Михаил Врубель — вестник иных миров — врубель, русские художники, ангелы и демоны


Сайт Тольяттинского художественного музея

Лекция «Михаил Врубель — вестник иных миров»

8 апреля (суббота) 2020 года в 15.00

Адрес: б-р Ленина, 22

Творчество Михаила Александровича Врубеля (1856-1910) — одно из самых значительных и загадочных явлений русского искусства конца XIX века. Великое мастерство, трагизм, героический дух и неповторимый декоративный дар делают Врубеля художником на все времена. Вечно живущий в своем собственном мире, недоступном пониманию других, Врубель смог воссоздать свой сложный мир в образах своего необычного искусства, и эти образы стали одними из важнейших вех русской культуры рубежа столетий.

В искусство Михаил Врубель пришел уже взрослым, образованным человеком и стремительно сформировался как художник. Врубель не имел ни учеников, ни последователей, составивших школу, но еще при жизни снискал себе успех, но, к сожалению, к этому времени художник был уже безнадежно болен, и почести ему были не нужны. За ним на долгое время укрепилось представление как о человеке странном и неуравновешенном. Врубелю важно было жить творчеством, а не творить искусство.

Сказочно-мистический мир Врубеля, его чувственная эстетика завораживали, притягивали и отталкивали современников. Его творчество, его дух остаются загадкой до сих пор — болезненное или гениальное сознание вело этого художника? Даже когда он обращался к темам русского эпоса или библейским образам, даже в пейзажах и натюрмортах сквозила излишняя страстность, буйность — вольность, опровергающая устоявшиеся каноны. Что уж говорить о демонах и духах!

В душе этого невысокого человека с внешностью венецианца «с картины Тинторетто или Тициана» жила постоянная неутоленность миром здешним и тоска по миру иному. Вот, наверное, почему тема Демона стала главной в его творчестве, даже тогда, когда он этого еще не осознавал.

Лекцию читает искусствовед — Москвитина Лариса Ивановна.

Билет на лекцию: школьники — 100 руб., пенсионеры, студенты- 150 руб., взрослые — 200 руб.

Режим работы: ежедневно с 10.00 до 18.00, понедельник-выходной.
Первая среда каждого месяца — день бесплатного посещения для школьников до 18 лет.
Дополнительная информация по телефонам: 8 (8482) 48-20-89, 40-30-98 или по адресу:
Россия, Самарская область, г. Тольятти, б-р Ленина, 22 (правое крыло)
e – mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. . Сайт музея: http://www.thm-museum.ru
Мы в социальных сетях: vk.com/togliatty.art.museum; www.facebook.com/thmmuseum

Михаил Врубель Мятежный Демон живописи

1886-87; 24х15,8 см
бумага, акварель, графитный карандаш
Киевский музей
русского искусства

Поиск своего пути в искусстве Михаил Александрович Врубель начал в Академии художеств. Он «изменил» любимому раньше учителю Илье Ефимовичу Репину, яркому представителю передвижнического реализма, и предпочел ему скромного академического преподавателя Павла Петровича Чистякова. Главное завоевание Чистякова — методика «объемного рисунка». Форма не срисовывается, а конструируется путем последовательного выявления планов, первоначально самых общих, крупных, затем все более мелких, которыми она словно бы «гранится».

Одинокий новатор

Система Павла Чистякова надолго определила творческие искания Михаила Врубеля. Он говорил, что основные ее положения — «формула моего живого отношения к природе, какое мне вложено». Чистяков считал, что Врубель у него «перепекся» — не стал убирать рабочие линии построения, увидев в них самостоятельную декоративную красоту, способ придавать форме знакомых предметов преображенный, странный вид.

В мастерской Чистякова царил культ испанского художника Мариано Фортуни, замечательного мастера акварели. В его работах Врубель открыл для себя технику живописи мелкими мазками и богатство красочного узора. Успехи в области освоения акварельной техники принесли Врубелю прозвище «Фортуни», которым он гордился.

Наряду с Фортуни художник увлекался Рафаэлем Санти, в произведениях которого видел «силу жизненной правды». Важным для Врубеля стало путешествие в Венецию в 1884—1885 годах. Изучение мозаик собора Сан Марко, живописи венецианцев Джованни Беллини и Джованни Чимы да Конельяно обогатило его колористический дар.

К началу 1890-х годов Врубель выработал свою неповторимую художественную манеру. Она предполагала невероятно развитую зрительную память, видение будущей картины как целого, где все ритмически соединено как в орнаменте. Энергичные широкие мазки кристаллической формы выплетаются в плоскостной узор и одновременно создают объем, объединяют фигуру и пространство. Образы являются результатом преображенной, фантастической реальности, но одна какая-нибудь деталь — переданная необычайно натурально и остро — придает изображению убедительность.

Врубель и русский модерн

Направление творческих поисков Врубеля в 1890-е годы во многом определяется близостью к Абрамцевскому кружку художников с его девизом «Истина в красоте», стремлением организовать собственный быт по законам христианской морали, красоты и искусства, культом национального. Врубель приобретает уверенность в себе в соревновании с достойными соперниками старшего поколения — Ильей Репиным, братьями Виктором и Аполлинарием Васнецовыми, Василием Поленовым и сверстниками — Валентином Серовым, Коровиным, Михаилом Нестеровым.

Народность, понимаемая художниками 1860-х годов как сочувственное изображение жизни народа, в деятельности художественного кружка Мамонтова интерпретировалась иначе — как переработка характерных мотивов народного творчества. Особенное внимание уделялось тому, что именно в народном искусстве неразделимо творчество и ремесло.

