Мифы об острове Пасхи. Библиотека


Мифы, предания и легенды острова Пасхи

Полный свод фольклорных текстов, записанных на о-ве Пасхи в XIX–XX вв., в русском переводе. Представлены также тексты па рапануйском языке. Публикация сопровождается предисловием и примечаниями.

Книга рассчитана как на специалистов — историков, этнографов, фольклористов, так и на широкий круг взрослых читателей, интересующихся фольклором народов Океании.

МИФЫ, ПРЕДАНИЯ И ЛЕГЕНДЫ 12

НЕПЕРЕВОДИМЫЕ РАПАНУЙСКИЕ СЛОВА И ТЕРМИНЫ 98

ЛИТЕРАТУРА, УКАЗАННАЯ В РАБОТЕ, И ИСТОЧНИКИ ФОЛЬКЛОРНЫХ ТЕКСТОВ 99

МИФЫ, ПРЕДАНИЯ И ЛЕГЕНДЫ ОСТРОВА ПАСХИ

ПРЕДИСЛОВИЕ

Остров Пасхи (Рапа-Нуи), снискавший себе славу одного из самых загадочных островов земли, был отрыт в апреле 1722 г. (в первый день праздника Пасхи) голландским мореплавателем Я. Роггевеном. От Роггввена и члена его экипажа К. Беренса были получены первые сведения об о-ве Пасхи, его (жителях, об их языке, обычаях, о каменных статуях, увенчанных «корзинами» [Роггевен, 1908, 12–40, 109–110].

Но вскоре об о-ве Пасхи забыли, и только сорок восемь лет спустя к берегам его подошли два испанских военных корабля под командованием Ф. Гонсалеса, который назвал его в честь своего короля Сан-Карлосом и присоединил к испанским владениям. Церемония присоединения происходила на северо-востоке острова (Поике), около горы с тремя холмами (Рано-Рараку), в присутствии восьмисот рапануйцев и команды Гонсалеса. Под обращением к королю Испании, Карлу III, несколько островитян поставили свои подписи в виде птицы, головы лангуста и различных значков [Гонсалес, 1908, 47–49].

В 1774 г. в течение трех дней (15–17 марта) около о-ва Пасхи стояли на якоре корабли английского мореплавателя Дж. Кука. Еще не оправившись после недавней болезни, Кук не мог сойти на берег- Сведения о Рапа-Нуи и его жителях он получил от Пикерсгилла, направленного в глубь острова с несколькими членами команды. У англичан создалось впечатление, что остров беден, а состояние островитян плачевно. Рапануйцы смогли предоставить им лишь немного ямса, сахарного тростника и батата. Кур было немного, и они были маленькими [Кук, 1964, 295–313].

B 1786 г. о-в Пасхи посетила французская экспедиция Лаперуза. Остров произвел на французов более приятное впечатление, чем на Кука и его команду. Экспедиция Де Лангля, отравленная на берег, должна была осмотреть остров и посадить несколько культурных растений, семена которых привез Лаперуз. Французы оставили на острове также и домашних животных, которые вскоре были съедены рапануйцамм [Лаперуз, 1797, т. 2, 82].

На острове дважды добывали русские моряки. В 1804 г. у острова бросили якорь корабли Ю. Ф. Лисянского, составившего краткое описание острова и жизни рапануйцев [Лисянский, 1947, 76–80]. Лисянский и его спутники пришли «в крайнее восхищение» при виде берегов, покрытых богатой растительностью, хороших жилищ, недалеко от которых находились плантация банановых деревьев и сахарного тростника. На юго-западе они видели статуи, описанные Лаперузом.

Спустя двенадцать лет на о-ве Пасхи останавливался русский мореплаватель О. Е. Коцебу. Сопоставив показания Кука, Лаперуза и Лисянского, Коцебу и члены его экспедиции пришли к выводу, что состояние островитян улучшилось и население острова увеличилось. Судя по веселому нраву жителей, можно было думать, что они не испытывают нужды. Русским морякам они приносили бананы, ямс, батат, сахарный тростник. Однако вместо статуй, которые видели Кук и Лаперуз, Коцебу нашел только кучу камней [Коцебу, 1821, 1, 47–51; 1823, 3. 284–086].

В течение первой половины XIX в. на о-в Пасхи несколько раз заходили корабли различных государств.

В 1862 г. остров постигло большое бедствие: перуанские работорговцы захватили около пяти тысяч рапануйцев и увезли их в Каллао и на о-ва Чинча разрабатывать и грузить гуано. В результате протеста епископа о-ва Таити несколько оставшихся в живых рапануйцев были возвращены на родину. Но они занесли эпидемию оспы, что привело к сильному сокращению численности населения о-ва Пасхи. Из пяти тысяч жителей в живых осталось около шестисот.

В 1864 г. на о-в Пасхи прибыл миссионер Э. Эйро. Вскоре приехали и другие миссионеры, и к 1868 г. все население было обращено в христианство. От миссионеров были получены новые сведения о самобытной культуре рапануйцев, которая к этому времени уже пришла в упадок.

Э. Эйро обнаружил на о-ве Пасхи дощечки кохау ронгоронго с иероглифическими письменами. Однако он же и настоял на том, чтобы дощечки с языческими письменами были преданы огню [Жоссан, 1893, 12]. Уцелело случайно лишь немногим более двадцати кохау ронгоронго. Миссионером Русселем был составлен первый рапануйсхий словарь [Руссель, 1908, 159–254]. В 1868 г. епископ Жоссан, живший на Таити, получил от Русселя пять кохау ронгоронго. На Таити Жоссану удалось найти рапануйца по имени Меторо Тау а Уре, который когда-то обучался чтению иероглифических дощечек. На основе чтений Меторо Жоосан составил свод рапануйских иероглифических знаков [Жоссан, 1893, 21–23].

В 1868 г. на о-в Пасхи приехал некий Дютру-Борнье, бывший капитан французского торгового флота, с целью развести там скот (через год он стал компаньоном богатого английского коммерсанта с о-ва Таити Брандера). Он поселился в Матавери, построив себе дом из плавника, и женился на жене одного из вождей, которую он, видимо, привез с Таити [Вильнев, 1878, 827]. В 1866 г. в возрасте двенадцати лет умер последний законный правитель острова Грегорио, сын верховного вождя Маурата, и династия «рапануйских королей» прекратила свое существование. Поэтому Дютру-Борнье и его супруга чувствовали себя полновластными хозяевами о-ва Пасхи. Вокруг их дома стояло тридцать хижин, в которых жили рапануйцы — их батраки, работавшие на виноградниках и плантациях сахарного тростника и ухаживавшие за лошадьми, крупным рогатым скотом и овцами, которых привез Дютру-Борнье. В Ханга-Пико он построил небольшую пристань, где стояла его шхуна.

В 1870 г. между грубым и деспотичным Дютру-Борнье и миссионером Русселем вспыхнула непримиримая вражда, сопровождавшаяся вооруженными столкновениями. Католическая миссия приняла решение переселить рапануйцев на о-в Мангареву. Вскоре после этого Руссель вместе с пятьюдесятью обращенными в христианство рапануйцами покинул о-в Пасхи и уехал на Мангареву. Другая часть населения отправилась с Брандером на Таити. На о-ве Пасхи в подчинении у Дютру-Борнье осталось всего сто одиннадцать человек [Шове, 1936, 13].

В 1879 г. Дютру-Борнье в компании Дютру-Борнье — Брандер заменил А. Салмон, полутаитянин-полуангличанин, проживший на о-ве Пасхи до 1888 г.

В последней трети XIX в. у берегов о-ва Пасхи бросали якоря многие иностранные корабли, члены команд которых собрали интересные сведения о жизни горсточки рапануйцев, оставшихся там, а также вывезли в Европу и Америку предметы рапануйского искусства и иероглифические таблицы.

В 1870 г. команда учебного корвета «О’Хиггинс» составила первую подробную карту о-ва Пасхи. В нюне 1871 г. у о-ва Пасхи останавливался русский корвет «Витязь», на борту которого находился ученый и путешественник Н. Н. Миклухо-Маклай, направлявшийся на Новую Гвинею. Видя полное запустение, он не сошел на берег, а отправился дальше. В Папеэте (Таити) Миклухо-Маклай встретился с Жоссаном и получил от него в дар дощечку с рапануйскимн письменами, которая хранится ныне в Ленинградском Музее антропологии и этнографии им. Петра Великого.

В 1872 г. у берегов о-ва Пасхи бросил якорь французский корвет «Ла Флор», на борту которого находился известный писатель П. Лоти. Он сделал интересные и яркие наброски жизни рапануйцев, оставшихся на острове, зарисовал их аху и статуи, вывез каменную голову, находящуюся ныне в Музее человека в Париже [Лоти, 1873, 65–68, 81–84].

