Лирика, мои стихи — Елизавета Леран


Адресаты любовной лирики Пушкина

Любовь – неизменная и главная тема для лирики любого периода времени. Возможно, причина тому – огромное число эмоций и их нюансов, которые переживает влюбленный человек. Это может быть как счастье, так и боль; как восторг, так и разочарование. Любой человек способен все это прочувствовать, однако далеко не всякий способен это выразить.

А.С. Пушкин, талантливейший поэт и мастер слова, умел облачить свои любовные переживания в словесную форму. Огромная масса стихов поэта была именно о любви, и многие их них были не просто размышлениями на эту тему, но посвящениями женщинам, к которым Пушкин питал чувства на разных этапах своей жизни.

Первый женский образ, имевший реальный прототип, появился в лицейской лирике Пушкина. Музой была Екатерина Бакунина. Ее брат учился в лицее, и она вместе с матерью приезжала его навещать. Не только Пушкин был очарован Екатериной – ее красота и обходительность произвели весьма приятное впечатление и на других лицеистов. Не имея в характере ни капли жеманности и притворства, Бакунина покорила Пушкина, который так ценил в людях искренность натуры. Считается, что именно ей поэт посвятил целый цикл более чем из двадцати стихов, среди которых – «К живописцу» (1815) (Екатерина была художником-любителем и рисовала весьма неплохо), «Слово милой» (1816), «Разлука» (1817). Столько стихов Пушкин больше не посвящал никому – конечно, это были только самые первые опыты написания любовной лирики, однако поэту удавалось передать всю полноту своих чувств.

Еще одной любовью Пушкина была княгиня Авдотья Голицына. Она была на двадцать лет старше поэта, но это не помешало ей обворожить поэта. Голицына была хозяйкой литературного салона, куда были вхожи самые лучшие и талантливые люди Петербурга. Образованную, умную и тонко чувствующую Авдотью Пушкин ценил не только как прекрасную даму, но и как друга, советчика – он посвящал Голицыну в свои творческие замыслы, а это многого стоит. Авдотье посвящены стихи «Краев чужих неопытный любитель» (1817), «К ***» («Не спрашивай, зачем унылой думой…») (1817), «Кн. Голицыной» (1818).

Чувство к Анне Керн подарило миру одно из самых известных стихотворений – «К ***» («Я помню чудное мгновенье…») (1825). С ней Пушкин встречался всего два раза, но эти встречи оставили в его душе яркий след. Увидев Анну во второй раз в своей жизни, поэт передал ей листок с поэтическим признанием – именно эта женщина стала олицетворением «гения чистой красоты».

Елизавета Воронцова, жена генерал-губернатора М.С. Воронцова, – адресат знаменитого стихотворения «Талисман» (1827), а также «Ненастный день потух…» (1824), «Сожженное письмо» (1825) и многих других. Известно, что Пушкин получил от Воронцовой в подарок перстень-печатку с сердоликом, который он бережно хранил в память о Елизавете, словно талисман.

Наконец, женщиной, к которой были обращены самые сильные – и с точки зрения эмоций, и с точки зрения поэтического мастерства – стихотворения, стала Наталья Гончарова, будущая жена поэта. Эта женщина, «чистейшей прелести чистейший образец», стала идеалом Пушкина. «Мадонна» (1830), «На холмах Грузии лежит ночная мгла» (1829), «Пора, мой друг, пора! покоя сердце просит…» (1834) и многие другие стихотворения уже состоявшегося поэта были посвящены ей – его последней музе.

Стихи мои.

Дата: 01-07-2008 | 19:58:52

Стихи мои –
Они – что мусор.
Истлеет он
И горстку пыли
Добавит к нашей серой были,
Не порождая ничего.

Стихи мои –
Они – что мусор.
Огонь им друг –
Единым вздохом
Смахнёт с души, задетой богом,
Все откровения его.

Дата: 02-07-2008 | 11:17:11

“Человек живет как сор и умрёт как сор”
Розанов В.В. Сумерки просвещения. М., 1990. С. 489.

остаётся улыбнуться — ведь ни ты, Лиза, ни кто-либо из серьёзных авторов в глубине души так не считают, ведь правда?

(поэтическую составляющую пока не беру)

и ещё один серьёзный вопрос (извини за витиеватость, но так нужно):
настаивает ли автор на строчных буквах в последнем слове предпоследней строки?

Стихи с именем Елизавета, Лиза, Лизонька, Лизавета

Сколько радости в имени этом —
Лиза, милая Елизавета.
Сколько сладости, ласки и счастья,
Сколько пылкой, божественной страсти.
Без тебя тяжело мне, родная,
Ведь таких же как ты не бывает.
Это чувство во мне разгорится,
Я мечтаю с тобою забыться.

Елизавета движима любовью
Как ни к кому-то, так к самой себе.
Желаем Лизе чьей-то стать судьбою,
И жить с любимым как в волшебном сне!

Лиза, ты — любовь моя,
Улыбка нежная твоя
С ума сводила и сведет,
В любовь меня перенесет.
Лиза, ты — моя мечта,
В тебе и ум, и красота,
Ты драгоценна для меня,
Безумно я люблю тебя!

