Личная жизнь что-то не клеится у меня, а в последнее время особенно. Я родилась на Украине, в


Содержание

“Я – русский. Родился на Украине. Ничего поделать с этим не могу”

Русские на Украине – кто они на самом деле? Насколько правы те, кто считает, что “истинным русским” имеет право называться только русский россиянин? И к чему это может привести?

На эти и другие темы размышляет, на личном примере, Сергей Проваторов, координатор и член Президиума Координационного совета русских-национально-культурных организаций Украины, председатель Правления Всеукраинского союза общественных организаций «Русское содружество»

– Мне суждено было родиться на территории Украинской ССР (Украины – так её называли и тогда, не только сейчас) и впоследствии, когда пришел срок, получить гражданство Советского Союза.

В моем «Свидетельстве о рождении» записано: русский, отец – русский, мать – русская. Ничего поделать с этим не могу.

Как и с тем, что родная Полтава до 1991 года входила в состав СССР, а до 1917-го – в Российскую империю, которая именовалась Россией, как и Советский Союз всегда на пресловутом Западе называли Россией, а жителей России и СССР – в большинстве случаев – русскими.

Земли, на которых стояли города Полтава, Киев и многие другие – так утверждает официальная история (не моя выдумка!) – именовались Русью. А слова русский, русские, русское – убеждён – произошли именно от «Русь». Всё русское, и люди русские – суть принадлежащие Руси.

[В лѣто 6390. Поиде Олгъ, поемъ вои свои многы: варягы, чюдь, словѣны, мѣрю, весь, кривичи. И прия городъ Смольнескъ и посади в нем мужь свой. Оттуда поиде внизъ и, пришедъ, взя Любечь, и посади мужь свой. И придоста къ горамъ киевьскымъ, и увидѣ Олгъ, яко Осколдъ и Диръ княжита, и похорони вои въ лодьях, а другыя назади остави, а самъ приде, нося Игоря молода. И приступль под Угорьское, похоронивъ вои свои, и посла къ Асколду и Диру, глаголя, яко «Гостье есмы, идемъ въ Грѣкы от Олга и от Игоря княжича. Да придета к роду своему, к нам». Асколдъ же и Диръ придоста, и выскакаша вси из лодѣй, и рече Олгъ къ Асколъдови и Дирови: «Вы нѣста князя, ни роду княжя, но азъ есмь роду княжа», и вынесоша Игоря: «Сь сынъ Рюриковъ». И убиша Асколъда и Дира, и несоша на гору, и погребоша на горѣ, еже ся нынѣ зоветь Угорьское, идеже нынѣ Олминъ дворъ; на той могилѣ поставилъ божницю святаго Николы: и Дирова могила за святою Ориною. И сѣде Олегъ, княжа в Киевѣ, и рече Олегъ: «Се буди мати городом русскымъ». И бѣша у него словѣни и варязи и прочии, прозвашася русью. (Из «Повести временных лет»)]

В одной из интернет-публикаций статьи Олеся Бузины «Киевская Русь уже не Киевская» приводится такая аргументация: «Киевской Руси как официального названия раннесредневекового государства восточных славян никогда не существовало. Летописи, на основе которых выстраивают свои схемы современные историки, именовали эту державу просто Русью, или Русской землей. Именно под этим названием она фигурирует в «Повести временных лет», написанной современником Владимира Мономаха киевским монахом Нестором…»

Таким образом, выходит, родиться мне довелось русским на Руси, хотя и в Украинской ССР, бывшей одной из 15 республик на территории одной страны – России (СССР). И у детей, когда проявлялось осознание, и у взрослых, – считалось, что страна и Родина у нас одна, единая, а союзных республик – много.

Республики были государственными образованиями, как и сам Советский Союз, но не были «отдельными странами». Так это воспринималось абсолютным большинством жителей. А нынешнее приведение к «единому знаменателю» понятий государство и страна мне представляется вредным заблуждением.

В 1991-м, когда был разрушен СССР, мне было 26 лет – поздно, чтобы менять Родину. К тому же, как гласит народная мудрость, Родину не выбирают. Поэтому Родиной считаю Русь («историческую Россию», а не СССР, так как он, со всеми республиками, был государственными образованием), но не страной; в моем же представлении государство дает гражданство, а страна является Родиной.

Страна и народ – явления практически неотделимые. Государства меняются, страна остается, пока остается жив народ. Отсюда считаю допустимо-корректным применения к моей персоне понятия «русский», хотя по нынешнему моему глубокому убеждению русский – это не этническое понятие, не «историческое» самоназвание моего народа, а идентификация по признаку принадлежности к Руси. Само же племя (народ), которому, как мне доставляет радость считать, принадлежу сам, именовалось тоже русь (как чудь или весь, например) – об этом и у легендарного Нестора Летописца можно удостовериться (преднамеренно ссылаюсь только на этот «исторический источник»).

[В лѣто 6370. И изгнаша варягы за море, и не даша имъ дани, и почаша сами в собѣ володѣти. И не бѣ в нихъ правды, и въста родъ на род, и быша усобицѣ в них, и воевати сами на ся почаша. И ркоша: «Поищемъ сами в собѣ князя, иже бы володѣлъ нами и рядилъ по ряду, по праву.» Идоша за море к варягом, к руси. Сице бо звахуть ты варягы русь, яко се друзии зовутся свее, друзии же урмани, аньгляне, инѣи и готе, тако и си. Ркоша руси чюдь, словенѣ, кривичи и вся: «Земля наша велика и обилна, а наряда въ ней нѣтъ. Да поидете княжить и володѣть нами». И изъбрашася трие брата с роды своими, и пояша по собѣ всю русь, и придоша къ словѣномъ пѣрвѣе. (Из «Повести временных лет»)]

Теперь даже некоторые украинские националисты не отрицают исторически обозначенную принадлежность этой земли Руси. Недаром же, создавая «Украинскую православную церковь – Киевский Патриархат» Филарет придумал на себя титул «патриарх Киевский и всей Руси-Украины», а знакомые жители Львова как-то рассказали о том, что некоторые тамошние украинцы, обращаясь к тем, кого на Украине давно, еще со времен советской власти, принято называть россиянами (росіянами), говаривали: «це ми – руські люди, а ви – москалі» (это мы – руськие люди, а вы – москали»).