Идея художественного универсализма была веянием интернационального стиля, получившего в России наименование «модерн». Художник должен уметь все: написать картину и декоративное панно, исполнить виньетку для книги и монументальную роспись, вылепить скульптуру и сочинить театральный костюм. Михаил Врубель оказался едва ли не наиболее подготовленным к принятию этого вызова со стороны еще только формирующегося «нового стиля».

Работа в Москве и Абрамцеве, Врубель был близок по своим взглядам к новому поколению художников. Но он не мог целиком разделять их поиски «отрадного» в реальной действительности. Он мечтал о величавом искусстве грандиозных мировых идей, образах-символах, выражающих драматическую жизнь человеческого духа. Сложность положения Врубеля заключалась в том, что символизм в России развивался в то самое время, когда формировалось и крепло непосредственное восприятие натуры. Поэтому Врубель оказался одиноким среди своих друзей-москвичей, тяготевших к импрессионизму.

Врубель — первый художник-символист

1884; 24,5х16,5 см
бумага, акварель
Киевский музей
русского искусства

Казалось, Врубель мог бы обрести единомышленников в среде петербургского объединения «Мир искусства», в выставках которого он участвовал. Члены этого объединения — Александр Бенуа, Леон Бакст, Александр Головнин и другие — были наиболее яркими представителями стиля модерн в России, стали реформаторами театрального оформления, понимая спектакль как синтез искусств.

Театр занимал большое место и в художественной деятельности Врубеля. Но для петербургской молодежи из «Мира искусства», увлеченной европейским прошлым, во Врубеле было слишком много московской безудержности, «гениальничанья». Они не узнавали в нем тот тип художника, к которому сами тяготели.

Искусство Врубеля оказалось одним из самых ранних и совершенных воплощений символизма — направления, которое открыло существование тайны в человеке, природе и искусстве, не поддающейся рациональному познанию, но явленной художнику, интуитивно проникающему в их сущность. Его символизм имел ярко выраженную литературную основу: «Фауст» Гете, «Пророк» Пушкина, «Демон» Лермонтова, сказки «Тысячи и одной ночи» — вот неполный список произведений, определявших темы врубелевских картин. Но при этом художник далек от иллюстративности, образы обретают надвременной универсальный характер.

В силу своей болезни Врубель рано был выключен из культурной среды своего времени и уже при жизни отошел в область легенды. В 1907 году новое поколение художников- символистов, заявившее о себе выставкой «Голубая роза», провозгласит своими духовными вождями Врубеля и Виктора Борисова-Мусатова (1870-1905).

Одинокий среди русских художников конца XIX века, Врубель был понят и принят поэтами-символистами. Александр Блок, Андрей Белый, Вячеслав Иванов видели в жизни художника воплощение вечного мифа о мастере-пророке, тайновидце, вестнике иных миров. Этому способствовали загадочная странность его полотен, одержимость образом Демона, болезнь, окружившая его имя ореолом тайны. Блок усматривал в полотнах Врубеля своеобразный символ творчеств: «Искусство есть чудовищный и блистательный Ад. Из мрака этого Ада выводит художник свои образы».

«Демон» Врубеля оказал влияние на сценическое решение образа Демона Федором Шаляпиным в постановке оперы Рубинштейна «Демон» в Большом театре (Москва, 1904) и на декорации Коровина к ней. Позднее сам Шаляпин признавал: «От Врубеля мой Демон».

Предтеча художественных открытий XX века

Гранение форм на картинах Врубеля позволило увидеть в его работах «предчувствие» кубизма. Судейкин вспоминал, что на выставке 1906 года в Париже в зале Врубеля постоянно перед полотнами стоял Пабло Пикассо (1881-1973). Пикассо позже сам писал о влиянии, оказанном на него работами русского символиста: «Я часто прибегаю к крайним возможностям чисто «скульптурной» трактовки, к острому очерчиванию плоскостей. Это есть в африканской скульптуре, в русской иконе, это было у Врубеля».

Творчество Врубеля, возможно, стало отечественным истоком русского авангарда.

Михаил Врубель — вестник иных миров? — врубель, русские художники, ангелы и демоны

В журнале «Мир искусства» № 10–11 за 1903 год выходит большая ретроспектива работ художника Михаила Врубеля — более 40 работ во всех видах и жанрах изобразительного искусства: живописи, графике, декоративной скульптуре и театральном искусстве.

Издание «Мир искусства» — печатный орган одноимённого творческого объединения, созданного художником Александром Бенуа и театральным деятелем Сергеем Дягилевым. Активными авторами журнала кроме самих Бенуа и Дягилева были художник Василий Кандинский, искусствовед и реставратор Игорь Грабарь, писатели и поэты Федор Сологуб, Зинаида Гиппиус, Дмитрий Мережковский, Константин Бальмонт и другие видные деятели культуры 1900-х.

Врубелевский спецномер сопровождают материалы художников Александра Бенуа и Николая Ге.

Размышляя о творчестве Врубеля, Бенуа отмечает: «Врубель принадлежит к самому отрадному, что создала русская живопись, вернее русское искусство, ибо Врубель был одинаково хорош в живописи, и в скульптуре, и в той сфере, которая у нас так неудачно и глупо называется «художественною промышленностью».

Однако более интересными являются воспоминания Бенуа о создании врубелевских «Демонов»: «Его героем сделался Демон: Дух гордости и красоты, Дух ненависти и глубокого сострадания, истерзанный и великолепный Дух. Христианства, вернее, самого Христа, нечего искать в искусстве Врубеля. Его изображения Христа полны строгой красоты и мистичной загадочности, но не верится, чтобы это был Христос. Собственное непонимание или вековое недоразумение отторгло Врубеля от Христа. Он сам, как кажется, не «доверял» ему. Бесплотность христианских церквей служила вероятно и для него непреодолимым камнем преткновения.

