Меня интересует, что это и к какому доктору мне обращаться. Если Вы можете дать совет, буду очень


Содержание

Доктор, у меня это

В жизни часто слышишь: врач — грубый, невнимательный, никогда до конца не выслушает, перебивает, строит из себя невесть что. Приходится признать: да, в наших медвузах хорошим манерам не обучают, куда там, в программу бы уложиться.

— Доктор, у меня, кажется, давление в голове повысилось!

— Да ну?! Что ж, давайте, посмотрим, — врач достает из ящика тонометр, манжетку надевает на шею пациенту, накачивает, прикладывает мембрану фонендоскопа к темени больного и долго внимательно слушает, не обращая внимания на выражения неудовольствия со стороны последнего. Наконец, освобождает полузадушенную жертву, озабоченно качает головой.

— Да-а, голубчик, случай серьезный! — и обращается к ассистенту, — Андрюша, укол «магнезии». В голову.

В жизни часто слышишь: врач — грубый, невнимательный, никогда до конца не выслушает, перебивает, строит из себя невесть что. Приходится признать: да, в наших медвузах хорошим манерам не обучают, куда там, в программу бы уложиться. Однако, во-первых, хорошие манеры — еще не гарантия от конфликтов: вежливость без внимания к больному еще более настраивает против врача. А во-вторых, по некоторым наблюдениям, источником конфликтов между врачом и пациентом очень часто является отсутствие взаимопонимания, адекватного общего языка, понятного обоим. И это — вполне естественно: больной не обязан разбираться в медицинской терминологии, а врачу часто приходится долго и нудно докапываться, что хотел сказать больной тем или иным выражением. (Хорошо помню, как один больной, жаловавшийся на «запор», крайне удивился диагнозу, впоследствии подтвердившемуся: «дизентерия».) И вот результат: врача раздражает, что пациент «придумывает» симптомы, а пациент обижается: «Получается, я — симулянт, что ли?» или: «Я говорю ему: «Доктор, сердце болит», а он — «где?» да «как?» Что же он, врач, сам не знает, где у человека сердце, и как оно болит?».

Мы все учились понемногу, как сказал поэт. У всех (или почти у всех) есть среднее образование, в программу которого входит курс анатомии, физиологии и гигиены, у кого-то — специальные познания в области биологии (включая университетское образование и ученые степени), а кто-то даже занят изучением медико-биологических проблем. И, конечно, многие из нас читают научно-популярную литературу, смотрят программу «Здоровье», делятся жизненным опытом друг с другом, как очно, так и в интернет-конференциях. Таким образом, у всех нас есть определённое представление о нашей физиологии и ее нарушениях. Поэтому, когда мы заболеваем, большая часть из нас (особенно работники умственного труда) невольно начинает задумываться над своей болезнью, в меру своих познаний пытаться понять процессы, происходящие в организме. Таким образом, складывается наше собственное представление о болезни. Медицинские психологи еще называют его «аутогенным».

Приходя на прием к врачу, или вызывая его на дом, на вопрос: «Что вас беспокоит?» мы начинаем излагать свои соображения по поводу своего же заболевания, ведь беспокоят нас именно они — диагноз, прогноз; физические же страдания зачастую уходят на задний план. Зачастую мы излагаем жалобы в виде симптомов: «давление в голове повысилось» (спрашивается, откуда такой вывод?) или «болит задняя стенка миокарда» (понятно, что больной перенес инфаркт этой задней стенки и боится повторного инфаркта, но сама фраза звучит абсурдно: локализацию инфаркта на основании ощущений сам больной определить никак не может). И вот здесь начинаются проблемы. Вежливый врач нас внимательно выслушает, а затем снова спросит: «и все же, что вас беспокоит?». Менее вежливый перебьет: «Меня не интересуют ваши домыслы, меня интересуют ваши жалобы». А совсем невежливый скажет: «Ну, если ты такой умный, то чего ты ко мне, дураку, пришел? Лечись сам!».

Очевидно, вне зависимости от воспитания, реакция врача на такие «жалобы» негативная. Почему? Здесь происходит столкновение нашего «аутогенного» представления о болезни с представлением «ятрогенным», т.е. представлением самого врача, всю свою жизнь посвятившего занятиям клинической (практической) медициной. Жалобы больного зачастую определяют дальнейший ход обследования, которое разворачивается по наработанной схеме, наработанному алгоритму. А вместо конкретной информации, что, где и как болит, врач получает от нас нечто невразумительное, мы как бы изначально сбиваем его с толку, пытаемся направить его мысль в русле наших мыслей, нашего «аутогенного» представления о болезни. И здесь, приятно нам это или не очень, прямой долг врача — не дать себя запутать.

Очень часто конфликтные ситуации складываются вокруг дополнительных исследований. Врач не назначил какого-то исследования, которое, по мнению (возможно, справедливому) больного, необходимо. Здесь опять-таки кроется логическая ловушка: больной требует дополнительного исследования, считая, что без оного врач может ошибиться, и забывает (а может быть, и не знает), что правильность интерпретации результатов этого исследования зависит от того же врача, его квалификации и добросовестности.