В 1882 г. на о-в Пасхи заходило немецкое судно «Гиена». Капитан Гейзелер и кассир Вейсер осмотрели интересные, с точки зрения археологии, постройки Оронго, описали ряд петроглифов и рисунков, обнаруженных ими в каменных хижинах Оронго. Как и Лоти, они вывезли в немецкие музеи много различных предметов с о-ва Пасхи.

В 1886 г. на острове побывал американский военный корабль «Могикан»; кассир корабля У. Томсон в течение одиннадцатидневной стоянки имел возможность собрать с помощью А. Салмона интересные сведения о природе острова, о материальной и духовной культуре рапануйцев, впервые записал несколько образцов их устного творчества. Подробный отчет Томсона о его исследованиях в этом районе был опубликован в 1891 г. Это была первая серьезная работа, посвященная о-ву Пасхи [Томсон, 1891].

В 1888 г. капитан чилийского корабля «Аугамос» П. Торо [Шове, 1935. 13] присоединил о-в Пасхи к владениям Чили, сдав землю в аренду английской компании Вильямсон. Незадолго до этого снова стал вопрос о власти на острове: епископ Жоссан, заинтересованный в том, чтобы здесь был представитель католической миссии, сделал вождем рапануйца Атаму те Кена Маурата. Он умер в 1890 г., а верховным вождем (арики) стал Риророко. В 1898 г. Риророко отправился в Чили с жалобой на злоупотребления чилийских властей и через несколько дней умер в Вальпараисо (вероятно, отравившись алкоголем). С тех пор на о-ве Пасхи верховных арики не было [Метро, 1940, 92].

На о-ве Пасхи побывало несколько научных экспедиций, каждая из которых внесла большой вклад а развитие океанистики.

Мифы об острове Пасхи.: Библиотека

Прежде чем остановиться на многочисленных вопросах, ответы на которые веками пытаются выведать исследователи этого загадочного острова, расскажем вкратце то, что достоверно известно об острове Пасхи. Его площадь всего 118 кв. км, возник он благодаря вулканической деятельности, кратеров потухших вулканов на острове целых семьдесят, и большая часть острова — заповедная, принадлежит Национальному парку. Расположен остров Пасхи в отдаленном от центров цивилизации месте — в юго-восточной части Тихого океана. Если посмотреть сверху, он напоминает треугольник со сторонами 16, 18 и 24 километра, оттуда далеко добираться в любую сторону — до побережья Чили около 3500 километров, до ближайшего острова — 2000 километров. Нет более удаленного от любого континента острова — не в этом ли факте следует искать ответы на многочисленные загадки далекой земли?
Условия жизни экстремальные — тут не растет ни одного дерева, только редкая трава. Ни рек, ни даже ручьев тоже нет, есть лишь три небольших озера, в которых скапливается дождевая вода, они находятся в кратерах
потухших вулканов, а в центре расположена пустыня. Климат субтропический, тепло с ноября по апрель, есть отличные песчаные пляжи, и отсутствует сезон дождей. Единственный город с отелями и аэропортом — Ханга-Роа. Острову дали имя голландские моряки, которые высадились на нем в первый день пасхальной недели 1722 года. Есть у него и более экзотические названия — Рапа-Нуи — Большое Весло, а еще Те-Пито-о-Те-Хенуа — Пуп Вселенной, и Мата-Ки-Те-Ранге — Око, Глядящее в Небо.
Сейчас среди островитян есть представители различных рас: европеоиды, негроиды и представители коренных народов Америки. Занимаются в основном рыболовством и овцеводством. Несмотря на скромность природы, иностранцы тут тоже любят бывать: люди на этом острове находят душевный покой и заряжаются положительной энергией.
Дальше сплошные загадки. Начиная с вопроса: откуда взялось на острове коренное население? Предания говорят о загадочной земле Хива за океаном, откуда пришли первые островитяне. Но к западу или же к востоку от острова расположена легендарная земля, предания не сообщают. А от этого в корне меняется представление о вероятной прародине местных жителей: или Америка, или Полинезия.
В древности и Средних веках географы догадывались, что где-то к югу от экватора должен располагаться целый континент, еще не открытый и ждущий своих первооткрывателей. Там непременно обнаружатся города и народы, обладающие высокой культурой. Чтобы прояснить этот волнующий вопрос, в 1722 году небольшая флотилия голландского адмирала Якоба Роггевена, со-
стоящая из трех военных кораблей, принадлежавших голландской Вест-Индской компании, обогнула южноамериканский мыс Горн, взяв курс с востока на запад. Компания — заказчик этого предприятия, помимо жажды географических открытий, руководствовалась вполне коммерческими соображениями — искала новые источники сырья и рынки сбыта. Двигалась сначала к западу от берегов Чили, а потом, взяв курс на север, флотилия неожиданно обнаружила землю. Моряки решили, что это и есть загадочный континент. Вскоре, однако, им пришлось поумерить аппетиты: выяснилось, что открытая земля — не континент, а одинокий остров, затерянный среди бескрайних просторов Тихого океана. Поскольку это открытие было совершено на праздник Пасхи, то Якоб Роггевен назвал остров в честь этого праздника.
Попасть на остров обрадовавшимся своему открытию морякам было не так-то просто. Корабли курсировали трое суток кряду вдоль северного побережья острова, пережидая сильный прибой, не дававший совершить высадку на берег. Шлюпки были спущены лишь 10 апреля, и на остров высадились около полутора сотен первооткрывателей.
Вот как описывает высадку и встречу с местными жителями участник этих событий Карл-Фридрих Беренс, сержант-ополченец из Мекленбурга в книге под необычным названием «Искушенный южанин, или Подробное описание путешествия вокруг света», вышедшей в Лейпциге в 1738 году: «Мы сошли на берег во имя Божие с отрядом до 150 человек — местные жители обступили нас так тесно, что мы не могли ступить ни шагу и были вынуждены прокладывать себе путь силою; а поскольку многие из них возжелали взять себе наше оружие, нам
пришлось открыть огонь, отчего оные жители испугались и отступили прочь, но не более чем на десять шагов, полагая, что дальше наши пули не достанут, и опять собрались толпой. И нам пришлось снова стрелять в них. Потом они подходили забирать мертвецов и подходили к нам с дарами, фруктами и всяческими растениями, дабы мы их оставили в покое».
Далее наблюдательный путешественник описывает богатый растительный мир острова и обильные урожаи фруктов и овощей, которые его обитателям дарила эта земля. Описал он и жителей острова Пасхи: «Неизменно бодрые, телосложения ладного, с сильными конечностями, но без худобизны, весьма проворные в ногах, дружелюбные и податливые на ласку, однако же изрядно пугливые: почти все из них, принося свои дары, будь то куры или фрукты, бросали их на землю и немедленно убегали со всей быстротой, как только могли. Кожа у них загорелая, наподобие гишпанцев, однако среди них есть и чернокожие, и некоторые совсем белые; и еще есть среди них краснокожие, как будто обгорели на солнце. Уши же у них длинные, нередко доходящие до плеч; и у многих в разрезах ушных мочек вставлены белые деревяшки как особые украшения.
Тело у них разрисовано (татуировано) изображениями птиц и разных чудных зверей, одно краше другого. У женщин обычно на лицо нанесена красная краска. и носят они красные и белые одеяния и небольшие шапки на голове, сплетенные из тростника или соломы; они собирались вокруг нас, и садились, и смеялись, и были весьма дружелюбны, иные же звали к нам людей из своих домов и махали им руками».
Однако, пожалуй, наибольшее впечатление на очевидца произвели исполинские статуи. По отношению к ним местных жителей сержант Беренс понял, что это изображения богов или идолов. Любопытный Беренс терялся в догадках, как эти статуи могли появиться, наблюдая, как островитяне «развели костры перед очень высокими каменными статуями, которые нас поразили», и не мог понять, «как эти люди, не располагая ни строевым деревом, ни прочными веревками, смогли их возвести». Современные ученые гоже лишь строят версии по поводу исполинских статуй, «которых на всем берегу имеется изрядное количество; они (островитяне) падают перед ними ниц и совершают моления. Все сии идолы вырублены из камня в виде людей с длинными ушами, увенчанных короной, вырублено же все это с таким искусством, что нам оставалось лишь изумляться. Рядом с этими языческими идолами или в некотором отдалении от них уложены большие белые камни длиной от 20 до 30 шагов. Часть поклоняющихся, очевидно, служили жрецами этих идолов, ибо они молились дольше и искреннее других. От других этих жрецов можно отличить также по тому, что не только в ушах у них висят большие белые деревяшки, но и головы обриты наголо, то есть совсем лишены волос. Они носят шапки из белых и черных перьев, напоминающие оперение аиста».
Оригинальная культура островитян так и не дождалась своих исследователей — ученых-этнографов, которые ее бы тщательно задокументировали и описали. Что случилось в следующие пятьдесят лет, достоверно не известно — скорее всего, междоусобная война, в результате которой архаичная цивилизация погибла.