Ближе для него был Князь мира сего, Люцифер, красавец-ангел, не Карамазовский Чёрт — «приживальщик», а прекрасный, хотя и лживый, близкий, нежный к людям, хотя и жаждущий их мучений Демон — такой же надломленный и гордый, такой же трагический, как сам Врубель. В картине Врубель захотел изобразить свою мечту о Нём, свое виденье Его. И, глядя на эту картину, на эти картины (ибо неоднократно брался он за Эту тему, долго бродил он вокруг своего предмета, со всех сторон присматриваясь к нему), глядя на них, веришь, что Князь Мира позировал ему. Есть что-то глубоко правдивое в этих ужасных и прекрасных, до слёз волнующих картинах. Но Демон остался верен своей натуре. Он, полюбивший Врубеля, всё же и обманул его. Эти «сеансы» были сплошным издевательством и дразнением. Врубель видел то одну, то другую черту своего божества, то сразу и ту, и другую, и в погоне за этим неуловимым он быстро стал придвигаться к пропасти, к которой его толкало увлечение Проклятым. Его безумие явилось логичным финалом его демонизма. Я помню, с каким ужасом мы замечали постепенные шаги к безумию на самой картине. Врубель сам привёз её из Москвы на выставку «Мира Искусства».

В Москве она была выставлена только последние 3 дня до закрытия выставки. До того времени Врубель не решался выпускать её из мастерской. После нескольких лет работы он всё ещё находил свою мысль невыясненной, и причиной тому было то, что самая мысль не выяснялась, а принимала то тот, то другой оттенок. Наконец, чтоб отделаться от мучительного преследования, решился он её увезти от себя. Но на выставке он вдруг яснее увидал недостатки картины и сейчас же принялся её исправлять. То же повторилось и в Петербурге. Каждое утро, до 12-ти, публика могла видеть, как Врубель «дописывал» свою картину. В этой последней борьбе (2 месяца спустя художник уже находился в лечебнице) было что-то ужасное и чудовищное. Каждый день мы находили новые и новые изменения. Лицо Демона одно время становилось всё страшнее и страшнее, мучительнее и мучительнее; его поза, его сложение имели в себе что-то поточно- вывернутое, что-то до последней степени странное и болезненное, общий колорит наоборот становился все более и более фееричным, блестящим. Целый фейерверк звенящих павлиньих красок рассыпался по крыльям Демона, горы позади зажглись странным торжественным заревом, голова и грудь Демона украсились самоцветными камнями и царственным золотом. В этом виде картина была и безобразна, и безумно-прельстительна. Но или художник сам испугался её, или модель коварно переменила лик свой, спутав воображение мастера и натолкнув его на совершенно иное. Произошёл поворот, и с тех пор картина стала тускнеть, чернеть, поза стала естественнее, голова красивее, как-то благоразумней, а демоническая прелесть почти совершенно исчезла. Врубель и совершенно изменил бы картину, если бы его не умолили товарищи, хоть на выставке, не касаться своего произведения. Он бросил писать, но постоянно продолжал разрабатывать свою мысль. В последний раз, когда я его видел, он вытащил из кармана лоскуток бумаги, кажется обрывок почтового конверта, на котором был (чудесно) нарисован опять-таки Демон, но с новым лицом и с новой позой. От ЭТОГО дня, до рокового дня, когда Врубеля поместили в лечебницу, не прошло и месяца».

Почитать журнал «Мир искусства», посвящённый Михаилу Врубелю, с материалами Николая Ге и Александра Бенуа можно в электронной библиотеке Некрасовки.

LiveInternetLiveInternet

Вторник, 24 Мая 2020 г. 23:46 + в цитатник

Тринадцать демонов Михаила Врубеля

Шестикрылый Серафим, Михаил Врубель 1904
Русский музей в Санкт-Петербурге, Россия

Юбилей удивительного и непостижимого Михаила Врубеля — 160 лет со дня рождения, отмечали 17 марта 2020 года. Какие крылья унесли его дух 14 апреля 1910-го? Белые или черные? Сказочно-мистический мир Врубеля, его чувственная эстетика завораживали, притягивали и… отталкивали современников. Его творчество, его дух остаются загадкой — болезненное или гениальное сознание вело этого художника?

Даже когда он обращался к темам русского эпоса или библейским образам, даже в пейзажах и натюрмортах сквозила излишня страстность, буйность — вольность, опровергающая устоявшиеся каноны. Что уж говорить о демонах и духах!


Михаи́л Алекса́ндрович Вру́бель (5 [17] марта 1856, Омск, Область Сибирских Киргизов, Российская империя — 1 [14] апреля 1910, Санкт-Петербург)

В душе этого невысокого человека с внешностью венецианца «с картины Тинторетто или Тициана» жила постоянная неутоленность миром здешним и тоска по миру иному. Вот, наверное, почему тема Демона стала главной в его творчестве, даже тогда, когда он этого еще не осознавал.


Демон первый. «Оттуда не возвращаются»

Может ли ребенок, потерявший мать, встретиться с ней? Да, Сереже Каренину повезло: однажды, когда он спал, мать прорвалась в детскую и подхватила сына на руки, впиваясь в него взглядом — прощаясь навсегда.
Часто ли представлял себе встречу с матерью Миша Врубель? Мать умерла, когда ему было три года, а через несколько лет покинули этот мир сестра и брат. Осталась только Анна — старшая сестра, самый близкий человек на всю жизнь

Анна Каренина — первая демоническая женщина в творчестве Врубеля. Брошенные в порыве зонтик и перчатки. Страстность и трагичность

Отец Михаила был военным, семья переезжала с места на место — Омск, Саратов, Астрахань, Петербург, Харьков, Одесса… Все это не способствовало длительным привязанностям.

