Мимолётная красота — бабочки, моль, символизм


Бабочка

Чудо переходящих одно в другое состояний, это чудо превращения вялой гусеницы, тупой куколки в нежно-прекрасную бабочку, глубоко трогало человека, стало для него подобием собственных душевных превращений, подарило ему надежду на то, что когда-нибудь он оторвется от земли и поднимется в озарённые светом сферы вечности.
Э. Эппли

Бабочка — символ души, бессмертия, возрождения и воскресения, способности к превращениям, к трансформации, так как это крылатое небесное существо появляется на свет, преображаясь из мирской гусеницы.

Бабочка считается символом Великой Богини (Великой Матери, Magna Mater). Образ Великой Богини восходит к древнейшим временам истории человечества, к палеолиту. Это верховное божество олицетворяло одновременно небо и землю, жизнь и смерть. С Великой Богиней ассоциировались птицы и летающие насекомые. Одним из насекомых, представлявших богиню, и была бабочка. Отсюда поверья о том, что ведьмы могут превращаться в бабочек, что бабочки способствуют зачатию и предвещают войну (например, римляне называли бабочку feralis- «свирепая»), что бабочки — это души умерших.

Кроме того, во многих культурах бабочка символизирует преходящий характер радости.

В Китае это крылатое существо обозначает бессмертие, досуг в изобилии, радость и лето. Изображенная со сливой бабочка символизирует долгожительство и красоту, с хризантемой — красоту в старости, с пером — долголетие.

Образ бабочки встречается в даосских притчах . Так философ Чжуан-цзы однажды во сне увидел себя бабочкой. Проснувшись, он не мог понять: Чжуан-цзы видел во сне, что он — бабочка, или бабочке теперь снится, что она -Чжуан-цзы?

Другая история, рассказанная Чжуан-цзы, повествует о том как молодой ученый, гоняясь за красивой бабочкой, нечаянно вторгся в частные владения отставного судьи и, увидев его дочь, был настолько заворожен ее чарами, что решил упорно трудиться и попытаться получить ее в жены. В этом он преуспел и поднялся до высокого чина. Здесь бабочка — это знак супружеского счастья, можно сказать, китайский Купидон.

У японцев бабочка символизирует молодую женщину, а порхающие одна вокруг другой бабочки означают семейное счастье. Белая бабочка — дух умершего.

В Древней Мексике бабочка относилась к атрибутам бога растительности, весны и любви, «Принца цветов» Шочипильи. Кроме того, она была связана с Солнцем и являлась символом колышащегося огня. Обрубленная каменными ножами (итцли) бабочка — это богиня Ицпапалотль, «Обсидиановая бабочка», ночной дух пламенеющих звезд и вместе с тем — символ душ женщин, умерших при родах.

Древние греки считали бабочку символом бессмертия души. Психея, имя которой значит «душа», представлялась в виде девушки с крыльями бабочки.

В христианстве стадии развития бабочки олицетворяют жизнь, смерть и воскресение, поэтому бабочка иногда изображается в руке младенца Христа, что символизирует возрождение и воскресение души. На картинах, изображающих жизнь в раю, такие крылья имеет душа, которую Творец помещает в тело Адама.

В германо-скандинавской мифологии эльфы, духи воздуха, изображались в виде красивых маленьких человечков с крыльями бабочки.

У славян с бабочкой связываются прежде всего представления о душе. В народе зачастую говорят о бабочке как о душе умершего или предвестнице смерти, а иногда и образе смерти.

* * *
В зарослях сорной травы,
Смотрите, какие прекрасные
Бабочки родились!

* * *
Грузный колокол.
А на самом его краю
Дремлет бабочка.

Моль и бабочка

В шкафу,средь свитеров шарфов и шапок
Моль серая точила свой обед.
Она во тьме жила,не видя свет,
В нектар чудесный не макая лапок
И нюхая превредный нафталин.
А есть цветник.Там бабочка,соседка,
Кружит легко и,говорят,нередко
Садится на пунцовый георгин
И музыку цветов вдыхает сладко,
И чувствует гармонию душой,
А моль средь шерстяного беспорядка
Никак не чует благодати той.
«Сейчас решусь,-моль думала,-слетаю
К родне своей,-я бабочка сама.
Пыль полок уж свела меня с ума,
А я,как и она,достойна рая.
Вот лишь доем носочек на дорожку,
Еще кусну на пробу лисий мех.
Да,и манто отведать бы не грех,
Вообщем,всего,что есть тут,понемножку.»
Так день угас.Сквозь скважину замка
Моль выскользнула и к окну порхнула,
Но,кроме ветра и в деревьях гула,
Гармонии не слышала пока.