Так что же, — спросит читатель, — если собственное представление больного о болезни только вредит делу лечения, может быть, стоит прикрыть всю санпросветработу, закрыть все научно-популярные журналы, и постараться ликвидировать все, что формирует это «аутогенное» представление?

Не стоит торопиться с выводами. Во-первых, не всегда «аутогенное» представление неверно, а во-вторых, для профилактики и ранней диагностики серьезных заболеваний для своевременного и успешного их лечения совершенно необходима наша с вами, уважаемый читатель, бдительность и элементарные знания в области охраны нашего здоровья. И эта статья как раз об этом. Врач и пациент должны быть активными соработниками на ниве здравоохранения. Я попытаюсь изложить некоторые принципы, придерживаясь которых, мы, пациенты, внесем посильную лепту в процесс нашего лечения.

  1. Не будем требовать от врача гарантии бессмертия и непоколебимого здоровья. Ведь если бы врачи могли бы это обеспечить, они прежде позаботились бы о себе. А на практике мы видим, что, занимаясь нашим здоровьем, врачи теряют свое, и продолжительность их жизни ниже, чем, в среднем, у людей других профессий.
  2. В погоне за физическим здоровьем постараемся не растерять психическое. Ведь тогда нас придется лечить еще и психиатру. Страдания ипохондрика ничуть не легче, а во многом тяжелее, чем даже у тяжелобольного.
  3. Если врач не внушает никакого доверия, лучше вовсе не иметь с ним дела. Но если перед вами незнакомый врач, скажем, из поликлиники (и известно, что он дипломированный врач, а не шарлатан какой-нибудь), имейте в виду, что даже при не очень высоком профессиональном уровне он сможет решить ваши проблемы, так как:
    • работает он в коллективе, где его ошибку, в случае чего, заметят и поправят более опытные коллеги;
    • деятельность его регламентирована должностными инструкциями и стандартами, которые, в сущности, дублируют его профессиональные знания и предостерегают от всякой неразумной инициативы и упущений;
    • работает он под руководством и под контролем более опытных врачей, с которыми в случае затруднения может посоветоваться, и к которым можете обратиться вы, если вы усомнились в его квалификации.
  4. При первом контакте постарайтесь отрешиться от своих мыслей и представлений о болезни. Отвечайте на вопросы кратко и по существу. Например, на вопрос: «На что жалуетесь?» не совсем правильно отвечать: «На температуру» или «На давление». Температура и давление — это данные ваших измерений, а в связи с чем вы их предприняли? Болела голова, озноб? Ну, так и скажите! Не рекомендуется говорить: «болит сердце, почки, печень». Лучше покажите рукой и опишите характер боли, а уж затем можете добавить: «Наверное, сердце». Не раздражайтесь на уточняющие вопросы врача. Возможно, некоторые вопросы вам покажутся «наездами» или вас смутит тон врача, тогда постарайтесь отвечать прямо, как будто заполняете анкету. Если не поняли вопроса, не стесняйтесь переспросить. Постарайтесь не задавать встречных вопросов, пока обследование не закончено.
  5. Когда осмотр закончен и у врача к вам вопросов больше нет, задайте ему свои, поделитесь своими сомнениями и соображениями. Постарайтесь для себя выяснить, насколько ситуация под контролем врача: поинтересуйтесь прогнозом, спросите, что вам делать в таком-то и таком-то случае, возможны ли неожиданности и насколько они вероятны. Если вас ответ в целом устраивает, постарайтесь уточнить и досконально затвердить схему назначений и скрупулезно ее выполнять (если нет особых причин не доверять врачу). При отсутствии желаемого эффекта от назначений обратитесь к тому же (а не другому) врачу. Помните, что даже самый лучший врач может ошибиться, квалификация же подразумевает и то, насколько быстро врач обнаружит свою ошибку. Но обнаружит он ее только в том случае, если вы добросовестно выполняли его назначения.
  6. Если эффекта от лечения в предполагаемый прогнозом срок нет, имеет смысл потребовать от врача более глубокого обследования. Этот вопрос решается довольно рутинно. При отсутствии «шевелений» лечащего врача обращайтесь к заведующему отделением. Помните, врачи несут юридическую ответственность за ваше лечение, и, кроме того, их контролирует страховая компания, полис которой (с юридическим адресом и контактным телефоном) у вас имеется. Не стесняйтесь докторам об этом напоминать.

И главное, помните: болезнь, в сущности, явление иррациональное, темное, не позволяйте ее духу помрачить ваш разум. Это ваша главная помощь врачам, пекущимся о вашем здоровье.

Меня интересует, что это и к какому доктору мне обращаться. Если Вы можете дать совет, буду очень рада.