Мифы об острове Пасхи.: Библиотека

© ООО «Издательство «Вече», 2014

От автора

Во-первых, оказалось, что число действительно самостоятельных исследований проблем, связанных с культурой и историей острова Пасхи, крайне ограничено. Многие авторы статей, книг и фильмов ограничиваются, увы, лишь простым пересказом той информации и тех версий, которые им удается почерпнуть из чужих источников.

Во-вторых, значительную долю таких самостоятельных исследований составляют работы тех, кто вообще никогда не был сам на острове Пасхи. И даже если такие авторы и предлагают какие-то свои идеи, то эти идеи построены опять-таки на чужой информации, а иногда и просто на домыслах самих авторов. Количество же действительно оригинальных книг и фильмов, созданных теми, кто сам побывал на острове и опирался на собственные наблюдения, вообще можно буквально пересчитать по пальцам.

В-третьих, при всей ограниченности списка таких оригинальных работ разброс версий в них оказался чрезвычайно широким. Предлагаемые гипотезы и теории нередко вообще никак не пересекаются между собой, а авторы приводят порой данные, кардинально противоречащие друг другу.


И уже на этапе подготовки к экспедиции складывалось ощущение, что авторы имеющихся книг и фильмов ставили на первое место не столько описание и анализ реальности, сколько подбор доказательств для своей собственной версии или теории. Для чего просто выхватывали из общего массива данных только то, что им подходило в качестве таких «доказательств» и что субъективно нравилось самим авторам, оставляя другие данные и факты за рамками анализа и учета.

Поэтому одной из главных задач нашей экспедиции стала проверка известных гипотез и теорий на соответствие реальности. И забегая вперед, можно сказать, что ни одна (!) из них этой проверки не выдержала. Действительность оказалась совсем иной, нежели это можно было представить по доступным источникам. Ни одна из ранее представленных публике версий не оказалась способна описать полный массив данных, предоставляя в лучшем случае такой вариант объяснения какой-то части культурных и исторических артефактов, в который другая часть этих артефактов просто не вписывается.

Более того. Весьма немало из того, что преподносится в качестве чуть ли не «достоверной информации», на поверку оказалось обычными мифами и откровенными выдумками. Как выяснилось, такие мифы буквально окружают остров Пасхи со всех сторон.

Впрочем, это вполне объяснимо. Ведь даже сейчас, когда имеется воздушное сообщение с островом, современному самолету требуется пять часов для того, чтобы добраться до острова Пасхи из самого ближайшего аэропорта в Сантьяго – столице Чили. Да и это стало возможным только тогда, когда единственный аэропорт Матавери в единственном городе Ханга-Роа на острове был в 1986 году реконструирован американским аэрокосмическим агентством НАСА, решавшим совсем иную прагматическую задачу – здесь была построена полоса для возможной аварийной посадки американских космических аппаратов «Шаттл». Так что еще совсем недавно исследователи могли добраться сюда лишь на корабле.

Естественно, что в таких условиях общее количество исследователей, которые побывали на острове Пасхи, не так уж и велико. И охватить все они просто физически не могли. А то, что исследователи не смогли или не захотели изучить и описать, автоматически попадало в ту зону, которая очень быстро заполняется слухами, домыслами и мифами. Ведь как гласит известная поговорка, свято место пусто не бывает…

Шестеро смелых

Впрочем, еще более странными и далекими от реальности казались намерения экипажа, состоявшего из пяти норвежцев и одного шведа, которые не просто решили отправиться в увеселительную прогулку на уик-энд, а вознамерились – ни много ни мало – пересечь на этой выглядевшей чрезвычайно хлипкой конструкции огромный Тихий океан. И не удивительно, что среди провожающих было куда больше скептиков, которые смотрели на шестерых отчаянных смельчаков чуть ли не как на выживших из ума смертников.

Рис. 1. Плот «Кон-Тики»

На берегу заключались пари. И даже не столько о том, что «доплывут – не доплывут», а о том, на какой именно день развалится и затонет хрупкая конструкция, и сколько крепкого спиртного потом смогут выпить спасенные неудачники из числа экипажа «Кон-Тики»…

Буксир оттащил плот за пределы порта, чтобы неповоротливая конструкция не мешала проходу современных кораблей, и отпустил там его в самостоятельное плавание. Началась практическая часть рискованного эксперимента. Эксперимента, имевшего не только довольно странную предысторию, но и весьма важные последствия.

Для руководителя эксперимента – тридцатидвухлетнего норвежского исследователя и путешественника Тура Хейердала – на кону стояла не только его жизнь и жизнь других членов экипажа «Кон-Тики», но и судьба его теории. Теории о том, что предки жителей Полинезии прибыли на свои острова, расположенные в западной части Тихого океана, вовсе не из Азии, как считало все мировое ученое сообщество, а с противоположной стороны – из Южной Америки, преодолев при этом тысячи километров водного пространства на подобных плотах.

Теория, казавшаяся чуть ли не безумной, требовала для своей проверки соответствующего по степени безумности эксперимента…

По иронии судьбы идею переплыть Тихий океан на подобном примитивном плоту Хейердалу подсказал как раз один из противников, а не сторонников его теории. Когда Хейердал пытался опубликовать свою рукопись о южноамериканском происхождении полинезийцев, ему пришлось обращаться за рецензией на нее к авторитетным ученым – ведь без их позитивного отзыва надеяться на опубликование подобной идеи было бессмысленно. Один из таких потенциальных рецензентов – известный этнограф, которому Хейердал дал свою рукопись, даже не удосужился ознакомиться с аргументами в пользу изложенной в ней теории, а только ограничился замечанием, что у индейцев Южной Америки не было необходимых средств для того, чтобы переплыть Тихий океан. На возражение же Хейердала о том, что индейцы умели строить плоты из бальсового дерева, этот авторитетный этнограф ответил лишь скептической улыбкой и предложением Хейердалу самому попробовать преодолеть океан на таком плоту.

Рис. 2. Тур Хейердал

На мой взгляд, эта история – хороший и наглядный пример того, как всего одна случайно брошенная фраза порой может стать спусковым крючком великих свершений и открытий…

Но начиналось все гораздо раньше и по иронии судьбы как раз в тех местах, которые в итоге оказались конечной целью экипажа «Кон-Тики» – на островах Полинезии. Во время своего пребывания на острове Фату-Хива (самый южный остров архипелага Маркизские острова) Хейердал познакомился с древними местными преданиями, передаваемыми из поколения в поколение. Старый туземец поведал ему историю, в соответствии с которой предки островитян прибыли на Фату-Хива не со стороны запада, где находится Азия, а с востока. Некий Тики, который был богом и вождем, привел сюда предков островитян из «большой страны далеко за морем». Далеко же за морем на востоке была Южная Америка!

Слова старика-туземца прямо противоречили мнению ученых-этнографов, однако не были лишены здравого смысла, поскольку Хейердал к тому времени уже обратил внимание на преимущественное движение волн в океане, которое было направлено именно с востока на запад. Такое движение обусловлено сразу двумя факторами. Первый из них – это тропический пассат (ветер), движение которого круглый год неизменно (тем более что в океане ветру вообще ничего не мешает). Второй фактор – это южное экваториальное течение, которое является, по сути, продолжением течения Гумбольдта (другое название – Перуанское течение), которое сначала движется с юга на север вдоль берегов Южной Америки, а затем в тропиках резко поворачивает на запад и идет вдоль экватора.

Впрочем, Хейердал был далеко не первым, кто обратил на это внимание. Еще в 1803 году испанский миссионер на Филиппинах, отец Хоакин де Зуньига, выдвинул идею о том, что тихоокеанские острова были заселены выходцами из Нового Света. И его мнение также базировалось на преобладающих ветрах и течениях.

Наличие именно этих двух факторов – ветра и течения – в конечном счете стало не только весомой причиной решимости Хейердала пуститься в опасное плавание на «Кон-Тики», но и залогом успеха его экспедиции…

Слова старика-островитянина произвели сильное впечатление на Хейердала, который поставил себе целью выяснить, кем же был загадочный Тики. Окунувшись в изучение жизни народов Тихого океана, Хейердал довольно быстро обнаружил, что предание о Тики является общим для полинезийцев, живущих на разных островах. И в этом предании Тики был не только вождем их предков, но и «сыном солнца», имевшим к тому же белый цвет кожи. При этом предание вовсе не производило впечатления голой выдумки.

