Миг блаженства Сергей Алатырский

Миг блаженства: Сергей Алатырский

Искушенье.
Полжизни я готов отдать
За миг блаженства на постели,
За ваш минутный женский стыд,
За дрожь в прильнувшем женском теле.

За миг, когда своею трепетной рукой
Сорву с тебя бесстыдно платье.
За вздох короткий и глухой,
За нетомленые объятья любви моей большой…

За вкровь искусанные губы,
За исцарапанную грудь,
За страсть борьбы довольно грубой,
За поцелуй, чтоб не вздохнуть…

Милая, не бойся, я не груб
Не стал развратником в дали
Дай коснуться застывших губ
Прижаться к девичьей груди…

Я пришел к тебе издалека
И мечтал назвать своей.
Ты моя, и пусть твоя душа
Навсегда останется моей.

Милая, не плач, не упрекай,
Не пытайся оттолкнуть меня.
Ты же знаешь, я не негодяй!
Я мужчина и я хочу тебя.

Я хочу и ты должна понять,
Что потом или сейчас
Ты обязана отдать,
Это будет с каждою из вас.

Милая, ну что же ты молчишь,
Не поднимаешь глаз?
Я знаю, ты же хочешь, но молчишь…
Ведь мы же оба ждали этот час.

Отбрось ненужный страх,
И дай раздеть, одежда не нужна
Ты прижалась, отдаваясь мне,
Это счастье. Ты согласна, да?

Александр Пушкин — Блаженство: Стих

В роще сумрачной, тенистой,
Где, журча в траве душистой,
Светлый бродит ручеек,
Ночью на простой свирели
Пел влюбленный пастушок;
Томный гул унылы трели
Повторял в глуши долин…

Вдруг из глубины пещеры
Чтитель Вакха и Венеры,
Резвых фавнов господин,
Выбежал Эрмиев сын.
Розами рога обвиты,
Плющ на черных волосах,
Козий мех, вином налитый,
У Сатира на плечах.
Бог лесов, в дугу склонившись
Над искривленной клюкой,
За кустами притаившись,
Слушал песепки ночной,
В лад качая головой.

«Дни, протекшие в веселье!
(Пел в тоске пастух младой.)
Отчего, явясь мечтой,
Вы, как тень, от глаз исчезли
И покрылись вечной тьмой?

Ах! когда во мраке нощи,
При таинственной луне,
В темну сень прохладной рощи,
Сладко спящей в тишине,
Медленно, рука с рукою,
С нежной Хлоей приходил,
Кто сравниться мог со мною?
Хлое был тогда я мил!

А теперь мне жизнь — могила,
Белый свет душе постыл,
Грустен лес, поток уныл…
Хлоя — другу изменила.
Я для милой… уж не мил. »

Звук исчез свирели тихой;
Смолк певец — и тишина
Воцарилась в роще дикой;
Слышно, плещет лишь волна,
И колышет повиликой
Тихо веющий зефир…
Древ оставя сень густую,
Вдруг является Сатир.
Чашу дружбы круговую
Пенистым сребря вином,
Рек с осклабленным лицом:
«Ты уныл, ты сердцем мрачен;
Посмотри ж, как сок прозрачен
Блещет, осветясь луной!
Выпей чашу — и душой
Будешь так же чист и ясен.
Верь мне: стон в бедах напрасен.
Лучше, лучше веселись,
В горе с Бахусом дружись!»
И пастух, взяв чашу в руки,
Скоро выпил все до дна.
О могущество вина!
Вдруг сокрылись скорби, муки,
Мрак душевный вмиг исчез!
Лишь фиал к устам поднес,
Все мгновенно пременилось,
Вся природа оживилась,
Счастлив гоноша в мечтах!
Выпив чашу золотую,
Наливает он другую;
Пьет уж третью… но в глазах
Вид окрестный потемнился —
И несчастный… утомился.
Томну голову склоня,
«Научи, Сатир, меня,—
Говорит пастух со вздохом,—
Как могу бороться с роком?
Как могу счастливым быть?
Я не в силах вечно пить».
— «Слушай, юноша любезный,
Вот тебе совет полезный:
Миг блаженства век лови;
Помни дружбы наставленья:
Без вина здесь нет веселья,
Нет и счастья без любви;
Так поди ж теперь с похмелья
С Купидоном помирись;
Позабудь его обиды
И в объятиях Дориды
Снова счастьем насладись!»

Сергей Лукьяненко. Чистовик

В безумье расточенья сил
В часу последней переправы
Господь мне ангела явил,
Его движенья величавы…

Как строг очей нездешний взгляд,
Покорный высшему приказу!
Не испытав ни боль, ни глад,
Не сомневался он ни разу…

Я человек, чей жалок вид,
Я заключен в ловушке плоти.
Но совершенство не манит,
Коль не достигнуто в работе.

В работе сердца и ума,
В ошибках, горе и смиреньи!
Так горечь рабского клейма
В душе рождает вдохновенье…

И мне дороже боль и тлен,
И редкий, горький миг блаженства,
Чем бесконечный рабский плен
Дарованного совершенства!

Миг блаженства

Мне помогают нынче Боги,
Коль радость бытия постиг:
Вхожу я в райские чертоги,
Прекрасен он – блаженства миг!

Вы изогнулись подо мною,
Я вновь и вновь ласкаю Вас.
Сплелись тела, я пред собою
Вдруг вижу блеск счастливых глаз…

И снова вход, всё слаще, слаще…
Всё наши ласки горячей.
Судьба от счастья воском плачет,
Танцует пламенем свечей.

Ваш стон звучит, как верх блаженства.
Мы обессилено лежим.
Нагое Ваше совершенство
Ласкаю взором я своим.

Здесь нет у радости предела,
Она взмывает в высоту.
Спасибо жизнь, что ты сумела
Любви увидеть красоту.

И мне дороже боль и тлен,
И редкий, горький миг блаженства,
Чем бесконечный рабский плен
Дарованного совершенства!

— Чистовик (Сергей Лукьяненко), 45 цитат

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

Лучше говорить истину, которая причиняет боль и затем исцеляет. Чем говорить ложь, которая успокаивает, а затем убивает.

Источник блаженства не вне, а внутри нас.

Самый редкий вид дружбы – это дружба с собственной головой.

Есть два вида боли. Боль, которая делает нас сильнее, и бесполезная боль, причиняющая страдания.

Есть только миг между прошлым и будущим.
Именно он называется жизнь!

Чем меньше женщина любит мужчину, тем дороже тому приходится платить за её любовь.

Будь счастлив в этот миг. Этот миг и есть твоя жизнь.

К мудрости ведут три пути:
путь деяния — он самый долгий и горький;
путь подражания — он самый легкий;
и путь размышления — он самый благородный.

И люди узнали, согреты новью,
Какой бы инстинкт ни взыграл в крови,
О том, что один поцелуй с любовью
Дороже, чем тысяча без любви!

Расстояние, трудности и время — три фактора, которые отлично фильтруют людей и их отношение к Вам. Одних они делают ближе и дороже, других делают — никем.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Женский журнал про диеты, отношения, красоту и стиль