Это к тому мною ведется речь, что быть здесь русским (руським – на украинской мове) – не моя выдумка и не выдумка в угоду каким бы то ни было «врагам Украины».

Русское, русские – плоть от плоти, кровь от крови, душа от духа этой Земли, именовавшейся сызвека Русью.

В то же время термин «россіяне», как не верти, отдаляет нас, руських Украины, и от понятия «руський», то есть – от принадлежности к Руси, а посему и был этот термин так крепко принят и так широко используем украинством, как отделяющий от руського, которое объявлено «синонимичным» российскому. Кто помнит советскую школу, не забыл, наверное, как звучали многие правила в украинской мове: «в українській, на відміну від російської…». – Уже тогда, при советской власти, было введено как важный признак атрибутирования всего украинского – отличаемость его от всего российского. В результате в жертву было принесено, в первую очередь – всё русское (руськое).

Четверть столетия назад, когда мне ещё не хватало знаний и опыта разбираться в вопросах, что такое каноническое или неканоническое в христианской ортодоксии, некоторое время (по приглашению одноклассника, с которым мы товариществовали в школе до 10 класса) мне довелось поработать в должности старосты полтавской свято-николаевской религиозной общины.

Сначала она входила в подчинение местной структуры «Украинской автокефальной православной церкви». Затем, после смерти возглавлявшего эту юрисдикцию Мстислава Скрипника, тоже полтавца, по матери племянника Симеона Петлюры, «всей епархией» перешла в «УПЦ КП», созданную Филаретом (Денисенко).

Мной тогда вполне искренне отстаивалось право украинцев иметь «свою национальную церковь» (что, как выяснилось для меня впоследствии, к «классическому» христианству не имеет никакого отношения). Но за моей спиной прихожане-украинцы частенько задавались вопросом (и мне об этом пересказывали доброжелатели): «А что он делает в нашей церкви, он ведь – русский (вариация – «москаль»)?»

В результате изгнания меня (в том числе – под давлением местной власти) из рядов украинства как «лица неблагонадежного», мне пришлось «немного прозреть» и в 1995 году уйти к архиепископу Феодосию, возглавлявшему тогда Полтавскую и Кременчугскую епархию «Украинской православной церкви», ещё открыто и повсеместно упоминаемой как “УПЦ Московского Патриархата”

Несправедливость, с какою полтавское украинство исторгло меня из своей религиозной общины, тогда возродило во мне русскую самоидентификацию больше, чем все предыдущие исторические привязки и «право по рождению и крови». В простой «советской» семье служащих не принято было говорить о какой-то особости русскости.

Не припомню, чтобы вопрос о русском происхождении когда-либо вообще обсуждался моими родителями или другими родичами. В то же время, со школьной скамьи, как и всем окружающим, мне было хорошо известно, что «русские и украинцы братья навек», украинскую мову и литературу в русскоязычной школе преподавали на более чем высоком уровне.

Неслучайно году примерно в 1994-м, во время беседы с руководителем Полтавского областного отделения «Просвиты» Мыколою Кульчинськым, он сказал мне: «Если бы у нас большинство украинцев так хорошо владели украинской мовой как ты, Сергий, у нас не было бы никаких проблем…» (Впрочем, Мыкола Георгиевич может теперь или не вспомнить, или не признать эти слова…)

Все, казалось, было бы ничего, если бы не дальнейшие события на Украине и возникшие сложности с русской идентификацией…

Следует отметить, что в среде украинских националистов час от часу и ныне звучат высказывания, что «москали украли у Украины название Русь» и что «нужно вернуть Украине право на бренд Русь», вплоть до совсем радикального – «переименовать Украину в Русь» (вспомните и про титул Филарета…)


А о том, что русский язык и русская культура Украины («конечно, отличная от московской»), наряду с украинскими мовой и национальной культурой, должны лежать в основании государства Украина, тоже заявляли (например, Алексей Арестович).

На Украине в последние годы, особенно с 2014-го, русскость, как мировоззрение и этнокультурное самоопределение, стала подвергаться жестоким испытаниям. «Желать русского мира» (а ведь неотъемлемой частью «моего мира» есть русские язык и культура!) – «верный признак сепаратизма», невзирая на то, что абсолютное большинство русского населения никогда не выступало за разрушение государства Украина, тем более, будучи приученными к его существованию десятилетиями советской власти.

И современные русские в основной массе никакого враждебного настроения к украинцам, их культуре и мове, как не имели, так и не имеют. Просто потому, что до сих пор большинство считает обе культуры – русскую и украинскую, и язык, и мову, и сами этносы – русский (если правомерно о нём говорить) и украинский – вышедшими из единого корня. И смею предположить, что и большинство украинцев придерживаются таких же позиций, хотя об этом заявлять вслух теперь «не принято».

С большой натяжкой можно даже согласиться, что русские на Украине – национальное меньшинство. Это «можно» поясню просто: русским, действительно, может быть лишь тот, кто а) Русью признаётся своим и б) признаёт себя сам русским (или хотя бы одно второе).

