Меня зовут Халилова Эсмеральда (обычно зовут Эсма) мне 26 лет, мой муж — Халилов Халил, 30 лет

Содержание

Меня зовут Эмма живу я в г.Сочи. Мне не перечисляют детское пособие на второго ребенка.

Обычно до 5 числа деньги поступали на счет, а в этом месяце перечислели только 150 руб. Скажите пожалуйста, получу ли я их до нового года? Очень хотелось бы. Заранее спасибо.

Похожие темы

Здравствуйте! вам нужно обратиться с запросом в ФСС

Похожие вопросы

юрист Исаева Дарья Валерьевна:

После вынесения судебного решения имеют право арестовать счета, вам необходимо обратиться с апелляцией в суд.

адвокат Шук Павел Семенович:

жалуйтесь в прокуратуру. удачи

адвокат Макаренко Ольга Николаевна:

В сиу ст.20 ГК РФ местом жительства ребёнка до 14 лет является место жительство его родителей или опекунов. Поэтому его регистрация для установления места жительства значения не имеет.

юрист Шарафутдинов Ильдар Музафарович:

VII. Размеры госпошлины за государственную регистрацию прав собственности на недвижимое имущество (квартиры, земельного участка и иного имущества)

Я полжизни прожила в Германии и почти год как переехала в Россию. И переезд сюда был моим лучшим решением

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Всем привет! Меня зовут Ева. Мне 28 лет, и 14 из них я прожила в Германии, в городе Дюссельдорфе. Переехала туда в 14 без знания языка, без друзей и знакомых. Там училась, работала, влюблялась, очаровывалась и разочаровывалась. В декабре 2020-го, прямо перед Новым годом, я вернулась жить в Россию, в феврале вышла замуж, и, знаете, мне есть чему радоваться и о чем сожалеть.

Специально для AdMe.ru я хочу рассказать свою историю переезда, о плюсах и минусах обеих стран и о том, что до сих пор, спустя почти год, не перестает меня удивлять в России.

Как я оказалась в Германии

Я родилась в России, но детство и половину юности провела в Казахстане. В Германии оказалась благодаря своей маме, которая со школьных времен мечтала туда переехать. Да еще ее подруга, будучи русской немкой, раззадоривала ее все пуще, регулярно присылая фоточки и красочно описывая райскую жизнь в Германии.

А жили мы с мамой, бабушкой и дедушкой в богом забытом поселке городского типа Первомайском, в Восточном Казахстане, возле Усть-Каменогорска. Отсутствие горячей воды, отопления. Развалившиеся дома как после бомбежки. В общем, чтобы понять мамину мотивацию на переезд, достаточно взглянуть на Первомайку. Вот мама насмотрелась у подруги фотографий и начала действовать.

Самый простой путь эмиграции — это выйти замуж за немца. Мама у меня упертая и к своей цели шла четко. В те времена интернета у нас не было, поэтому она все время находила какие-то объявления в газетах и писала письма. По-немецки, к слову, она практически не говорила. Только базовые знания школьной программы. Упущу моменты неудач, но своего мама таки добилась.

Я переезжать не хотела, моей мечтой было после школы уехать в Новосибирск и поступить в медицинский. Я депрессовала и умоляла маму оставить меня с бабушкой и дедушкой, но она была непреклонна. Таким образом, в сентябре 2005-го мы оказались в Германии.

Немецкие друзья, греческая школа и любимая работа

В немецкую школу меня не взяли: учеба уже началась, а тратить время на новенькую, да еще без знания языка, никто не хотел. Мне до сих пор непонятно, каким образом я оказалась в греческой школе. Хотя немецкий я не знала, но видела и слышала, как мама учит его по записям на кассете, пару слов могла сказать. Греческий же вообще поверг меня в дикий ужас.

Учила параллельно и греческий, и немецкий, смотрела очень много подростковых сериалов на немецком, слушала музыку и на том, и на другом языке. Читала тексты, записывая свое произношение на диктофон, чтобы со стороны слышать свои ошибки и вытравить русский акцент.

Записалась в городскую библиотеку, брала там тонны книг на немецком. На русском абсолютно ничего не читала, не смотрела и не слушала. Негде было все это взять, интернета у меня тогда не было, да еще и отчим выступал категорически против всего русского в доме. Сейчас я помимо русского свободно владею немецким и греческим.