Рис. 3. Течения в Тихом океане

«…Когда европейцы впервые ступили на острова Тихого океана, они были поражены, что многие жители имели почти белую кожу и носили бороды. На некоторых островах целые семьи выделялись удивительно светлой кожей, рыжеватыми или белокурыми волосами, серовато-голубыми глазами, почти семитскими чертами лица, с орлиными носами. У полинезийцев же, в отличие от них, была золотисто-коричневая кожа, черные волосы и плоские мясистые носы. Рыжеволосые называли себя “урукеху” и утверждали, что происходят они по прямой линии от первых вождей на островах, от белых богов – Тангароа, Кане и Тики. Предания о таинственных белых людях, праотцах жителей островов, широко распространены по всей Полинезии» (Т. Хейердал. «Путешествие на “Кон-Тики”»).

Удивительным образом эти сведения пересекались с преданиями индейцев Южной Америки о «царе-солнце» и боге Виракоча, верховном вожде некоего «белого народа». Впрочем, Виракочей этого бога называли инки на языке кечуа. А на языках других индейцев у него были и другие имена.

«Первоначально бога-солнца Виракоча называли Кон-Тики или Илла-Тики, что означало Солнце-Тики или Огонь-Тики, и это имя, по-видимому, было более принято в старые времена в Перу. Кон-Тики был верховным жрецом и богом-солнцем легендарных «белых людей», о которых говорили инки и после которых остались развалины огромных построек на берегу озера Титикака. Предание гласит, что на Кон-Тики напал вождь по имени Кари, пришедший из долины Кокимбо. В битве на одном из островов на озере Титикака белые бородатые люди были наголову разбиты, а Кон-Тики и его приближенным воинам удалось спастись и пробиться к побережью. Оттуда они ушли и исчезли в море в западном направлении» (Т. Хейердал. «Путешествие на “Кон-Тики”»).

И еще более удивительным оказалось то, что даже способ хранения и передачи информации (в том числе и о легендарном вожде и его воинах) в Южной Америке и на островах Полинезии был одним и тем же.

«Почти каждый остров имел знающих старину людей, которые могли без запинки перечислить имена всех вождей острова со времени появления на нем первых людей. В помощь памяти у них были, как у индейцев-инков в Перу, витые шнуры со сложной системой узлов» (Т. Хейердал. «Путешествие на “Кон-Тики”»).

Рис. 4. Изображение Виракочи на Воротах Солнца в Тиауанако (Боливия)

Все это подвигло Хейердала на поиск других аналогичных пересечений в культуре и жизни островитян Полинезии и индейцев Южной Америки. Собранные им данные как раз и легли в обоснование теории южноамериканского происхождения полинезийцев. И хотя далеко не все найденное Хейердалом было бесспорным, идея захватила его целиком и полностью. Так что полушутливо-скептическое предложение авторитетного этнографа переплыть океан на плоту упало на вполне подготовленную почву.

К этому времени Хейердал уже знал, что в древности индейцы Южной Америки не ограничивались одной лишь сушей, а вполне успешно плавали и по океану. Об этом, в частности, писал испанский хронист XVI века Педро Сармьента де Гамбоа, который утверждал, что южноамериканские инки имели целый флот из плотов, на которых они путешествовали по Тихому океану к отдаленным островам. Плоты эти строились из бальсового дерева – легкого как по весу, так и в обработке. И даже современное его название происходит от испанского «balsa», что значит «плот».

Хейердалу удалось разыскать в библиотеке дневники некоторых хронистов. В этих дневниках было много описаний и даже рисунков больших плотов, собранных индейцами из бревен бальсового дерева. Все плоты имели прямоугольный парус, килевые доски и длинное рулевое весло на корме, из чего следовало, что плоты не были полностью предоставлены сами себе – ими вполне можно было управлять. По этим рисункам и описаниям в конечном счете и был построен той самый плот, на котором Хейердал – в сопровождении еще пяти смельчаков – отправился доказывать свою теорию. Главную же цель путешествия подчеркивало изображение на парусе перуанского бога Кон-Тики, имя которого получил и сам плот.

Рис. 5. Парус «Кон-Тики»

По предварительным расчетам Хейердала, путешествие должно было занять 97 дней. И ровно в намеченный день «Кон-Тики» достиг острова Ангатау (это говорит о том, что Хейердал весьма тщательно готовился к экспедиции). Однако смельчакам не удалось на него высадиться – течение и ветер пронесли плот мимо острова, несмотря на все усилия экипажа, пытавшегося пристать к берегу. Пришлось продолжить путешествие, которое закончилось 7 августа 1947 года на атолле Рароира, входящем в состав Французской Полинезии. Хотя в конце своего плавания плот получил сильные повреждения при столкновении с прибрежным рифом, никто из путешественников не пострадал. Экспедиция завершилась благополучно. «Кон-Тики» смог успешно преодолеть 4300 морских миль (8000 километров) океанских просторов.

По итогам этого рискованного эксперимента Хейердалом была написана книга «Путешествие на “Кон-Тики”», переведенная ныне на 66 языков мира, а также выпущен фильм «Кон-Тики», который получил в 1951 году премию «Оскар» как лучший документальный фильм. Казалось бы, можно было торжествовать…

Однако научное сообщество так и не приняло теорию Хейердала. И ныне гипотеза о южноамериканском происхождении полинезийцев остается среди ученых в ранге забавной, но далекой от действительности версии. А скептики (которые найдутся всегда) вообще писали, что экспедиция на «Кон-Тики» если что-то и доказала, то лишь то, что шесть обеспеченных современников могут позволить себе экзотическую стодневную прогулку на плоту по Тихому океану…

Остров Пасхи в сфере интересов Хейердала


«Один лишь остров Пасхи давал нам множество тем для бесед, когда мы сидели на палубе под звездным небом и чувствовали себя участниками доисторических приключений. Нам казалось, будто мы только тем и занимались еще со времен Тики, что плавали по морям под солнцем и звездами и искали землю» (Т. Хейердал. «Путешествие на “Кон-Тики”»).

На момент плавания никто из членов экипажа еще не был на острове Пасхи. Не суждено было им увидеть его и сейчас – маршрут «Кон-Тики» пролегал значительно севернее этого острова, затерявшегося в бескрайних просторах океана. Но загадки и тайны острова Пасхи уже манили Хейердала…

Рис. 6. Положение острова Пасхи

Для европейцев остров Пасхи был открыт в 1722 году голландским путешественником Якобом Роггевеном в Пасхальное воскресенье, отчего и получил известное нам название (хотя местные жители предпочитают другое название для своего острова – Рапа-Нуи, именуя самих себя рапануйцами, а не пасхальцами).

Остров Пасхи имеет географические координаты 27 градусов 7 минут южной широты и 109 градусов 21 минуту западной долготы. Он располагается в южной части Тихого океана примерно в 3700 километрах к западу от побережья Южной Америки и является одним из самых удаленных от континента островов в мире. На тысячи километров вокруг – только океан. До ближайшего населенного места – острова Питкэрн – отсюда более 1800 километров. Каково же было удивление открывших Пасхи голландцев, когда они обнаружили, что остров… заселен людьми.

Очевидно, что «зародиться сами» на небольшом – чуть более полутора сотен квадратных километров площадью – острове люди не могли. Но тогда откуда они здесь взялись? Если приплыли, то откуда? И как они это смогли сделать? Кто был предками островитян? Эти вопросы неизбежно вставали перед исследователями, начиная практически с момента открытия острова Пасхи.

Рис. 7. Татуировка рапануйца (зарисовка 1899 года)

Не могли не заинтересовать эти вопросы и Хейердала, ведь именно проблема происхождения жителей островов Тихого океана привела его с товарищами на «Кон-Тики». Уникальное же изолированное положение острова Пасхи обостряло вопрос происхождения рапануйцев (то есть жителей Рапа-Нуи, острова Пасхи), выводя его на уровень загадочной тайны, а таинственность и загадочность всегда значительно усиливают интерес исследователей и их стремление разгадать эту тайну. Но все, что мог сделать Хейердал на борту «Кон-Тики», проплывая далеко к северу от острова Пасхи, это лишь сформулировать основные тезисы своего собственного подхода к разрешению проблемы происхождения рапануйцев, да обсудить с другими членами экипажа роившиеся в голове идеи (эти идеи он позднее изложил в книге «Путешествие на “Кон-Тики”»).