1. Настройтесь на позитивный лад. В поликлиниках и больницах работают люди, и если вы придете туда уже затаив обиду на весь мир, вряд ли это поможет установить доброжелательный контакт с мед. персоналом.

2. Постарайтесь найти наиболее легкий путь попасть на прием. Наши медицинские учреждения славятся своими очередями, однако, сейчас во многих местах есть возможность записаться на прием к врачу через интернет или по телефону, это даст возможность избежать неприятных инцидентов, связанных с «живой» очередью.

3. Составьте список вопросов к врачу. В атмосфере медицинского учреждения легко растеряться. Для того, чтобы не забыть задать все интересующие вас вопросы, подготовьте их список дома.

4. Возьмите всю медицинскую документацию. Если вы лежали в больницах, делали какие-то исследования, обязательно возьмите результаты с собой на прием. Это поможет врачу быстрее сориентироваться в вашем состоянии и оценить его в динамике.

5. Составьте список принимаемых лекарств. Если вы идете к врачу первый раз, обязательно перепишите названия всех принимаемых вами лекарств и их дозировки, а также постарайтесь вспомнить были ли у вас аллергические реакции на какие-либо препараты. Это поможет доктору правильно подобрать лечение и снизить риск побочных эффектов.

6. Дневник. Для того, чтобы визит к эндокринологу был наиболее полезным и информативным, возьмите дневник самоконтроля с собой на прием. Если вы не ведете дневник постоянно, начните его вести, хотя бы за 3-5 дней до визита к врачу. Дневник должен содержать измерения уровня глюкозы крови до еды и через два часа после, натощак и перед сном, а также сведения о еде и физических нагрузках.

7. Обращайте сами внимание на проблему. К сожалению, из-за ограниченного времени визита доктор не всегда успевает провести тщательный осмотр. Укажите сами доктору на проблему, чтобы он уделил ей особое внимание. Например, попросите осмотреть живот на предмет наличия липодистрофий.

8. Не стесняйтесь уточнить. Очень часто рекомендации врача воспринимаются не совсем точно, например, врач назначил препарат для постоянного приема, а пациент решил, что его необходимо принимать курсом. Уточните на приеме с какой частотой необходимо принимать лекарства и как долго.

9. Соберите несколько мнений. Если вы переживаете, что возможно, ваше лечение идет не совсем правильно, обратитесь за консультацией к другим врачам данной специальности.

10. Найдите своего врача. Для человека с хроническим заболеванием, в том числе с сахарным диабетом, очень важно наладить контакт с врачом для успешного управления заболеванием. Если вы чувствуете, что отношения не складываются, вы имеете полное право поменять врача.

11. Обратитесь за специализированной помощью. Некоторые заболевания, например, сахарный диабет, требуют наблюдения у нескольких специалистов. Обязательно спрашивайте у врача направления на обследования у других специалистов.

12. Возьмите с собой на прием близкого человека. Иногда люди могут не обращать внимания на некоторые симптомы болезни. Близкий человек может обратить внимание врача на изменения в состоянии человека и оказать психологическую поддержку.

13. Возьмите на себя ответственность за лечение. Многие заболевания, в том числе и сахарный диабет, тесно связаны с образом жизни. Поэтому именно от вас будет зависеть успех лечения, если вы будете придерживаться всех рекомендаций врача и вести правильный образ жизни.

14. Говорите только правду. Для того, чтобы правильно поставить диагноз и назначить лечение, врачу необходимо обладать всей информацией о вашем заболевании. Не нужно скрывать какие-то погрешности, например, в диете или образе жизни, ведь главная задача врача помочь справится со сложившейся ситуацией, а не отчитать вас.

15. Старайтесь ходить на визиты к врачу регулярно. Обсудите с врачом необходимую частоту визитов. Именно регулярное посещение врача позволит добиться отличного контроля над заболеванием.

Сервисы для соискателей

Продвижение резюме

Доверьте составление резюме профессионалам!

Узнайте какой вы специалист и добейтесь большего

Автоматическое поднятие резюме в результатах поиска

Отправьте свое резюме в ведущие кадровые агентства

Отправьте свое резюме в компанию мечты

Образование и консультации

10 вещей, которые не надо писать в сопроводительном письме

С одной стороны, существуют должности, для которых важен только опыт работы соискателя. В таком случае рекрутер может вообще проигнорировать письмо. С другой стороны, существуют работодатели, которые отсеивают кандидатов по письмам, даже не открывая резюме. Чтобы в любом из этих случаев не попасть впросак, мы составили 10 правил, которые помогут не написать лишнего в отклике работодателю.


Правило №1: Не рассказывайте биографию

Пример: «Я родился в Москве в 1987 году. Закончил гимназию с углубленным изучением английского языка с золотой медалью. В 2004 году поступил в МГУ на факультет журналистики. »

Ваше жизнеописание не интересно никому, кроме родителей, супругов и близких друзей. Работодателю важно знать, чем вы будете ему полезны и как решите его задачу.

