Лиха беда начало Художник — художнику плохого не посоветует


Лиха беда начало

Президент России Владимир Путин и глава США Дональд Трамп провели в Хельсинки первую встречу вне рамок многосторонних международных форумов. «Это хорошее начало. Это хорошее начало для всех», – такими словами охарактеризовал ее сам Трамп перед рабочим ланчем, в котором принимали участие российская и американская делегации. А министр иностранных дел России Сергей Лавров, отвечая на вопросы журналистов, как прошли переговоры, сказал, что «лучше чем супер».

Беседа двух мировых лидеров один на один продолжалась два часа десять минут. После ее завершения главы государств провели совместную пресс-конференцию. Владимир Путин отметил, что встреча прошла в откровенной и деловой атмосфере, была успешной и полезной. Он отметил, что «мы хорошо поговорили», и выразил надежду, что главы государств стали лучше понимать друг друга. Путин заявил, что в целом доволен первыми полноформатными переговорами.

Анализируя отношения между двумя странами, президент РФ заявил, что трудности и напряженная атмосфера здесь не имеют объективных причин. Он напомнил, что холодная война давно закончилась, и отметил, что сейчас Москва и Вашингтон сталкиваются с иными вызовами. Среди них балансировка механизмов международной безопасности, а также расползание угрозы терроризма. Путин выразил надежду, что России и США удастся прийти к пониманию решения этих проблем общими усилиями. Он также заявил, что рассчитывает через переговоры с Трампом наметить первые шаги по оздоровлению отношений двух стран.

По его словам, уже имеются примеры успешного сотрудничества российских и американских спецслужб. «Самый свежий пример – это тесное оперативное взаимодействие с группой американских экспертов в области безопасности в рамках завершившегося вчера в России чемпионата мира по футболу», – сказал Путин. Президент РФ также отметил, что российская делегация передала американцам свои предложения по сотрудничеству в сфере стратегической стабильности и нераспространения оружия массового уничтожения. Президент заявил о необходимости дальнейшей совместной деятельности по проработке всего комплекса военно-политического и разоруженческого досье и сообщил, что Россия предложила США воссоздать рабочую группу по антитеррору.

Перейдя к сирийскому вопросу, Путин отметил, Москва и Вашингтон могут взять на себя лидерство в разрешении гуманитарного кризиса в Сирии. Он напомнил, что российские и американские военные наладили взаимодействие и сумели не допустить опасных столкновений в САР.

Президент подчеркнул, что после завершения окончательного разгрома террористов на юго-западе Сирии ситуацию на Голанских высотах нужно перевести в полное соответствие с соглашением 1974 года о разъединении израильских и сирийских войск. По его словам, это позволит вернуть спокойствие на Голанах, восстановить режим прекращения огня между Сирией и Израилем, а также надежно обеспечить безопасность Израиля.

Путин сообщил, что обсудил с Трампом вопросы выполнения договоренностей по ликвидации ракет средней и малой дальности и перечислил обсужденные темы: «Тут и продление действия Договора о стратегических наступательных вооружениях, опасная ситуация вокруг развития элементов глобальной системы американской противоракетной обороны, выполнение Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности и тематика размещения оружия в космосе».

Кроме того, президент РФ выразил Трампу обеспокоенность по поводу выхода США из ядерной сделки по Ирану. Также он отметил успешный ход урегулирования ситуации на Корейском полуострове, чему способствовало личное подключение Трампа к этому вопросу.

Российский лидер обсудил с Трампом и экономическое сотрудничество. По его словам, бизнесмены двух стран выражают к этому интерес. Он договорился с американским президентом о создании совместной группы, которая объединит «капитанов» российского и американского бизнеса. Также Путин отметил, что пора размораживать связи между и в сфере культуры. Кроме того, российский президент предложил Трампу подумать над философией выстраивания двусторонних отношений на долгосрочной основе.

«У нас был прямой, открытый, очень продуктивный диалог», – сказал в свою очередь на пресс-конференции Дональд Трамп. Он отметил, что диалог Москвы и Вашингтона важен для США, России и всего мира. Американский президент заявил, что государства должны найти возможность сотрудничать, если хотят найти пути улучшения ситуации в мире.

При этом Трамп назвал встречу с Путиным переломным моментом в отношениях между Москвой и Вашингтоном.