Из теории о южноамериканском происхождении полинезийцев, которую пытался доказать плаванием на «Кон-Тики» Хейердал, автоматически следовало, что и для жителей острова Пасхи нужно было предполагать их происхождение от каких-то предков из Южной Америки. Но пока проверить это следствие не было возможности – находясь на плоту посреди Тихого океана, Хейердал мог опираться лишь на данные других исследователей, которые на тот момент времени, увы, были весьма скудны.

Так голландцы, открывшие остров Пасхи, провели на нем всего один день. Участники испанской экспедиции под руководством капитана Филиппа Гонсалес-и-Хаэдо, побывавшие следующими на острове в 1770 году, не опубликовали о своем посещении острова ни строчки – об этом визите остались лишь довольно короткие записи в их судовом журнале.

Через четыре года на острове оказался знаменитый английский мореплаватель Джеймс Кук во время своего второго кругосветного путешествия, которое он намеревался совершить по максимально возможной южной широте в надежде найти еще неизвестный континент – Антарктиду. Посещение острова Пасхи в его начальные планы даже не входило (хотя он уже слышал об этом острове), но внесла коррективы цинга, которая разразилась среди команды, ослабленной длительным плаванием в холодных антарктических водах. Кук вынужден был круто повернуть на север в надежде достичь какого-нибудь острова, где его люди смогли бы восстановить силы. И 1 марта 1774 года экспедиция Кука достигла острова Пасхи, на котором англичане провели четыре дня.

В 1786 году остров Пасхи посетила экспедиция другого известного – уже французского – мореплавателя Лаперуза. Но визит его оказался весьма скоротечным – французы были на острове всего лишь два часа…

В XIX веке появляются сообщения об острове Пасхи и в записях русских путешественников. Так к острову подходила первая русская кругосветная экспедиция под руководством Юрия Федоровича Лисянского, описанная позднее в его книге «Путешествие вокруг света на корабле “Нева” в 1803–1806 годах». Однако «Нева» лишь бросила якорь близ острова. Члены команды и сам Лисянский на берег не сходили и только общались с теми островитянами, которые сами подплывали к их кораблю.

Рис. 8. Команда Лаперуза на острове Пасхи в 1786 году

В 1816 году к острову Пасхи подошел корабль «Рюрик» под командованием Отто Евстафьевича Коцебу, руководившего вторым русским кругосветным путешествием. Однако из-за враждебности островитян никому из команды сойти на берег также не удалось.

Остров Пасхи упоминается также в описании путешествия Миклухо-Маклая на корвете «Витязь» (ноябрь 1870 – сентябрь 1871 года). Однако Миклухо-Маклай лишь ссылается на данные из двух других источников – на сведения Пальмера, врача английского судна «Топаз», который был на острове Пасхи в пятидесятых годах XIX века; и на сведения Гана, командира чилийского корвета «О’Гигинс», посетившего остров в 1869 году…

Рис. 9. Кэтрин Раутледж

Все описания этих путешественников содержали в лучшем случае лишь самые обрывочные данные об островитянах. И только в 1914 году на остров Пасхи отправилась на паруснике британский археолог Кэтрин Раутледж, которая провела тут более года, пытаясь разобраться в прошлом как самого острова, так и его обитателей. Раутледж углубилась в культуру и историю рапануйцев больше, чем кто-либо другой до нее, но и ей не удалось до конца разгадать тайны острова. После экспедиции она написала книгу «Загадка острова Пасхи», которая сразу же стала бестселлером.

Первый миф о статуях острова Пасхи

Еще голландцы удивлялись существованию этих статуй и тому, как их могли воздвигнуть островитяне.

«Что касается религии этих людей, мы не могли разобраться в ней из-за краткости нашего пребывания; мы заметили, что они жгут костры перед довольно высокими каменными идолами… Мы были поражены, увидев эти каменные изваяния, так как не могли понять, каким образом этим людям удалось воздвигнуть подобные фигуры без помощи каких-либо машин, ведь они не располагали пиломатериалами для их создания. Некоторые из этих фигур были 30 футов в высоту и с пропорциональной толщиной…» (Я. Роггевен. «Испытанный южанин»).

«Туземцы, по всей видимости, не имели никакого оружия и, как я думаю, они во всем полагались на своих богов и идолов, которые стояли в большом количестве на берегу и перед которыми они падали ниц и молились. Эти идолы были высечены из камня в виде людей с длинными ушами и короной на голове, но сделаны они были весьма искусно, чему мы весьма дивились» (Я. Роггевен. «Испытанный южанин»).

Испанский капитан Филипе Гонсалес де Хаэдо также поражался каменным статуям и тому, как их могли воздвигнуть островитяне. Он записал в свой журнал: «Этот вопрос стоит хорошенько изучить».

Чуть позднее пришел черед удивиться Куку и членам его команды: «Мы не могли понять, как эти островитяне, не располагая никакой механической силой, могли поднять такие колоссальные фигуры, а затем поместить большие цилиндрические камни им на головы».

Однако Кук со своими товарищами сообщает, что многие статуи уже повалены наземь и частично разбиты, а население, по их подсчетам, сократилось до 600–700 человек. Все это создавало впечатление, что остров пережил какой-то катаклизм, от которого не смог оправиться.

Это сообщение породило один из самых первых мифов об острове Пасхи – появилась версия, что в период между открытием острова голландцами в 1722 году и визитом Кука в 1774 году действительно произошло что-то, имевшее прямо-таки катастрофические последствия.

Естественно, что подобное сообщение Кука не могло не заинтриговать исследователей еще больше. И последующие путешественники так или иначе обращаются к этому вопросу. Исходя из их сообщений, можно заключить, что Кук, мягко говоря, погорячился со своими выводами.

Рис. 10. Статуи острова Пасхи (рисунок Дюмон-Дюрвилля, 1839 г.)

Так Лисянский пишет:

«Обойдя южную оконечность острова, я продрейфовал к западу до полудня, а потом подошел к западному берегу мили на три. В этом положении мне открылось якорное место, по берегам которого был виден большой бурун. Тут мы приметили несколько деревьев и четыре черных истукана, из которых три были высокие, а четвертый как будто бы до половины изломан. Они стоят у самого моря и представляют собою памятники, описание которых находится в путешествии Лаперуза…

Между северным и восточным мысами нами замечены четыре памятника, из которых первый находился посредине и состоял из одной статуи, второй и третий – из двух статуй каждый, а последний – из трех. Подходя к ним, мы увидели, что жители развели в разных местах огонь, продолжавшийся до самого вечера. Может быть, это означало приглашение, чтобы мы подошли к берегу. Однако же, не находя нигде удобного места, чтобы пристать, я продолжал свой путь к западу» (Ю. Лисянский. «Путешествие вокруг света на корабле “Нева” в 1803–1806 годах»).

«По берегам находится множество статуй, верные изображения которых можно видеть в описании путешествия Лаперуза. Они высечены из камня с весьма грубым изображением человеческой головы и покрышкой цилиндрического вида. Кроме того, нами замечено много куч камней с небольшими черноватыми и белыми пятнами наверху. Кажется, и они служат вместо каких-то памятников…

Рис. 11. Статуи на западном побережье (зона Тахаи)

Ялик стоял столь близко от берега, что можно было явственно рассмотреть несколько жилищ и камень, из которого составлены ближние монументы или статуи. По указанию Повалишина, они высотою около 13 футов (примерно 4 метра). Четвертую часть их составлял цилиндр, поставленный на головах статуй» (Ю. Лисянский. «Путешествие вокруг света на корабле “Нева” в 1803–1806 годах»).

Расходятся наблюдения Лисянского с заключениями Кука и по количеству островитян.

«С Куком мы не согласны в отношении числа жителей острова. Хотя сам я и не был на берегу, но если иметь в виду пятьсот человек, которые, приметив наш корабль, немедленно сбежались из ближних мест, то что же надлежит заключить о прочих, находящихся на острове селениях. Сверх того, обходя остров, насчитали мы 23 дома, стоящих недалеко от берегов. Положив, что это число составляло только половину всех жилищ и что во всяком из них живет по 40 человек, выйдет всего 1840 человек. Итак, по моему мнению, на острове Св. Пасхи должно быть всех жителей, по крайней мере, полторы тысячи» (Ю. Лисянский. «Путешествие вокруг света на корабле “Нева” в 1803–1806 годах»).


Однако слухи о том, что все статуи на острове якобы повалены, продолжали циркулировать в обществе. На это определенно указывает то, что пишет Миклухо-Маклай спустя весьма значительное время после Лисянского.