Ах, Лиза, Лиза, Лизавета —
Красива внешне и душой,
Могу я долго ждать ответа —
Любви твоей взаимной и большой!
Среди имен «Елизавета» слышу,
Его как заклинание шепчу,
Одну с тобою, Лиза, крышу
Я разделить навек хочу!

Елизавета, ты очарованье
Несешь улыбкой, взглядом и походкой,
Прими мое в любви своей признанье,
Ты для меня — счастливая находка.
Прекрасней не найти на целом свете,
Пожалуй, я не буду многословным —
Я признаюсь в любви Елизавете,
Надеясь на взаимность, безусловно.

Елизавета громогласна,
Великолепна ты и властна,
В людей вселяешь ты доверие,
Поскольку ты в себе уверена!
И мы тебе твои подружки
Хотим прочесть свой стишок:
Послушай, парни не игрушки,
Влюбись в кого-нибудь, Лизок,
И жить тогда прекрасной станет,
И птички в небе запоют!
Пусть мама с кем-нибудь застанет
И примет сторону твою!
Пора уже тебе задуматься
О детях, о семье своей,
В тебя же кто угодно влюбится,
Лишь пожелай того сильней!

Нет величавей имени на свете,
Чем данное тебе, Елизавете.
В седые времена, во градах древних
Так называли только лишь царевен.
Но именем владеешь ты по праву.
Вполне могла бы ты сегодня править
Решительно и мудро, и умело.
Твои слова б не расходились с делом.
Елизавета! Пожелаю только
Светить, как солнце, — ярко, сильно, долго!

Ты вспомни, Лиза, ночью крымской,
Шумел в тиши ночной прибой,
А по волнам катились блики,
В тот миг весь берег — твой и мой.
Был поцелуй, был тихий шепот
Под южной полною луной…
Под многих поздравлений рокот,
Прими привет сердечный мой!

Елизавета — это клятва Божья,
Так переводят имя древние евреи.
Она всегда идет к вершине от подножья
Горы, не за идеей.

Елизавета, твоей красотой
Готов я всегда восхищаться,
Я счастлив безумно с тобой,
Не думал, что можно влюбляться
Так сильно. Хочу пожелать
Нам вместе всегда оставаться,
Проблем никогда не узнать,
И чаще с тобою встречаться.

Елизавета, чистая река
Твоих следов касается слегка,
И ты одна проходишь берегами,
Тобой одной любимыми пока.
Елизавета, не моя вина,
Что лишь с тобой беседует волна.
Елизавета, но мое волненье
Ты разгадать сама уже должна!

Ты ждешь, Лизавета,
От друга привета.
Ты не спишь до рассвета,
Все грустишь обо мне.
Одержим победу,
К тебе я приеду
Hа горячем боевом коне.

Приеду весною,
Ворота открою.
Я с тобой, ты со мною
Hеразлучны навек.
В тоске и тревоге
Hе стой на пороге!
Я вернусь, когда растает снег.

Моя дорогая,
Я жду и мечтаю.
Улыбнись, повстречая —
Был я храбрым в бою.
Эх, как бы дожить бы
До свадьбы-женитьбы
И обнять любимую свою!

Если мы сперва за это,
Пили мы потом за то,
Чтобы ты, Елизавета,
Распускались, как бутон.

Я как восьмое чудо света
Ваш образ в сердце берегу!
Никак на вас, ЕЛИЗАВЕТА,
Налюбоваться не могу!

Подарил нам Бог тебя
В этот чудный день.
Говорить слова любви
Для тебя не лень.
Имя царственное Лиза
Принесет тебе сюрпризы:
И подарки, и круизы.
Мира, света, теплоты —
Вот чего достойна ты.

Подарил нам Бог тебя
В этот чудный день.
Говорить слова любви
Для тебя не лень.
Имя царственное Лиза
Принесет тебе сюрпризы:
И подарки, и круизы.
Мира, света, теплоты —
Вот чего достойна ты.

Елизавета нежности полна.
Тепло и ласку излучает,
Добром взаимно отвечает,
А для друзей всегда верна;
Умеет за себя стоять
И помощь ближнему окажет,
В делах ответственность покажет
Способна многому внимать.
Елизавета пусть из года в год
Ведет удача непременно
И радость навестит мгновенно.
Давая оптимизму ход!

Лиза, Лизонька, Елизавета!
Ты, в самом деле, «чудо света»!
Твой голос, словно птичье пенье,
Ты просто наше вдохновенье.
Ты всем вокруг приносишь радость.
Пусть не смущает жизни сладость.
В твоих глазах блестит улыбка,
И мы целуем тебя пылко.
Обнять хотим, дарим цветы
Ведь наше чудо — это ты!

Вышла Лизанька вперед.
Лиза прыгалку берет.
Лиза, Лиза, вот так Лиза,
Раздаются голоса,
Посмотрите, это Лиза
Скачет целых полчаса.
Я и прямо, я и боком,
Соворотом и с прискоком,
И с разбега, и на месте,
И двумя ногами вместе.

Лиза, ты подарок мой,
Заслужил за что такой?
Это просто нереально —
Ты настолько идеальна,
Я других таких на свете
Не нашел бы и не встретил,
Ты мой ангел, так прекрасна,
Без тебя мне просто страшно!