«Наши отношения с Россией никогда не были хуже, чем сейчас. Но это изменится после нашей четырехчасовой встречи. Ничто не будет простым, но это лучше, чем отвергать возможность встречи. Лучше брать на себя политические риски для достижения мира и стабильности», – сказал он.

«Я лучше пойду на политический риск в интересах мира, чем буду рисковать миром ради политики», – добавил Трамп и выразил надежду, что США и Россия смогут решить все проблемы, которые обсуждались на саммите в Хельсинки. Американский президент также обсудил с Путиным так называемое вмешательство России в американские выборы в 2020 году и назвал интересной его идею о создании рабочей группы по кибербезопасности. «Мы провели много времени, обсуждая это», – заявил Трамп. По его словам, Путин ответил на озабоченность американской стороны и сделал это «очень убедительно, потому что он очень уверен в этом».

Однако последовавшие затем вопросы со стороны американских журналистов, которые стали назойливо педалировать избитую тему «вмешательства» России в американские выборы и бредовую идею «сговора» Трампа с Путиным, показали, что в США далеко не все стремятся к налаживанию отношений с Россией. А потому Владимиру Путину пришлось посоветовать им «выбросить эту шелуху» из головы.


Истерика противников Трампа

Не замедлила последовать и яростно негативная реакция со стороны противников Трампа в США. Конгрессмен Стив Коэн в ярости написал в своем «Твиттере»: «Где наши военные? Главнокомандующий находится в руках врага!»

«Пресс-конференция Дональда Трампа в Хельсинки — это уже даже больше, чем «серьезное преступление», – гневно вторит ему бывший глава ЦРУ Джон Бреннан. – Это была самая настоящая измена родине. Комментарии Трампа были не просто дебильными. Он полностью в кармане Путина. Республиканские патриоты, где вы. »

Известный голливудский актер и бывший губернатор американского штата Калифорния Арнольд Шварценеггер заявил, что на саммите с российским коллегой Дональд Трамп был похож на «маленькую вареную макаронину». «Президент Трамп, я только что посмотрел вашу пресс-конференцию с президентом Путиным. Это было оскорбительно. Вы выглядели как маленькая вареная макаронина, как маленький фанат. Я спрашивал себя, когда вы попросите у него автограф или селфи, или что-то вроде того», – написал актер в своем «Твиттере».

«Президент Трамп, радостно нарушающий нормы президентского поведения, в понедельник в Хельсинки [Финляндия] зашел так далеко, как не заходил ни один из его предшественников. Он поставил объяснения лидера враждебной страны выше выводов, сделанных его собственными спецслужбами, – ужасается Марк Лэндлер, обозреватель газеты «Нью-Йорк Таймс». – Заявление Трампа, что он не видит причин не верить президенту Владимиру Путину, когда тот говорит, что русские не пытались повлиять на результаты выборов 2020 года, уже достаточно необычно. Но это лишь одно из нескольких заявлений, подобных которым ни один другой президент не произносил на иностранной земле».

«За всю свою жизнь я не могу вспомнить такой недели, чтобы президент Соединенных Штатов настолько сильно оскорблял ближайших союзников и льстил нашим самым большим противникам, – пишет на сайте влиятельного американского агентства «Блумберг» Майкл Блумберг. – Отдаление друзей, которые разделяют наши ценности, на фоне игнорирования посягательств враждебной державы на суверенитет США – это дипломатия в своем наиболее некомпетентном и контрпродуктивном виде, и американцы из обеих партий должны потребовать это прекратить».

Целую серию разгромных, а порой и попросту оскорбительных заявлений в адрес Трампа сделали сенаторы от Демократической партии. А один из них дошел до того, что потребовал, чтобы подаренный Трампу Путиным футбольный мяч с чемпионата мира проверили на наличие в нем «жучков»!

Эта новая вспышка антитрамповской истерии в США показывает, что те договоренности, которые президент США достиг с Путиным в Хельсинки, ему будет далеко не просто реализовать. Но знал ли сам Трамп, какова будет реакция у него на родине на встречу с президентом России? Конечно! Известно, что многие люди из его окружения усиленно советовали ему воздержать от этой встречи.

Как сообщила газета «Вашингтон Пост» со ссылкой на анонимные источники, сотрудники американской администрации в преддверии саммита Россия – США предоставили президенту 100-страничный доклад, «направленный на выстраивание более жесткой позиции» на встрече с президентом России Владимиром Путиным.