Рис. 12. Юрий Федорович Лисянский

«Чилийская экспедиция подтвердила в главных чертах уже сообщенные г-ном Пальмером известия, что не все каменные идолы уничтожены <Бичи привез известие, что все колоссальные статуи на Рапа-Нуи разрушены, но уже бывший после него Дю-Пти-Туар опроверг это сообщение. Подтверждение рассказа Пальмера г-ном Гана оттого имеет вес, потому что некоторые писатели, как например, г. Герланд, сомневались в верности подробностей, сообщенных г. Пальмером.>, что еще многие стоят, другие опрокинуты, но еще целы, что главное место их выделки находится у края описанного г-ном Пальмером вулкана Утуити и что в некоторых местах можно было еще видеть, как они в прежнее время стояли, именно на высоких платформах или алтарях» (Н. Миклухо-Маклай. «Плавание на корвете “Витязь” (ноябрь 1870 – сентябрь 1871 г.)»).

На мой взгляд, ошибочные выводы Кука, приведшие к мифу о катаклизме, в результате которого упали все статуи, являются лишь следствием того, что статуй на острове много – около тысячи штук. Какие-то из них повалены, а какие-то стоят до сих пор в вертикальном положении (даже если не учитывать те, которые отреставрированы в позднейшее время). И все зависит от того, с какой стороны и с какой точки смотреть на остров. В одном месте можно увидеть лишь поваленные моаи, а в другом – стоящие в вертикальном положении.

Несмотря на столь простое соображение, утверждения о некоем катаклизме, постигшем остров в XVIII веке, можно встретить в книгах и ныне. Уж таковы особенности человеческой психики – слухи о катастрофах и воспринимаются быстрее, и развеиваются труднее. И запустить самый невероятный миф тут очень просто. Например, в начале XX века по миру довольно долго ходили слухи (которые даже печатали в газетах), что вообще сам остров Пасхи со всеми его жителями в результате сильного землетрясения опустился в морскую пучину и поглощен водами Тихого океана навсегда…

Конечно же, загадка каменных статуй острова Пасхи не могла не привлечь внимания Хейердала. И значительная часть его размышлений об этом острове, которые он обсуждал со своими товарищами на плоту «Кон-Тики», была посвящена именно статуям-моаи. .

Все права на текст принадлежат автору: Андрей Юрьевич Скляров.
Это короткий фрагмент для ознакомления с книгой.

Книга: Андрей Скляров «Мифы об острове Пасхи»

Серия: «Запретные темы истории»

Затерявшийся в просторах Тихого океана остров Пасхи окружен не только тысячами километров водного пространства, тайнами и загадками, но и множеством мифов, слухови самых невероятных выдумок. Поэтому для того, чтобы разобраться в древней истории этого острова, нужно прежде всего отбросить всю ту информацию, которая не соответствует действительности, а опираться лишь на то, что подтверждается реальными фактами. Кроме того, надо не сваливать все загадки и тайны в единую кучу, а анализировать каждую проблему по отдельности. И тогда прошлое этого далекого острова приобретает совсем иной вид, нежели это представлено в известных книгах и фильмах. Книгаосновывается на материалах съемочно-исследовательской экспедиции Фонда развития науки «III тысячелетие» на остров Пасхи в октябре 2013 года.

Издательство: «Вече» (2014)

Формат: 84×108/32, 304 стр.

Другие книги схожей тематики:

Автор Книга Описание Год Цена Тип книги
Скляров Андрей Юрьевич Мифы об острове Пасхи Затерявшийся в просторах Тихого океана остров Пасхи окружен не только тысячами километров водного пространства, тайнами и загадками, но и множеством мифов, слухови самых невероятных выдумок. Поэтому… — Вече, (формат: 60×90/16, 382 стр.) Запретные темы истории Подробнее. 2014 198 бумажная книга
Скляров Андрей Юрьевич Мифы об острове Пасхи Затерявшийся в просторах Тихого океана остров Пасхи окружен не только тысячами километров водного пространства, тайнами и загадками, но и множеством мифов, слухови самых невероятных выдумок. Поэтому… — Вече, (формат: 60×90/16, 382 стр.) Запретные темы истории Подробнее. 2014 335 бумажная книга
Андрей Скляров Мифы об острове Пасхи Затерявшийся в просторах Тихого океана остров Пасхи окружен не только тысячами километров водного пространства, тайнами и загадками, но и множеством мифов, слухови самых невероятных выдумок. Поэтому… — Вече, (формат: 84×108/32, 256 стр.) Загадочные места мира Подробнее. 2015 321 бумажная книга
Скляров Андрей Юрьевич Мифы об острове Пасхи Затерявшийся в просторах Тихого океана остров Пасхи окружен не только тысячами километров водного пространства, тайнами и загадками, но и множеством мифов, слухови самых невероятных выдумок. Поэтому… — Вече, (формат: 84×108/32 (130х200 мм), 304стр. стр.) Загадочные места Мира Подробнее. 2015 182 бумажная книга
Скляров Андрей Юрьевич Мифы об острове Пасхи Затерявшийся в просторах Тихого океана остров Пасхи окружен не только тысячами километров водного пространства, тайнами и загадками, но и множеством мифов, слухови самых невероятных выдумок. Поэтому… — ВЕЧЕ, (формат: 84×108/32, 256 стр.) ЗАГАДОЧНЫЕ МЕСТА МИРА Подробнее. 2015 178 бумажная книга
Андрей Скляров Мифы об острове Пасхи От издателя:Затерявшийся в просторах Тихого океана остров Пасхи окружен не только тысячами километров водного пространства, тайнами и загадками, но и множеством мифов, слухов и самых невероятных… — (формат: 84×108/32 (130х200 мм), 304стр. стр.) Запретные темы истории Подробнее. 2014 170 бумажная книга
Ю.В. Кнорозов Мифы, предания и легенды острова Пасхи Полный свод фольклорных текстов, записанных на острове Пасхи в XIX-XX вв. в русском переводе. Представлены также тексты на рапануйском языке. Публикация сопровождается предисловиями и комментариями… — ЁЁ Медиа, — Подробнее. 1978 2036 бумажная книга
Мифы, предания и легенды острова Пасхи Полный свод фольклорных текстов, записанных на острове Пасхи в XIX-XX вв., в русском переводе. Представлены также тексты на рапануйском языке. Публикация сопровождается предисловием и примечаниями… — Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», (формат: 60×90/16, 382 стр.) Подробнее. 1978 710 бумажная книга
Ю.В. Кнорозов Мифы, предания и легенды острова Пасхи Полный свод фольклорных текстов, записанных на острове Пасхи в XIX-XX вв. в русском переводе. Представлены также тексты на рапануйском языке. Публикация сопровождается предисловиями и комментариями… — Книга по Требованию, (формат: 84×108/32, 256 стр.) Подробнее. 2012 2290 бумажная книга
Марко Моретти National Geographic. Самые красивые острова Тихого океана и Австралия. Мифы и чудеса южных морей Книга ярко и красочно рассказывает о чудесах южных морей, которые открылись первым приплывшим сюда европейцам. Вы побываете на атоллах, в центре которых прячутся потрясающие голубые лагуны, во… — АСТ, Астрель, (формат: 84×108/32 (130х200 мм), 304стр. стр.) Подробнее. 2004 2925 бумажная книга

См. также в других словарях:

Океания — (Oceania) Географическое положение Океании, страны и зависимые территории Океании Геология и климат Океании, почвы и гидрология Океании, экономика и культура Океании, Меланезия, Микронезия, Новая Зеландия и Полинезия Содержание Содержание Раздел… … Энциклопедия инвестора

Океания — на карте полушария … Википедия

Рапануйский язык — Самоназвание: Vananga Rapa nui Страны: Чили … Википедия

ПОЛИНЕЗИЙСКАЯ И МИКРОНЕЗИЙСКАЯ МИФОЛОГИЯ — Полинезийская мифология (П. м.), мифологические представления коренных жителей Полинезии островов, расположенных в центральной части Тихого океана. Предки полинезийцев заселили острова, придя, по видимому, из Юго Восточной Азии, главным образом… … Энциклопедия мифологии

Континент Му — Подводные сооружения около острова Йонагуни (Япония) Пацифида (или Пасифида, также Континент Му) гипотетический затонувший континент в Тихом океане. Явно в древних мифах не упоминается, но в легендах есть определённые намёки на возможное… … Википедия

Пасифида — Подводные сооружения около острова Йонагуни (Япония) Пацифида (или Пасифида, также Континент Му) гипотетический затонувший континент в Тихом океане. Явно в древних мифах не упоминается, но в легендах есть определённые намёки на возможное… … Википедия