Но без самоидентификации быть русским невозможно, даже если тебя таковым запишут в тринадцати документах. Отсюда и удивительное удивление многих российских политологов, экспертов и политиков, наивно удивляющихся тому, как многие говорящие на русском языке отказываются (словами и делами) считать себя русскими… О том, что русскоязычие не равнозначно русскости, а тем более “пророссийскости” в современном понимании, мной писалось годку эдак в 2003-м, или 2004-м. Но кто нас – “маргинальных общественников” – слышал?

Но разве считаться этническим русским – не полное право лица, относимого к национальному меньшинству по европейским нормам? Разве любое ущемление прав и свобод гражданина по признаку русской этнокультурной самоидентификации – не грубое нарушение пресловутых европейских и международных правовых норм? И здесь самоопределения вполне достаточно! (Вспоминаю, как на мой вопрос о том, что подтверждает принадлежность лица к тому или иному национальному меньшинству, верховный комиссар ОБСЕ по вопросам национальных меньшинств Астрид Турс ответила однозначно: «самоидентификация»!)

Мы часто употребляем слова русский (руський), забывая, что происходит это прилагательное именно от слова «русь». И если земли, находящиеся под государством Украина, в прошлом, описываемой историей, доведённой до нашего сведения официальной наукой, именовались Русью, то и русские – коренное население этой земли, обладающее всей полнотой природных прав и по рождению, и по справедливости. И кому, как не русским, жить на Руси?

Мы, русские Украины, не выбирали ни свою Родину, ни свое происхождение, ни родной язык. Мы уже такими явились на Свет Божий. Нас таковыми сделала Вышняя Сила. Но потом ситуацию развернули так, что оказались мы народом без государства.

Отрицая наше право на русскость, часть украинского «политического сообщества», воспользовавшись административной властью, поставила здешних русских в положение полу-апатридов, отвергая наши права на этнокультурную самоидентификацию, на сохранение и развитие родных языка и культуры в правовом поле государства проживания и гражданства.

По сути, нас, ничем не нарушавших действовавшее законодательство Украины, постепенно лишали и лишают последних прав и свобод, приписываемых обычно национальным меньшинствам.

Но нельзя скрыть правду о том, что попытки слепить из разных этносов мононацию в известной нам истории всегда заканчивались плохо для страны и народа, с которыми такой эксперимент проводился. Также нельзя умолчать и о том, что без государственной поддержки невозможно избежать деградации культуры, а с ней и языка, а с ними вместе – деградации народа-носителя и, значит, всей цивилизации.

Как и культура, и качественное состояние языка, и чувство Родины, патриотизма, гуманизма – всё требует государственной защиты и поддержки. Для русского населения на Украине, для его мироощущения и самоидентификации такой защиты катастрофически нет уже, по меньшей мере, три года, а качество её в предыдущую четверть века было близко к никчемному. И этому есть, образно выражаясь, три тысячи триста тридцать три доказательства…

Русских и русского без Руси быть не может. И самоидентификация у людей не вырастает так же легко, как бурьяны на помойке.

Чтоб сохранить русскую культуру, русский язык и русскую идентификацию народа, следовало бы, наверное, вернуть в обиход и Русь, как наименование Земли и народа. А ещё вернее – и государства.

Но кто, по какую сторону нынешних государственных границ, сделает это первым, признав право русских (руси) быть не изгоями, а народом на своей земле?

«Есть страна — Украина, в паспорте я украинец. Родился я в этой стране и воюю за нее»: житель Донецка взорвал сеть патриотическим заявлением

На странице проекта «Повернись живим» в Facebook воин ОС, житель оккупированного Донецка, поразил сеть своим признанием и патриотической позицией. Михаил рассказал, что сам родился и ранее жил в Донецке, после того, как город оккупировали россияне, он присоединился к украинским воинам, и вот уже шестой год воюет за Родину. При этом, Михаил говорит, что его семья осталась на оккупированной территории.

«Я не знаю никаких Малороссий, Новороссий, Недороссий, что это вообще за образования. Есть страна — Украина, в паспорте я украинец. Родился я в этой стране и воюю за нее. А за кого они воюют? Я не знаю», — говорит Михаил. Мужчина рассказал, что в оккупированном Донецке у него остался отец, с которым он общается редко. «Они говорят, что я у них взрослый сын и вправе сам выбирать. У меня родители-инвалиды. С флагами они там не бегали, никто из моей семьи не бегал. », — сообщил он. Защитник Украины также рассказал, что изначально он был добровольцем, через некоторое время он подписал контракт с разведбатом. «Спасибо вам, Михаил, за то, что не изменили Украине! Желаю вам скорейшего возвращения домой, с победой! Пусть Господь хранит вас и всех наших защитников! Слава Украине и Героям», «Спасибо искренне настоящему украинском. Пусть судьба у него сложится счастливо», «Вы действительно украинец. Благодарю вас за смелость. Храни вас Бог, а Матерь Божия защитит своим омофором», — написали в комментариях украинцы.

«Зеленский был простым КВН-щиком, научившимся играть на рояле без рук»: Лесев считает президента артистом, играющим роль супергероя

Игорь Лесев разместил на своем YouTube-канале видеоролик, в котором объяснил, почему падает рейтинг нынешнего президента Украины. По словам блогера, динамика здесь просто чудесная — с 73 процентов

«Не сразу поняла, что это вы»: Анита Луценко показала милое фото с дочерью

Звездный тренер Анита Луценко на своей личной странице в «Инстаграм» опубликовала новое фото, показав, как проводит свое время с дочерью.

Появилась скандальная информация относительно возвращения Онищенко в Украину

Народный депутат восьмого созыва Сергей Лещенко на своей личной странице в «Фейсбук» опубликовал пост, в котором дату возвращения скандального бизнесмена Александра Онищенко.