Однако Дональд Трамп проигнорировал рекомендации советников, отметила газета. Даже несмотря на очередной «шпионский» скандал, своевременно запущенный в США накануне его поездки в Хельсинки.

Так почему же Трамп все-таки пошел на встречу с Путиным, игнорируя все, более чем очевидные для него риски? Во-первых, ответ на это он дал в Хельсинки сам, заявив, что нормальные отношения между двумя ядерными державами в интересах не только США, но и всего мира.

А во-вторых, Трамп знает, что позиция прежней элиты Америки, прежде всего политиков из Демократической партии, которые контролируют ведущие СМИ США (недаром Трамп называет их «фейк ньюс!»), расходится сегодня с мнением большинства американцев. Ведь наряду с негативными высказываниями в США есть и немало позитивных откликов на встречу Путина и Трампа. Очень многие американцы обращают внимание на то, что мир с Россией – это однозначно лучше, чем война с ней, к чему фактически призывают сторонники Клинтон. Так, например, как сообщили СМИ, в прямой эфир американского парламентского телеканала C-Span дозвонилась жительница штата Кентукки, которая не без иронии заявила, что она «хотела бы поблагодарить россиян за вмешательство в выборы, не давшее Хиллари Клинтон стать президентом».

А поэтому, достигнув заметных успехов в проведении своей экономической политики, а также и на международной арене, где ему удалось провести важную встречу с лидером Северной Кореи, отчего рейтинг его популярности в США значительно вырос, Дональд Трамп считает теперь возможным бросить открытый вызов своим противникам и выполнить, наконец, свое предвыборное обещание – «поладить с Россией».

Но чем обернется в конечном итоге это ожесточенное противостояние между Трампом и прежним американским истеблишментом?

Сумеет ли он воплотить в жизнь все те обещания, о которых говорил в Хельсинки? Не начнет ли буксовать едва начавшийся после беспрецедентной конфронтации диалог между Россией и США? Последуют ли за словами конкретные дела по налаживанию разрушенных отношений между двумя странами? Об этом мы узнаем очень скоро. Но главное – то, что встреча двух президентов все-таки состоялась и прошла успешно. Лиха беда начало!


Притча о художнике

«Однажды ученики застали великого художника в слезах.
— Учитель, почему ты плачешь? – спросили они.
— Я закончил работу, но не вижу в ней никаких изъянов, — ответил тот.
— Это же хорошо! – удивились ученики.
— Если я не вижу недостатков в своей работе, значит, мой талант идёт на убыль, — ответил великий художник.
Также и в духовной жизни: если не видишь в себе никаких изъянов – не радоваться надо, а плакать».
Жил человек… Сборник христианских притч.
— М.: Никея, 2009. – 192с.

Ученики однажды как-то
Застали гения в тоске.
Художник плакал, и рыдая,
Смотрел на мир в своём холсте.

Учитель, что ты? Что случилось?
И почему ты слёзы льёшь?
— Я завершил своё творенье.
Оно прекрасно, не найдёшь

Ни одного изъяна вовсе.
О сем рыдаю и грущу.
На суд ваш честный и открытый
Свою картину допущу.

Ученики смотрели долго,
Плечами пожимав порой.
И удивлённо, почти хором,
Ответ придумали такой:

На незачем судить картину,
Учитель, плачешь ты напрасно.
В ней отраженье всего мира,
Творенье – блеск! Оно прекрасно!

О, милые, скажу открыто
О чём тревожусь я сейчас.
Поскольку я не вижу минус,
То значит, мой талант угас.

Любой художник должен видеть,
Где можно что-то уточнить.
Тогда, ему в другой картине
Возможно новое открыть.

***
Вот также и в духовной жизни
Видна с той притчей параллель.
Не видим, коль в себе изъянов,
То грустно это, ей поверь.