Коль во главу угла ты ставишь брюхо,
К материи высокой ухо глухо.

Мимолётная красота — бабочки, моль, символизм


Прелестные и почти бесплотные красочные создания, неспешно перепархивающие с цветка на цветок, неизменно вызывают воздушное ощущение легкости, радости и свободы. Для невинного ребенка бабочка олицетворяет красоту, радость и свободу, но отягощенные грузом большого житейскогo опыта люди, давно утратившие розовые иллюзии детства, усматривают в этом беспечном насекомом лишь воплощение легкомыслия, ветрености, беззаботности и непостоянства. Глупый ночной мотылек, очертя голову летящий на призывный свет огня и опаляющий в пламени свои трепещущие крылышки, издавна служит аллегорией охваченного слепой страстью наивного юноши: несчастная любовь больно обжигaeт eгo, а порочная страсть — иссушает душу.

Любовная символика прекрасного насекомого распространена достаточно широко: в Китае бабочка является эмблемой влюбленных, в Японии — эмблемой утонченных и очаровательных жриц любви — гейш, а две бабочки в Стране восходящего солнца символизируют счастливую супружескую любовь.

В древнегреческой мифологии в образе красавицы бабочки выступает Психея — олицетворение пылающей любовной страстью женской души.

В религии древних народов всех континентов наблюдается удивительное единодушие: все они видели в бабочке символ возрождения, перевоплощения и бессмертия души. Основой для этой символики послужил необыкновенный жизненный цикл нашей героини: когда мохнатая гусеница свертывалась в темную куколку, ее состояние ошибочно принимали за смерть, поэтому появление из мертвого кокона яркой крылатой бабочки поражало воображение древних и воспринималось как чудесное воскрешение души.

Восприятие бабочки как человеческой души характерно чуть ли не для всех народов древности, но вот относительно того, кому эта душа принадлежит, существовали большие разногласия. Христиане считали, что в бабочек воплощаются души умерших некрещеными младенцев; ацтеки были уверены, что это души погибших храбрых воинов; а бирманцы полагали, что бабочки — души не мертвых, а живых спящих людей, покидающие бренные тела лишь на время для того, чтобы отдохнуть от мирской суеты. Человек просыпается только в тот момент, когда бабочка-душа возвращается к нему, поэтому будить спящего у бирманцев строго-настрого запрещалось: если душа не успеет вернуться в тело, то внезапно разбуженный человек непременно умрет.

На Руси существовало поверье, что души умерших перевоплощаются в ночных мотыльков. В течение 40 дней они, словно прощаясь, кружат неподалеку от родного дома, а по истечении этого срока возносятся на небо. В некоторых районах России мотыльков и поныне продолжают называть «душками».

В иконографии символику бессмертия души передает образ Христа, держащего в раскрытой ладони бабочку, поэтому она в качестве эмблемы воскрешения нередко изображалась на христианских надгробиях.

В изобразительном искусстве крыльями бабочек наделены некоторые легкие волшебные существа: Зефир, греческое божество приятного западного бриза; античные Оры, олицетворявшие времена года; кельтские эльфы и феи и др.

В мантике, особенно у англичан, главное внимание уделялось расцветке крыльев бабочки. Сельские жители туманного Альбиона гадали о собственной судьбе на ближайший год по первой встреченной в сезоне бабочке: белые крылья насекомого пророчили им светлую и радостную жизнь; золотистые — богатство; коричневые — болезнь, бедность и голод; а черные траурные крылья предвещали близкую кончину.

В эпоху мрачного Средневековья, когда дикие суеверия расцвели пышным цветом, появилось множество плохих примет, связанных с бабочками. Heдoбрым знаком считалось увидеть трех бабочек вместе, еще худшим — встретить дневную бабочку ночью. Однако настоящий панический ужас посеял в средневековом мире крупный сиреневый бражник. Эту дьявольскую бабочку в народе окрестили «Мертвой головой», и встреча с ней сулила неминуемую скорую смерть. Понять причину суевeрнoгo страха перед этим монстром из царства насекомых нетрудно: на своей груди сиреневый бражник несет эмблему смерти — явственно различимое изображение черепа, а от его бередящего душу тоскливого писка впечатлительного человека мороз продирает по коже.