Рапануи — Рапануи один из полинезийских языков. Распространён на острове Пасхи. Число говорящих около 1 тыс. чел. В структурном плане рапануи несколько отличается от остальных восточнополинезийских языков, с которыми находится в одной подгруппе:… … Лингвистический энциклопедический словарь

Древние пришельцы (телесериал) — Древние пришельцы Ancient Aliens … Википедия

Уоллис и Футуна — фр. Territoire des îles Wallis et Futuna … Википедия

РАПАНУЙСКАЯ МИФОЛОГИЯ — мифологические представления рапануйцев коренного населения острова Пасхи (Рапануи). Особенности Р. м., как и всей культуры рапануйцев, во многом обусловлены сложностью процесса заселения острова (в 3 4 вв. н. э. на острове появились переселенцы… … Энциклопедия мифологии

Острова Уоллис и Футуна — Координаты: 13°18′00″ ю. ш. 176°12′00″ з. д. / 13.3° ю. ш. 176.2° з. д. … Википедия

Мифы об острове Пасхи.: Библиотека

Мифы об острове Пасхи
Андрей Юрьевич Скляров

Запретные темы истории (Вече)
Затерявшийся в просторах Тихого океана остров Пасхи окружен не только тысячами километров водного пространства, тайнами и загадками, но и множеством мифов, слухов и самых невероятных выдумок. Поэтому для того, чтобы разобраться в древней истории этого острова, нужно прежде всего отбросить всю ту информацию, которая не соответствует действительности, а опираться лишь на то, что подтверждается реальными фактами. Кроме того, надо не сваливать все загадки и тайны в единую кучу, а анализировать каждую проблему по отдельности. И тогда прошлое этого далекого острова приобретает совсем иной вид, нежели это представлено в известных книгах и фильмах.

Книга основывается на материалах съемочно-исследовательской экспедиции Фонда развития науки «III тысячелетие» на остров Пасхи в октябре 2013 года.

Мифы об острове Пасхи

© Скляров А. Ю., 2014

© ООО «Издательство «Вече», 2014

В октябре 2013 года состоялась съемочно-исследовательская экспедиция Фонда развития науки «III тысячелетие» на остров Пасхи (см. Рис. 1-ц – на цветной вкладке). Обычно подготовка таких экспедиций занимает два-три месяца. Но так уж сложилось, что на сей раз подготовительный период начался аж за полгода до поездки, и у нас было предостаточно времени для изучения ранее имевшихся печатных публикаций и видеоматериалов по острову. И уже в ходе предварительного анализа этих доступных материалов выяснилось несколько важных моментов.

Во-первых, оказалось, что число действительно самостоятельных исследований проблем, связанных с культурой и историей острова Пасхи, крайне ограничено. Многие авторы статей, книг и фильмов ограничиваются, увы, лишь простым пересказом той информации и тех версий, которые им удается почерпнуть из чужих источников.


Во-вторых, значительную долю таких самостоятельных исследований составляют работы тех, кто вообще никогда не был сам на острове Пасхи. И даже если такие авторы и предлагают какие-то свои идеи, то эти идеи построены опять-таки на чужой информации, а иногда и просто на домыслах самих авторов. Количество же действительно оригинальных книг и фильмов, созданных теми, кто сам побывал на острове и опирался на собственные наблюдения, вообще можно буквально пересчитать по пальцам.

В-третьих, при всей ограниченности списка таких оригинальных работ разброс версий в них оказался чрезвычайно широким. Предлагаемые гипотезы и теории нередко вообще никак не пересекаются между собой, а авторы приводят порой данные, кардинально противоречащие друг другу.

И уже на этапе подготовки к экспедиции складывалось ощущение, что авторы имеющихся книг и фильмов ставили на первое место не столько описание и анализ реальности, сколько подбор доказательств для своей собственной версии или теории. Для чего просто выхватывали из общего массива данных только то, что им подходило в качестве таких «доказательств» и что субъективно нравилось самим авторам, оставляя другие данные и факты за рамками анализа и учета.

Поэтому одной из главных задач нашей экспедиции стала проверка известных гипотез и теорий на соответствие реальности. И забегая вперед, можно сказать, что ни одна (!) из них этой проверки не выдержала. Действительность оказалась совсем иной, нежели это можно было представить по доступным источникам. Ни одна из ранее представленных публике версий не оказалась способна описать полный массив данных, предоставляя в лучшем случае такой вариант объяснения какой-то части культурных и исторических артефактов, в который другая часть этих артефактов просто не вписывается.

Более того. Весьма немало из того, что преподносится в качестве чуть ли не «достоверной информации», на поверку оказалось обычными мифами и откровенными выдумками. Как выяснилось, такие мифы буквально окружают остров Пасхи со всех сторон.

Впрочем, это вполне объяснимо. Ведь даже сейчас, когда имеется воздушное сообщение с островом, современному самолету требуется пять часов для того, чтобы добраться до острова Пасхи из самого ближайшего аэропорта в Сантьяго – столице Чили. Да и это стало возможным только тогда, когда единственный аэропорт Матавери в единственном городе Ханга-Роа на острове был в 1986 году реконструирован американским аэрокосмическим агентством НАСА, решавшим совсем иную прагматическую задачу – здесь была построена полоса для возможной аварийной посадки американских космических аппаратов «Шаттл». Так что еще совсем недавно исследователи могли добраться сюда лишь на корабле.

Естественно, что в таких условиях общее количество исследователей, которые побывали на острове Пасхи, не так уж и велико. И охватить все они просто физически не могли. А то, что исследователи не смогли или не захотели изучить и описать, автоматически попадало в ту зону, которая очень быстро заполняется слухами, домыслами и мифами. Ведь как гласит известная поговорка, свято место пусто не бывает…

28 апреля 1947 года в морском порту Кальяо, расположенном близ Лимы – столицы Перу, царило необычное оживление. Самые разные люди – от простых рабочих до важных государственных чинов – собрались здесь для того, чтобы проводить в путь экипаж странного судна под названием «Кон-Тики». Настолько странного, что и судном-то его с трудом можно было назвать, поскольку это был всего лишь прямоугольный деревянный плот с небольшой хижиной на борту, снабженный только единственным парусом и рулевым веслом. Плот, собранный без единого гвоздя или какого-либо другого металлического крепления. На фоне современных кораблей из стали он создавал ощущение потерявшегося во времени музейного экспоната или даже вообще чего-то выходящего за грань реальности.

Впрочем, еще более странными и далекими от реальности казались намерения экипажа, состоявшего из пяти норвежцев и одного шведа, которые не просто решили отправиться в увеселительную прогулку на уик-энд, а вознамерились – ни много ни мало – пересечь на этой выглядевшей чрезвычайно хлипкой конструкции огромный Тихий океан. И не удивительно, что среди провожающих было куда больше скептиков, которые смотрели на шестерых отчаянных смельчаков чуть ли не как на выживших из ума смертников.

Рис. 1. Плот «Кон-Тики»

На берегу заключались пари. И даже не столько о том, что «доплывут – не доплывут», а о том, на какой именно день развалится и затонет хрупкая конструкция, и сколько крепкого спиртного потом смогут выпить спасенные неудачники из числа экипажа «Кон-Тики»…

Буксир оттащил плот за пределы порта, чтобы неповоротливая конструкция не мешала проходу современных кораблей, и отпустил там его в самостоятельное плавание. Началась практическая часть рискованного эксперимента. Эксперимента, имевшего не только довольно странную предысторию, но и весьма важные последствия.

Для руководителя эксперимента – тридцатидвухлетнего норвежского исследователя и путешественника Тура Хейердала – на кону стояла не только его жизнь и жизнь других членов экипажа «Кон-Тики», но и судьба его теории. Теории о том, что предки жителей Полинезии прибыли на свои острова, расположенные в западной части Тихого океана, вовсе не из Азии, как считало все мировое ученое сообщество, а с противоположной стороны – из Южной Америки, преодолев при этом тысячи километров водного пространства на подобных плотах.

Теория, казавшаяся чуть ли не безумной, требовала для своей проверки соответствующего по степени безумности эксперимента…

По иронии судьбы идею переплыть Тихий океан на подобном примитивном плоту Хейердалу подсказал как раз один из противников, а не сторонников его теории. Когда Хейердал пытался опубликовать свою рукопись о южноамериканском происхождении полинезийцев, ему пришлось обращаться за рецензией на нее к авторитетным ученым – ведь без их позитивного отзыва надеяться на опубликование подобной идеи было бессмысленно. Один из таких потенциальных рецензентов – известный этнограф, которому Хейердал дал свою рукопись, даже не удосужился ознакомиться с аргументами в пользу изложенной в ней теории, а только ограничился замечанием, что у индейцев Южной Америки не было необходимых средств для того, чтобы переплыть Тихий океан. На возражение же Хейердала о том, что индейцы умели строить плоты из бальсового дерева, этот авторитетный этнограф ответил лишь скептической улыбкой и предложением Хейердалу самому попробовать преодолеть океан на таком плоту.