Лиха беда начало: Художник — художнику плохого не посоветует

Часть песен, записанных на этом диске, представляют нам начальный период творчества Владимира Высоцкого. Песни эти — называют их кто как: блатные, дворовые, жанровые — составляют весьма своеобразный цикл, интересный со многих точек зрения. Однако серьезная критика ими пока серьезно не занималась. А как раз и хотелось бы поговорить о них — «неровных и неравных», по словам той же критики. Поговорить о цикле в целом, не привязываясь к песням только этого альбома, надеясь, что ваша память, если не дальнейшие желательные публикации, найдет место нижеследующим цитатам и ссылкам.
Свои ранние песни Высоцкий в концерты почти не включал. Писал и пел их для себя, для ближних товарищей. А они возьми да и разлетись по всей стране, да еще стали поизвестней многих позднейших шедевров. Интересная задача для социолога! Но мы будем разбираться в другом. Известно, что сам автор от них никогда не отрекался. Да и на сторонний взгляд краснеть там не за что. Потому что ранние-то они ранние, но они же и начало высокого взлета, а значит, в них и предвестия позднейших художественных открытий поэта. Так учит правильное литературоведение.
Двенадцатилетнего Пушкина отдали в открываемый в Царском Селе лицей. Аллеи, гроты, антики над прудами и в зарослях, на занятиях греко-римская словесность по преимуществу. Ну и нимфы, конечно ж. Вот что окружало, вот что впечатляло, и вот с чего начался Пушкин.
Тринадцатилетний Маяковский был привезен в Москву. Серая брусчатка, роение у ресторанных ламп, цинизм и пакости огромного города. Маяковский смотрел, ненавидел, а потом начался — именно с увиденного и со своего неприятия увиденного.
Твардовский начинал со смоленской деревни. Шолохов — с Дона.
Марьина Роща для Высоцкого — это «сады лицея» для Пушкина и «кольцо бесконечных Садовых» для Маяковского. С той же неукоснительностью, с какой первым человеческим словом становится «мама», художник начинается с опоэтизации ближайшего конкретного окружения. Можно пенять на невысокий культурный уровень и криминальные наклонности ребят из окраинных московских дворов, но винить поэта, из такого двора вышедшего, за то, что НАЧАЛ он с портретов своих хорошо знакомых сверстников, — можно ли? грамотно ли?
Ведь за что только ни ругали ранние песни Высоцкого. А вот за что не ругали: за низкий художественный уровень. Строго говоря, у Высоцкого нет ученических песен. В том смысле, что даже в самых первых мы не видим неумелости, подражательности, пробности. В них — в соотнесении с авторской задачей — нечего усовершенствовать. Это необычно. Но вспомним, что и начал-то он поздно — в 24 года. «Инкубационный период» затянулся, зато и «болезнь» вспыхнула сразу вся. Хотя, конечно, ученичество было — в плане содержания.
Прежде всего как-то сразу и очень точно выявился жанр. Прямо с «Татуировки». Определим этот жанр как «портрет в ситуации», выполненный в манере автопортрета. По-разному можно относиться к лицам и физиономиям этой галереи — негодовать даже можно, но нельзя оспаривать достоверности, узнаваемости их. А в чем же тогда талант, как не в умении создать живую картинку или живое лицо?
Не поняв задачи, поставленной перед собой автором, мы рискуем не понять и песни. Заглубляясь в идеологические и мировоззренческие споры по поводу ранних песен Высоцкого, мы как-то уже готовы вцепиться в любую из них и доказывать, что она сама ущербность или, наоборот, перл поэзии. А гаммы, эскизы, наброски — всю эту пробу сил для нарабатывания мастерства, ее-то почему мы не разрешаем поэту? Просто созорничать словом — нельзя? К примеру, начало «Формулировки» можно расценивать как злостную порчу русского языка, но не правильнее ли принять как блестяще сделанную тираду в духе «местного колорита»?

На суде судья сказал:
«Двадцать пять. До встречи!»
Раньше б горло я порвал
за такие речи.
А теперь терплю обиду,
не показываю виду.
Если встречу я Сашка,
ох, как изувечу!