Ах ты, Лиза-Лизавета,
Краше нет тебя, поверь,
Даже в целом белом свете,
Как ты красоту ни мерь!
Оттого тебе желаем
Красоту свою сберечь,
Пожелаем много счастья
И чудесных добрых встреч.
Чтоб жизнь как счастья островок,
Чтоб укрывало от ненастья,
Мы вложим в этот стишок
Слова любви, добра и счастья.

Светлее ли завета,
Прекрасней ли мечты?
Тебя, Елизавета,
Мы хвалим! Чудо — ты.
Поешь — щебечут птицы,
Бежишь — смолкает дождь;
Лучатся счастьем лица,
Коль рядом ты идешь!
Хоть мы и не подлизы,
Но не из простаков.
Желаем счастья Лизе
Еще на сто веков!

Елизавета, мне тебя не позабыть,
Ведь только ты умеешь так любить.
Ведь наше счастье — вместе быть с тобой,
И верить в бесконечную любовь.
Тебе спасибо я хочу сказать —
Мой мир собою стала украшать,
Мне без тебя на свете не прожить,
Хочу всегда одну тебя любить!

Ах, Лизонька, Лиза, Елизавета!
Для нас ты — луч самого яркого света.
Мила, грациозна, да просто красива!
К тому же умна ты и трудолюбива.
Всегда элегантно, со вкусом одета —
Ты так обаятельна, Елизавета!
Ты — в вечном стремленье за светлой мечтою,
Она не обманет, и ждать её стоит!
Так будь же счастливою, Елизавета!
Судьбою хранима и Ангелом Света!


Лиза, не могу тебя забыть,
И не хочу тебя я забывать,
Я не смогу другую полюбить,
Готов твои я руки целовать,
Прошу, со мной останься навсегда,
И на другого ты не променяй,
Мы будем вместе долгие годы,
С тобою, дорогая, так и знай!

Прекрасный человек, Елизавета,
От края до края душа наполнена светом!
Надежный, веселый в компании друг
Поможет всегда в нескладности, вдруг.
И словом поддержит, развеселит
И делает то, что душа ей велит!
С каждым днем как роза расцветает
А по ночам и дням — в мечтаниях витает.
Но реалистом Лиза, все же быть умеет,
А улыбка Лизина — всегда мне душу греет!
По жизни королевского желаю настроения,
Побольше успехов, и во всем везения!

Общительна Елизавета,
Себя умеет преподать,
Любит давать она советы —
Способна каждого понять;
Всегда па просьбу отзовётся
И пригласит к себе гостей;
От шутки тот час рассмеётся,
Расскажет много новостей.
Елизавете пусть подарит
Судьба чудесных светлых дней;
Удачу случай пусть отправит
И добрых преданных друзей!

Лизонька, ясное солнце моё,
Я больше жизни тебя обожаю.
Сердце моё с тобой рядом поёт,
Только с тобою оно быть желает.
Встреча с тобой изменила меня,
Лучше гораздо я стал, несомненно.
Я всё счастливее день ото дня,
Ведь ты со мною, моя королевна.

Елизавета, Лизонька, Лизок,
От нас прими ты поздравительный стишок:
Желаем тебе радости и счастья,
Пусть стороною обойдут ненастья!
Всегда пусть будет свет в твоем окне,
Пусть радует картина на стене!
И близкий человек пусть будет рядом,
Пусть провожает восхищенным взглядом,
Чтобы всегда поддерживал тебя
И на руках носил тебя, любя!

Бредем мы сверху, идем мы снизу,
Чтоб здесь собраться в урочный час
Поздравить Лизу, родную Лизу,
Глаз утешенье и радость масс!

Всё сегодня для тебя,
Лиза, это точно!
С теплотою и любя,
Хотим поздравить срочно.
Принца встретить на коне
Мы тебе желаем.
Счастливой самой на земле
Будешь, точно знаем!

Елизавета полна сострадания,
Уделит нам большое внимание:
Она дело на время отложит,
От души непременно поможет.
Добрый нрав у неё и отходчивый.
Зачастую бывает сговорчивой;
Всех с радушием дома встречает
И визитом своим отвечает.
Елизавету пусть ждут благодарности
И тот час обойдут фамильярности;
Много радости жизнь преподносит,
А проблемы подальше уносит!

Ты, Лиза, так оригинальна,
Так удивительно мила,
Тебя любил первоначально,
Как никого и никогда.
В глазах твоих всегда купаюсь,
Готов тебя боготворить,
Одной тебе я улыбаюсь,
Чтобы всегда тебя любить.

Поздравляю Елизавету
И желаю ей при этом,
Чтобы вкус и краски лета
Сердце радовали вечно.
Много счастья, смеха, света,
Жизни сладкой, как конфета,
И, конечно, молодою
Оставаться бесконечно.

Солнышко, родное,
Лизонька моя.
Пришли тебя поздравить
Все лучшие друзья.
Чтобы тебе море
По колено было,
Чтобы неудачи
Навсегда забыла.
Дарим мы тебе стишок
Самой милой, нежной,
Самой восхитительной,
Для тебя, конечно!

Елизавета действует решительно.
Она не будет отступать;
В любимом деле упоительна,
Себя стремится показать.
Трудолюбива и старательна.
Ей греет душу похвала —
Всё нам исполнит обязательно
Она за добрые слова.