Джулию Робертс обвиняют в смерти сестры

Джулию Робертс, известную американскую актрису, обвиняют в смерти ее сестры Нэнси. Такие обвинения официально озвучил жених покойной Джон Дилбек. Сделал он это в своем интервью изданию Radar.online.


Ким Кардашьян вместе с детьми снялась в новом клипе мужа

Недавно американский рэп-исполнитель Канье Уэст, являющийся также супругом Ким Кардашьян, выпустил новый видеоклип на песню «Closed on Sunday», которая вошла в альбом «Jesus Is King». В этом клипе

Личная жизнь что-то не клеится у меня, а в последнее время особенно. Я родилась на Украине, в городе Киеве, 08. 1980 …

Три года назад я переехал в Киев. С тех пор регулярно вижу злорадные посты и комментарии о том, что жить в городе невозможно. Большинство авторов не посещало украинскую столицу или застало её в разгар революционных протестов. Но до сих пор эти люди уверены — по улицам разгуливают националисты с оружием, за работу платят копейки, а налоги и коммунальные платежи лишают последнего заработанного.

Стереотипы очень популярны, хотя реальная ситуация радикально отличается. Если на плечах хоть сколько-нибудь толковая голова — жить в Киеве почти прекрасно. Расскажу почему.

Дешевизна

Еще в 2012 году рейтинг туристического портала Tripomatic.com признал Киев самой дешевой европейской столицей. С тех поменялось многое, но этот статус оспорить сложно. В марте 2020 года исследовательская группа Economist Intelligence Unit включила Киев в список 10 самых дешевых городов мира. Компания Mercer тоже поместила город на Днепре на последние места по дороговизне для туристов: в рейтинге из 209 позиций он занял 163 место.

Правда, несколькими месяцами позже журнал The Economist внес украинскую столицу в десятку худших городов для жизни. Несмотря на очевидные проблемы, к справедливости этой оценки есть вопросы. К примеру, по инфраструктурым оценкам Киев обошли столицы Нигерии и Пакистана. И это при том, что немногим позже все тот же The Economist рассказал о провальной политике властей Исламабада — несмотря на постройку трасс и аэропортов, там просто некому ездить и летать. Из пакистанской столицы можно три часа гнать по новенькому хайвею и не встретить ни одной машины. Масштабными девелоперскими проектами подогревают экономику страны, а не обеспечивают удобство граждан. В Киеве же дороги и аэропорты не простаивают без дела.

Состояние культуры и экологические показатели оказались согласно рейтингу журнала оказались ниже, чем в Зимбабве — стране, где инфляция обычно исчисляется числами с пятью нолями. Безусловно, хаотическая застройка и безответственное отношение к выбросам в Днепр бьют по уровню жизни в Киеве. Но ведь это по-прежнему самая зеленая столица Европы.

В общем, статистика твердит только одно: тут дешево. Но хорошо ли?

В целом — более чем. Низкие цены Киева обеспечивают практически беспроблемное существование при любом уровне доходов. В отличие от Москвы, для комфортной жизни в Киеве не нужно зарабатывать несколько тысяч долларов — за аренду хорошей однокомнатной квартиры у метро можно отдавать на более $300-400. Если снимать жилье совместно, счета и вовсе мизерные.

Заработки

Официальная статистика гласит, что средняя зарплата в городе составляет 10 500 грн (около $400). Конечно, если быть тюфяком без амбиций, можно скатиться и за этот минимум (но все равно спокойно жить). В реальности заработки выше — при минимальном усердии получать менее $500-$600 просто трудно.

В ИТ-секторе зарплаты и вовсе другого порядка: тимлиды получают почти $3000, проджект-менеджеры стартуют с $1000. Не впечатляет? Все нужно пересчитывать на местные цены. В хорошем кафе можно до отвала поесть в одиночку на $10, стоимость средней поездки в такси не превышает $4. Безлимитный 3G обойдется в $7/мес. При этом сложно не обвинить Украину в обрушении национальной валюты, которая делает постоянную конвертацию в доллары просто удобным трюком. И действительно, с 2013 года по отношению к доллару гривна подешевела втрое. Это серьезный удар, но переживать его с каждым днем все легче.

Во-первых, есть проверенный лайфхак — работа на зарубежных заказчиков. По данным сайта IT Outsoursing News, Украина — первая в Европе страна по количеству занятых на аутсорсе программистов. В 2020 году таких было около 100 тыс, к 2020 году прогнозируют подъем до 200 тыс работников. Как заверяет отчет международной ассоциации IAOP, из 100 лучших мировых компаний-аутсорсеров 13 имеют представительство в Украине. Понятное дело, что Киев — средоточие такого бизнеса.

Оставлю в стороне международную статистику и расскажу о собственных наблюдениях. Мой хороший знакомый работает дизайнером — с 2013 года подбирает фрилансерские заказы на международных биржах по ретуши и обработке фотографий. По его словам, украинцы демпингуют без страха и упрека: пока топовые британские и американские специалисты берут по $50 за ретушь одной фотографии, местные счастливы работать за $5-7.

Во-вторых, денег хоть и стало меньше, возможностей только прибавляется. Имея минимальные навыки, найти работу в Киеве — дело нескольких дней и одного поста в Facebook. Тут постоянно что-то открываются: от медиапроектов до представительств иностранных компаний.

Подтвердить статистически эти выводы достаточно трудно: официальные сведения говорят о том, что на одну вакансию, в среднем, приходится по три соискателя. Госслужба статистики тоже ворчит, что 80% официально занятых украинцев получают от 3200 до 8000 грн, а в зоне 8-10 тыс находятся лишь 9% трудоустроенного населения. И тут вылезает на свет очередная особенность: найденная работа скорее всего будет нелегально или полулегально оплачиваться.