Кстати, греческая школа в Германии — это полная свобода для учеников: они могли делать что хотели, и никто ничего не имел права сказать. Пару раз я по несколько дней не ходила на занятия, потому что ребята устраивали забастовку, запирались в школе и жили там.

После окончания школы сняла квартиру и поступила учиться в медколледж. Работала сначала медицинским ассистентом, после шеф оплатил мне учебу, и я стала сотрудником диабетологического центра — консультантом и специалистом по лечению синдрома диабетической стопы. А это по квалификации чуть ниже врача.

Работу свою любила. Часто посещала конгрессы и семинары, были хорошие перспективы для развития и повышения уровня жизни. В России я работаю в медицинском центре, но по сравнению с моей прошлой должностью это полная ерунда. Заодно преподаю немецкий язык. Оказывается, он здесь довольно-таки востребован.

Жизнь в России

После 7 лет жизни в Дюссельдорфе я подала документы на немецкое гражданство (жила там на основании бессрочного вида на жительство). В то же время мой двоюродный брат пригласил меня на неделю к себе в гости в Москву. Так началось мое знакомство с Россией.

Я всю неделю ходила по Москве с видом дурочки из переулочка, восклицая: «Вау! В воскресенье все магазины работают! В метро турникеты! Обалдеть! Круглосуточный магазин! Ух ты! Приложение для вызова такси, где можно отслеживать машину и оплатить поездку картой! Огоо! У меня вся музыка „ВКонтакте“ доступна!» По возвращении в Германию в голове у меня что-то переклинило, и документы на немецкое гражданство я забрала.

Я хотела еще побывать в России. В итоге я посетила подругу в Томске, тетю в Новосибирске. И вспомнила про Санкт-Петербург, любимый город моей бабушки. Приезжала сюда 3 раза, жила в хостелах, гуляла по городу. И здесь же познакомилась с будущим мужем. Вопрос, кто к кому переезжает, даже не стоял. Спустя почти год я собрала вещи и переселилась.

Что поразило меня больше всего:

  • Круглосуточные магазины на каждом шагу — это первое, что поразило. Моему удивлению не было предела, когда в 3 часа ночи мы пошли за продуктами в соседний гипермаркет.
  • Вторая удивительная вещь — это оплата коммунальных услуг посредством мобильного телефона. В Германии, чтобы оплатить счета по интернету, используется генератор. Заходишь с компьютера в свой онлайн-кабинет на сайте банка, вносишь все данные, куда сколько денег хочешь отправить. Вставляешь свою карту в TAN-генератор, прикладываешь к экрану монитора, чтобы белые стрелочки совпали, и ловишь сигнал. В какой-то момент эта штука показывает тебе код безопасности, который надо потом ввести на компьютере для отправки денег.
  • Дружелюбные люди. Сколько бы ни говорили, что в России все угрюмые, это стереотип. У меня скоро появились друзья. И коллеги по работе быстро ввели меня в курс дела, всегда подсказывают и помогают.
  • Вызвать такси тоже можно через приложение в телефоне. В Германии же звонят на городской номер и стоят ждут на улице; приезжает таксист, выходит из машины и спрашивает на всю улицу, кто вызывал.
  • В Германии мужчины боятся жениться. Ведь при разводе, даже спустя много лет, более обеспеченный супруг обязан содержать своего бывшего.

Какие минусы я увидела в Германии после переезда в Россию

Прожив уже почти год в России, я сравниваю свою жизнь здесь с немецкой, и разница между странами очевидна.