В Одессе задержались надолго. Здесь из подростка Миша превращается в юношу, вызывающего интерес и восторг окружающих. Он преуспевает в литературе и языках, увлекается историей, читает римских классиков в оригинале и оканчивает одесскую Ришельевскую гимназию с золотой медалью. Семья поощряет Мишино увлечение рисованием, он посещает Одесскую рисовальную школу.

Автопортрет
Михаил Александрович Врубель

Общительный, с многообразными музыкально-театрально-литературными интересами, молодой человек легко сводит знакомство с людьми искусства и науки. В письмах сестре он подробнейшим образом описывает открывшийся ему взрослый мир.

«…в Одессе была летом Петербургская оперная русская труппа… я слышал: „Жизнь за царя“, „Жидовку“, „Громобоя“ и „Фауста“; познакомился через Красовского с Корсовым и Дервизом»; «Теперь в Одессе «Передвижная художественная выставка, с смотрителем которой Де-Вилье я недавно познакомился; это очень милый человек, жандармский офицер, сам прекрасный пейзажист; он просил меня приходить к нему во всякое время писать и обещался для копировки достать картин в галерее Новосельского».

И вместе с тем:
«Тысячу, тысячу раз завидую тебе, Милая Анюта, что ты в Петербурге: понимаете ли вы, сударыня, что значит для человека, сидящего в этой трепроклятой Одессе, намозолившего глаза, глядя на всех ее дурацких народцев, читать письма петербуржца, от которых так, кажется, и веет свежестью Невы»; «Господи, как посмотришь на жизнь барышень новороссийских трущоб… часы досуга… проходят в пустейших разговорах в самом тесном кружке знакомых, которые только притупляют и опошливают всю мысленную систему человека. Мужчины проводят время не лучше: еда, спанье и карты».

…Возможно, это все юношеский максимализм и жажда жизни, но вспоминается пушкинский Фауст: «Мне скучно, бес».

Михаил Александрович Врубель
Фауст. Триптих
1896

Демон третий. Безумная техника и странная эстетика

В Петербурге учась на юрфаке, Михаил бросается в омут столичной богемной жизни и… в поиск истины: штудирует философию и навсегда проникается теорией эстетики Канта. Творчество становится для него единственной возможностью примирить бытие с духом.

В Академии художеств Врубель попадает в мастерскую П. Чистякова, учениками которого были И. Репин, В. Суриков, В. Поленов, В. Васнецов и В. Серов.
Знаменитая врубелевская обрисованность и «кристаллообразность» — от Чистякова. У него художник научился структурному анализу формы и разбивке рисунка на мелкие плоскости, стыки между которыми образовывают грани объема.

«Когда я начал занятия у Чистякова, мне страсть понравились основные его положения, потому что они были не что иное, как формула моего живого отношения к природе, какое мне вложено».

Роза
Михаил Александрович Врубель
1904, 18×29 см

Белый ирис
Михаил Александрович Врубель
1887, 24×16 см.

Много лет спустя художник М. Мухин вспоминал, какое ошеломляющее впечатление произвела на студентов Строгановского училища врубелевская техника:

«…маэстро быстрыми, угловато-рублеными штрихами возводил на листе бумаги тончайшую графическую паутину. Рисовал он разрозненными, между собой не связанными кусками. …Другие учителя в начале рисунка призывали нас к цельности, отсутствию детализации, мешавшей видеть крупную форму. Но врубелевский метод был совершенно иной; в какой-то момент нам показалось даже, что художник потерял контроль над рисунком… и мы уже предвкушали неудачу художника… И вдруг на наших глазах космические штрихи на бумаге стали постепенно приобретать кристаллическую форму. …перед взором моим предстал плод высочайшего мастерства, произведение удивительной внутренней экспрессии, ясного конструктивного мышления, обличенного в орнаментальную форму».


Демон четвертый. Неразделенная любовь

Во время работы над росписью Кирилловской церкви, для реставрации которой его пригласил в Киев профессор А. В. Прахов, Врубель без памяти влюбился в эксцентричную жену Прахова — Эмилию Львовну.

Врубель. Богоматерь с Младенцем. 1885

К. Коровин вспоминает, как во время купания в пруду увидел на груди Врубеля большие шрамы, на вопрос о них несчастный влюбленный ответил: «…я любил женщину, она меня не любила — даже любила, но многое мешало ее пониманию меня. Я страдал в невозможности объяснить ей это мешающее. Я страдал, но когда резал себя, страдания уменьшались».

Лечиться от любовной тоски Врубель уехал в Одессу. В Одессе он впервые начинает работать над образом Демона сидящего. Серов вспоминал, что видел поясное изображение Демона на фоне гор: «…в опрокинутом виде снимок представлял удивительно сложный узор, похожий на угасший кратер или пейзаж на луне». Картина создавалась лишь двумя масляными красками: белилами и сажей. Врубелю не было равных в передаче оттенков белого цвета.

Отцу Михаила Александровича работа не понравилась:

«Демон этот показался мне злою, чувственною… отталкивающею… пожилою женщиной».

Художник уничтожил этот вариант, но вернулся к теме Демона позже, в Москве.

Из письма сестре:

«Вот уже с месяц я пишу Демона, то есть не то чтобы монументального Демона, которого я напишу еще со временем, а „демоническое“ — полуобнаженная, крылатая, молодая уныло-задумчивая фигура сидит, обняв колена, на фоне заката и смотрит на цветущую поляну, с которой ей протягиваются ветви, гнущиеся под цветами».

Демон сидящий
Михаил Александрович Врубель
1890, 213.8×116.5 см

В «Демоне сидящем» наиболее отчетливо проявилась «фирменная» врубелевская крупная «лепка» и кристаллобразность живописи. Примечательно, что Анна Врубель вспоминала об увлечении брата в гимназии естествознанием и выращиванием кристаллов.