Рис. 2. Тур Хейердал

На мой взгляд, эта история – хороший и наглядный пример того, как всего одна случайно брошенная фраза порой может стать спусковым крючком великих свершений и открытий…

Но начиналось все гораздо раньше и по иронии судьбы как раз в тех местах, которые в итоге оказались конечной целью экипажа «Кон-Тики» – на островах Полинезии. Во время своего пребывания на острове Фату-Хива (самый южный остров архипелага Маркизские острова) Хейердал познакомился с древними местными преданиями, передаваемыми из поколения в поколение. Старый туземец поведал ему историю, в соответствии с которой предки островитян прибыли на Фату-Хива не со стороны запада, где находится Азия, а с востока. Некий Тики, который был богом и вождем, привел сюда предков островитян из «большой страны далеко за морем». Далеко же за морем на востоке была Южная Америка!

Слова старика-туземца прямо противоречили мнению ученых-этнографов, однако не были лишены здравого смысла, поскольку Хейердал к тому времени уже обратил внимание на преимущественное движение волн в океане, которое было направлено именно с востока на запад. Такое движение обусловлено сразу двумя факторами. Первый из них – это тропический пассат (ветер), движение которого круглый год неизменно (тем более что в океане ветру вообще ничего не мешает). Второй фактор – это южное экваториальное течение, которое является, по сути, продолжением течения Гумбольдта (другое название – Перуанское течение), которое сначала движется с юга на север вдоль берегов Южной Америки, а затем в тропиках резко поворачивает на запад и идет вдоль экватора.

Впрочем, Хейердал был далеко не первым, кто обратил на это внимание. Еще в 1803 году испанский миссионер на Филиппинах, отец Хоакин де Зуньига, выдвинул идею о том, что тихоокеанские острова были заселены выходцами из Нового Света. И его мнение также базировалось на преобладающих ветрах и течениях.

Наличие именно этих двух факторов – ветра и течения – в конечном счете стало не только весомой причиной решимости Хейердала пуститься в опасное плавание на «Кон-Тики», но и залогом успеха его экспедиции…

Слова старика-островитянина произвели сильное впечатление на Хейердала, который поставил себе целью выяснить, кем же был загадочный Тики. Окунувшись в изучение жизни народов Тихого океана, Хейердал довольно быстро обнаружил, что предание о Тики является общим для полинезийцев, живущих на разных островах. И в этом предании Тики был не только вождем их предков, но и «сыном солнца», имевшим к тому же белый цвет кожи. При этом предание вовсе не производило впечатления голой выдумки.

Рис. 3. Течения в Тихом океане

«…Когда европейцы впервые ступили на острова Тихого океана, они были поражены, что многие жители имели почти белую кожу и носили бороды. На некоторых островах целые семьи выделялись удивительно светлой кожей, рыжеватыми или белокурыми волосами, серовато-голубыми глазами, почти семитскими чертами лица, с орлиными носами. У полинезийцев же, в отличие от них, была золотисто-коричневая кожа, черные волосы и плоские мясистые носы. Рыжеволосые называли себя “урукеху” и утверждали, что происходят они по прямой линии от первых вождей на островах, от белых богов – Тангароа, Кане и Тики. Предания о таинственных белых людях, праотцах жителей островов, широко распространены по всей Полинезии» (Т. Хейердал. «Путешествие на “Кон-Тики”»).

Удивительным образом эти сведения пересекались с преданиями индейцев Южной Америки о «царе-солнце» и боге Виракоча, верховном вожде некоего «белого народа». Впрочем, Виракочей этого бога называли инки на языке кечуа. А на языках других индейцев у него были и другие имена.

«Первоначально бога-солнца Виракоча называли Кон-Тики или Илла-Тики, что означало Солнце-Тики или Огонь-Тики, и это имя, по-видимому, было более принято в старые времена в Перу. Кон-Тики был верховным жрецом и богом-солнцем легендарных «белых людей», о которых говорили инки и после которых остались развалины огромных построек на берегу озера Титикака. Предание гласит, что на Кон-Тики напал вождь по имени Кари, пришедший из долины Кокимбо. В битве на одном из островов на озере Титикака белые бородатые люди были наголову разбиты, а Кон-Тики и его приближенным воинам удалось спастись и пробиться к побережью. Оттуда они ушли и исчезли в море в западном направлении» (Т. Хейердал. «Путешествие на “Кон-Тики”»).

И еще более удивительным оказалось то, что даже способ хранения и передачи информации (в том числе и о легендарном вожде и его воинах) в Южной Америке и на островах Полинезии был одним и тем же.

«Почти каждый остров имел знающих старину людей, которые могли без запинки перечислить имена всех вождей острова со времени появления на нем первых людей. В помощь памяти у них были, как у индейцев-инков в Перу, витые шнуры со сложной системой узлов» (Т. Хейердал. «Путешествие на “Кон-Тики”»).

Рис. 4. Изображение Виракочи на Воротах Солнца в Тиауанако (Боливия)

Все это подвигло Хейердала на поиск других аналогичных пересечений в культуре и жизни островитян Полинезии и индейцев Южной Америки. Собранные им данные как раз и легли в обоснование теории южноамериканского происхождения полинезийцев. И хотя далеко не все найденное Хейердалом было бесспорным, идея захватила его целиком и полностью. Так что полушутливо-скептическое предложение авторитетного этнографа переплыть океан на плоту упало на вполне подготовленную почву.

К этому времени Хейердал уже знал, что в древности индейцы Южной Америки не ограничивались одной лишь сушей, а вполне успешно плавали и по океану. Об этом, в частности, писал испанский хронист XVI века Педро Сармьента де Гамбоа, который утверждал, что южноамериканские инки имели целый флот из плотов, на которых они путешествовали по Тихому океану к отдаленным островам. Плоты эти строились из бальсового дерева – легкого как по весу, так и в обработке. И даже современное его название происходит от испанского «balsa», что значит «плот».

Хейердалу удалось разыскать в библиотеке дневники некоторых хронистов. В этих дневниках было много описаний и даже рисунков больших плотов, собранных индейцами из бревен бальсового дерева. Все плоты имели прямоугольный парус, килевые доски и длинное рулевое весло на корме, из чего следовало, что плоты не были полностью предоставлены сами себе – ими вполне можно было управлять. По этим рисункам и описаниям в конечном счете и был построен той самый плот, на котором Хейердал – в сопровождении еще пяти смельчаков – отправился доказывать свою теорию. Главную же цель путешествия подчеркивало изображение на парусе перуанского бога Кон-Тики, имя которого получил и сам плот.

Рис. 5. Парус «Кон-Тики»

По предварительным расчетам Хейердала, путешествие должно было занять 97 дней. И ровно в намеченный день «Кон-Тики» достиг острова Ангатау (это говорит о том, что Хейердал весьма тщательно готовился к экспедиции). Однако смельчакам не удалось на него высадиться – течение и ветер пронесли плот мимо острова, несмотря на все усилия экипажа, пытавшегося пристать к берегу. Пришлось продолжить путешествие, которое закончилось 7 августа 1947 года на атолле Рароира, входящем в состав Французской Полинезии. Хотя в конце своего плавания плот получил сильные повреждения при столкновении с прибрежным рифом, никто из путешественников не пострадал. Экспедиция завершилась благополучно. «Кон-Тики» смог успешно преодолеть 4300 морских миль (8000 километров) океанских просторов.

По итогам этого рискованного эксперимента Хейердалом была написана книга «Путешествие на “Кон-Тики”», переведенная ныне на 66 языков мира, а также выпущен фильм «Кон-Тики», который получил в 1951 году премию «Оскар» как лучший документальный фильм. Казалось бы, можно было торжествовать…

Однако научное сообщество так и не приняло теорию Хейердала. И ныне гипотеза о южноамериканском происхождении полинезийцев остается среди ученых в ранге забавной, но далекой от действительности версии. А скептики (которые найдутся всегда) вообще писали, что экспедиция на «Кон-Тики» если что-то и доказала, то лишь то, что шесть обеспеченных современников могут позволить себе экзотическую стодневную прогулку на плоту по Тихому океану…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Женский журнал про диеты, отношения, красоту и стиль