В символике фэн-шуя (китайского искусства благоустройства дома) бабочки символизировали любовь и радость.

Бабочка, помещенная на герб, символизирует, согласно древним средневековым геральдическим книгам, ветреность и непостоянство, а также является символом победы над врагом с указанными недостатками. А куколка бабочки, согласно тем же источникам, обозначает бессмертие. В 16-17 вв. бабочка являлась эмблемой непостоянства.

Тема метаморфозы возникла в архаичных представлениях о превращении души человека в бабочку, мотылька и т. п. Вместе с тем бабочки-однодневки, мотыльки и другие эфемериды становятся широко распространёнными символами краткости жизни и счастья.

В античности были распространены символы бабочки и скорпиона (соответственно атрибуты Психеи и Меркурия). И бабочка неспроста была атрибутом психеи – «души». Ведь еще в японской мифологии душа представлялась в виде бабочки. И если еще при жизни душа выходила из тела человека или же шла в свой последний путь, то эти странствия изображались в виде порханий бабочки.

В позднесредневековой живописи бабочка («душа») в руках Иисуса-младенца, кузнечик, божья коровка (атрибут богоматери) являлись одновременно и религиозными символами, и знаками восторженного любования красотой реального мира.

В Азии бабочкам поклонялись как прародительницам мира, а к одной из них Будда обратил свою последнюю проповедь. (myfhology.info)

Отрывок из книги Тэда Эндрюса «Определи свой тотем. Полное описание магических свойств животных, птиц и рептилий»

Пожалуй, ни одно животное или насекомое не способно так наглядно представить процесс превращения, как это делают бабочки. Люди, связанные с этим тотемом, должны особенно подробно изучить процесс метаморфоза. Бабочки и мотыльки всегда проходят четыре четко выраженные стадии изменений, как это описано в предыдущей главе. (На стадии куколки кокон скручивают только мотыльки, настоящие бабочки не делают этого.)

Когда в вашей жизни в качестве тотема появляется бабочка, обратите внимание на самые важные задачи, которые вы пытаетесь решить в данный момент. Скорее всего, именно они стали причиной ее появления. На какой стадии решения вы сейчас находитесь?

Бабочка – могущественный мистический и религиозный символ. У ранних христиан она была олицетворением души. В Китае бабочки символизировали супружеское счастье и радость. У индейцев хопи незамужняя девушка из клана бабочки носила прическу в форме ее крыльев. Есть индейское предание о том, как бабочки прилетали всякий раз, когда их звали дети из племени нез-персе. Для американских индейцев бабочка является символом радости и перемен к лучшему.


Чтобы глубже понять роль бабочки в вашей жизни, необходимо изучить символическое значение цветовой гаммы бабочки. Для подготовки к практическому семинару, посвященному феям и эльфам, который я недавно проводил во Флориде, я выполнял медитацию в расположенном неподалеку природном центре. Когда я открыл глаза, то увидел, что вокруг меня летает десяток черно-желтых бабочек (Zebra Heliconius). Несколько бабочек даже опустились мне на колени.

Я сразу понял, что это очень важный знак. Во-первых, народные предания говорят о существовании связи между обитателями Волшебного Царства и бабочками. Черный и желтый цвета крыльев также содержат важную информацию. В традиционной ангелологии эти цвета часто ассоциировались с архангелом Уриилом, который в образе бабочки следит за поведением духов природы. Появление бабочек стало для меня удивительным знаком, указывающим на ту энергию, которая будет сопровождать меня во время семинара.

Кажется, что бабочки танцуют, порхая в воздухе и опускаясь на цветы. Они напоминают нам о том, чтобы мы не относились к событиям, происходящим в нашей жизни, слишком серьезно. Они пробуждают в нас легкость и радость, а также призывают нас помнить о том, что жизнь представляет собой своеобразный танец, пусть даже требующий от нас много сил, но все же приносящий нам огромное удовольствие. Танец возвращает нам сладкий вкус жизни. Это подтверждается также тем фактом, что вкусовые рецепторы бабочек находятся на их передних лапках. Порхая с цветка на цветок, они пробуют их на вкус.