Демон шестой. Лермонтовский

В 1891 году Врубелю предложили сделать иллюстрации к собранию сочинений Лермонтова, издаваемому фирмой Кушнерева. Конечно же, он начал с «Демона»! Художник рисовал его бесконечно, сделав множество набросков.

Голова демона
Михаил Александрович Врубель
1891

Демон (рисунок 2)
Михаил Александрович Врубель
1880-е

Демон летящий
Михаил Александрович Врубель
1880-е

Летящий Демон
Михаил Александрович Врубель
1880-е

И дик и чуден был вокруг

Весь божий мир; но гордый дух

Презрительным окинул оком

Творенье Бога своего,

И на челе его высоком

Не отразилось ничего,

Демон у монастря

Поныне возле кельи той
Насквозь прожженный виден камень
Слезою жаркою, как пламень,
Нечеловеческой слезой.

Публика оказалась не готова встретиться лицом к лицу с таким Демоном: после выхода книги иллюстрации Врубеля подверглись жесткой критике за «грубость, уродливость, карикатурность и нелепость».

Ни одному иллюстратору не удалось воплотить с такой силой мятущуюся безысходность, тоску и ожесточенность этого неземного существа.
Для примера: Демон в представлении К. Маковского

Демон седьмой. Несбывшаяся «Грёза»

В 1896 году Савва Мамонтов заказал Врубелю два панно размером 20 × 5м для Всероссийской нижегородской выставки, приуроченной к коронации Николая II. Долой демонов! Врубель задумывает образ Грёзы — музы, вдохновляющей художника. Тоже нездешний дух, но вполне дружественный.


Комиссия признала оба панно Врубеля — «Микула Селянинович» и «Принцесса Грёза», — чудовищными. В ответ Мамонтов построил к приезду императорской четы специальный павильон под названием: «Выставка декоративных панно художника М. А. Врубеля, забракованных жюри Императорской Академии художеств». Правда, пять последних слов пришлось закрасить.

Михаил Александрович Врубель
Принцесса Грёза
1896

Газеты взорвались критикой, особенно отличился Максим Горький (кстати, много позже написавший в советской прессе чудовищную статью против джаза), — в пяти статьях о выставке он разоблачал «нищету духа и бедность воображения» художника.


Впоследствии один из фронтонов гостиницы «Метрополь» был украшен майоликовым панно «Принцесса Грёза» А. Врубеля.


Демон восьмой: кто в облике таком?

В разговоре с отцом по поводу первого, уничтоженного Демона Михаил объяснял, что демон — это дух, соединяющий в себе мужской и женский облик. Вероятно, это и отпугивало заказчиков и зрителей в женских образах художника. Тревожила завораживающая тайна, зов в неизведанное. Его «Гадалка», дух «Сирени» и даже «Девочка на фоне персидского ковра» чужды русской эстетике, здесь «переночевал» восток с его губительной Шамаханской царицей.

Девочка на фоне персидского ковра (отец девочки — Маши Дохнович — от портрета отказался)

Михаил Александрович Врубель
Царевна-Лебедь
1900, 93×142 см.

В этом лице, глазах в пол-лица, повороте головы — та же демоническая тоска,
Не унес ли Демон, вопреки Лермонтову, Тамару в свой безрадостный мир? Не превратил ли в Царевну-Лебедь? Эта «инаковость» сделала «Царевну-Лебедь» любимой картиной Александра Блока, но не остальной публики — она тоже подверглась ожесточенной критике.


Демон девятый. Духи разных миров.

Михаил Александрович Врубель
Утро
1897


Илья Репин с трудом отговорил Михаила Александровича от уничтожения отвергнутого заказчиком панно «Утро», где в образах духов и вовсе стирается грань между мужским и женским.

Обращение к духам леса, рек, гор очень характерно для врубелевской «формулы живого отношения к природе». И он снова и снова возвращается к мифологическим образам.

В имении Тенишевой, куда чета Врубелей приглашена на отдых, художник под впечатлением новеллы Анатоля Франса «Святой Сатир» за один день создает «Пана»

Хозяйка имения — княгиня Мария Тенишева, — предстает в образе Валькирии — воительницы, переправляющей павших воинов в Валгаллу.

«Валькирия» вместе с «Болотными огнями», как символ возвращения в город юности художника, попала в коллекцию Одесского художественного музея (дар М. В. Брайкевича). Также в музейной коллекции находятся два рисунка художника — «Семья Я. В. Тарновского за карточным столом», «Портрет неизвестной» и две майолики — «Волхова» и «Морская царица» (из собрания А. П. Руссова).

Демон десятый. Демон – Ангел.

Врубель объяснял, что его Демона не надо путать с традиционным чертом, демоны — это «мифические существа, посланники… Дух не столько злобный, сколько страдающий и скорбный, но при всем том дух властный… величавый».

Демоны, ангелы, серафимы для художника — божественные сущности, наделенные величием. На его картинах они восстают во весь свой огромный рост, возвещая о мире ином.

Михаил Александрович Врубель
Демон

Михаил Александрович Врубель
Ангел с кадилом и свечей

Двойственная природа и у шестикрылого серафима — Азраила – ангела смерти.

Шестикрылый Серафим
Михаил Александрович Врубель
1904, 155×131 см.
Парафраз «Валькирии»

Шестикрылый серафим
Михаил Александрович Врубель
(Демон и ангел «в одном флаконе»)

Демон одиннадцатый – вознесшийся и поверженный.

В 1898 году Врубель, спустя десятилетие, возвращается к лермонтовскому «Демону» (сам Лермонтов до конца жизни переделывал своего «Демона», сохранилось девять его редакций): он колеблется между сюжетами «Демон летящий» и «Демон поверженный».