Жизнь без государства

Следующий аргумент насчет безнадежности украинской столицы — высокий уровень коррупции. Со взяточничеством не поспоришь, оно действительно встречается. Более того, согласно опросу International Republican Institute граждане считают это главной проблемой страны: рейтинг обеспокоенности взяточничеством выше, чем насчет конфликта на Донбассе.

И тут дело личного опыта: кто-то замечает медленные улучшения, а кто-то столкнулся с еще большей наглостью чиновников. Статистика неоднородна: при том, что ситуация «нужно дать» известна каждому, о даче взяток при опросах сообщают не более 25% респондентов.

Половина случаев приходится на медицинскую отрасль, в то время как чиновникам «платит» лишь каждый девятый. По этому поводу международная организация Transperancy International даже выпустила иронический плакат с текстом: «Я даю, потому что хочу выжить. А почему даешь взятки ты?». Тут нечего возразить — любой поход в больницу автоматически подразумевает, что нужно давать на лапу.

Расскажу про обратную сторону ситуации — при желании дел с государством можно вообще не иметь. Например, бесконечно долго работать «в серую», не платить и копейки налогов, арендовать жилье без заключения договора, покупать ввезенную нелегально технику, распрощаться с идеей про «бесплатную медицину» и топать по частным клиникам.

Хорошо ли это? Вряд ли, но временами удобно.

Открытость

Главный повод любить Киев — постоянная динамика. Город не дает тосковать, без конца возникают новые возможности. С просчетами тут легко мириться, а изменения действительно идут. Сказывается это и на количестве туристов — госслужбы сообщают, что за первое полугодие 2020 года Киев посетили 1,2 млн иностранцев.


Работает все и в обратную сторону. Речь про безвизовый режим, причину бесконечных саркастичных шуток. Многие ерничали, что украинцы не смогут себе позволить поездки по Европе.

Но это наглое передергивание: поехать на концерт в Берлин среди молодежи теперь считается обычным делом, люди все чаще отправляются в короткие туристические туры по зарубежным столицам. Особенно хорошо иллюстрируют ситуацию очереди в паспортные центры, на оформление биометрических документов.

Обычное время ожидания составляет около двух месяцев. По срочному тарифу ждать придется около месяца. Причем таймер не уменьшается с момента открытия границ. От расширения возможностей хуже не становится, еще в сентябре пограничники говорили о том, что по новым условиям границу пересекли около 260 тысяч украинцев.

Конечно, все это не затмевает недостатков Киева (а иногда даже ярче их подчеркивает). Это не идеальный город, но и в обаянии ему не откажешь. Тем более, на фоне бума заведений, расцвета музыкальной сцены и улучшения финансовой ситуации. Здесь все близко, дешево и постоянно улучшается. Жить при таких раскладах отлично.

Феномен «русских украинцев». Ростислав Ищенко

Дата публикации: 19 ноября 2020, 09:16

На Украине существует феномен — люди, называющие себя «русскими украинцами». Обращаю внимание, не «украинскими русскими», что было бы не очень приятно, но понятно: русские в Молдавии могут называть себя «молдавскими русскими», в Узбекистане «узбекскими русскими» и т.д. Это понятно — это русские люди, родившиеся, соответственно в Молдавии, Узбекистане и т.д. Но им голову не приходит назвать себя «русскими молдаванами» или «русскими узбеками»

Шёл 1970 год. Мне было пять лет. Я приехал в гости к бабушке. В Белую Церковь. Под Киевом. Бабушка у меня родом с Урала. Дед (по папиной линии) войну начал под Сталинградом, а закончил на Днепре (шесть ранений, из них четыре тяжёлых, две контузии, медали «За боевые заслуги» и «За отвагу», ордена «Красной звезды» и «Отечественной войны» второй степени). Командир пулемётной роты. Воевал неполный год. С октября 1943 его на фронт уже не отправляли (а прибыла его дивизия под Сталинград в ноябре 1942 года). Умер (в 1956 году) в 36 лет, от последствий контузии (молодым майором, на полковничьей должности).

В 1970 году мне было пять лет (если точно, то четыре с половиной). Бабушка была учительницей французского языка. Заодно и классным руководителем. Я приехал к ней в гости. Вопреки обыкновению, не отправился сразу домой, а (по неизвестной мне причине) зашёл в школу, в которой она преподавала. Думаю, что ей надо было завершить работу с классом, а школа была от дома в пяти-семи минутах пешком. Вот меня как будущего ученика и пристроили посмотреть как дети учатся.

Минут пятнадцать я изучал в пустом классе парты (которые тогда ещё не отличались от гимназических начала века) и читал, что на доске написано. А потом вышел с бабушкой на крыльцо школы, где выступал её класс (и другие классы). Сейчас не помню, что был за праздник, но подозреваю, что 9-е мая. Потому что я вышел на крыльцо (скорее меня вывели, слишком мал был, чтобы самому выходить), как раз когда девушки из бабушкиного класса (8–10, уже без пионерских галстуков и, как для меня, в то время, взрослые тётки) пели «Алёшу». Песню не так часто с тех пор слышал, но хорошо помню, поскольку, на словах «Цветов он не дарит девчатам, они ему дарят цветы», весь женский коллектив школы, который стоял рядом со мной, рыдал.

Это был 70-й год. Моей бабушке было 48 лет. Ровно в этом в возрасте (в 2014 году) я покинул Киев. Город, в котором жили четыре поколения моих предков, в котором моя мама пережила оккупацию (и в трёхлетнем возрасте встретила Красную Армию), стал не просто чужим, а враждебным. Меня можно заставить туда вернуться, но нельзя убедить или уговорить сделать это добровольно. Это как на войне. Все, кто выжил и победил, гордятся Победой, а пока были живы однополчане, встречались и вспоминали дни былые. Но ни сами не мечтали вернуться в блиндаж под артобстрел, ни детям своим не желали испытать «удовольствие» атаки (в полный рост на подготовленную оборону).