Бабочки делают нашу жизнь более яркой и красочной. Когда бабочка становится вашим тотемом, обратите внимание на то, сколько в жизни поводов для радости. Почувствуйте легкость. Надейтесь на перемены и не бойтесь менять свою жизнь при первой удобной возможности. Не забывайте, что перемены всегда происходят к лучшему. Магия бабочки помогает нам понять, что преобразования неизбежны, но они не должны быть травмирующими. Она сделает так, что процесс перемен в вашей жизни станет приятным и радостным. (esoterics.wikireading.ru)

Пословицы и поговорки
Бабочку бегать учить.
Белая бабочка полетает, полетает и на землю сядет (снег).
Где цветы, там и бабочки.
Если бабочки разлетятся в разные стороны, ими овладеет злой дух.
Если бы у бабочки были зубы как у тигра, её не пришпилили бы булавкой.
Если говоришь, то держи слово, не будь бабочкой, порхающей с места на место.
Когда цветок красив, на него и бабочка летит.
Мало, как тигру бабочка.
Не бери ружье, чтобы убить бабочку.
Не тронь бабочку, она и зла тебе не делает, и душой деда твоего оказаться может.

Роман с бабочками*

В книге американской писательницы Шарман Эпт Рассел все персонажи интересны: и коварные паразиты-наездники, подстерегающие гусеницу, и калиго – самая крупная из костариканских бабочек, и бабочки-королевы, сплетающиеся в восьмичасовом послебрачном полете, и ночные сестры дневных бабочек.

К каждой из 15 глав автор дает подробную библиографию, поясняя, откуда взяты конкретные сведения.

«…Почему мы так любим бабочек? Часто эта привязанность зарождается в детские годы. Крылатая красота порхает на расстоянии вытянутой руки. Счастлив ребенок, если ему тут же не наговорят, что ничего особенного здесь нет, что красота недолговечна, а красота бабочек уж тем более – слишком она мимолетна и хрупка, чтобы приносить пользу. Да и вооб-ще – красота не идет ни в какое сравнение с силой».

«. В мою жизнь бабочки вошли однажды летом, среди бела дня, на берегу реки в Нью-Мексико. К моему лицу спикировал парусник рутул. Размах крыльев у него около трех дюймов, но в тот момент он показался мне совсем громадным. Лимонно-желтые крылья с фантасмагорическими полосками, окаймленные черными фестонами, завершались эдаким хвостом – длинным, раздвоенным, в красную и синюю крапинку. Не унюхав ничего интересного, бабочка упорхнула, а я осталась сидеть – польщенная, слегка ошалевшая, словно удостоилась подарка, которого не заслужила.

. Позднее я влюбилась в самых крохотных бабочек – серых хвостаток размером с ноготок. Их едва замечаешь боковым зрением где-то среди сорняков, на фоне забора. . Но дайте им только присесть – и они сложат крылья, демонстрируя их нижнюю сторону, так называемый испод. Фестоны – оранжевые, как плод манго. Узоры в голубовато-каштановых тонах. Полумесяцы. Вензеля. Тайные письмена…

В отряде чешуекрылых примерно 18 тысяч известных науке видов булавоусых бабочек (они же дневные) и 147 тысяч видов разноусых (моли и ночные бабочки).

Термин «чешуекрылые» – буквальный перевод с греческого (lepis означает «чешуйка», apteron – крыло). Крылья бабочки – это две прижатые одна к другой плоские тонкие пластины, удерживаемые системой пустотелых трубочек – жилок. С обеих сторон – верхней и нижней – крылья покрыты рядами чешуек, частично перекрывающими друг друга. Стандартная чешуйка имеет клинообразную форму. Основание у нее гладкое, а верхушка зазубренная; с помощью стебелька чешуйка вставляется в надлежащий паз на плоскости крыла. Чешуйки имеются на разных частях тела бабочки, включая голову, брюшко, ноги и грудь. Чешуйки – это переродившиеся волоски; первоначально они, возможно, решали прозаическую задачу теплоизоляции.

Каждая чешуйка одноцветна. В узор они складываются по принципу мозаики. Цвет может быть обусловлен пигментацией самой чешуйки, или ее строением, или эффектом наложения чешуек друг на друга. Либо всеми тремя факторами сразу.