  • В Германии скучно, особенно по выходным. Люди все замкнутые, с ними очень сложно дружить. Чтобы встретиться и просто попить кофе, нужно договариваться за пару недель.
  • Все знают о том, что немцы любят экономить. Это правда. Однажды у меня сломалась молния на куртке, отчим не дал ни копейки на ремонт, и всю зиму я проходила нараспашку. Деньги все, к слову, были у него.
  • Практически в каждом доме экономят воду. В России обязательно споласкивают с посуды средство для мытья, в Германии же так делают далеко не все. Во-первых, экономии ради, а во-вторых, считается, что предназначенное для мытья посуды вредным быть не может. На меня на работе ругались, что я мою «по-русски».
  • В Германии слишком много беженцев. Многие из них творят что хотят абсолютно безнаказанно.
  • На своей немецкой работе я часто задерживалась, несмотря на нормированный график, и это время мне никто не оплачивал. В России же за каждый час переработки я получаю деньги.
  • Любые вопросы решаются только с помощью бумажных писем. Захочешь, например, банковскую карту открыть — ждешь 5 писем. В 1-м — приветствие банка, во 2-м — номер карты, в 3-м — доступ к личному онлайн-кабинету, в 4-м — ПИН-код, в 5-м — сама карта. Пока все получишь, неделя пройдет. Захочешь на работу устроиться — идешь покупаешь папки для резюме, мастеришь титульный лист с контактными данными и фотографией, мотивационное письмо, рекомендательные письма с предыдущих мест работы, копии дипломов и сертификатов. И эти папки рассылаешь работодателям.

Какие минусы в России

  • В Германии законом защищены животные, есть даже юристы, которые отстаивают их интересы. Этого в России очень не хватает, обидно, что всякие живодеры почти безнаказанно творят свои черные дела.
  • Хорошие возможности для карьерного роста, руководство настроено на долгосрочное сотрудничество и оплачивают обучение работников. В России, как мне сказали, такое практикуется мало где.
  • Почему здесь не ввели повсеместно сортировку мусора? Люди сортируют только благодаря собственному энтузиазму.
  • В немецких госслужбах отношение к посетителям вежливое, приходят туда по записи в определенное время. В России я уже столкнулась с наглостью и хамством. От настроения сотрудника зависит исход дела. Так, наш брак признали фиктивным в МВД. Но это совсем другая история, и уже все нормально.
  • Города в Германии не так ужасно заполонены машинами, а в Петербурге они везде. Вообще на немецких дорогах ощущаешь себя безопаснее.
  • Можно спокойно посетить соседние (и не только) страны Европы. В России же можно потратить всю зарплату только на билеты туда-обратно.
  • Гололед зимой на дорогах. В Дюссельдорфе снега вообще нет, я отвыкла. Тут я весь январь ходить по улице боялась, чуть не плакала.
  • Аренда квартир в Германии лучше организована, поэтому жилье и не покупает никто. Делай ремонт какой хочешь, мебель ставь какую хочешь, деньги за аренду с карточки списываются каждый месяц, и никакие хозяева не докучают. И прописаться можешь сам — просто пойти со своим договором аренды.

Вместо заключения

Вообще, несмотря на все плюсы и минусы жизни в обеих странах, на события, которые происходили в жизни, я понимаю, что неважно, в какой стране ты находишься. Важно, какие люди тебя окружают.

В Германии все складывалось не так, как я хотела, по причине того, что люди вокруг были не те. Начиная с отчима и заканчивая одиночеством по выходным ввиду отсутствия близких друзей. Конечно, может, проблема и во мне. Но, знаете, в Россию приехала та же я. И в жизни все наладилось, потому что люди вокруг оказались замечательные. Ну кроме той тетеньки из МВД.

Впереди еще куча мороки с документами, походов по госучреждениям — нужно получать разрешение на временное проживание. Зато уже есть любимый муж, квартира (пусть и в ипотеку под бешеные проценты) и работа прямо в соседнем доме (что для Петербурга более чем чудесно).

Россия встретила меня доброжелательно. И я уверена, когда закончится вся беготня с документами, жить здесь мне будет гораздо проще и уж точно интереснее, чем в Германии.

Мирей Матье: «Валерий Халилов был для меня больше чем другом — братом»

После трагических событий корреспондент «Культуры» позвонил знаменитой певице Мирей Матье, которая не единожды выступала вместе с Ансамблем имени Александрова.

— Для меня это такая же немыслимая трагедия, как и для россиян. — поделилась певица. — Я нахожусь в сильнейшем шоке. Мир потерял великих артистов, а я — друзей. Прежде всего, я думаю о погибших, их семьях, на чью долю выпали страшные испытания. Ансамбль Александрова, который мы во Франции по-прежнему называем Красноармейским, символизирует Россию, ее душу, непоколебимое мужество и бесстрашие. Их песни больше чем песни. Они вдохновляли ваш народ на подвиг. Артисты могут погибнуть, но музыка остается вечной — как и память о ее служителях.