Правило №2. Не пишите общими словами

Пример: «Меня заинтересовала вакансия менеджера проектов в вашей компании. Мой опыт работы полностью соответствует вашим требованиям. Считаю, что смогу принести пользу вашей компании. Прошу рассмотреть мое резюме».

Это шаблонное сопроводительное письмо, в котором нет никакой полезной информации о вас — одна «вода». Возникает ощущение, что этот же текст вы отправили еще в двадцати откликах на вакансии.

Правило №3: Не пишите формально

Пример: «Прошу рассмотреть мою кандидатуру на должность “Интернет-маркетолог”. Меня зовут Петров Андрей Викторович, мне 28 лет, я выпускник Российского государственного гуманитарного университета, факультет управления, кафедра маркетинга и рекламы».

Почему? Потому что работодатель живой человек, а не робот.

Правило №4. Не пишите банальности

Пример: «Я стрессоустойчива, легко обучаема, коммуникабельна, ответственна и хорошо умею работать как в команде, так и индивидуально».

Это стандартный набор фраз из резюме. Такие качества может себе приписать любой соискатель. Попробуйте доказать каждый пункт примерами. «Я коммуникабелен: на прошлой работе пришлось много общаться с пресс-секретарями московских судов. Я познакомился с ними лично и поддерживал хорошие отношения». Или: «Я люблю учиться новому: когда мне понадобились навыки прототипирования интерфейсов, я самостоятельно освоила основы Axure за месяц».

Правило №5. Не рассказывайте о хобби

Пример: «Я увлекаюсь йогой и бегом, танцую ирландскую чечетку, слушаю классическую музыку, а по выходным езжу по подмосковным усадьбам и веду блог про символизм в романах Достоевского».

Еще раз: работодателя вряд ли интересует ваша личность. Его интересует, как вы решаете рабочие задачи. Упоминать про хобби стоит, только если оно напрямую относится к работе. Ведете блог? Расскажите про это в отклике на вакансию SMM-менеджера.

Правило №6. Не старайтесь быть остроумным

Пример: «Я работаю с текстом с раннего детства и намерен продолжать. Все — от родителей до пожилой учительницы литературы — называли меня юным Пушкиным. На факультете журналистики мне открылось мое предназначение. »

Сопроводительное письмо — не место для остроумия. Особенно это касается людей так называемых «творческих профессий». Вы не знаете, какое чувство юмора окажется у рекрутера, поэтому лучше не рисковать: не концентрируйтесь на себе, концентрируйтесь на требованиях к вакансии.

Правило №7. Не хвастайтесь

Пример: «Для профессионала моего уровня большое значение имеет не только финансовый вопрос, но и мой личный интерес к проектам, которыми занимается компания».

Выглядит так, как будто вы оказываете работодателю честь, откликаясь на вакансию. Пока вы ничего не знаете о компании и ее руководителях, не хвастайтесь, не демонстрируйте принципы, а еще не пишите, что с вашей помощью они обязательно заработают много денег — этого вы гарантировать не можете.

Правило №8. Не давите на жалость

Пример: «Мне очень нужна эта работа, чтобы успеть выплатить кредит до конца 2020 года».

Отклик на вакансию — не место для просьб и жалости. Кредит, аренда, дети — ваши проблемы. Пока что они не интересуют работодателя.

Правило №9. Не рассказывайте о нерелевантном опыте

Пример: «Меня заинтересовала ваша вакансия менеджера по продажам. У меня большой опыт работы. На первом курсе я работал курьером. »

Все, что вы пишете в сопроводительном письме, должно иметь прямое отношение к требованиям вакансии. Менеджеру по продажам можно рассказать про опыт переговоров в университетском студсовете, но работа курьером вряд ли впечатлит HR-менеджера. Также не стоит перечислять в письме все ваши достижения, премии и награды, если этот опыт не поможет вам решить задачу работодателя.

Правило №10. Не сравнивайте себя с другими кандидатами

Пример: «Я уверен, что смогу решить эту задачу лучше остальных соискателей».

Вы не знаете, кто еще отправлял резюме, поэтому ни в чем не можете быть уверены.

Как отвести себя к психотерапевту

О том, что мне пора к доктору, я впервые осознала в самолете: когда стюардесса, демонстрируя маски, говорила – «сначала на себя, потом на ребенка»

В последнее время о депрессии пишут. Вполне серьезно и хорошо. На православных сайтах, в том числе.

Я уже давно даже в блогах не встречаю именования легкой грусти «депрессией» и «депрессухой». Иногда только, да и то с оговорками: «я понимаю, это болезнь, я о другом, об английском сплине аль русской хандре». Впрочем, возможно, это в моем окружении.

Мы гораздо меньше стали бояться лекарств и не падаем в обморок от слов «антидепрессанты», «транквилизаторы» и «нейролептики».

Мне даже кажется, что слова «карательная психиатрия» у нас все-таки ассоциируются с прошлым. Горьким, но прошлым.

