаемое в документах еще с 1504 года и принадлежавшее в разные годы Шереметевым, Лопухиным, Голицыным и другим представителям знатных русских родов, выделяется своей особой поэтичностью и прекрасной сохранностью.

Двухэтажный кремовый особняк с колоннами, парадный двор, окаймленный липами, старинный парк, изящная церковь на берегу Москвы-реки были построены по проекту выдающегося архитектора Николая Львова.


Именно это место в середине прошлого века выбрал режиссер Сергей Бондарчук для съемок киноэпопеи «Война и мир». Сегодня в исторической усадьбе размещается санаторий «Звенигород»

Усадьба Горенки (г. Балашиха) — одна из самых больших по масштабу подмосковных усадеб. Владельцы: Плещеевы (1623-1693), Хилков П. Ю. (1714), Разумовские (1747- 1812), Юсупов и Волков, Пантелеев (1852), вторая половина XIX в. — нач. XX в. фабрикант Третьяков и его наследники, до 1917 г. — Севрюгов. Все при ней — и размах территории, и грандиозность замысла, и впечатляющее архитектурно-ландшафтное исполнение. На ее долю выпало несколько завидных ролей: любимое имение Петра Второго, первое русское Ботаническое общество, образцовый дворцово-парковый ансамбль в стиле классицизма — с английским парком, системой прудов, островами, мостиками, беседками и кордегардиями. Увы, от былого величия следы если и остались, то довольно жалкие.

Сейчас в Горенках уцелели почти все постройки, но их состояние удручающее. Архитектурному комплексу был нанесён непоправимый урон непродуманной хозяйственной деятельностью, расположенного здесь противотуберкулёзного санатория «Красная Роза». Обветшавший парк наполовину вырублен. Малые архитектурные формы давно бесследно исчезли, так же как и бронзовые орлы с парковой лестницы.

Знаменское-Раёк, Тверская область

Ансамбль усадьбы Знаменское-Раёк является вершиной творчества зодчего-самородка Н.А. Львова. Его ядро составляет господский дом, четыре флигеля, и триумфальные ворота, объединённые колоннадами.

Дворцово-парковый ансамбль был создан в конце XVIII века, когда усадьба принадлежала видному вельможе екатерининского времени, сенатору, генерал-аншефу Ф.И.Глебову-Стрешневу. Для постройки было выбрано возвышенное место в излучине реки Логовежь. Строительство началось в 1787 году и продолжалось несколько лет.

Вероятно, дом был расчитан на великосветские приемы, о чем говорит его планировка: овальный входной вестибюль, парадная лестница, центральный зал, перекрытый двойным куполом. По преданию, усадьбу посетила Екатерина II, в столовой имелось почетное место, над которым висел ее портрет. Был спланирован великолепный пейзажный парк с беседками, павильонами, прудами, купальнями, гротом. Сейчас дворцовый ансамбль, находящийся в процессе медленной реставрации, тихонько ветшает. Парковые постройки разрушаются, пруды заросли и стали похожи на лесные озера.

Восстановленный флигель, в котором сейчас размещаются гостиничные апартаменты:

Остафьево в Подмосковье

Окончательно архитектурно-парковый ансамбль усадьбы сложился при Андрее Ивановиче Вяземском. В Остафьево приезжали А. И. Тургенев, В. Л. Пушкин, В. А. Жуковский, К. Н. Батюшков, В. К. Кюхельбекер, А. С. Грибоедов, Д. В. Давыдов, А. С. Пушкин, А. Мицкевич. Кстати, говорят, что именно в Остафьеве Пушкин впервые читал последние главы «Евгения Онегина». В 1898 году Остафьево приобретает Сергей Дмитриевич Шереметев. Он устраивает в Остафьево музей, проводит реставрацию главного дома и устанавливает памятники тем, с кем связана история усадьбы.