Впервые мы встретились на концерте в Париже во Дворце спорта в начале 60-х. Затем выступали на сцене Большого театра. В 1987 году я в течение месяца пела с Ансамблем в Москве и Ленинграде. Помню, в программе были гимн вашей страны, «Подмосковные вечера», «Очи черные» и другие композиции. Ваши артисты прекрасно поют на разных языках, так что мы исполняли и французские песни, например, «Марсельезу».

Особые отношения связывали меня с руководителем Ансамбля Валерием Халиловым. Он дирижировал во время моего первого выступления на Красной площади. Я крестная мать замечательного фестиваля «Спасская башня». Последний раз мы встречались в сентябре этого года — и снова на Красной площади, которая давно стала моей любимой сценой. Когда прощались, то договорились увидеться через год и вместе отметить десятилетие фестиваля. Валерий и сейчас стоит у меня перед глазами — чудесный, добрый, великодушный. Он был для меня больше чем другом — братом. Валерий — выдающийся музыкант и дирижер, а Ансамбль Александрова давно завоевал весь мир. В 2020-м я вновь собираюсь приехать на «Спасскую башню». Это мой долг как перед фестивалем, так и перед моими погибшими друзьями во главе с Халиловым.

Как человек верующий, я убеждена, что их души попали в рай. Они этого заслуживают. Не прекращаю их оплакивать и молиться за них. Мы скорбим по тем, кто ушел, но верим в возрождение этого уникального Ансамбля. Он бессмертен. На место погибших встанут новые таланты, которыми так богата ваша земля.

Валерий Халилов: «Не понимаю, как можно не любить Церковь»

О крещении и вере

Меня крестили в четыре года. Рос я в деревне под Киржачом, моя бабушка была верующая, причем не просто набожная, как все старушки в те времена, а верующая глубоко, искренно. Она часто говорила мне: «Внучек, не нами заведено, не нам отменять», потому Православие и церковная жизнь казались мне чем-то совершенно органичным, неизменным и правильным. Деревянная часовенка, что стояла в нашей деревне, была разрушена, и по праздникам все бабушки ходили в монастырскую церковь в соседнее село. Я ходил вместе с ними, и я все помню, хотя и был маленький: леса наши сказочные, владимирские… поляны земляничные, маковки церквушек. Даже сама русская природа завораживает, а вот как можно не любить Церковь хотя бы как часть русской духовной культуры — я и вовсе не понимаю!

Я был крепышом, честно говорю, это сейчас я худой такой. Вообще я был такой полненький, толстенький, уже был, так сказать, осознанным человечком. Папа был коммунистом, и мама, используя возможность такую, что отец работал, а я был в деревне, она бабушке говорит: «Давай, пока отца нет». Но папа не то, что был против, но знаете, как в те времена? Он был армейским офицером, дирижером был, как и мой брат дирижер, и племянник в Севастополе сейчас дирижер, кстати сказать. Поэтому, может из-за того, что мама опасалась, если узнают у отца, могут что-нибудь сделать. Короче, меня крестили. Я вот этот момент очень хорошо помню, как меня в первый раз крестили. Меня посадили на подворье, на дворе, у нас так изба и двор перед избой. В тазик посадили с холодной водой. Ну как это? Батюшка наклонился надо мной, а я был здоровым таким мальчиком, и я ему вцепился в бороду. Вы знаете, как это… Попа за бороду.

Я был крещен в четыре года, и когда в сенях я спал, у меня над головой была картина. Я не помню, какая, там много было святых людей на этой картине, но меня вот каждый «отбой», как сейчас военным языком говорят, меня сопровождала эта картина. Когда я ложился спать, мальчишка совсем, в деревне в этой избе. Потом она пропала, потому что были такие времени, когда ходили, картины собирали, иконы. А у нас деревня неохраняемая, просто взломали и многие иконы во многих наших, в деревушке домах, просто… Тогда вот такое что-то было безобразие. Эта икона пропала. Кроме того, у нас такая деревня, такая живописная, такая потрясающая, небольшая, такая патриархальная, не верить во что-то там такое небесное просто невозможно при всей ее красоте.