Однако даже сейчас дойти до врача – проблема. Почему?

Мне трудно говорить обо всех. Но мне кажется, я достаточно типичный представитель тех, кому сложно дойти до врача.

Но сначала – определимся с терминами.

Психотерапевт в Российской Федерации – это врач, который имеет высшее медицинское образование и прошел специализацию по психотерапии. Может выписывать лекарства. Помогает людям с неврозами — полностью излечимыми заболеваниями, способствует личностному росту пациента. Психически больных с острыми серьезными душевными заболеваниями людей не лечит, советует обратиться к психиатру.

Психиатр в РФ — это врач, имеющий сертификат по специальности «психиатрия». Он может консультировать психически здоровых и лечить психически больных серьезными душевными заболеваниями людей, выписывать лекарства, проводить освидетельствование людей и определять степень их психического здоровья и дееспособности.


Психолог — специалист с психологическим образованием. Может: консультировать по психологической тематике, проводить тренинги. Не может: ставить диагнозы, проводить лечение, помогать с выбором лекарств, выявлять наличие заболеваний.

Я буду говорить о том, как дойти именно до психотерапевта в случае подозрения на депрессивные расстройства.

Так почему дойти до него — так трудно?

Мне сейчас кажется главным — отсутсвие привычки следить за собой, вообще не очень хорошее понимание, что есть норма здоровья.

Да и семейная история – беспощадна в этом направлении. Единственная родственница, которая следила за своим здоровьем и искала всякие болезни у себя, умерла от рака желудка, который сначала приняли чуть не за аппендицит. Подробностей уже не узнать, а в сознании сохранилось именно так.

В общем, у нас почему-то было принято особо себя не любить и свое тело не принимать. Психику – не принимать тем более.

Всегда было принято терпеть и лечиться всякими «народными» средствами.

Даже когда я поймала себя на том, что уже не могу ничего заставить себя делать, что у меня пропали всякие эмоции, кроме истеричных, мне и в голову не пришло, что это «можно лечить». Пройдет. Я просто неорганизованная и ленивая.

С толку сбивало еще и то, что когда я все же выбиралась ненадолго из апатии и что-то заставляла себя сделать, апатия отступала. И я думала: все ок.

Эти отступления апатии после активности мне сейчас видятся неким жаропонижающим при бактериальных инфекциях. Нужно жаропонижающее? Несомненно, при высокой температуре без него не обойтись. Но хватит ли его при ангине? Глупый вопрос.

А что же помогает?

Первое, что меня заставило хоть немного задуматься о том, что делать что-то с происходящим надо, было объявление в самолете. Летела я в разгар состояния: «Не понимаю, что вообще творится». И услышала: «В случае разгерметизации салона, если вы путешествуете с ребенком, кислородную маску надо сначала надеть на себя, а потом на ребенка». Почему надо сначала на себя? Очевидно, что если вы будете надевать маску на ребенка и в этот момент потеряете сознание, погибните оба. В ситуации, когда вы в маске, вы можете помочь обоим.

Так и в моей жизни. Мне надо было заниматься детьми – младшей дочери требовалось и требуется серьезное лечение, а старший сын в этом году пошел в первый класс. Но как я могу заниматься детьми, если у меня с собой расконтакт? Об этом, именно в рамках депрессии матери, хорошо написала Ирина Лукьянова. Мы с сыном подтверждаем – все, что написала Ирина – абсолютная правда. Именно сын заметил, что я не улыбаюсь. А если улыбаюсь, то через силу и его такие мои улыбки не устраивали, он чувствовал их фальшь. А я чувствовала, что он «зеркалит» мое раздражение. А мои внезапные отмены планов что-либо сделать из-за апатии плохо влияют на развитие его ответственности, умения отвечать за свои слова.

Но надо признать, эта поездка была почти год назад, а до врача я добралась совсем недавно.

Последней каплей было то, что после очередного «вылезания» из апатии я почти сразу же вновь в нее погрузилась. Эффект в тот момент был очень ярким и я приняла его за выздоровление. Но именно через апатию и состояние «пью пятую кружку кофе, читаю Фейсбук, а посуда грязная», я смогла понять, что помощь мне нужна.

Но все равно сомневалась в том, что нужна. Ведь я умею справляться с разными психологическими проблемами. Есть опыт побед. Мало того – я в процессе борьбы с самой собой именно в последнее время вытащила себя из болезненной зависимости от одного человека. Слава Богу, что для этого не пришлось прерывать отношения, которые дороги обоим. Но мы оба были близки к этому решению. Эта зависимость отравляла мне жизнь бесконечными истериками и взаимным раздражением. Справиться удалось трезвым анализом.