Елизавета, Лиза, Лизка!
С тобой знаком кто очень близко,
Сегодня скажет, не тая:
«В сердцах у всех — любовь твоя!»
Мы хором пожелаем снова:
Будь счастлива, умна, здорова,
Зови на праздники опять —
Не надоест нам встречи ждать!

Елизавета, вся честная братия
На праздник принесла тебе стишок.
Пусть и хромает наша «дипломатия»,
Зато от всей души…
Мы все хотим тебя поздравить,
Ведь День рожденья — это классно!
Ты — наш «движок», наш лидер, что лукавить!
И выглядишь при том всегда прекрасно!

В твоих объятиях, Елизавета,
Я забываю в мире обо всем,
В душе моей тогда сияет лето,
Не думаю я вовсе ни о чем.
Хочу тебя любить, моя родная,
И никогда нигде не забывать,
Ты у меня прекрасная, я знаю,
И буду об одной тебе мечтать.

Светлая твоя душа
Не зависит от гроша —
Будь всегда, Елизавета,
Ты всё также хороша!
Для тебя пусть светит солнце!
Счастье пусть летит в оконце!
Пусть на жизненном пути
Будут ангелы светить!

Поздравляем Лизавету,
Лучшую жену на свете,
Мать, подругу и невестку,
Пожелаем мы ей вместе
Счастья, радости, любви,
Улыбаться, не грустить,
Пчелкой быстрою летать,
От забот не уставать,
Ласку и тепло дарить,
Нежно всю семью любить!
Вот такой тебе, Лизок,
Сочинили мы стишок!

Душевный человек Елизавета,
В тебе так много радости и света,
Тепла и бесконечной доброты,
И друга нет надежней, чем ты!

С днем Ангела хотели б мы поздравить
И радость нашей Лизоньке доставить —
Не все ж, как вол, в работе ей «пахать»,
Хотя бы в праздник надо отдыхать!

Всю жизнь стремишься к цели, вся в трудах,
Как пчелка, уж с утра она в цветах!
Но мы б хотели Лизе пожелать
И вне работы счастья поискать!

Единственной стань для меня,
Люблю ведь я только тебя!
И мне бы услышать скорей
Заветных слов этих напев.
Ах, как же мне хочется ввысь
Взлететь и чтобы сбылись,
Если бы можно, скорей,
Те надежды, что будешь моей
А ты и сама не тяни — на зов моих чувств лети.

Лиза, Лизавета, просто Лизка.
Имя это, как в окошке свет.
Знать одно мне: ты со мною близко,
А других — как будто в мире нет!

Едва на горизонте заалеет
Легчайшая, как пух, струна зари,
И сумрак ночи наконец затлеет…
Замри! — я прокричу себе. — Замри!
А то не сможешь видеть чудо это —
Вираж звезды рождения ее,
Единственной моей, Елизаветы,
Той, что украсила мне бытие!
А сердце и ликует, и поет.

Лирика, мои стихи — Елизавета Леран

«Быть поэтом нелегкое право…»

(к 110-летию со дня рождения новосибирской поэтессы Елизаветы Стюарт)

1-й ведущий: Портрет поэтессы Елизаветы Константиновны Стюарт. Высокий, чистый лоб, спокойно обрамленный чуть волнистыми волосами, пристальный углубленный взгляд, в котором и зоркость, и доброта, и пытливая требовательность, строгая линия носа, губ. И очень изящная женственная рука, поднятая к подбородку. В руке – очки… Здесь она «получилась» именно такой, какой была на самом деле, какой ее помнили и любили.
Небольшого роста, очень живая. Держалась она естественно и с большим достоинством. Тщеславия в ней не было ни капли. Она не переносила позерства.

Войди в мой мир –
и ты его полюбишь:
Он полон той особой тишины,
Когда видны невидимые глуби
И шорохи неслышные слышны.

И если ты
уловишь отзвук смеха
Иль отзвук боли в лиственной глуши,
То – жизнь моя откликнулась, как эхо,
На зов чужой, но пристальной души.

Додик в комнате один,
В кресло сел с ногами.
Кто ты, Додик?
– Мальчик. Сын.
Чей ты, Додик?
– Мамин.
Почему с ногами в кресле?
– Да, а звери выйдут если?
Мама где-то в кухне,
А если свет потухнет?!

Что ты, что ты, мальчик Додик,
Звери в город не приходят –
Звери все в лесу, по норам,
Им совсем не нужно в город! .
Значит, слезть и вправду можно
С кресла на пол осторожно –
Ведь закрыта плотно дверь.
Ай! Под шкафом страшный зверь!
Он большим и очень лютым
Показался в ту минуту.

Лютый зверь пошёл бесшумно,
Вот окна уже достиг.
Мальчик Додик очень умный,
Догадался – это тигр!
Зверь и страшный и усатый.
Только тигр ведь полосатый.
Может, это просто слон?
Ну, а хобот? Нет, не он!

Леопард?
Но где же пятна.
Зверь идёт уже обратно,
Что-то ищет на полу,
Подошёл теперь к столу
Обогнул неслышно ножку,
Отыскал большую крошку,
Торопливо очень ест.
Может, шёл бы лучше в лес.