Замечательно ведь сказано! Здесь и характер, и состояние, и слова все живые, и судья игривый такой. В СВОЕМ РОДЕ — блестяще. Так давайте же оценивать ранние песни Высоцкого с точным пониманием, что жанр, что стилизация, что портрет, что озорство. А что и Начало.
Эти песни представляют нам либо уголовников, либо ребят «на грани». А все-таки многие из них вызывают симпатию. Чем? Вот Алёха, убитый в поножовщине со «сволотой», — какой уродился, естественный, весь в окружающую его жизнь погруженный, но не сносимый ею ВНИЗ. Вот матерый «пахан», проигравший в карты две жизни, но не желающий отдавать ТАКОЙ долг и карающий удачливого шулера смертью же. Вот парень, обманутый стукачом, но принимающий на себя вину полностью и готовый отвечать за нее по самой высокой мере. Вот человек, вернувшийся из заключения и не признающий людей в носителях равнодушных, слепых, НИКАКИХ лиц.
Конечно, ни этих, ни многих других персонажей положительными не назовешь. Налицо «только» положительные поступки, движение к положительности. Таким образом заявляется некая промежуточная категория: положительный герой отрицательного мира. Высоцкий не связывает положительность героя с безупречной биографией — только с поступком. Тем самым утверждается человек ПРОЯВЛЯЮЩИЙСЯ, ДЕЙСТВУЮЩИЙ. Положительность, по Высоцкому, хотя и требовательна, зато доступна каждому. Она ДЕМОКРАТИЧНА. Здесь интересен сам способ, каким представляет Высоцкий своих щерблёных героев. Нуль-отметка моральной шкалы устанавливается на средний уровень окружения, среды, с которой герой связан всей предшествующей жизнью. Тем самым героям дается возможность подняться выше, и они поднимаются! Высоцкий поет ПОДНИМАЮЩЕГОСЯ человека.
В дальнейшем эта линия от поступка-всплеска протянется к тем, «кто взлетел навсегда», от «решил я: что ж,/меня так просто не возьмешь!» к «и мне вышел «мессер» навстречу./ Прощай! Я приму его в лоб». Тут, кстати, и ответ на обвинения поэту в идеализации преступного мира. Ясно, что, работая в манере автопортрета, автор не может, не греша против художественности, выносить прямые осуждения. И нужно просто понимать эстетику Высоцкого — эстетику движения, поступка. Если персонаж в сюжете не двинулся, не развился, не приподнял себя хоть немного вверх, — суди сам, слушатель, хорошо это или плохо.
Итак, что же мы видим «на выходе» из раннего периода творчества? А вот что: найдена своя поэтическая форма — сюжетная песня от первого лица; достигнута достоверность и живость в обрисовке самых различных характеров; проложены пути, выводящие из частностей к проблемам «большой» жизни; стих обрел свободу и выявился чертами совершенно собственными — стих пелся, слово наполнилось звуковой и смысловой силой. Короче, к 1965 году Высоцкий уже очень своеобразный МАСТЕР. И прекрасная нормальность есть в том, что свои подлинные вершины поэт покорил во зрелости, а не до нее.


Лиха беда начало: Художник — художнику плохого не посоветует

Так уж случилось.

КОГДА Я БЫЛ МАЛЕНЬКИМ.

Мы с братом верили в деда Мороза. Ему было четыре — как не верить, а мне шесть — я тоже верил, но немного сомневался. В прошлый раз перед Новым годом я копался в шкафу и вдруг увидел между простынями яркую книжку. Потом дед Мороз подарил мне книжку, очень похожую. а та исчезла из шкафа. Но может это была не она. ведь я рассматривал ее в темноте. А из шкафа кто-нибудь взял — народу в доме много. И все же подозрение закралось — дед Мороз не настоящий. Так что в этот раз смотри в оба.

За полчаса до Нового года исчезла бабка, но это еще ничего не доказывало. Появился дед Мороз. Брат был в страхе и восторге, и я сначала поддался — уж очень все веселились, и подарки были даже лучше, чем я ожидал. Но потом стал смотреть внимательней. Дед видно что-то почувствовал и давай торопиться — к другим, мол, детям опаздывает — и ушел. Но я успел заметить — под тулупом у него юбка, старинная, с кружевом внизу черной бахромой. Через полчаса появилась бабка, и я стал ее исследовать. Юбка похожа. Но может у деда была своя, такая же. Так он же дед! зачем ему юбка. Ну, вдруг она одолжила ему, просто захотел он эту юбку — и все. И тут я заметил у бабки за ухом клочок ваты. Это она была дедом — сомнений не оставалось.

Я задумчиво перебирал игрушки, подаренные дедом-бабкой. Вот фонарик, о котором я мечтал давно. Мои родители знали это. Они, конечно, сами подарили бы мне его, если б не придумали нарядить бабку дедом. А если б дед был настоящий. откуда бы он знал, какой я хочу подарок. Ну, настоящий. настоящий-то знал бы.