Вот в такой среде я воспитывался. Это все, как говорится, от Бога. У меня вот эта русскость, она заложена вот этой деревней.

Вот это все подвигло меня к вере в Бога. Ну, и кроме такого, были просто случаи, очень интересные… а почему вот я жил, потом уже, сейчас это Якиманка называется. Как и раньше, кстати сказать, и там вот эта церковь, метро Октябрьская. И вот Пасха, я помню. Люди ходят вокруг церкви, это мне сильно запомнилось. Мы, молодежь, стоим на парапетах вокруг церкви, нас милиция туда не пускает. Туда проникают бабушки в косыночках с детьми с маленькими – пропускали. Мы туда пройти не можем, мы молодежь – нас туда не пускают, и я думаю, вот что они там делают, что они там творят, почему нас не пускают.

Вот вопрос: почему? Что там такого плохого они делают, почему нас не пускают? Меня всегда туда тянуло, потому что оттуда раздавалось пение, какие-то запахи, знаете это, свечные, вот это все, кресты, таинство какое-то. Это все равно привлекало. Вот чем больше запрещали, тем я больше туда в этом смысле тоже тянуло. Какие-то есть мелочи незамечаемые, а потом анализируешь: а почему ты так сделал? Да потому, что вот эта мелочь на тебя повлияла, поэтому к Богу идет каждый своей, безусловно, дорогой, и к этой дороге ведут какие-то может быть, даже мелочи какие-то, я не знаю. Знамения? Не знаю. Но привело, слава Богу!

О выборе профессии

Папа у меня был военным дирижером. У меня сейчас младший брат военный дирижер. И действующий военный дирижер племянник, лейтенант, служит моряком в Севастополе. То есть у меня по мужской линии семья династийная, военные дирижеры. Благодаря отцу, я поступил в Московскую военно-музыкальную школу. И, честно говоря, поступив, я не понимал, зачем я туда поступил. Был оторван в 11 лет от домашнего уюта, попал в стены закрытого учебного заведения. Причем всё было присуще военному складу бытия: подъем, отбой, зарядки, физические нагрузки. И, конечно, общеобразовательные и музыкальные предметы. Срок обучения — 7 лет, поступив в 11, я закончил в 18. Весь мой физический, биологический рост пришелся на этот период. Школа заложила в меня то профессиональное образование, которым я до сих пор и пользуюсь. Вот так я стал военным дирижером.

О музыке духовной и военной

Я часто думаю о внутреннем сходстве, казалось бы, противоположных сфер — военной и духовной музыки. Ведь у военной музыки потрясающая сила, и она, вопреки стереотипам, отнюдь не агрессивна. Мне больно слышать, когда говорят, что исполнение маршей — это шаг к милитаризации всей страны. Надо, как мне кажется, мыслить категориями художественного вкуса. Хороший марш написать так же трудно, как хорошую песню! Каждый великий композитор имеет свое лицо, национальная музыкальная традиция тоже: главная особенность нашей, российской, военной музыки — в особом мелодизме, в ее фольклорных, народных интонациях.

Умеют ли современные люди воспринимать классическую музыку? Определить, плохо или хорошо человек воспринимает музыку, можно только после того, как он научится воспринимать! А как человек откроет для себя прелесть классической музыки, если ему не прививали любовь к ней с самого детства? Есть в душе каждого из нас зона, открытая всему высокому и доброму — открытая правильной музыке. А правильной музыкой я называю ту, что в своем эмоциональном воздействии побуждает человека к самым лучшим поступкам — созиданию, творению. И если так называемая «легкая» музыка может служить ненавязчивым фоном, то классика — никогда. Слушать классику — работа души.