В это время мама входит.
Шепчет ей со страхом Додик:

– Мама, это что такое –
Очень серое, большое,
Ты когда открыла дверь,
Убежало?! Это зверь
И, наверно, очень лютый.
– Что-то, мальчик, ты напутал!
– Нет, глаза, как бисеринки,
Хвост, как серая резинка!
Я подумал – это слон.
Ну, а хобот? Нет, не он!
Леопард? Но где же пятна.

– Ну, теперь мне всё понятно:
Ты, сынок, трусишка –
Это просто мышка!

Все испытай – лишенья и страданья.
Запомни все, чем эти дни полны.
Пойми, что значит ожидать свиданья,
Отложенного до конца войны.

Пойми, что значит, ели небо рухнет
От взрывов над твоею головой.
Узнай, что значит, если печь потухнет
В пустом дому, где ты один живой.

Почувствуй тяжесть вымокшей шинели
И жар в глазах на третью ночь без сна,
Когда бойцы щепоть махорки делят
И с ног, как пуля, валит тишина.

Пройди по развороченным дорогам,
Чужое горе, как свое, измерь
И руку друга павшего потрогай,
Чтоб вновь и вновь возненавидеть смерть.

Забудь о смерти, если это нужно,
Забудь о ранах, если длится бой,
И если нужно – брата по оружью
От вражьей пули заслони собой.

Когда ж и смерть желанной показалась,
Когда вперед и шагу не ступить,
Преодолей внезапную усталость,
Чтоб с новой силой оставаться жить.

Пойми, что значит горечь отступленья,
Когда уходишь со своей земли,
И вместе с нами на полях сраженья
Ты, наконец, победу раздели.

Твоя судьба должна быть с нашей схожа.
И если ты все испытал,
тогда
Мы скажем: да, он вместе с нами прожил
Суровые и грозные года!


Мы вместе жили, погибали, бились.
И мы войдем в бессмертье навсегда,
Как после боя вместе мы входили
Во взятые обратно города…

Землянки были в этот день пусты.
Шел бой.
А здесь от взрывов непрестанных
Подрагивали бледные цветы
В снарядных металлических стаканах.

И сто мелодий в сердце затаив –
Далеких шефов тыловых подарок, –
Откинув бант на тонкий черный гриф,
Лежала молча смуглая гитара.

Но если ухо приложить,
она –
Любой бы то услышал – не молчала:
На каждый выстрел каждая струна
По-своему тихонько отвечала.

Не первый год у моря длился бой.
И вот в землянку, где светло и чисто,
Совсем привычно, как к себе домой,
Пришли усталые артиллеристы.

Зазвякали нестройно котелки,
В лицо дохнули ароматным паром,
А вскоре на движение руки
Отозвалась послушная гитара.

И говор стих как будто сам собой,
И все плотнее сдвинулись на нарах:
Должно быть, слыша отдаленный бой,
Все поняла по-новому гитара.

И в этот поздний час, наедине
Беседуя с притихшими бойцами,
Она играла на такой струне,
Что даже и не выразишь словами.

Больше мне в мире тебя не найти.
Вот она – боль непомерной утраты.
В битве, на трудном солдатском пути,
Пал ты суровою смертью солдата.

Ты эту землю любил и берег.
Был только срок тебе малый положен.
Шелест едва оперенных берез
С нежностью горькой
ты вспомнил, быть может.

Может быть, вспомнил в единственный миг
Ту, что казалась и жизни дороже.
К пыльной траве головою приник.
Недолюбил.
Недопел.
И недожил.

Выполню все, как решили с тобой,
Все, как тебе обещала когда-то –
Встречу опять над широкой рекой
Темное золото летних закатов.

Все долюблю, что ты в жизни любил,
Все, что теперь ты не в силах найти в ней:
Свист журавлиных распахнутых крыл,
Запах дорог после теплого ливня,

Полдня июльского трепетный зной,
Пруд, что прохладу, как вестницу, выслал,
Просек таинственных дым голубой,
Где стрекоза над тропою повисла.

В сердце моем за себя и тебя
Нужно вместить, уберечь и умножить
Все, что ты, тьмою внезапной объят,
Недолюбил, недопел и недожил.

Имеющий уши – да слышит,
Имеющий душу – да чует,
Как шмель успокоенно дышит,
В цветке придорожном ночуя.

Как речка пересыпает
Серебряных звезд отраженье,
Как листья осин, просыпаясь,
Приветствуют ветра движенье.

Как дождик бормочет над крышей,
Как кто-то под крышей тоскует.
Имеющий уши – да слышит,
Имеющий душу – да чует.

Одинокая утка летит над ночным водоемом.
В маслянистой воде растворился и меркнет закат.
Как сгустившийся мрак, обступив засыпающий омут,
На свое отраженье примолкшие ивы глядят.

Лодка тихо плывет, чуть заметным теченьем влекома –
Потемневшую глубь я тревожить на стала веслом.
Одинокая утка летит над ночным водоемом
И осенние звезды сбивает усталым крылом.

Я разную природу понимаю.
И пыль тропинок разных приминаю.
Но лишь тебя я так люблю и знаю
И ни на что вовек не променяю.

Не потому, что ты прекрасней многих.
А просто ты живешь в моей тревоге,
В моих решеньях
и в моих крушеньях
То как опора,
то как утешенье.