Мне подарили особенный фонарик — жучок. Обычные фонарики из жести плоская коробочка, легкая, в ней тонкое стеклышко — вот и все. И батарейки нужно менять, а попробуй их найди, и фонарик лежит на полке, темный и пустой. А этот, жучок, из черной пластмассы, толстенький и тяжелый, с выпуклым блестящим глазом. Возьмешь его и сразу ясно, что у него много всего внутри. Сожмешь в руке — в нем просыпается тихий ворчащий звук. Сжимаешь снова и снова, ворчание переходит в непрерывное жужжание, блестящий глаз краснеет и разгорается — жучок светит. Он светит, пока нажимаешь на него, он приятно пахнет, когда разогреется от собственного жужжания,- маслом и горячей пластмассой. Сначала пальцы устают, но быстро привыкают. Никогда не боишься, что он погаснет. Он сам вырабатывает электричество, как настоящая электростанция, только там вода или пар крутят колеса, а здесь колесики кручу я, когда сжимаю жучок в руке.

Я ходил с ним везде, он несколько раз падал у меня, но не разбился, только кусочки пластмассы отлетали от черных блестящих боков. Я светил на улицах, и даже в подвале, и мне не было с ним страшно. Как-то мы поздно возвращались из леса, немного заблудились и долго искали мостик через ручей. Если бы не жучок, то, наверное, не нашли бы.

А потом почему-то не нужно стало светить вокруг себя. Может фонарей стало больше, или я привык к темноте. Он долго лежал на полке среди забытых игрушек, маленький черный жучок, и незаметно исчез куда-то. Теперь бы он мне пригодился.

После войны часто отключали свет, и мы зажигали свечи. Керосиновая лампа тоже была, но керосина часто не было, да и бабка не выносила запах. Как она жила раньше, когда электричества еще не придумали? Она говорила, что не помнит этого времени, но, по-моему, не хотела признаваться, что сидела в темноте. Мне давали поджечь свечку, не от спички, а от другой свечи. Темную, холодную наклоняешь над светлой, теплой и прозрач-ной. Нужно подержать, иначе не подожжешь. Маленькое пламя захватит кончик фитиля, мигнет пару раз, разгорится, и тогда пожалуйста — ставь свечку на блюдце. Чтобы стояла, ее надо прилепить воском. Нагнешь над блюдцем, покапаешь — и тут же прилепляй, пока воск мягкий. Вообще-то это не воск, а парафин, искусственный, из воска теперь свечи не делают. Поджигаю свечку и несу ее в темноту, свет качается передо мной, волнуется, тени обхватывают его со всех сторон, и они вместе -танцуют по стенам и потолку. Открываю книжку — буквы и рисунки шевелятся, по странице пробегают тени. Все собираются во-круг свечей, становится тепло и уютно, никто не бегает, не спорит и не ругается.

А потом — раз! — и вспыхивает другой свет — сильный и ровный, а свечка, желтенькая, мигает, как будто ослепла. Кругом все становится другое — места больше, голоса громче, кто-то говорит — «ну, я пойду. «, кто-то говорит — «пора, пора. » И свечку лучше погасить, можно даже пальцем, если быстро. Свечи ложатся в коробку в буфете, темные и холодные. Свет больше не спорит с темнотой — каждый знает свое место. Бабка говорит «наконец-то» и идет готовить ужин. Все разошлись по своим работам, и я иду делать уроки.

А потом перестали отключать свет. Свечи затерялись. Иногда найдешь кусочек свечи среди ненужных вещей, в нем фитиль потонул в непрозрачной глубине. Отковырнешь его — и поджигаешь свечку. Совсем что-то по-другому она горит.

Отец заболел. Он говорит — болит сердце — и показывает куда-то ближе к шее. Странно, разве сердце там. По-моему, оно чуть выше живота, и кожа над ним постоянно вздрагивает. во-от здесь, между ребрами. Но у отца ребер не видно, а живот налезает на грудь, так что где у него сердце, сказать невозможно. На прошлой неделе мы с ним ходили к морю. Перешли дорогу и стали пробираться к воде, через канавы перескакивали, глубокие ямы с мусором на дне обходили. Он сказал, что ямы — воронки от бомб, а в канавках сидели бойцы и скрывались от пуль — это окопы. Уже два года нет войны, и окопы постепенно зарастают травой. Вода серая, перед ней на песке разный мусор и железки, мы туда не ходим, потому что вязнут ноги, и порезаться можно — много ржавой проволоки. Далеко в море серые длинные корабли, военные. Мы приехали недавно, отец говорит — «мы вернулись», но я не помню, как жил до войны, маленькие не знают старых времен. Отец говорит, что потом я вспомню, когда буду таким старым, как он. Я спросил, а вспомню ли, как родился. Он сказал — не знаю, и что этого пока не помнит, но, может быть, вспомнит еще.