Сын Сергея Дмитриевича, Павел Сергеевич Шереметев после национализации усадьбы в 1918 году стал директором музея Остафьево, до тех пор пока в 1928 году его не уволили и не выселили из усадьбы. В 1931 году из музея делают базу отдыха, но в 1989 году Остафьево вновь становится музеем. Сейчас в усадьбе ведутся реставрационные работы.

Усадьба Суханово — одно из тех роскошных некогда владений, которые сейчас пребывают в упадке и запущении.

Сменив на своём веку нескольких видных хозяев, Суханово приобрело известность как имение князей Волконских, которые владели им достаточно долгое время и сформировали тот облик усадьбы, в котором она частично дошла до наших дней.

Начало советского периода для усадьбы ознаменовалось упадком: в годы Революции и Гражданской войны отдельные сооружения были разрушены и разграблены. В советские годы, как и во многих других усадьбах, здесь ютились разные учреждения, сейчас же располагается лицей и дом отдыха Союза Архитекторов.

Степановское-Павлищево, Калужская область

Имение основано во вт. пол. XVIII в., боярами Степановыми. Одной из последних представительниц рода, кому принадлежала усадьба, была Елизавета Платоновна. Она вышла замуж за инженера В.А. Ярошенко, брата известного художника-передвижника — Н.А. Ярошенко.
«Супруги Ярошенко называли свою усадьбу «Лесная дача» и приезжали в Степановское-Павлищево только летом. В переустройстве усадьбы активное участие принимал Василий Александрович Ярошенко, который, будучи инженером-строителем по образованию, возможно, являлся и архитектором — автором проекта знаменитого усадебного дома-дворца, построенного в период 1895—1899 годов.

После революции усадьба Степановское-Павлищево была национализирована. Из главного дома в Павлищеве были вывезены произведения живописи, которые поступили в Калужский художественный музей, открытый за год до этого. В советское время усадьбу занимали санаторий и пионерский лагерь. В 1980-е предпринимались попытки консервации состояния усадебного дома, но после сильного пожара он был заброшен и разгромлен. Сегодня усадьба находится, по непроверенным данным, в частной собственности, и в полном запустении. В какой-то период велась реконструкция, но так и не была завершена.

А так эта усадьба выглядела раньше:

Заброшенная усадьба графа Орлова Семёновское-Отрада, Московская область

Во времена Советского Союза задание усадьбы было использовано в качестве санатория КГБ и считалось одним из самых благополучных и закрытых. В наши дни она включена в список «100 уникальных памятников мира, которым грозит разрушение». Несмотря на разрушенное состояние, усадьба Орловых поражает своим великолепием и размахом.

В 1770-х годах граф Владимир Орлов решил поселиться в селе Семёновском и дал ему название Отрада. Он хотел, чтобы его владения были похожи на поместья английских лордов, именно поэтому архитектура и размах усадьбы настолько величествен.

После кончины графа Орлова усадьба перешла в собственность его внуку. После смерти Орлова, усадьба не прекратила свою жизнь. Здесь в течение 150 лет хранилась библиотека и телескоп Ломоносова М.В., кроме того в отраду приезжали Тютчев Ф.И., Болотов А.Т., Чехов А.П., Бунин И.А. и многие другие.

В середине 80-х годов прошлого столетия здесь были начаты реставрационные работы: отреставрированы паркетные полы, открыты старинные росписи, восстановлены изразцовые печи. Но в наше время усадьба снова заброшена и постепенно разрушается.

Гребнево в Подмосковье

Гребнево – один из самых грандиозных усадебных ансамблей конца XVII – первой трети XIX веков. Настоящее дворянское гнездо, где успели пожить и Трубецкие, и Бибиковы, и Голицыны. В имение заглядывали известные русские литераторы: поэты Державин и Жуковский, писатель-революционер Радищев, журналист и книгоиздатель Новиков.

Ворота усадьбы оформлены в виде классической триумфальной арки.