Ты для меня начало всех начал:
Твой ветер колыбель мою качал,
И вручены мне до скончанья дней
Полынь и солнце Родины моей.

ОДОЛЕНЬ-ТРАВА

По заводям, где от жары и света
У камышей кружится голова,
Кувшинки расцветают каждым летом,
Они зовутся –
одолень-трава.
Коль в путь собрался от родимой двери,
Добудь их корень ночью из воды,
И он спасет,
по древнему поверью,
От лиходея, кривды и беды.

Ничьих наветов в этот час не слушай,
Лишь говори приветные слова,
И сбережет твою живую душу
Заветный корень – одолень-трава.

С ним одолеешь все крутые горы,
Туманы не пойдут наперерез,
Вглубь не заманят синие озера
И не обманет самый темный лес.

С ним не страшись ни сглазу и ни горя,
Змеи-тоски и вражеской руки,
Носи его у сердца, этот корень,
Порою даже сердцу вопреки!

Найди его, и он во всем поможет ?
Так говорит народная молва.
Я этот корень отыскала тоже ?
Ты помоги мне, одолень-трава!

Романс «Прощание» (видеосюжет):

ПРОЩАНИЕ

За все спасибо, добрый друг:
За то, что был ты вправду другом,
За тот в медовых травах луг,
За месяц тоненький над лугом.
За то селенье над рекой,
Куда я шла, забыв про усталь,
За чувства, ставшие строкой,
За строки, вызванные чувством.
За нити легкого дождя,
Пронизанные солнца светом,
За то, что, даже уходя,
Ты все же был со мной.
За это.
За все тебя благодарю:
За блеск реки, за скрип уключин,
За позднюю мою зарю,
На миг прорезавшую тучи.
За то, что мне любовь твоя
Была порой нужнее хлеба.
За то, что выдумала я
Тебя таким, каким ты не был.

КРАСОТА

Нет, я от горя плакать не умею –
Не облегчает душу мне слеза.
Придет беда, а я стою, немея,
Как в зной земля, сухи мои глаза.

И от обиды плакать не пристало –
Лишь слабого к земле обида гнет.
Я просто чуть печально и устало
Веду все удлиняющийся счет.

А вздорных слез я вовсе б не простила –
Не для меня такая маета.
Но есть владеющая сердцем сила,
Название которой – Красота.

Ей не преграда запертые двери,
Утраты, одиночество, тоска,
Она, пробившись сквозь мои потери,
Приходит, чтоб сразить наверняка.

И вот, в беде не складывая крылья,
Умея горе встретить не в слезах,
Я в этот миг горда своим бессильем:
Стою пред ней –
и слезы на глазах!

Играть слова…
Экая заслуга.
Они покорны, мертвые слова.
А ты живые сочетай друг с другом
И на живые предъяви права.

Чтоб мир сиял, как бы росинкой пойман,
Чтоб в строки, излучающие свет,
Слова входили, как патрон в обойму.
Тогда поверят –
их писал поэт…

Я работаю на старомодном сырье:
На сгоранье души, на утрате покоя.
Нелегко продержаться на этом старье –
Слишком дорого эта кустарщина стоит!

Может, лучше заняться звучанием слов,
О значении их не заботясь нимало?
Может, в точном расчете на легкий улов,
Барабанные вирши строчить как попало?

Может, целиться «в яблочко» вкусов чужих?
Или просто безвкусице взять да потрафить?
Без тревоги и горя спокойно прожить,
А стихи уложить в согласованный график?

Терпелива бумага к строке за строкой,
Туча мошек толчется у ложного света.
Только с чем же встречать тот последний покой,
Что сначала потребует сердце к ответу?


И стихи – не стихи… И друзья – не друзья…
Только совесть стоит с занесенною плетью.
Оттого-то нельзя,
оттого и нельзя
Мне обманывать трудное наше столетье.

Есть нелгущая сила в том вечном сырье,
Где волненье, где боль, где утрата покоя.
Дай-то бог продержаться на этом старье,
Пусть мне дорого эта кустарщина стоит!

Ни чинов, ни богатства, ни славы.
Вот и славно – спасибо судьбе.
Быть поэтом нелегкое право
Я всю жизнь добывала себе.

Не клонилась ни моде в угоду,
Ни в угоду погоде любой,
Потому что в любую погоду
Я всегда оставалась собой.

Я – частица особого братства:
Наша крепость в сердцах у людей.
Ни кокетство и ни святотатство
Не водили рукою моей.

Быть поэтом нелегкое право
Я сама отстояла себе.
Ни чинов, ни богатства, ни славы –
Вот и славно!
Спасибо судьбе.

1-й ведущий: А еще поэтесса говорила: «Жить надо тщательно, потому что, когда трудно, это помогает». Именно так – тщательно – она и жила, и работала, до последних дней не выпуская пера из рук.

Елизавета Константиновна Стюарт умерла 3 февраля 1984 года, и была похоронена на Заельцовском кладбище Новосибирска. Ее творческие материалы, письма, фотографии, документы хранятся в Государственном архиве Новосибирской области.