Люди во все времена — одни и те же, они всегда открыты хорошей музыке. А значит, мы должны просвещать в силу своих умений. Не хвалясь, могу сказать, что мы открыли для военных оркестров двери многих концертных залов: Большого зала Московской консерватории, Концертного зала имени Петра Ильича Чайковского, Международного дома музыки. И мы раздаем бесплатные билеты, невзирая на то, что по всем законам коммерции люди будто бы охотнее идут на мероприятия, когда купили билет за свои кровные деньги. Верите ли, я никогда не льстил себя надеждой, что все наши концерты будут проходить при аншлаге, но у нас люди на ступеньках сидят, лишь бы послушать музыку! И как после этого можно говорить, что современный человек не способен воспринимать классику?

Мы мечтаем вернуть духовую музыку в парки, к людям. Ведь людям сегодня особенно недостает чего-то настоящего… на работе, в быту, и мы стараемся восполнить эту насущную потребность живой музыкой, красивыми мелодиями. Вот приходит на концерт типично городской человек: слившийся с городом, не мыслящий своей жизни без горячей воды и телевизора, как будто прилипший, присохший к этой комфортной жизни. И вдруг он слышит звуки военного духового оркестра, окунается в другой мир и… оттаивает. Спросите его в эту минуту, о чем он сейчас думает, и он точно скажет: о любви, о детях, о родине, о Боге.

Знаете, я подметил удивительную вещь: духовой оркестр просто не может играть плохую музыку! Даже если музыканты плохонько играют — все равно эта музыка очаровывает, пусть даже некоторые звуки переданы неверно. Это как в природе: одному нравится осень, другому нет: все вянет, слякотно, ноги промокают. Но все равно каждое время года прекрасно! Так же и духовая музыка: сама ее природа, само дыхание ее — чистое, светлое. Наверно, именно в этой плоскости музыка — военная ли или просто классическая — и пересекается с духовной жизнью. И мне очень хочется, чтобы моя работа воспитывала в людях только нравственное.

У меня шутка есть такая. Я говорю людям религиозным: «А вы знаете, у меня есть товарищ, который написал кандидатскую диссертацию на тему «Влияние духовой музыки на духовную жизнь духовенства». Это шутка, но конечно, на самом деле, и опять я говорю всегда об этом: техника развивается, но люди-то стремятся куда при урбанизации? Куда они стремятся? На природу. Я всегда сравниваю, посмотри, что в пятницу, что творится будет на дорогах – куда все бегут? В лес, на полянки, на природу.

Вот духовой оркестр – это природа, это живой звук, источаемый оттуда, изнутри. И даже если он играет примитивно, даже пацаны играют, самодеятельный оркестр – вот эти простые мелодии, вот этот примитивизм даже, в каком-то смысле, но подача вот этих звуков, вот этих природных, и опять говорю, на генном уровне заставляет людей слышать. Вокруг – раз, собирается, не хочу говорить, какие-то люди всякие, может быть даже странные, но они собираются, потому что видимо, вот эта наша музыка, она коим-то образом влияет на кору головного мозга. Собираются. Даже если плохенько играют – толпа собирается вокруг духового оркестра.

О молитве в военном марше

Скажем, марш «Генерал Милорадович». Идею подсказал полковник Бабанко Геннадий Иванович, который во время моей службы в Пушкино был начальник политотдела училища и уже будучи на пенсии написал книгу «Генерал Милорадович», зная, что я пишу музыку, позвонил мне, и говорит: Валер, напиши музыку о генерале Милорадовиче, я тебе дам книгу почитать, а ты под впечатление этой книги напиши марш. И вот прочитав книгу, я понял, что судьба этого генерала совершенно необыкновенная и не просто забытая, но и в понятийном понимании она просто извращенная.

Генерал Милорадович, командуя арьергардом, не позволил противнику в желаемое для него время столкнуться с нашими войсками. Герой войны 1812 года. В 1824 году декабрьское восстание. Сенатская площадь. Как известно, декабристы вывели войска. Милорадович был генерал-губернатором Санкт-Петербурга. Когда он въехал на Сенатскую площадь, войска, узнав его, стали падать ниц. И один из декабристов, бывший поручик Каховский, видя, что сейчас произойдет перелом в восстании, он из дамского пистолета сзади нанес смертельное ранение Милорадовичу, от которого он скончался.