В 1900 году к художнику приходит признание: на Всемирной выставке в Париже ему присудили золотую медаль за камин «Вольга Святославич и Микула Селянинович».
«Летящий Демон» остается незавершенным. Над «Демоном поверженным» он работает неистово, без передышки, без конца переделывая…

Дальше — диагноз «неизлечимый прогрессивный паралич» и психиатрическая лечебница.

«Дорогая моя женщина, чудесная женщина, спаси меня от моих демонов…» — пишет Врубель своей жене, находясь в больнице.

Михаил Александрович Врубель
Летящий Демон
1899, 430×138 см

Демон поверженный
Михаил Александрович Врубель
1902, 387×139 см

У этого изломанного Демона — пустые остекленевшие глаза, оперение когда-то мощных крыльев обратилось в декоративные павлиньи перья.


Двенадцатый демон. Пророк

Последний из его «потусторонних сюжетов» — «Видения пророка Иезекииля» — остается незавершенным: в начале 1906 года художника Врубеля не стало — он ослеп.

Михаил Александрович Врубель
Видения пророка Иезекииля
1905
Михаил Александрович Врубель
Видения пророка Иезекииля
1905

Доктор Усольцев писал: «С ним не было так, как с другими, что самые тонкие, так сказать, последние по возникновению представления — эстетические — погибают первыми; они у него погибли последними, так как были первыми»

Михаил Александрович Врубель
Автопортрет
1885

Демон тринадцатый. Посланник иных миров

Быть может, Александр Блок был единственным, кто при жизни полностью принял врубелевский мир:

«Возвращаясь в своих созданиях постоянно к „Демону“, он лишь выдавал тайну своей миссии. Он сам был демон, падший прекрасный ангел, для которого мир был бесконечной радостью и бесконечным мучением… Он оставил нам своих Демонов, как заклинателей против лилового зла, против ночи. Перед тем, что Врубель и ему подобные приоткрывают человечеству раз в столетие, я умею лишь трепетать. Тех миров, которые видели они, мы не видим».

Нам — через столетие — кажется, что Демон другим и не может быть. Он нас тревожит и потрясает…

13 ДЕМОНОВ МИХАИЛА ВРУБЕЛЯ.

Сказочно-мистический мир Врубеля , его чувственная эстетика завораживали, притягивали и. отталкивали современников. Его творчество, его дух остаются загадкой — болезненное или гениальное сознание вело этого художника?

Даже когда он обращался к темам русского эпоса или библейским образам, даже в пейзажах и натюрмортах сквозила излишняя страстность, буйность — вольность, опровергающая устоявшиеся каноны. Что уж говорить о демонах и духах!

В душе этого невысокого человека с внешностью венецианца «с картины Тинторетто или Тициана» жила постоянная неутоленность миром здешним и тоска по миру иному. Вот, наверное, почему тема Демона стала главной в его творчестве, даже тогда, когда он этого еще не осознавал.

Демон первый. «Оттуда не возвращаются»

Может ли ребенок, потерявший мать, встретиться с ней? Да, Сереже Каренину повезло: однажды, когда он спал, мать прорвалась в детскую и подхватила сына на руки, впиваясь в него взглядом — прощаясь навсегда.

Часто ли представлял себе встречу с матерью Миша Врубель? Мать умерла, когда ему было три года, а через несколько лет покинули этот мир сестра и брат. Осталась только Анна — старшая сестра, самый близкий человек на всю жизнь.

Анна Каренина — первая демоническая женщина в творчестве Врубеля. Брошенные в порыве зонтик и перчатки. Страстность и трагичность.


Демон второй. «Мне скучно, бес»

Отец Михаила был военным, семья переезжала с места на место — Омск, Саратов, Астрахань, Петербург, Харьков, Одесса. Все это не способствовало длительным привязанностям.

В Одессе задержались надолго. Здесь из подростка Миша превращается в юношу, вызывающего интерес и восторг окружающих. Он преуспевает в литературе и языках, увлекается историей, читает римских классиков в оригинале и оканчивает одесскую Ришельевскую гимназию с золотой медалью. Семья поощряет Мишино увлечение рисованием, он посещает Одесскую рисовальную школу.

Михаил Александрович Врубель. Автопортрет.

Общительный, с многообразными музыкально-театрально-литературными интересами, молодой человек легко сводит знакомство с людьми искусства и науки. В письмах сестре он подробнейшим образом описывает открывшийся ему взрослый мир.

Мемориальная доска на доме, в котором в 1884-1889 гг. жил М. Врубель.

«. в Одессе была летом Петербургская оперная русская труппа. я слышал: „Жизнь за царя“, „Жидовку“, „Громобоя“ и „Фауста“; познакомился через Красовского с Корсовым и Дервизом»; «Теперь в Одессе «Передвижная художественная выставка, с смотрителем которой Де-Вилье я недавно познакомился; это очень милый человек, жандармский офицер, сам прекрасный пейзажист; он просил меня приходить к нему во всякое время писать и обещался для копировки достать картин в галерее Новосельского».

И вместе с тем:

«Тысячу, тысячу раз завидую тебе, Милая Анюта, что ты в Петербурге: понимаете ли вы, сударыня, что значит для человека, сидящего в этой трепроклятой Одессе, намозолившего глаза, глядя на всех ее дурацких народцев, читать письма петербуржца, от которых так, кажется, и веет свежестью Невы»; «Господи, как посмотришь на жизнь барышень новороссийских трущоб. часы досуга. проходят в пустейших разговорах в самом тесном кружке знакомых, которые только притупляют и опошливают всю мысленную систему человека. Мужчины проводят время не лучше: еда, спанье и карты».

. Возможно, это все юношеский максимализм и жажда жизни, но вспоминается пушкинский Фауст: «Мне скучно, бес».