В 2006 году, к 100-летию со дня рождения поэтессы, на доме по ул. Октябрьской 33, в котором она прожила более 30 лет, была установлена мемориальная доска. Но по-настоящему важно, что.
Елизавета Стюарт: «То сокровенное, что я могла сказать о жизни и о себе и что, как мне кажется, могло быть интересным читателю, есть в моих стихах».

Воспоминания о Елизавете Стюарт / [ред. Г. М. Прашкевич, В. Ф. Свиньин]. – [2-е изд., доп.]. — Новосибирск : Свиньин и сыновья, 2007. – 447 с. : портр., фот.
Горшенин, А. В. Чистое золото каждой строки. (Поэтический мир Елизаветы Стюарт) / Алексей Горшенин // Абрисы : этюды о поэтах / Алексей Горшенин. – Новосибирск, 2001. – С. 13-22.
Крещик, В. А. «На всех земных пирах…» : о творчестве Елизаветы Стюарт / Виктор Крещик // «На всех земных пирах…» : этюды о поэтах и поэзии / Виктор Крещик. – Новосибирск, 1990. – С. 97-225.
Литература Сибири на современном этапе / Очерки русской литературы Сибири. Т. 2. Советский период. – Новосибирск, 1982. – Разд. 2. – Гл. 3. – С.419-609. – С. 580-584: о Е. К. Стюарт.
Мостков, Ю. Умное сердце / Ю. Мостков // Умное сердце : три портрета / Ю. Мостков. – Новосибирск, 1976. – С. 3-120.
Озеров, Л. Очарованная странница / Лев Озеров // Стюарт, Е. К. Избранное / Елизавета Стюарт. — Новосибирск, 1976. – С. 3-20.

Конькова, Т. «Пока горит в моем окошке свет…» / Татьяна Коньякова // Вечерний Новосибирск. – 2006. – 19 окт. – С. 2.
Мамонтова, Е. «Быть поэтом нелегкое право…» : к 100-летию со дня рождения Елизаветы Стюарт / Елена Мамонтова // Советская Сибирь. – 2006. – 26 сент. – С. 4.
Мамонтова, Е. «Войди в мой мир…» / Елена Мамонтова // Советская Сибирь. – 2002. – 29 июня – С. 4.

Тема любви в лирике Пушкина. Стихи А. С. Пушкина о любви

Любовь – самое бесценное чувство, которое наполняет жизнь смыслом, делая ее светлой, насыщенной и выразительной. Любовь дает стимул человеку в любых его проявлениях. С этим чувством приходит вдохновение в стихах или прозе.

Любовь в лирике Пушкина

Тема любви в лирике Пушкина занимает одно из основных мест. Творения поэта являются уникальными в теме любви, его стихи читаются пылко и вдохновенно. Возникает сопереживание страсти, которую испытывал поэт.

Любовь для поэта – это не только вдохновение, это еще и свет жизненной силы и творческой активности. Именно тема любви в лирике Пушкина позволяет понять его произведения. Любовь двигала им, благодаря любви он творил и создавал шедевры. После расставания с женщиной поэт чувствует тоску и грусть. Ничто не мило, цель и смысл жизни утеряны.

Любовь Пушкина к Анне Керн

Одно из таких стихотворений — «Я помню чудное мгновение…» — посвящено Анне Керн, которая покорила сердце поэта. Она для него чиста и непорочна, как ангел, как «гений чистой красоты».

Для Пушкина любовь к Анне Керн – светлое и искреннее чувство. Она дорога ему, даже если это чувство остается без ответа. Пушкин нежно и бескорыстно относится к женщине, которая взволновала его душу, дала страстный порыв и наполнила жизнь смыслом. Он благороден и не желает беспокоить любимую женщину. Поэт готов ради ее спокойствия отступиться от блаженства любви. Поэтому благословляет ее, искренне желает ей любви, которая будет такой же сильной и чувственной, как у него.

Любовь Пушкина к Елизавете Воронцовой

Стихотворение «Храни меня, мой талисман» было написано для Елизаветы Воронцовой. Удивительной красоты, утонченная, высокообразованная, она покорила его сердце. Но Воронцова была замужней дамой, и их чувства не имели продолжения. На прощанье любимая подарила поэту перстень с каббалистическими знаками. Это был знак нежной любви. Аналогичный перстень она оставила у себя.

Впоследствии Пушкин часто получал письма от Воронцовой с оттиском этого перстня. Позже письма были сожжены по просьбе Елизаветы. Пушкину сей акт дался тяжело, ведь это были письма от любимой женщины, которая вдохновляла его, давала стимул и любовный пыл. Эту историю он описывает в другом своем шедевре — «Сожженные письма». Стихотворение переполнено печалью и грустью. Поэт понимал, что, сжигая письма, он навсегда прощается со своей любовью.

Любовь Пушкина к Наталье Гончаровой

Самой большой любовью в жизни Пушкина была его жена Наталья Гончарова. Он признателен судьбе за встречу с ангелом. Стихотворение «Мадонна» было написано за полгода до свадьбы Пушкина с Гончаровой. В нем он боготворит любимую, поклоняясь ей, испытывая благоговейный религиозный трепет.

Тема любви и дружбы в поэзии Пушкина

Тема дружбы также нашла отражение в произведениях, как и тема любви в лирике Пушкина. Пылкий, порывистый, впечатлительный, поэт самозабвенно отдавался дружбе. Вопрос независимости, свободы, борьбы с царским режимом – все это нашло отражение в стихотворении к своему близкому другу «К Чаадаеву».