Пигменты, содержащиеся в чешуйке, отражают красный, оранжевый и желтый цвета, а также некоторые оттенки синего, зеленого и фиолетового. Наиболее распространенные пигменты – меланины. Их молекулы поглощают большую часть спектра; соответственно окраска получается черная или в коричневых тонах. Темная окраска лучше удерживает свет, что помогает бабочке быстрее согреться на солнце. В высокогорных районах бабочки часто имеют темную окраску или усеяны темными пятнами…

…Строение чешуйки заставляет свет рассеиваться. Происходит дифракция. Почему у репницы крылья матово-белые? Потому что свет, падая на рифленую верхнюю поверхность чешуек, рассеивается во всех направлениях. Варьируя строение чешуйки – наращивая высоту бороздок или располагая их под другим углом, наполняя ее кристаллическими решетками или тонкими ярусами, расположенными на равном расстоянии друг от друга, – мы получим различные цвета и оптические эффекты: радужную синеву тропического морфо, атласный блеск филенора, изумрудное сияние хвостатки аффинис.

…Бабочки одного вида, живущие в разных ареалах, могут различаться внешне и образовывать различные географические расы. Каждая раса адаптирована к условиям жизни именно в этом ареале. Чем дальше на север едешь по Великобритании, тем более блеклой становится болотная сенница, тем меньше у нее глазков. Популяции или расы одного вида, максимально удаленные друг от друга на шкале внутривидовой изменчивости, можно принять за два разных вида.

Есть также виды, для которых характерен полиморфизм поколений. Местность одна и та же, но бабочки, рожденные в разное время, выглядят по-разному. Пестрокрыльницы, выходящие из куколок весной, похожи на перламутровок, а более поздние, летние, – на ленточников камилла.

Перламутровка аглая


Вариация одной африканской бабочки, соответствующая холодному сезону засухи, имеет на исподе крыльев крохотные глазки. У вариации, соответствующей теплому сезону дождей, глазки крупнее. В засушливую холодную погоду бабочки в основном пассивны, и крупные глазки могут сделать их более заметными для птиц и ящериц; неброский рисунок – более надежная защита. Когда тепло и сыро, предпочтительнее крупные глазки, отвлекающие хищников…

…Приспосабливаясь к смене времен года, такие виды производят на свет потомство, которое способно отреагировать на эти перемены; потомство, которое не погибнет прежде времени.

…Жизнь бабочки – воплощенный миф. В свою бытность «кучей червяков» гусеницы смиренно ползают по земле. Прячутся в гнилье – под сломанными ветками и сухими листьями. Некоторые из этих гусениц защищаются от хищников, ощетинивая свои волоски. Раскраска у них аляповатая, в стиле детских деревянных игрушек. Они плюются едкой полупереваренной пищей и выделяют ядовитый газ. Затем эти сомнительные личности делают себе прочные защитные коконы и погружаются в сон, чтобы преобразиться.

Из куколки выводится взрослая бабочка. И мы с благоговением наблюдаем, как зеленая в желтую крапинку гусеница, в сущности, всего лишь пухлый мешок с какой-то слизью внутри, превращается в парусника рутула с яркими крыльями в черной резной оправе».

Мешочницы

В главе «Вырасти себя сам» автор прослеживает весь путь чудесных превращений, возрастные стадии гусениц разных видов.

С момента, когда самка бабочки отложила яйцо, у потомства «шансов погибнуть – хоть отбавляй. Шансы выжить минимальны.

«…Жизнь гусеницы — сплошная нервотрепка. Новые причины для беспокойства появляются каждую минуту. По большей части гусеницы благодаря камуфляжу и мимикрии прячутся прямо под носом у врагов. Некоторые ведут общественный образ жизни: сбиваются в группы и укрываются в гнездах, сплетенных из шелковых нитей. Гусеницы толстоголовки сооружают одноместные убежища из листьев. Каждой стадии развития соответствует своя конструкция.

…Гусеницы толстоголовок знамениты тем, что энергично извергают отходы своей жизнедеятельности на расстояние до пяти футов от своих листвяных домиков и со скоростью четыре фута в секунду. Это предотвращает болезни и помогает поддерживать в доме чистоту, избавляясь от уродливых и зловонных куч».

Паразиты-наездники, «…находя жертву (хозяина) по пахучим меткам, откладывают яйца в тело гусеницы. Личинки наездника, вылупившись, используют гусеницу в качестве источника пищи – пожирают изнутри. У некоторых видов из тела умершего или агонизирующего хозяина выпархивает целая стайка наездников, у других в теле хозяина развивается только одна особь.