А вот с апатией справиться не получалось. Я попыталась для себя найти причину в том, что никогда не была особенно дисциплинированной и организованной. Но то, что творится сейчас, нельзя уже назвать милой особенностью, которая делает мою жизнь нескучной. Не скучно писать статьи за несколько часов до дедлайна. Не скучно, и даже адреналин получаешь. В апатии никакого адреналина нет. Я перестала делать что-либо в условиях только цейтнота, я вообще перестала делать что-либо. И адреналин меня уже не манил. Возможно, я сама себя довела до этого своей неорганизованностью, но разве это причина, чтобы не обращаться за помощью?

Я все пишу о себе. Неужели окружающие ничего не видели, не давали советов и не убеждали обратиться к врачу? Видели, советовали и убеждали. За все эти советы и напоминания я очень благодарна. Но я их не слышала или слышала не очень верно. От чего? От того, что внятно сама себе ничего не могла обьяснить. Нужны ли были эти советы? Однозначно, нужны.

В конечном счете я обратилась в одно из мест, которые мне когда-то настойчиво рекомендовали. Мне оказалось проще всего пойти не к конкретному доктору, а именно в клинику, причем такую, где нет строгой записи на прием. Приходишь с документами в регистратуру и идешь на прием. Но это мои особенности. Думаю, большинство справедливо верит конкретным рекомендациям. Мне это почему-то всегда сложнее давалось.

Теперь, когда многое про себя саму мне стало понятно, я могу поделиться конкретными тезисами.

Как довести себя до врача?

— признать, что происходящее с тобой — не норма и не плохой характер вкупе с невоспитанностью.

Над плохим характером и воспитанием нам всем надо работать, но это ни в коем случае не отменяет необходимости лечиться.

— подумать о том, что наше плохое состояние отражается на наших близких.

Да-да, вот вы себя вините в том, что о муже забыли, дети запущены, друзей обижаете. Ради них – и дойдите.

— не надеяться, что вам дадут мгновенное средство или волшебную палочку.

Никакие разговоры одномоментно не помогут. Никакие таблетки без работы над собой тоже не могут помочь.

— слушать окружающих и запоминать их советы по конкретным клиникам и врачам.

Вам может быть стыдно, что вы не пошли вот прямо сейчас. Обещали и не пошли (сколько раз я так делала – не счесть!). В момент, когда вы дойдете до осознания, что обращаться за помощью необходимо, все те контакты и возможные места – пригодятся очень.

Как убедить близкого пойти к врачу?

— четко разъясните: о каком специалисте вы ему говорите, чем именно он может помочь? (разницу специалистов см выше)

Все-таки путаница в головах существует. Сама я долгое время слышала почему-то про психологов и отнекивалась упорно.

— отнеситесь с пониманием, если ваше слово может быть не сразу принято.

Если человек отказывается, ругается с вами, убеждает вас в том, что он здоров или сам справится, поймите, потерпите, ведь это естественная реакция.

Если вы делитесь контактами врачей, не обижайтесь, если к ним не обращаются. И сами не обижайтесь и не отстраняйтесь. Если уместно, время от времени повторяйте свои советы. Только не давите.

— помните, что человек в депрессии не всегда способен четко воспринимать то, что ему говорится.

Личный пример. Я год была уверена в том, что один мой близкий друг совершенно против моего обращения к врачам. Когда ехала на прием к доктору, мы обсуждали в смс дела, и я между прочим написала:

— Как обычно, боюсь, что здоровая, только ленивая и неорганизованная.

— Нет, не здоровая.

Я стала вспоминать, о чем и как мы с ним говорили. И осознала, что он никогда не говорил мне ничего «против» врачей. Это я себя зачем-то убеждала в том, что мне это все не надо в разговорах с ним.

«Если вам нужна помощь, придется попросить». Почему мы этого боимся и страдаем


Мы чувствуем себя неловко, когда просим о помощи. Поэтому ждем, что окружающие — супруги, дети, коллеги или даже прохожие — догадаются обо всем сами. Но так не бывает. Как обратиться к другим людям за поддержкой и принять ее с благодарностью, рассказала социальный психолог Хайди Грант в выступлении на TED Talks.

Нет ничего хуже, чем просить о помощи, верно? Я никогда не встречала этого пункта в топ-листах вроде «10 вещей, которых боятся люди». Обычно туда попадают публичные выступления и смерть, но я уверена, что и этот пункт должен быть там.

И хотя бояться признаться в том, что вам нужна помощь, просто глупо, от кого бы она ни исходила: от любимого человека, друга, коллеги или даже от незнакомца, мы всегда чувствуем себя немного смущенно и неловко, когда приходится просить о помощи. И именно поэтому многие из нас стараются избегать подобных просьб, насколько это возможно.

Мой отец принадлежал к тому многочисленному типу отцов, которые, я клянусь, скорее проедут через кишащее аллигаторами болото, чем попросят кого-нибудь помочь выбраться назад на дорогу. Как-то раз, когда я была ребенком, мы с семьей отправились в отпуск. Мы ехали из нашего дома в Южном Джерси в Колониальный Вильямсбург. Я помню, мы очень сильно заблудились. Мы с матерью умоляли его съехать на обочину и спросить кого-нибудь, как вернуться на шоссе, но он категорически отказывался и уверял нас, что мы не заблудились: просто он всегда хотел узнать, что здесь в округе.