Для меня этот город хуже, чем чужой. Вчера родной, а сегодня враждебный. Как враждебна для евреев Варшава. Город, в котором они жили, который защищали, в котором восставали и из которого поляки, в рамках построения моноэтнического государства, изгоняли их уже после войны. Сегодня Киев для меня город, в котором живут не просто какие-то абстрактные «понаехавшие» галичане и даже не «украинцы», ещё вчера бывшие малороссами. Это город, в котором живут люди, именующие себя «русскими украинцами».

Мне, безусловно, очень неприятно слышать от этих «русских украинцев», что «Россия предала», что «России больше нет — есть эрэфия» и «нет русских — есть эрэфяне», что Путин — «лиговская гопота», а мы все его «наёмники»» и т. д. Но всё это я бы пережил.

Мало ли кто, кого и почему клеймит позором и нехорошими словами. В конце концов, из моих знакомых, оставшихся в Киеве, больше всех ненавидит Россию (за то, что «не спасла») и Путина (за то, что «лиговская гопота»), а также нас всех (за то, что «эрэфяне, а не русские»), человек, который всю жизнь ничего лично не сделал и не заработал, жил за счёт того, что его то мама, то друзья устраивали на работу и кормили (даже я полтора года, пока он был без работы, по просьбе нашего общего друга, которого он тоже умудрился предать, платил ему полторы тысячи долларов ежемесячно только за то, что он за этими деньгами раз в месяц заходил). Когда же в Киеве состоялся переворот, он уехал в Израиль и получил на себя и на семью израильские паспорта (не потому, что имел право, он такой же «еврей», как и «русский»), но потому, что ему помогли их получить без усилий. Потом он получил от Израиля и потратил 20 тысяч долларов вспомоществования (на интеграцию в гражданство), а когда деньги кончились, вернулся на Украину и теперь ругает Россию (и надеется, что она развалится, а нас всех убьют), только потому, что Путин не привёз ему лично паспорт, пару орденов, квартиру на Тверской и должность министра российского правительства.

Я не шучу. В 2020 году этот человек позвонил мне и сказал, что возвращается на Украину. На мой вопрос «почему не в Россию?», заявил, что ему не дали квартиру в Москве, паспорт и высокооплачиваемую работу. Когда же я осторожно поинтересовался обращался ли он за российским паспортом (искал ли работу в России), он мне сообщил, что его жена уже решила, что на Украине фашисты навсегда и надо «встраиваться в новую власть». В общем, человек получил израильский паспорт, «встроился» в «новую власть», и на чём свет стоит ругает в Россию за то, что она его «не спасла», прячась в интернете под никами малоизвестных русских (имперских) и французских (средины прошлого века) генералов и желая всем русским (которых он русскими не считает) погибели, именуя себя «настоящим русским».

Так вот, всё это меня бы не очень огорчило. Мало ли в любом обществе и в любое время бывает подонков. Но дело в том, что в Киеве и окрестностях возникла целая команда «настоящих русских». И это бы полбеды, в Москве тоже есть «настоящие русские», которые готовы едва ли не с циркулем черепа измерять, ненавидят русских, которым не посчастливилось оказаться после распада СССР за пределами Российской Федерации, заодно терпеть не могут «инородцев», являющихся полноправными гражданами России. В России есть русские нацисты (пусть и немногочисленные и не влиятельные), ничем не отличающиеся от украинских нацистов. Всё как везде.

Но только на Украине существует феномен — люди, называющие себя «русскими украинцами». Обращаю внимание, не «украинскими русскими», что было бы не очень приятно, но понятно: русские в Молдавии могут называть себя «молдавскими русскими», в Узбекистане «узбекскими русскими» и т.д. Это понятно — это русские люди, родившиеся, соответственно в Молдавии, Узбекистане и т.д. Но им голову не приходит назвать себя «русскими молдаванами» или «русскими узбеками». Это оксюморон, всем понятно, что ты можешь быть русским, узбеком, якутом, китайцем, но никак не «якуто-китайцем» или «молдавано-узбеком». А «русский украинец» (в отличие от «украинского русского»), как раз и является «негро-индейцем». Причём эти люди хорошо понимают, как они себя классифицируют, поскольку они никогда не ошибаются и не называют себя «украинскими русскими», а именно «русскими украинцами».

Чтобы было понятнее, это как если русские, живущие в России начнут называть себя не «москвичами, питерцами, архангелогородцами», а «русскими рязанцами», «русскими тверичами», «русскими новгородцами», подчёркивая таким образом свою этническую (рязанскую, тверскую, новгородскую) самость. В конечном итоге, ломбардцы, бургунды, франки, вестготы и т.д. — такие же германцы, как саксы, швабы, баварцы, но, в отличие от последних (перемешавшихся, кстати, с лужицкими сербами, поморами (померанцами) и прочими славянами), они не только не входят в состав германского государства, но тысячу лет чётко отделяют себя от немцев («швабов», «бошей», «алеманов»).

Как только вы назвали себя «русским украинцем» (то есть русским, имеющим дополнительную этническую идентификацию — украинец), а не «украинским русским» — русским, живущим на пограничных землях русского мира, вы, тем самым определили свою нерусскость. Или как минимум готовность к отказу от русскости. Не случайно именно люди, именующие себя «русскими украинцами», акцентируя внимание на том, что они не какие попало русские, а именно украинцы, постоянно предъявляют России и «русским русским» претензии, что они «не пришли, не спасли» и т.д., прозрачно намекая, что «русских русских», которые «неправильные русские» (в отличие от «правильных русских», которые украинцы) ждёт развал страны и кара за «предательство».