Нечто подобное проделывают и паразитические мухи – откладывают яйца прямо на гусеницу или обрызгивают листья «микрояйцами», которые гусеница съедает.

…Чтобы перехитрить всех недругов, гусенице нужен очень богатый арсенал уловок. Им располагают лишь немногие удачливые виды. Гусеницы шашечницы фаэтон – черно-белой бабочки с оранжевыми кончиками крыльев – ведут общественный образ жизни в шелковых паутинных гнездах. Своей окраской они извещают птиц: «Не трогайте нас, мы несъедобные». От других агрессоров защищаются, срыгивая едкую жидкость или дергая головами, либо прячутся в гнезде. Несмотря на все эти усилия, наездники часто откладывают яйца в тела гусениц, когда те находятся на ранних стадиях развития. Четвертая стадия впадает в спячку или зимует, и вместе с ней впадают в спячку ее паразитоиды, не достигшие фазы зрелости. Когда весной гусеница шашечницы начинает шевелиться, в среднем семь-восемь личинок наездника прорываются из-под кожи хозяина наружу и свивают себе коконы непосредственно под гусеницей, привязывая все еще живую добычу к растению. Через неделю из коконов выходят взрослые наездники и набрасываются на гусеницу.

Основная экологическая функция гусеницы – стать кормом. Одна самка шашечницы, монарха или капустницы откладывает сотни яиц. Лишь немногие ее потомки проживут достаточно долго для того, чтобы самим отложить яйца. Остальные существуют, чтобы стать аппетитным обедом хищника.

Даже растения, на которых живут гусеницы, даже листья, которыми они питаются, и те желают им смерти.

…Когда мир полон опасностей, очень важно иметь друзей. Есть они и у гусеницы, хотя их немного. Среди них преобладают муравьи. Более двух тысяч видов бабочек по всей планете «страдают» мирмекофилией – любовью к муравьям.»

Чтобы гарантировать себе постоянное присутствие добровольных телохранителей, гусеницы разных видов используют свои сигналы. «Гусеницы австралийской голубянки ялменус используют целых три сигнала, чтобы подозвать муравьев. Это торопливое шипение, что-то вроде ворчания и нечто типа басовитой барабанной дроби. Ш-ш-ш – слышится в первые пять минут после того, как гусеницу обнаруживает рабочий муравей. Ворчание звучит позже, когда муравьи гладят гусеницу. А вот звук барабанной дроби гусеница издает вне зависимости от того, ухаживают ли за ней муравьи.

Хищная личинка одной азиатской голубянки питается тлями, за которыми, как и за гусеницей, ухаживают муравьи. По-видимому, медвяные выделения этой гусеницы нравятся муравьям больше, чем мед тлей. Последних преспокойно приносят в жертву.

Гусеница одной из европейских голубянок внешне похожа на чудовищную муравьиную личинку. Обнаружив такую гусеницу, муравьи тащат ее в свой муравейник. Там самозванка живет месяцами, питаясь настоящими личинками муравьев, которыми ее снабжают их щедрые родители. Описывая эту сцену, писатель и энтомолог Владимир Набоков в сердцах воскликнул: «Как если б коровы нам давали шартрез, а мы им на съедение младенцев!» Хоть эти гусеницы и выделяют медвяный секрет, в конечном счете они вредят муравейнику. По сути, они не более чем паразиты. Правда, на ранней стадии эволюции этих гусениц и муравьев, вероятно, связывали отношения взаимовыгодного симбиоза».

Одна из глав книги посвящена миграции бабочек.

«…Куда ни глянь, всюду бабочки мигрируют: летят вслед за теплом, бегут от холода, ищут, где сытно, и покидают места, где голодно, странствуют в поисках подруги, более гостеприимной местности, новых возможностей. Монархи – самые знаменитые из перелетных бабочек. Ориентируются они по солнцу. В облачные дни монархи полагаются на магнитный компас – крохотные частицы магнитного железняка в тканях своей груди.


…А что делают в это время оседлые бабочки? Зиму они могут провести в спячке. Одни – в виде яиц, другие – в виде гусениц, куколок или уже взрослых бабочек. Есть несколько видов, которые первую зиму проводят на одной стадии развития, а следующую – уже на другой.

При спячке замедляются все жизненные процессы. Выход из яйца, линьки, окукливание, спаривание, формирование яиц – все отложено на потом».