Михаил Александрович Врубель. Фауст. Триптих. 1896

Демон третий. Безумная техника и странная эстетика

В Петербурге, учась на юрфаке, Михаил бросается в омут столичной богемной жизни и. в поиск истины: штудирует философию и навсегда проникается теорией эстетики Канта. Творчество становится для него единственной возможностью примирить бытие с духом.

В Академии художеств Врубель попадает в мастерскую П. Чистякова, учениками которого были И. Репин, В. Суриков, В. Поленов, В. Васнецов и В. Серов.

Знаменитая врубелевская обрисованность и «кристаллообразность» — от Чистякова. У него художник научился структурному анализу формы и разбивке рисунка на мелкие плоскости, стыки между которыми образовывают грани объема.

«Когда я начал занятия у Чистякова, мне страсть понравились основные его положения, потому что они были не что иное, как формула моего живого отношения к природе, какое мне вложено».

Михаил Александрович Врубель. Роза.

Много лет спустя художник М. Мухин вспоминал, какое ошеломляющее впечатление произвела на студентов Строгановского училища врубелевская техника:

«. маэстро быстрыми, угловато-рублеными штрихами возводил на листе бумаги тончайшую графическую паутину. Рисовал он разрозненными, между собой не связанными кусками. . Другие учителя в начале рисунка призывали нас к цельности, отсутствию детализации, мешавшей видеть крупную форму. Но врубелевский метод был совершенно иной; в какой-то момент нам показалось даже, что художник потерял контроль над рисунком. и мы уже предвкушали неудачу художника. И вдруг на наших глазах космические штрихи на бумаге стали постепенно приобретать кристаллическую форму. . перед взором моим предстал плод высочайшего мастерства, произведение удивительной внутренней экспрессии, ясного конструктивного мышления, обличенного в орнаментальную форму».

Михаил Александрович Врубель. Богоматерь с младенцем.

Демон четвертый. Неразделенная любовь

Во время работы над росписью Кирилловской церкви, для реставрации которой его пригласил в Киев профессор А. В. Прахов, Врубель без памяти влюбился в эксцентричную жену Прахова — Эмилию Львовну.

К. Коровин вспоминает, как во время купания в пруду увидел на груди Врубеля большие шрамы, на вопрос о них несчастный влюбленный ответил: «. я любил женщину, она меня не любила — даже любила, но многое мешало ее пониманию меня. Я страдал в невозможности объяснить ей это мешающее. Я страдал, но когда резал себя, страдания уменьшались».

Демон пятый. «Демон сидящий»

Лечиться от любовной тоски Врубель уехал в Одессу. В Одессе он впервые начинает работать над образом Демона сидящего. Серов вспоминал, что видел поясное изображение Демона на фоне гор: «. в опрокинутом виде снимок представлял удивительно сложный узор, похожий на угасший кратер или пейзаж на луне». Картина создавалась лишь двумя масляными красками: белилами и сажей. Врубелю не было равных в передаче оттенков белого цвета.

Отцу Михаила Александровича работа не понравилась:

«Демон этот показался мне злою, чувственною. отталкивающею. пожилою женщиной».

Художник уничтожил этот вариант, но вернулся к теме Демона позже, в Москве.

Из письма сестре:

«Вот уже с месяц я пишу Демона, то есть не то чтобы монументального Демона, которого я напишу еще со временем, а „демоническое“ — полуобнаженная, крылатая, молодая уныло-задумчивая фигура сидит, обняв колена, на фоне заката и смотрит на цветущую поляну, с которой ей протягиваются ветви, гнущиеся под цветами».

Михаил Александрович Врубель. Демон сидящий.

В «Демоне сидящем» наиболее отчетливо проявилась «фирменная» врубелевская крупная «лепка» и кристаллобразность живописи. Примечательно, что Анна Врубель вспоминала об увлечении брата в гимназии естествознанием и выращиванием кристаллов.

Демон шестой. Лермонтовский

В 1891 году Врубелю предложили сделать иллюстрации к собранию сочинений Лермонтова, издаваемому фирмой Кушнерева. Конечно же, он начал с «Демона»! Художник рисовал его бесконечно, сделав множество набросков.

Михаил Александрович Врубель. Голова демона.

Михаил Александрович Врубель. Демон (рисунок 2).

Михаил Александрович Врубель. Демон летящий.

Михаил Александрович Врубель. Летящий Демон.

И дик и чуден был вокруг
Весь божий мир; но гордый дух
Презрительным окинул оком
Творенье Бога своего,
И на челе его высоком
Не отразилось ничего,

Демон у монастря.

Поныне возле кельи той
Насквозь прожженный виден камень
Слезою жаркою, как пламень,
Нечеловеческой слезой.

Публика оказалась не готова встретиться лицом к лицу с таким Демоном: после выхода книги иллюстрации Врубеля подверглись жесткой критике за «грубость, уродливость, карикатурность и нелепость».

Михаил Александрович Врубель. Тамара и Демон

Михаил Александрович Врубель. Тамара в гробу

Ни одному иллюстратору не удалось воплотить с такой силой мятущуюся безысходность, тоску и ожесточенность этого неземного существа.

Для примера: Демон в представлении К. Маковского

Демон седьмой. Несбывшаяся «Грёза»


В 1896 году Савва Мамонтов заказал Врубелю два панно размером 20×5м для Всероссийской нижегородской выставки, приуроченной к коронации Николая II. Долой демонов! Врубель задумывает образ Грёзы — музы, вдохновляющей художника. Тоже нездешний дух, но вполне дружественный.

Комиссия признала оба панно Врубеля — «Микула Селянинович» и «Принцесса Грёза», — чудовищными. В ответ Мамонтов построил к приезду императорской четы специальный павильон под названием: «Выставка декоративных панно художника М. А. Врубеля, забракованных жюри Императорской Академии художеств». Правда, пять последних слов пришлось закрасить.