Русский человек не может ненавидеть Россию (какой бы она ни была). Это его страна, которая начинается «с той песни, что пела нам мать, с того, что в любых испытаниях у нас никому не отнять». Россия может отступать (так многократно случалось, не только с ней, в веках), и тогда русский либо отступает вместе с ней (уходя туда, где осталась Россия), либо хранит Россию в сердце своём (как делали это миллионы русских на тех же малороссийских и белорусских землях в XIV-XVIII веках, в некоторых местах по пятьсот лет ожидая и добиваясь воссоединения с Россией, но не устраивая истерик по поводу того, что «Москва предала» и «во Владимире и Новгороде не русские, им Казань и Астрахань дороже Киева и Смоленска»).

Так вот, на Украине, помимо инфантильных истериков, требующих немедленного «спасения» ненавидимыми ими «русскими, которые уже не русские» и «Россией, которая не Россия», полно людей, которые считают себя частью русского мира, патентованными русскими, которые сражаются за русскость на передовых рубежах нерусскости, но при этом именуют себя «русскими украинцами», причём настаивают именно на такой собственной идентификации.

Тем самым они подчёркивают, что, по их мнению, они не такие русские, как русские в Брянске, Воронеже или во Владивостоке. Они считают себя «более русскими», но если бы они считали себя «менее русскими» это бы ничего не поменяло. Как только любой русский (даже если он якут) начинает определять себя не просто русским, а каким-то особенным русским (немного не таким, как другие русские), он сразу же перестаёт быть русским, поскольку создаёт альтернативную русскость. В конечном итоге неважно, любит ли отдельно взятый украинец Россию или ненавидит, хочет он с ней дружить или воевать. Главное, что он чувствует свою отдельность от России. Даже, если при этом он называет себя «русским», добавляя какую-то дополнительную этническую идентификацию («русский украинец») он, тем самым отделяет себя от России.

Мы называем грузина Багратиона и шотландца Барклая де Толли русскими полководцами (они сами себя считали русскими). Точно также мы считаем великими русскими поэтами потомка эфиопов Пушкина и потомка шотландцев Лермонтова, потому что они сами себя считали русскими. И Екатерина Великая — русская императрица, потому, что она, будучи чистокровной немкой, считала себя русской. А любой наш современник, которому «стыдно, что он русский», русским не является, даже если он может доказать, что в его жилах в двадцати или более поколениях течёт исключительно русская кровь.

Человек, называющий себя русским, но стыдящийся России, хотя бы и потому, что она не оправдала его ожиданий, не русский. Тем более не может претендовать на русскость человек, именующий себя «русским украинцем». Он сразу определяет для себя синкретическую этническую принадлежность, отделяющую его от общего массива русскости и делающую «немного не таким» русским, неважно, «более русским» или «менее русским», важно, что человек заранее предполагает, что русских можно поделить на сорта.

Меня лично во всей этой истории удивляет, что люди, определяющие себя, как «русские украинцы» и тем самым отделяющие себя от «русских русских» и от России, не просто ждут от России спасения (ждать и надеяться никому не заказано), но требуют от России, чтобы она вела себя так, как эти «русские украинцы» считают правильным. В Эльзасе живут эльзасцы, часть из них считает себя французами, а часть немцами. Было бы очень странно, если бы эльзасец, живущий в немецкой части Эльзаса, являющийся гражданином Германии и считающий себя «французо-немцем» требовал бы от Франции, чтобы она формировала свою внешнюю и внутреннюю политику, исходя из его «франко-немецких» взглядов на жизнь.

По моим наблюдениям, люди, считающие себя русскими и положившие жизнь на благо России, ничего для себя, как правило, не требуют. И даже если Родина по отношению к ним бывает несправедлива и неблагодарна, не сетуют, потому, что они русские и Россия у них одна. В семье тоже родители и дети, супруги и братья с сёстрами не всегда бывают справедливы по отношению друг к другу, зачастую не ценят лучшие побуждения своих родственников. Но у каждого человека одна семья и ближе людей, чем мать, отец, жена, ребёнок у него не будет никогда. Из семьи можно уйти, можно найти (создать) себе другую семью, любить других людей, но нельзя жить с одними (любить их и пользоваться их любовью), требуя при этом, чтобы старая семья о тебе заботилась. Тем более нельзя утверждать, что ты (уйдя из семьи) более семьянин, чем те, кто в семье остался.


Ты никому ничего не должен и тебе не должны. Если же ты считаешь, что тебе должны, то и ты должен испытывать чувство долга по отношению к своим соотечественникам. И если чукчи, буряты, якуты, ненцы, коми, татары и прочие россияне (большинство из которых считает себя русскими) по какой-то причине не желают сажать свои семьи на голодный паёк, а сами не приходят в восторг от перспективы отправиться в окопы кормить вшей, чтобы спасти некоторое количество «русских», числящих себя особыми «русскими» — «украинцами», то их можно убеждать в полезности для них войны («быстрей дают чины и ордена»), но упрекать их в «нерусскости», только за то, что они не желают жертвовать своим благополучием ради неведомо кем патентованных «русских», которые, «по собственному мнению», «русее самых русских из русских» и поэтому им «все должны», как минимум неразумно.