Мы постояли под толстым старым деревом с узкими блестящими листочками. Он сказал, что стоял здесь, когда был мальчиком, как я, а дерево было такое же. «И ты вырастешь, придешь сюда, а оно стоит. » Должно быть, скучно дереву, я подумал, и представил себе, как приходят все новые мальчики, а оно стоит и стоит. «Это ветла,- он говорит, — они живут долго. » А утром он заболел.

Я смотрел, как он дышит — громко, а руки ощупывают край одеяла, как будто боится, что оно пропадет куда-то. «Пойдем в воскресенье к морю. » Он молчит, потом кивнул мне, ничего не сказал. Потом говорит шепотом «позови маму. » Я подошел к двери — позвал. Она почему-то побежала, а он дышит редко, со свистом, и шея стала синей. Мама зовет его, а он не слышит.


Когда я был в шестом классе, мне понравилась одна женщина. Когда-то до войны она была подругой матери, а теперь — просто знакомой. Мать вздыхала у нее другая жизнь. Она была удивительно красива, я помню. Правда, не могу сказать, что было красиво, потому что мне все нравилось в ней. Помню глаза и темный пушок над верхней губой. И у нее была фигура. Так говорила мать — «о, у нее была фигура. » Она гораздо толще матери, но не толстая, а совершенно особенная. У нее все навиду, хотя она и одета, как все. Мне было неудобно смотреть на нее, когда она видела. Я боялся, что она увидит, куда я смотрю. Я думаю, она бы не обиделась — может, рассмеялась бы, но это еще хуже. А волосы черные и густые, распущены по плечам. Она всюду ходила без мужа. Я его видел один раз — лысый старик. Мать говорит, что он важный чиновник, из какого-то комитета. Он привез ее из ссылки и поселил у себя. Без него она бы пропала. Но, по-моему, она не пропала бы нигде, она так смеялась и пела, что каждый полюбил бы ее. Нечего было связываться со стариком, вот и ходит одна. У нее было платье, желтоватое, мать говорит, цвета опавших листьев. В гостях я смотрел на нее все время, через зеркало, чтобы не увидели. Она говорит матери — «какая ты счастливая, у тебя дети. » — и губы дрожат. Глупая, зачем ей дети, после них фигура портится — так мать говорит, когда примеряет одежду. Я смотрел на нее несколько лет, и незаметно вырос. Она как-то встречает меня — «как ты вырос,- говорит, вот, усы растут. » — и смеется.

Лиха беда начало — вся надежда на наших девченок.

Глава Минобразования России Ольга Васильева хочет вернуть в школы работу учеников на приусадебном участке и уборку помещений, чтобы не растить «потребителей маленьких».

«Мы должны вернуть и сельские бригады, которые у нас были в сельских школах, мы должны вернуть работу на приусадебных участках, которая была всегда, мы должны вернуть уборку помещений школьных, которая никак не граничит с угрозой жизни и здоровью школьника «, — заявила Васильева на заседании комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре.

Она отметила, что необходимо «вернуть, прежде всего, ответственность маленького человека за то место, в котором он проводит 11 лет». Все это нужно для того, чтобы школьник был «не потребителем маленьким, а созидателем».

А также министр образования планирует сформировать регламент отношений между учителями и родителями, так как в настоящее время, по ее мнению, они перевернуты «с ног на голову»

Что толку с напыщенных эгоизмом научных знахарях, говорящих на правильных богоугодных в этой культуре языках? Да, они на топе, но только из-за того, что самородки НАШИ редки, те которые и силу имеют шестерых детишек нарожать, воспитывать и быстроту и ясность мышления донести до мира мутного сугестивного. Мало таких которые умны и виляние задницей не признают как форму жизни. Хорошо, что время от времени находят настоящие крупные алмазы, которые вышлифовывает работа и желание науки. И наша Няша, наша Ольга, наша Мария, наша Анна — это наши, настоящие.

Анна Юрьевна Кузнецова стала уполномоченной по делам ребенка. Жена попа, мать шестерых детей. Ох как критиковала системная усредненность сей выбор. И опыта плавания в мутной воде власти не имеет и вообще выскочка сумасшедшая. И для сравнения, почему не.