Так вот улица Каховского в Питере есть, а вот улицы Милорадовича нет. Да и вообще фамилия Милорадович возникла после того, как царь вызвал к себе Храбреновича, его предка, и сказал: ты мне очень мил своей храбростью, станешь Милорадовичем. И в этом марше впервые я использовал молитву, причем музыку к этой молитве я написал сам. Такого аналога нет. И если послушать марш внимательно, можно вообразить себе и светскую жизнь Санкт-Петербурга, и молебен перед боем, и возвращение этих русских воинов. Всё это с хором.

Кстати сказать, в марше, в нашем российском и советском, это впервые – внедрение молитвы в марш. Это я сделал, исходя из того образа, который мне сулил сам генерал Милорадович, потому что он был безусловно православным, верующим человеком, а коль войска уходят на поле брани, то всегда был молебен. Так вот этот молебен я сделал – я в Евангелии при помощи верующего человека нашел слова, посвященные «нашим воям», и положил на эти слова, как обычно делается, музыку. Вы услышите вот эту молитву в середине марша. А потом Вы услышите победоносное шествие, возвращение под салют наших войск с поля брани, и опять услышите первую часть, опять возвращение к светской жизни. Вот такое в течение, я не знаю, по-моему, пяти или четырех с половиной минут, перед Вами пронесется жизнь как бы этого генерала славного Милорадовича. Вот это марш, это русский марш, я его написал. В нем ничего нет такого предосудительног о, касаемого, как говорят, извините за выражение, сапога – такого нет. Это очень такой светский, очень красивый, мне кажется, марш. Его, кстати сказать, многие дирижеры полюбили и часто исполняют, хотя он трудный для исполнения.

Марш «Генерал Милорадович» (автор Валерий Халилов)

О военных музыкантах России

Наша страна — единственная, где существует отлаженная система подготовки военных дирижеров. За границей ими становятся люди, уже имеющие высшее музыкальное образование и прошедшие аттестацию по физической подготовке. А у нас армия сама выращивает себе музыкантов. Сначала среднее образование — Московское военно-музыкальное училище принимает девятиклассников, после окончания учебы они могут поступать в Институт военных дирижеров на базе Военного университета Минобороны. Такая система обучения и воспитания дает специалиста, знакомого с армейской жизнью изнутри. Приходя в оркестр лейтенантом, он уже знает, что и как делать. Это положительно сказывается на мастерстве наших оркестров. К примеру, во время парада на Красной площади 1000 военных музыкантов наизусть играют около 40 композиций. Иностранцы удивляются синхронности и красоте исполнения.

Интервью с Валерием Халиловым на телеканале «Спас»

Валерий Халилов в гостях передачи «Церковь и мир»

Халилов Валерий Михайлович — начальник ансамбля — художественный руководитель Академического ансамбля песни и пляски Российской Армии имени А.В.Александрова, народный артист Российской Федерации, генерал-лейтенант

После того, как оркестр под управлением Валерия Халилова занял I место в конкурсе военных оркестров Ленинградского военного округа (1980) – стал преподавателем кафедры дирижирования Военно-дирижёрского факультета при Московской государственной консерватории имени П.И. Чайковского.

В 1984 году Валерий Халилов переведён в орган управления военно-оркестровой службы Министерства обороны СССР, где служил в качестве офицера военно-оркестровой службы, старшего офицера и заместителя начальника военно-оркестровой службы.

С 2002 года по 2020 год Валерий Халилов – начальник военно-оркестровой службы Вооружённых Сил Российской Федерации – главный военный дирижёр.

В апреле 2020 года приказом Министра обороны Российской Федерации Валерий Халилов назначен на должность Начальника ансамбля – художественного руководителя Академического ансамбля песни и пляски Российской Армии имени А.В. Александрова.

Валерий Халилов – музыкальный руководитель таких международных военно-музыкальных фестивалей как «Спасская башня» (г. Москва), «Амурские волны» (г. Хабаровск), «Марш столетия» (г. Тамбов) и Международный военно-музыкальный фестиваль в Южно-Сахалинске.

Валерий Халилов – член Союза композиторов России. Его творчество как композитора, в основном, связано с жанрами духовой оркестровой, хоровой, вокальной и камерно–инструментальной музыки.

Гастролировал с ведущими оркестрами Вооружённых Сил Российской Федерации в Австрии, Бельгии, Венгрии, Германии, КНДР, Ливане, Монголии, Польше, США, Финляндии, Франции, Швейцарии, Швеции.