Михаил Александрович Врубель. Принцесса Грёза. 1896

Газеты взорвались критикой, особенно отличился Максим Горький (кстати, много позже написавший в советской прессе чудовищную статью против джаза), — в пяти статьях о выставке он разоблачал «нищету духа и бедность воображения» художника.

В последствии один из фронтонов гостиницы «Метрополь» был украшен майоликовым панно «Принцесса Грёза» А. Врубеля.

Демон восьмой: кто в облике таком?

В разговоре с отцом по поводу первого, уничтоженного Демона Михаил объяснял, что демон — это дух, соединяющий в себе мужской и женский облик. Вероятно, это и отпугивало заказчиков и зрителей в женских образах художника. Тревожила завораживающая тайна, зов в неизведанное. Его «Гадалка», дух «Сирени» и даже «Девочка на фоне персидского ковра» чужды русской эстетике, здесь «переночевал» восток с его губительной Шамаханской царицей.

Сирень

Михаил Александрович Врубель. Девочка на фоне персидского ковра (отец девочки — Маши Дохнович — от портрета отказался)

Михаил Александрович Врубель. Гадалка.

Михаил Александрович Врубель. Царевна-Лебедь.

В этом лице, глазах в пол-лица, повороте головы — та же демоническая тоска? Не унес ли Демон, вопреки Лермонтову, Тамару в свой безрадостный мир? Не превратил ли в Царевну-Лебедь? Эта «инаковость» сделала «Царевну-Лебедь» любимой картиной Александра Блока, но не остальной публики — она тоже подверглась ожесточенной критике.

Демон девятый. Духи разных миров

Михаил Александрович Врубель. Утро. 1897

Илья Репин с трудом отговорил Михаила Александровича от уничтожения отвергнутого заказчиком панно «Утро», где в образах духов и вовсе стирается грань между мужским и женским.

Обращение к духам леса, рек, гор очень характерно для врубелевской «формулы живого отношения к природе». И он снова и снова возвращается к мифологическим образам.

Михаил Александрович Врубель. Пан.

Михаил Александрович Врубель. Валькирия.

Хозяйка имения — княгиня Мария Тенишева, — предстает в образе Валькирии — воительницы, переправляющей павших воинов в Валгаллу.

«Валькирия» вместе с «Болотными огнями», как символ возвращения в город юности художника, попала в коллекцию Одесского художественного музея (дар М. В. Брайкевича). Также в музейной коллекции находятся два рисунка художника — «Семья Я. В. Тарновского за карточным столом», «Портрет неизвестной» и две майолики — «Волхова» и «Морская царица» (из собрания А.П. Руссова).

Волхова 1.

Морская царица.

Демон десятый. Демон – Ангел.

Врубель объяснял, что его Демона не надо путать с традиционным чертом, демоны — это «мифические существа, посланники. Дух не столько злобный, сколько страдающий и скорбный, но при всем том дух властный. величавый».

Демоны, ангелы, серафимы для художника — божественные сущности, наделенные величием. На его картинах они восстают во весь свой огромный рост, возвещая о мире ином.

Михаил Александрович Врубель. Демон.

Михаил Александрович Врубель. Ангел с кадилом и свечей.

Двойственная природа и у шестикрылого серафима – Азраила – ангела смерти.

Михаил Александрович Врубель. Шестикрылый Серафим

Михаил Александрович Врубель. Демон и ангел «в одном флаконе».

Демон одиннадцатый – вознесшийся и поверженный.

В 1898 году Врубель, спустя десятилетие, возвращается к лермонтовскому «Демону» (сам Лермонтов до конца жизни переделывал своего «Демона», сохранилось девять его редакций): он колеблется между сюжетами «Демон летящий» и «Демон поверженный».

В 1900 году к художнику приходит признание: на Всемирной выставке в Париже ему присудили золотую медаль за камин «Вольга Святославич и Микула Селянинович».

«Летящий Демон» остается незавершенным. Над «Демоном поверженным» он работает неистово, без передышки, без конца переделывая.
Дальше — диагноз «неизлечимый прогрессивный паралич» и психиатрическая лечебница.

«Дорогая моя женщина, чудесная женщина, спаси меня от моих демонов. », — пишет Врубель своей жене, находясь в больнице.

Михаил Александрович Врубель. Летящий Демон.

Михаил Александрович Врубель. Демон поверженный.

У этого изломанного Демона — пустые остекленевшие глаза, оперение когда-то мощных крыльев обратилось в декоративные павлиньи перья.

Двенадцатый демон. Пророк

Последний из его «потусторонних сюжетов» — «Видения пророка Иезекииля» — остается незавершенным: в начале 1906 года художника Врубеля не стало — он ослеп.

Михаил Александрович Врубель. Видения пророка Иезекииля. 1905

Доктор Усольцев писал: « С ним не было так, как с другими, что самые тонкие, так сказать, последние по возникновению представления — эстетические — погибают первыми; они у него погибли последними, так как были первыми»

Михаил Александрович Врубель. Автопортрет, 1885 год.

Демон тринадцатый. Посланник иных миров

Быть может, Александр Блок был единственным, кто при жизни полностью принял врубелевский мир:

«Возвращаясь в своих созданиях постоянно к „Демону“, он лишь выдавал тайну своей миссии. Он сам был демон, падший прекрасный ангел, для которого мир был бесконечной радостью и бесконечным мучением. Он оставил нам своих Демонов, как заклинателей против лилового зла, против ночи. Перед тем, что Врубель и ему подобные приоткрывают человечеству раз в столетие, я умею лишь трепетать. Тех миров, которые видели они, мы не видим».

Нам — через столетие — кажется, что Демон другим и не может быть. Он нас тревожит и потрясает.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Женский журнал про диеты, отношения, красоту и стиль