Когда же «русские украинцы» доходят до крайности и начинают утверждать, что России нет, русские кончились и остались только они «последние римляне», с израильскими, канадскими, швейцарскими и т. д. паспортами, требуя при этом, чтобы «несуществующие» русские из «исчезнувшей» России спасли их от житейских неурядиц на основании «братства, которое давно не братство» (по их собственным утверждениям), это выглядит как минимум глупо. Я предполагаю, что когда русские слышат, что они «безмозглые эрэфяне», которыми руководит «лиговская гопота», что «настоящие русские», которые заодно почему-то «украинцы», призывают на их головы все возможные несчастья, то у них явно не прибавляется желания братствовать с такими «братьями».

Что же касается Путина, то он, конечно, ради счастья народного «лиговскую гопоту» может проглотить (нельзя же из-за нескольких десятков идиотов миллионами душ жертвовать). Но «русскими украинцами» числит себя «образованный класс», люди, претендующие на руководство страной, после того как «русские танки» «наведут порядок». И на кого Россия должна на Украине опираться? На мечтающих вернуться во власть и потому готовых сотрудничать с хунтой бывших регионалов? Смешно, им уже народ Украины не верит, слишком уж резво они меняют взгляды и политические предпочтения. Может тогда на «русских украинцев»? Они ещё себя в последнее время «адекватниками» (в противовес «ватникам») называют. Так они мало того что работают на подхвате у тех же бывших регионалов, они ещё и публично, не скрываясь ненавидят Россию, русских (живущих в России) и руководителей российского государства. Отличаются «адекватники» от нацистов только тем, что у нацистов власть в руках есть (и те ненавидят Россию), а «русские украинцы» желают, чтобы ненавидимая ими Россия отобрала власть у нацистов и передала им (а уж получив власть они научат «неразумных русских» свободу любить).

И после всего этого они ещё удивляются, что многократно ими обруганный русский народ (которому они отказали в русскости), даже понимая, что с Украиной всё равно придётся что-то делать, не рвётся её «спасать» (а их самих называет «хатаскрайниками» и «крипотобандеровцами»). Если бы тонущий в болоте требовал от меня спасти его, одновременно обещая пристрелить, как только выберется, я бы тоже сто раз подумал, стоит ли ему помогать.

Ростислав Ищенко, ИА Альтернатива

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки

Личная жизнь что-то не клеится у меня, а в последнее время особенно. Я родилась на Украине, в городе Киеве, 08. 1980 …

Год основания: 482 г. Киев отмечает день города в последнее воскресенье мая.
В 2020 году эта дата — 26 мая.

Киев. Златоверхий Михайловский собор (Фото: Владимир Прокофьев)

Киев (укр. Київ) — столица и самый крупный город Украины. Находится на реке Днепр.

Киев очень красивый и старинный город, в нём гармонично соединились история и современность. Население Киева – около 3 млн. человек (на 2020 год), среди которых украинцы, русские, евреи, белорусы и поляки. Этнохороним – киевлянин, киевлянка, киевляне.

Археологические раскопки показывают, что поселения на территории Киевской области существовали уже 15-20 тысяч лет назад. Существует легенда, что Киев основан тремя братьями Кием, Щеком и Хоривом и сестрой Лыбедью как центр племени полян, а назван в честь старшего брата.

По археологическим исследованиям, первое городское поселение на территории Подола появилось не ранее 880-х годов.

Византийский император Константин Багрянородный отмечал, что у Киева существовало второе название – Самватас. Вероятно, оно было либо древним названием города, либо его обозначением в неславянской среде.

В результате некоторых археологических раскопок считается, что уже в 6-7 веках поселения на правом берегу Днепра были городского масштаба. Эта версия считается общепринятой и в 1982 году Киев отметил своё 1500-летие.

Однако в противоположность «юбилейной концепции» часть историков и археологов считает, как и прежде, что образование Киева как города проходило в 8-10 веках. Только в конце этого периода отдельные поселения слились в единое поселение городского характера.

Существует также версия, что Киеву больше, чем 2500 лет и о его существовании знал еще Геродот, а сам Киев был столицей царя гуннов Аттилы.

С 882 года Киев был столицей Киевской Руси. С 1362 года город находился в составе Великого Княжества Литовского и Речи Посполитой; после 1569 года Киевщина входила в состав польских коронных земель. В 1654 году Киев вошёл в состав Российского государства.

C ноября 1917 до лета 1920 года Киев переходил из рук в руки, власть постоянно менялась. С 1918 по 1934 год столицей Украинской ССР являлся Харьков. За героизм, проявленный во время Великой Отечественной войны, Киеву было присвоено звание города-героя.

С декабря 1991 года Киев — столица независимого государства Украина. Согласно Конституции Украины город Киев как столица Украины имеет специальный статус, не подчиняется областному руководству.

В начале мая город утопает в цветущих черёмухе, сирени и каштанах. Такого количества каштанов нет нигде. Киев расположен на холмах: некоторые улицы поднимаются под углом в 40 градусов.

Андреевский спуск, Андреевская церковь, Михайловский собор, Золотые ворота, Киево-Печорская лавра, улица Крещатик, Софийский собор, Владимирский собор – важнейшие достопримечательности и памятники архитектуры, находящиеся в Киеве.

Здесь родились многие известные и выдающиеся люди: писатель Михаил Булгаков, русский певец Александр Вертинский, российский актёр Сергей Маковецкий, художник-авангардист Казимир Малевич, певица Татьяна Овсиенко, актриса Ада Роговцева и другие.

Интересный факт: станция киевского метро «Арсенальная» – самая глубокая в мире, её глубина 105 метров.

Киев празднует День города в последние выходные мая. Первое празднование Дня Киева состоялось в конце мая 1982 года.

Герб Киева – стилизованное изображение архангела Михаила. В его центре фигура Архистратига Михаила, который держит в правой руке огненный меч, а в левой – овальный щит.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Женский журнал про диеты, отношения, красоту и стиль