Ксюша Собчак, она элитная богоизбранная девочка. Ее жизнь — это сплошной политпроект. Сделала себе всесоюзную рекламу бесплатную. Побалагурила, потусовалась и. начала готовиться к роли серьезной политической. Возможно царицей себя уже видела, подобной британской Маргарет или немецкой Меркель. Рушиться мечты стали, стала истерить, но слава Богу готовится стать мамой и поутихла. Молода еще, все впереди. Так думает. Но видимо Макаревич тоже имел какие планы, но умный и видя бессмысленность, просто побурчал немного и отошел. А Ксюшу готовят и Ксюша готовится к высокой роли в российском политикуме, но.

Нам бы что попроще, да по нашенски по простому, без понтов богоизбранности. А если и вышло христианство из Торы, то извиняйте, но только наш дух добавлено в него. В нем и живут люди божие, а богоизбранность — это не наше — это чуждый завернутый на любви к себе любимому эгоизм растит. Что конечно не исключает, что разные способности в разных областях бывают у разных слоев, сословий и можно использовать все достоинства. Но вот образование, это для наших детей и наши должны им заниматься. Те, кто не за советы и не за олигархов, а за людей, детей душой болеют и рациональность нашу могут возродить, мутной историей стертую.

Все что в мире капитала можно из нашей советской истории использовать, нужно использовать. А в воспитании детей сейчас наше будущее. А Ольга Юрьевна Васильева наш министр образования, тоже лесенку прошла жизненную красивую. И к искусству прикоснулась, и к истории, и к православию — профессор наш одним словом. Няшу нашу намедни поставили присматривать за Думскими шустриками. И у нее уже не побалуешь, не подкупишь и не отмажешься — прокурор Крыма доказала твердость свою и прямоту. И так на ключевые посты потихоньку мы наших новых боевых подруг готовим, коль мужики в большинстве своем туповаты и простоваты. То коррупция им мозги разъедает, то идеи заморачивают и они как бобики прут на поводке у хитрого дрессировщика в странном головном уборе не по сезону.

Уйдет Лавров, не вечны люди. Кто его заменит? Чуркин? Тоже старичек уже. Маша Захарова умница пойдет за Россию стоять. Уйдет Путин. Наталья Владимировна Поклонская опыта к тому времени наберется. Или еще насобирается наших умниц побольше. А может и мальчишки наши не кончавшие Итонов, смогут сердцем и умом понять мировые хитросплетения энергий. И войдем мы за это время в мир как равноправные. И станет этот мир нашим не по избранности, а в сгоде с духом. И научатся народы жить в духе вновь как наши предки жили. А для этого нужно нам образование высокое, честное и доброе. Такое образование нам нужно, чтобы мы могли сами решать все свои проблемы. Мы должны понять мир, тогда он поймет нас. Жить прошлыми заслугами наших предков мало, нужно уметь учиться учиться, чтобы творить свою жизнь собственными руками и головой.

Живем мы в мире материальном и кушать нам надо и кормить семью, одевать, обувать. И только дух нам поможет делать все просто, без усилий и радость детям нашим дарить. А дух — это то, что руками не потрогаешь, это бесконечное небо в котором кружат наши мысли. И если есть в этом мире хорошие идеалы, они могут быть нашими идеалами, а мы должны быть хорошими учениками и учителями одновременно. А чтобы БМВ научиться создавать, нужно слушать мировых учителей. Чтобы выросли наши экономисты, мы должны понять суть опыта множества учителей и возможно тогда послание потомкам Джона Кейнса станет простым и понятным здесь и сейчас.

Великий (обычный) экономист (человек) должен обладать редким сочетанием талантов… Он должен быть — в известной мере — математиком, историком, государственным деятелем и философом. Он должен мыслить символами и хорошо владеть словом. Он должен понимать частное в контексте общего и уметь одной мыслью с лёгкостью касаться абстрактного, и конкретного. Он должен изучать настоящее в свете прошлого — ради будущего. Ничто в человеческой природе и институтах общества не должно ускользать от его внимания. Он должен быть одновременно целеустремлённым и обращённым к небу, как истинный художник, но при этом твёрдо стоять на ногах и быть практичным, как политический деятель.

Это идеальный образ, это цель образования современного человека. И не в экономике дело, а в широте личностного миропонимания. А как этого достичь, это уже дело наших ученых мужей и нас всех, личного нашего стремления к совершенству. Суть не в изменении себя и окружающего мира, а в понимании.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Женский журнал про диеты, отношения, красоту и стиль