В 1919 г. усадьбу национализировали и устроили санаторий им. Н. Семашко для туберкулезных больных. В 1960 г. усадьбу объявили историко-архитектурным памятником республиканского значения. Долгое время здесь был Щелковский техникум электровакуумных приборов, затем подсобное хозяйство НИИ «Платан». Усадьба несколько раз реставрировалась. В конце 1980-х — начале 1990-х гг. в восточном флигеле усадьбы размещался Историко-культурный центр, включавший выставочный зал, школу эстетического воспитания и художественную студию. В это короткое, но счастливое время в усадьбе проводились концерты мастеров искусств и выставки картин Н. Рериха и К. Васильева, на берегу пруда устраивались многолюдные праздничные гулянья. Реставрация дворца близилась к завершению, когда в 1991 году при невыясненных обстоятельствах в нем происходит пожар, уничтожающий не только интерьеры, но и перекрытия с крышей, оставляющий лишь голые обожженные стены…

В 2007 года в усадьбе произошел новый пожар, в результате которого часть усадьбы ещё больше пострадала. С 2008 года планировалось восстановление усадьбы силами частных инвесторов, однако из-за различных бюрократических сложностей найти желающих так и не получилось.

Зубриловка, Пензенская область

Главный дом усадьбы князей Голицыных-Прозоровских. 1780-е гг. Одна из лучших усадеб 18 века превращена в руины за последние годы.

Пущино-на-Наре, Московская область

Главный дом усадьбы князей Вяземских. Эти романтические руины еще в 1970-х гг. были действующим домом отдыха.

Алексино в Смоленской области.

«Пятая гора», Ленинградская область

Построенное в 1820 году имение Якова Брюса, известного сподвижника Петра, разрушено почти до основания — хорошо сохранилась лишь круглая Троицкая церковь, ворота от старого парка и остатки хозяйственных зданий. Церковь-ротонда очень впечатляюще возвышается над пустынным пространством бывшей усадьбы.


Вот лишь небольшая часть этих впечатляющих сооружений, дошедших до наших дней. Но даже и в таком полуразрушенном состоянии они поражают своей величественной красотой и гармонией.

10 самых красивых усадеб России, которые стоит увидеть каждому россиянину хотя бы раз в жизни

Усадьба Полибино, Липецкая область

Липецкая область — рай для путешественника и родина интересных во всех отношениях усадеб. Но все же я считаю, что самой великолепной усадьбой этой области является усадьба Полибино. До революции она принадлежала семье известнейших меценатов — дворянскому роду Нечаевых. Юрий Степанович Нечаев-Мальцов был одним из тех, благодаря кому в Москве появился один из самых красивых и авторитетных музеев в мире — ГМИ им. А.С. Пушкина. Я очень люблю смотреть на прекрасный главный дом усадьбы с колонным портиком, декорированный причудливой ковкой.

Первая в мире башня гиперболоидной конструкции

Люблю первую в мире гиперболоидную башню, построенную по проекту архитектора Шухова, которую Нечаев-Мальцов купил на промышленной выставке в Нижнем Новгороде и привез в Полибино. Люблю полибинский сад, заросшие пруды и необыкновенную фотогеничность этой усадьбы.

Усадьба Знаменское-Раек, Тверская область

Самая красивая классическая усадьба из числа тех, которые мне удалось увидеть. Главный дом усадьбы был создан выдающимся архитектором Николаем Львовым и считается одним из лучших его творений. Интерьеры главного дома поражают своей красотой, даже несмотря на то, что сейчас Знаменское-Раек находится в состоянии запустения.

Купол в усадьбе Знаменское-Раек

Жемчужиной внутреннего убранства главного дома стал великолепный купол главного зала, создающий эффект небосвода. Усадьбу окружает живописная местность с частично сохранившимся парком, по которому приятно прогуляться как в теплое, так и в холодное время года.