Итак, когда мы обращаемся за помощью, — а нам всем приходится это делать едва ли не каждый день, — единственный способ не испытывать при этом неловкость — это научиться делать это хорошо, так, чтобы увеличить шансы на то, что тот, кого вы попросите о помощи, действительно скажет «да». И не просто скажет «да», а сделает это с удовольствием и чувством удовлетворения, потому что тогда вам захотят помочь и в будущем.

Почему нам трудно просить о помощи

Мы с коллегами провели исследование, которое во многом проясняет то, почему люди иногда говорят «да» в ответ на наши просьбы о помощи, а иногда, напротив, говорят «нет». И вот первое, что я хочу вам сказать: если вам нужна помощь, вам придется о ней попросить. Громко и вслух. Согласны?

Мы все в некоторой степени страдаем тем, что психологи называют «иллюзией прозрачности». Это ошибочная вера в то, что наши мысли, чувства и потребности очевидны для других людей. Это не так, но мы в это верим.

Мы просто стоим и ждем, что кто-нибудь обратит внимание на наши проблемы и сам вдруг предложит нам помощь. Это крайне ошибочная установка.

На самом деле со стороны очень трудно понять, в чем вы нуждаетесь, и даже близким людям приходится прикладывать усилия, чтобы понять, как им вас поддержать.

Мой партнер был вынужден обзавестись привычкой несколько раз в день спрашивать меня: «Все в порядке? Тебе что-нибудь нужно?» Это потому, что мне сложно показать, что мне нужна помощь. Он со мной более терпелив, чем я того заслуживаю, и в отношении помощи проявляет гораздо больше инициативы, чем мы того вправе ожидать от других.

Если вам нужна помощь, вам придется о ней попросить. И кстати, даже если кто-то видит, что вам нужна помощь, откуда ему знать, что вы захотите ее принять? Вы когда-нибудь пробовали предложить помощь тому, кто на самом деле не изъявлял желания, чтобы ему помогли? Вам же еще и достанется, правда?

На днях… Это правдивая история: моя дочь-подросток собиралась в школу, и я решила помочь ей выбрать одежду, не спросив ее разрешения. Мне пришло в голову, что ей к лицу яркие цвета. Сама она склонна выбирать более темные и нейтральные оттенки. И я сказала, желая ей помочь, что, быть может, ей стоит подняться наверх и подобрать что-то немного менее мрачное.

Если бы взгляды могли убивать, я бы не стояла здесь сейчас. Нельзя обвинять других в том, что они не бросаются нам помогать, когда сами не знаем, что это именно то, что нужно.

Исследование показывает, что 90 процентов помощи, которую коллеги оказывают друг другу на рабочем месте, оказывается в ответ на явные просьбы о помощи. Так что вам придется произнести слова «Мне нужна твоя помощь». Верно? Этого не избежать.

Чтобы делать это хорошо, так, чтобы люди действительно помогали вам, когда вы об этом просите, полезно помнить о некоторых моментах.

Совет первый. Будьте точны

Когда просите о помощи, будьте максимально конкретны насчет того, какая помощь вам нужна и почему. Расплывчатые, выраженные в косвенной форме просьбы о помощи мало чем помогут человеку, который готов вам помочь, правда? Люди не знают, чего вы от них хотите, и, что не менее важно, не знают, насколько эффективной может быть их помощь.

Никто не хочет оказать плохую услугу. Как и я, вы, вероятно, получаете на LinkedIn запросы от весьма симпатичных незнакомцев, которые хотят «встретиться за чашечкой кофе и поговорить» или «узнать ваше мнение». И буквально всякий раз я игнорирую эти запросы. И не потому, что я невежливый человек. Это тот случай, когда не понимаешь, чего от тебя хотят, чем конкретно ты можешь им помочь, поэтому мне это неинтересно. И другим тоже.

Я бы заинтересовалась куда больше, если бы они просто сказали, чего именно они от меня хотят, потому что я уверена — у них на уме что-то конкретное. Скажите прямо: «Я надеюсь обсудить возможность работы в вашей компании». Или: «Я хотел бы предложить совместный исследовательский проект в интересной вам области». Или: «Мне нужен ваш совет насчет поступления в медицинскую школу». Конкретно в этом деле я вам не помощник, потому что я не тот доктор, но я могу направить вас к тому, кто сможет помочь.

Совет второй. Избегайте извинений и не предлагайте денег

Это очень важно: избегайте отговорок, извинений и не предлагайте взяток. Это правда очень важно. Не правда ли, это звучит знакомо? «С большим сожалением вынужден просить вас…» «Мне неприятно досаждать вам этим…» «Если бы я мог хоть как-то обойтись без вашей помощи, я бы так и сделал».