Между бабочками и цветами, как пишет автор, «отношения чисто деловые. Бабочки нуждаются в питательной силе нектара. Цветок выделяет нектар, чтобы привлечь опылителей. Когда бабочка разворачивает хоботок и пытается дотянуться им до нектара, к тельцу насекомого пристают зернышки пыльцы (мужские половые клетки) с тычинок цветка. Когда цветковые растения заключают сделку с бабочками, им нужен толковый деловой партнер: не слишком умный, не такой пройдоха, как шмель, печально известный своей манерой проникать в цветок со стороны цветоложа и красть нектар, не измазавшись пыльцой. Но и не совсем тупой – не такой кретин, как муравьи некоторых видов: забрав нектар, они честно разносят пыльцу, но при этом нечаянно стерилизуют ее своими химическими выделениями. Если уж цветок с кем-то договаривается, то ищет того, кто умеет слушать, того, кто способен усвоить правила и неукоснительно их выполнять. Цветам нужен партнер, который возьмет на борт груз пыльцы и перелетит к другому цветку сходного цвета, сходной формы и с пестиком, совместимым с его собственными тычинками».

Труд ряда ученых-энтомологов, натуралистов и коллекционеров отмечен писательницей. Среди них «Владимир Набоков – возможно самый знаменитый энтомолог двадцатого столетия. …он написал двадцать две научные работы, открыл несколько видов, шесть лет проработал научным сотрудником в Гарвардском музее сравнительной зоологии. Его перу принадлежит ряд основополагающих исследований в области чешуекрылых. И все же самое ценное в наследии Набокова – то, как он писал о бабочках…» Многие страницы книги повествуют о том, как «с сачком в одной руке и ружьем в другой путешественники противостояли опасностям и болезням». Жертвовали порой и жизнью ради поимки 2–3 бабочек, но собирали прекрасные коллекции, которые впоследствии вошли в собрания крупных музеев мира.

Поэтичны страницы раздела «В краю бабочек», где описаны впечатления натуралистов, путешествующих по Бразилии в поисках новых видов.

Об отдельных экземплярах одной из крупнейших и старейших в мире коллекций бабочек Лондонского музея естественной истории рассказывается, как о драгоценностях. Здесь же затронуты и вопросы сохранности коллекций от вторжений вредителей.

Все сотрудники музея, по словам автора, «помешаны на том, чтобы сохранить это собрание свежим и неувядающим еще на триста лет. Они трудятся для будущего. Пишут историю и рассказывают истории нашим отдаленным потомкам».

И наконец, на примере короткой жизни бабочки эвфилота показано, как многолетнее человеческое вмешательство в природу (расчистка земель от местной растительности и их распашка, выпас скота) изменило среду обитания бабочки (сравнительно небольшая территория дюн Эль-Сегундо на побережье Южной Калифорнии) и чуть не привело к ее полному исчезновению: «были обнаружены одиннадцать новых видов растений и животных, обитающих только на этих дюнах и страдающих от конкуренции с пришлыми видами». Лишь масштабные работы по восстановлению экосистемы дюн помогли сохранить «не просто основной, но единственный ареал исчезающих эвфилотов».

Так случай с эвфилотом стал одним «…из тех невольных «контрольных экспериментов», которые должны показать, не погибнет ли в итоге человечество от собственной бездумной, хищнической, не находящей покоя алчности, и достойно ли оно вообще выживания. Эвфилот символизировал отношения рода человеческого с миром природы».

Чтение, действительно, завораживающее. Жаль только, что такое увлекательное содержание не дополнено цветными иллюстрациями.

* Рассел Ш. Роман с бабочками. Как человек влюбился в насекомое/ Пер. с англ. – М.: КоЛибри, 2005.

Моль и бабочка

Однажды моль подкралась к бабочке, прилипла к ней
И отпечаталась всей серостью своей.

Забрав у бабочки с крыла весенние цветы,
Она их спрятала в шкафу средь духоты.

В карманах сальных и в подмышках на пальто
Она их мерила на серое манто.

Цветы засохли и рассыпались, как прах
У серой моли прямо на глазах.

Тогда она решила: ну и пусть!
Прилипну к бабочке и снова наряжусь…

6 Августа 2014 г.

Добавить комментарий Отменить ответ

Нажмите на одну из кнопок, чтобы написать комментарий (если не получится — попробуйте другую)

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Женский журнал про диеты, отношения, красоту и стиль