Усадьба Андреевское, Владимирская область

Усадьба Андреевское привлекает необычным, удивительно красивым главным домом. Принадлежала Роману Илларионовичу Воронцову. Потом усадьбой владел его сын Александр Романович Воронцов, который был первым послом России в Англии.

В усадьбе Андреевское

В 1784 и 1785 годах в имение приезжал А.В. Суворов, а в 1812 году здесь был П.И. Багратион. В 1833 году в усадьбу заезжал А.С. Пушкин, знакомый с женой Воронцова. Усадьбу Андреевское описывал Л.Н. Толстой в «Хаджи-Мурате». Хочется верить, что в наши дни усадьба будет возрождена.

Гатчинский дворец, Ленинградская область

Выбрать самый любимый дворцово-усадебный комплекс среди огромного количества роскошных императорских резиденций практически невозможно. Но я остановил свой выбор на Гатчинском дворце. Он уникален, имеет свой собственный характер, многолик, не пафосный и очень красивый.

В нем прекрасно все — и сам дворец, и его интерьеры, и водные глади, и павильоны, и сад, и парки. Идеальное сочетание таинственности, вкуса и естественности. Кстати, здесь вы сможете полетать над Гатчиной и полюбоваться ее многогранностью.

Усадьба Кусково, Москва

Любовь с детства. Мое увлечение усадьбами началось с прогулок по Кусково. Будучи ребенком, гуляя с бабушкой по Кусково, я уже понимал, что имею возможность видеть нечто совершенно особенное. С тех пор прошли годы. А я до сих пор считаю Кусково образцом идеальной усадьбы.

Дворец в Кусково

Усадьба Глинки, Московская область

Еще одна любовь, берущая свое начало из детства, — это усадьба Глинки. В этой усадьбе, которая относится к числу старейших в Подмосковье, я гулял с бабушкой и дедушкой в детстве. Уже тогда я слышал жутковатые легенды о владельце усадьбы, сподвижнике Петра Великого Якове Брюсе. О том, что летом он мог замораживать пруды, проводил в Глинках магические ритуалы, создал в Глинках систему подземных ходов.

Главный дом усадьбы Глинки

Став взрослым, я уже знал, что половина из этих мифов — вымысел. Но любовь к усадьбе, ее истории и загадочной атмосфере осталась и увеличивается с каждым моим визитом в Глинки.

Воронцовский дворец, Алупка

Выбор любимого дворца Крыма тоже задача непростая. Но я остановлю свой выбор на Воронцовском дворце в Алупке. Этот исключительно красивый архитектурный комплекс выделяется среди прочих крымских дворцов своей мощью и удивительной гармоничностью.

Дворец сочетает в себе два противоречивых качества: сходство с европейскими замками и абсолютную гармонию с окружающим его ландшафтом.

Усадьба Костино, Рязанская область

Всем сердцем люблю усадьбу Костино в Рязанской области. Сейчас о ее процветающем прошлом напоминают живописные руины главного дома и сохранившийся парк. Усадьбу окружают невероятной красоты пейзажи, которые добавляют ей особой прелести.

Окружение усадьбы Костино

Хотелось бы, чтобы усадьбу как можно скорее восстановили. Но и сейчас прогулка по Костино доставит огромное удовольствие всем тем, кто жаждет умиротворения и эстетики.

Усадьба Рамонь, Воронежская область

Дворец Ольденбургских в Рамони — наш ответ английским замкам и дворцам, окутанным многочисленными легендами. История дворца в Рамони объединила в себе и историю потомков дома Романовых, и меценатскую деятельность, и историю предпринимательства, и мистические легенды, и историю возрождения.

Дворец, принадлежащий семейству Ольденбургских, словно вышел из сказки. Он обязательно понравится как взрослым, так и детям.

Понравилось? Хотите быть в курсе обновлений? Подписывайтесь на наш Twitter, страницу в Facebook или канал в Telegram.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Женский журнал про диеты, отношения, красоту и стиль