Поэма «Цыганы»

Во время ссылки в Кишинев Пушкин наблюдал за жизнью цыган, присматривался к ним. Именно здесь у поэта зародилась идея этого сочинения. Цыгане поразили поэта своими любовными отношениями, неуемной жаждой свободы, бытом и поведением. Цыгане – это независимый и свободолюбивый народ, который следует зову своего сердца.

Конфликт этого произведения построен на том, что у главного героя происходит противоречие страстей. Главный герой поэмы, молодой человек Алеко, нарушает закон и сбегает из мира цивилизации и городской суеты. Образованный Алеко принимает вольную жизнь цыган и их сущность. Он мечтает прожить с ними всю жизнь, быть свободным. Однако Алеко так и не смог полностью стать вольным человеком.

Пушкин своим произведением смог передать разницу между жизнью в цивилизации и жизнью за ее пределами. Поэт считает, что у человека в цивилизованном обществе есть все блага и удобства для свободной жизни. Однако такой человек замкнут в клетке, созданной из написанных правил, законов, социальных норм. Человек, живущий вне цивилизации, где нет законов и писаных правил, является поистине свободным.

Тема любви в поэме «Цыганы»

Тема любви в поэме Пушкина «Цыганы» проходит через все произведение. Рассказывается о чувствах главного героя к цыганке. Любовь к прекрасной Земфире и желанная свобода должны дать Алеко ощущение счастья и умиротворения. Но этого не случилось. Привыкший к благоустроенности, комфорту, уюту, он так и не стал одним целым с цыганским табором. Алеко не понял смысла свободы и не принял, по сути, свободу чувств.

Герой не смог простить Земфире измену. Он убил прекрасную Земфиру и ее возлюбленного. Цыгане — люди вольные, простые и робкие. Для них измена не грех, потому что любовь удержать не возможно. Отец Земфиры назвал Алеко злым и гордым человеком, который хочет воли лишь для себя. Он эгоист, его ревность и безжалостность не пробуждают сочувствия. По сути, он оказывается преступником. Поэтому Алеко был изгнан из табора. Тема любви в поэме Пушкина «Цыганы» — это разговор о том, что быть свободным – значит освободиться от желания власти над человеком.

Читая произведение, можно увидеть, что автор не принимает чью-либо сторону. Поэт не старается защитить цыган или оправдать Алеко. Пушкин хорошо относится к главному герою, но и сочувствует отцу Земфиры. Однако убийство поэт не оправдывает, поэтому старик изгоняет Алеко из табора.

Поэма «Евгений Онегин»

Произведение «Евгений Онегин» можно назвать самым популярным среди произведений А. С Пушкина. Автор смог передать наиболее важные проблемы дворянства, тему любви и дружбы.

Для произведения характерна особая черта. А. С. Пушкин сам непосредственно участвует в поэме. Евгений Онегин несколько раз встречался с Пушкиным (в Одессе, Петербурге). Также автор в поэме рассказывает о своей биографии, мечтах, размышлениях.

Тема любви в поэме

Тема любви в романе Пушкина «Евгений Онегин» — это своеобразная любовная интрига. Знатный молодой человек — один из главных героев поэмы. Это не плохой и не хороший человек. У Евгения сложный, непоследовательный характер. Однако этот человек воспитан и образован, он хочет найти искреннюю любовь, но при этом цинично держится от нее подальше. Такое поведение объясняется тем, что герой не желает связывать себя фальшивыми клятвами и обещаниями.

По сути, Евгений не умеет любить, он не видит в этом смысла. Со своим единственным другом Ленским он спорит на эту тему. У Ленского романтическая и утонченная натура. Он боготворит любовь и стремится к ней. Их разногласия приводят к дуэли, на которой Онегин убивает Ленского.

Убийство друга в корне изменило жизнь Онегина. Он осознал свои поступки, но уже было поздно. Когда Онегин вновь встретился с Татьяной, она уже была замужней дамой. Он был поражен ее благородством, простотой и доброжелательностью. Татьяна покорила Онегина. Евгений объясняется ей в любви, но терпит фиаско. Она отказывает ему. В ней сильно развито чувство долга, семьи и порядочности. Все это стоит выше чувства любви.

Заключение

Вот так раскрывается тема любви в лирике Пушкина. Стихи, поэмы, проза демонстрируют нам величие, благородство души и великодушие поэта. Для поэта любовь – это оковы, которых он не стыдится. Пушкин готов на добровольное заключение. В нетленной любви он созерцает бессмертие. Для Пушкина женский образ – это олицетворение нежности, чистоты, прекрасного и возвышенного. Это пример высочайшего признания женщины. Поэтому трудно говорить кратко о теме любви в творчестве Пушкина.

Поэзия Пушкина обладает магнетическим феноменом. Она благотворно влияет на человека, оживляя его. Эта поэзия бессмертна, так как она обнаруживает в человеке все прекрасные качества. Чтобы подробно узнать об этом прекрасном и возвышенном чувстве, достаточно знать, какой ряд стихотворений Пушкина посвящен теме любви.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Женский журнал про диеты, отношения, красоту и стиль