Иногда люди настолько горят желанием доказать, что они просят о помощи не из-за слабости или жадности, что они полностью упускают из вида то, что они ставят вас в неловкое положение.

Кстати, насколько мне, по-вашему, будет приятно вам помогать, если вам так противно просить меня о помощи?

И хотя это совершенно нормально — платить незнакомцам за то, что они что-то для вас делают, когда речь заходит о том, чтобы поощрить друзей и коллег, нужно проявлять большую осторожность. Если вы состоите с кем-то в отношениях, взаимопомощь — естественная часть этих отношений. Так мы проявляем заботу друг о друге. Если вы примешиваете сюда деньги или другие способы поощрения, возникает такое чувство, как будто отношения испортились, превратились в сделку. И это воспринимается как дистанцирование, и в результате, что забавно, люди с меньшей охотой вам помогают.

Итак, неожиданный подарок в качестве признательности за оказанную помощь — это совершенно нормально. Предложить лучшему другу деньги за то, что он помог вам с переездом, — нет.

Совет третий. Позвоните, а не пишите сообщение

Третье правило, и я хочу его подчеркнуть: пожалуйста, не просите о помощи в письме или текстовом сообщении. Серьезно, не нужно так делать.

Письма и текстовые сообщения безличны. Я понимаю, иногда других вариантов нет, но в большинстве случаев мы предпочитаем просить о помощи письменно, потому что нам проще это сделать, так мы чувствуем меньше неловкости.

Но знаете, что еще можно сделать в письме с меньшей неловкостью? Сказать вам «нет». Есть исследования, подтверждающие эту точку зрения.

На просьбы о помощи, высказанные лично, отзываются в 30 раз чаще, чем на просьбы, высказанные в письме.

Так что, если для вас очень важно получить от кого-то помощь, попросите о личной встрече с человеком или воспользуйтесь своим телефоном как телефоном — позвоните и попросите о помощи.

Совет четвертый. Поддерживайте связь после того, как вам помогли

Последнее правило, оно действительно очень важное, и его чаще всего упускают из виду, когда просят о помощи: после того, как человек согласился вам помочь, продолжайте поддерживать с ним связь. Есть распространенное заблуждение, что оказывать помощь само по себе приятно. Это неправда. Когда помогаешь, приятно знать, что твоя помощь пришлась кстати, что она оказала на что-то влияние, была действенной. Если я понятия не имею, чем моя помощь обернулась для вас, что я должна по этому поводу чувствовать?

Я много лет была профессором в университете, я написала множество писем с рекомендациями людям, которые устраивались на работу или поступали в аспирантуру. И я понятия не имею о том, что произошло с 95 процентами из них. Что я должна думать о затраченных на это все времени и усилиях, когда я понятия не имею, помогла ли я вам, помогло ли это вам получить то, чего вы хотели.

Ощущение собственной полезности — одна из причин того, почему некоторые просьбы о помощи так убедительны. Благодаря им ты можешь очень ярко представить тот эффект, который окажет твоя помощь.

Возьмем, к примеру, проект DonorsChoose. Вы идете в интернет и выбираете конкретного учителя, чей класс вы поможете оснастить, купив те конкретные вещи, о которых они просят, вроде микроскопов, ноутбуков или эргономичных стульев. Такой подход позволяет мне с легкостью представить, на что пойдут мои деньги. Ощущение полезности возникает немедленно, в ту минуту, когда я делаю свой вклад.

Но знаете, что еще они делают? Они поддерживают связь. Спонсоры получают письма от детей из этих классов. Они получают фотографии. Им дают понять, что благодаря им что-то изменилось. Нам всем нужно так делать в нашей повседневной жизни, особенно если мы хотим, чтобы люди продолжали помогать нам еще долгое время.

Найдите время рассказать коллегам, что благодаря их помощи вы заключили большую сделку или смогли получить то интервью, на которое рассчитывали. Найдите время рассказать партнеру, что благодаря его поддержке вы смогли преодолеть трудности. Найдите время сказать человеку, который следил за вашими котами, что вы безумно счастливы, что на этот раз они ничего не разнесли в ваше отсутствие и он отлично справился с работой.

И последнее: я знаю… поверьте мне, я знаю, что просить о помощи трудно. Мы все этого немного боимся. Это заставляет нас чувствовать себя уязвимыми. Но таковы реалии современной жизни и работы — никто не справляется в одиночку. Никто не может преуспеть в вакууме. Чаще, чем когда-либо, мы вынуждены полагаться на других людей, на их поддержку и сотрудничество, чтобы преуспеть.

Поэтому, если вам нужна помощь, попросите об этом вслух. И делайте это в той манере, которая увеличит ваши шансы услышать в ответ «да» и даст другому человеку возможность порадоваться тому, что он помог вам, потому что вы оба этого заслуживаете.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Женский журнал про диеты, отношения, красоту и стиль