Трагически погиб 25 декабря 2020 г. в результате авиационной катастрофы самолета Ту-154 RA-85572 Министерства обороны России, направлявшегося из аэропорта Адлер в Сирию.

Жизнь и музыка Валерия Халилова

Художественному руководителю ансамбля песни и пляски имени Александрова, погибшему в авиакатастрофе Ту-154 в районе Сочи 25 декабря 2020 года, Валерию Халилову 30 января исполнилось бы 65 лет.

Sputnik, Бадри Есиава.

Известие о падении самолета Ту-154 вблизи Сочи и гибели 92 человек на его борту многих повергло в шок. «Худрук ансамбля имени Александрова Халилов был на борту рухнувшего Ту-154» — под таким заголовком появилось одно из первых сообщений о трагедии в СМИ. Это стало еще одним ударом.

Имя главного дирижера оркестра Минобороны России известно далеко за пределами России и, как выяснилось, Абхазия была не чужой для музыканта страной. Казалось бы, что, помимо работы или недолгого отпуска, могло связывать Халилова с маленькой республикой. Как выяснилось — многое.

Со своей будущей супругой Халилов, в ту пору простой советский солдат, познакомился именно в Абхазии. По рассказу близких друзей семьи Халиловых, он покорил Людмилу своей талантливой игрой на музыкальных инструментах. Поженившись, они уехали в Россию, где у пары позже родились две дочери. Отпустить Абхазию из своей жизни раз и навсегда они так и не сумели.

Спустя годы Халиловы решают построить собственный кусочек «рая» рядом с домом, где родилась Людмила. Организационные моменты, сама стройка и умение найти общий язык с каждым, помогло им обрести новых друзей в Абхазии. Друзья восприняли гибель Валерия как личную трагедию.

Сосед и друг семьи Халиловых Анзор Кокоскерия рассказал корреспонденту Sputnik Абхазия о том, что они приезжали нечасто, где-то раз в полгода на две или три недели. Несмотря на кратковременное пребывание в Абхазии, они проводили много времени за общим столом и всегда старались помогать друг другу.

«Валерий был добродушным, отзывчивым человеком. Он умел уважать традиции и культуру той страны, в которой находился. Он для меня был не просто другом, а старшим братом», — вспомнил Кокоскерия.

Другой друг Валерия Халилова, Беслан Квициния, рассказал, что именитый музыкант был влюблен в Абхазию и очень за нее переживал. Он не мог смириться с тем, что республика никак не может до конца отойти от войны, а люди все не находят покоя.

«Почему все так? Здесь люди должны жить спокойно, тут нельзя даже громко разговаривать», — сетовал Халилов.

Беслан добавил, что Валерий Халилов очень любил природу Абхазии и, когда у него была возможность приезжать туда, много времени проводил на море и в огороде.

С большой теплотой Валерия Халилова вспоминает и замминистра обороны Абхазии Нодар Пилия. По его словам, российский дирижер всегда поддерживал связь с абхазским военно-духовым оркестром и оказывал ему поддержку.

«Он всегда нам говорил о том, что в случае необходимости может прислать в подкрепление своих специалистов, и в последние месяцы решался вопрос о передаче нашему оркестру полного комплекта духовых инструментов», — подчеркнул Пилия.

Давид Терзян, дирижер военно-духового оркестра Минобороны республики, никогда не встречался с Халиловым, но чувствовал его заботу.

«Несколько месяцев назад через начальника штаба Минобороны Абхазии Хрулева Валерий Михайлович передал нам нотный материал, партитуры и несколько дисков с записями игры военного оркестра России. Благодаря содействию Халилова, на безвозмездной основе мы должны получить 30 новых духовых инструментов», — отметил Терзян.

С Валерием Халиловым простились в десятках представительств Российской Федерации по всему миру, прошли траурные мероприятия и концерты классической музыки в память об ансамбле, которым он руководил долгие годы.

Читайте, смотрите, слушайте Sputnik Абхазия через мобильное приложение на ваших смартфонах и планшетах

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Женский журнал про диеты, отношения, красоту и стиль