Лежать в постели с коллегом по работе в незнакомой комнате. Ходить полуголыми по комнатею


Секс с мужем подруги Новелла

Стояла прекрасная летняя погода. Мой друг, с которым у меня были серъезные, хорошие отношения, уехал в командировку на две недели в Питер. Мне было грустно и одиноко, и я в буквальном смысле не знала, куда себя деть в предстоящие выходные. На мое счастье, в пятницу, в конце рабочего дня, мне позвонила подруга Марина и предложила поехать с ними на дачу. Они собирались ехать с мужем на природу на своем автомобиле, и я с удовольствием согласилась. Договорились выехать не в пятницу, чтобы не толкаться в многочисленной пробке среди желающих выбраться из города, а рано утром в субботу. Виталий и Марина поженились год назад и жили душа в душу. Они заехали за мной примерно в шесть утра и мы помчались по Ярославскому шоссе в сторону Сергиева Посада. Было весьма непривычно и приятно ехать без остановок и помех по практически пустынной дороге. Я и Марина устроились на заднем сиденьи девятки и, как две птички, щебетали до самой дачи,
обсуждая самые разные проблемы. Виталий сосредоточил все свое внимание на дороге и, что очень ценно, не вмешивался в наш разговор, проявляя удивительную выдержку и лишь чуть-чуть, в виде фона, включив магнитолу.
Дача моих друзей находилась в удивительно живописном лесном массиве, в пяти километрах от усадьбы выдающегося поэта Тютчева. На участке в шесть – восемь соток построен достаточно вместительный летний утепленный садовый домик и ряд подсобных строений. В домике имеются: веранда, прихожая, кухня и две спальни. Немного перекусив и попив чаю, мы занялись обычными дачными делами: прополкой, сбором ягод, наведением порядка в домике и т д. Дышалось легко и свободно на свежем воздухе и чувствовалось как тело и душа по-настоящему отдыхают. За этими заботами незаметно пробежал день, мы поужинали и, уставшие но довольные, разошлись по спальням на ночлег.
Раздевшись до трусиков и бюстгалтера, я устроилась поудобнее в постели, надеясь на крепкий здоровый сон. Стояла звенящая тишина, которую в многомиллионном городе невозможно услышать. Сон подступал ко мне, но вдруг за стенкой послышалось легкое движение. Сначала оно было еле различимым, однако в абсолютной тишине становилось все явственнее. Среди стука и скрипа дивана все четче слышались сексуально-эротические вздохи и возгласы моей подруги. Не было никаких сомнений, что любовная пара занялась сексом. Надеясь, что это не будет продолжаться достаточно долго, я перевернулась на другую сторону и попыталась заснуть. Но не тут-то было. Возгласы Марины становились все отчетливее, стуки интенсивнее. Время от времени все прекращалось, но не надолго, а затем продолжалось еще с большей силой, видимо партнеры меняли позу совокупления.
Непроизвольно, под воздействием этих эротических шумов, помимо моего сознания, где-то глубоко изнутри, у меня стало зарождаться сильное сексуальное желание. Груди мои напряглись, им было тесно в матерчатом панцире, соски набухли. Повинуясь великому инстинкту, я сняла бюстгалтер и удивилась: титьки никуда не свалились, а торчали перпендикулярно телу. За стеной творилось что-то невообразимое: стуки, стоны и возгласы раздавались с такой интенсивностью и громкостью, что, казалось, их слышно далеко за пределами садового домика. Мое тело бросало в дрожь и желание из под коры головного мозга стало скатываться все ниже и ниже, приближаясь к бедрам и влагалищу. Я растерялась, поскольку девичьи шалости в виде мастурбации давно забыла, занимаясь сексом с любимым человеком, и мне никак не хотелось к этому возвращаться. Но желание все возрастало, тело мое все горело от нетерпения, боясь испачькать трусы, я быстро сняла их и подложила салфетки. Из соседней комнаты наряду с охами и ахами подруги послышались все усиливающиеся стоны Виталика. Его звуки из стонов превращались в рычание дикого зверя, заглушившие стоны Марины. Я почувствовала, что кончила, но оргазм был слабеньким, еле заметным, благо во-время сделала подкладки. За стеной стало тихо и я с облечением подумала, что наконец-то все кончилось.
Радость и надежда мои были преждевременными. Спустя совершенно малый, на мой взгляд, промежуток времени секс возобновился, причем сразу с максимальной интенсивностью. Я не знала что мне делать, все мое тело изнывало от нестерпимого сексуального желания. Состояние было такое, хоть на стенку лезь. Второй заход у моих друзей был еще продолжительнее, затем третий, четвертый и т. д. Я сбилась со счета и просто вся оцепенела, наконец все стихло. Было далеко за полночь, ни о каком сне не могло быть и речи. Я уже грешным делом стала подумывать о самоудовлетворении, чтобы хоть как-то снять непреодолимое напряжение. Но вдруг, как по зову предков, насыщенная до предела флюидами Виталия и контролируемая чужим биополем, я словно загипнотизированная поднялась с постели, вышла из своей спальни совершенно голая и с торчащими сиськами, вздрагивая как в лихорадке, вошла в спальню Марины.
Было довольно тепло и они спали голые, раскинувшись на кровати. Виталик лежал с краю на спине и в предрассветной мгле была видна его вздыбившаяся мужская плоть. Утренняя эрекция- промелькнуло у меня в голове- я об этом что-то читала и слышала. Его огромный член, как изваяние, торчал перпендикулярно туловищу, напоминая белую кость мамонта. Плохо контролируя свои дальнешие действия, я приблизилась к нему, взяла в рот головку его пениса и поняла по ее упругости и твердости, что ему не требоваось никакого дополнительного возбуждения. Сама я уже была на пределе и давно готова. Легко взобравшись на Виталия, я направила его звенящий член в свое раскаленное влагалище. Он плотно и глубоко вошел в меня и я, от восторга немного крикнув, еле удержалась, чтобы не кончить. Собрав всю свою волю, я замерла, чувствуя как расплывается блаженство по всему моему телу. Муж Марины или действительно крепко спал, или, поняв мое состояние, не делал никаких движений. Затем совершенно самопроизвольно, повинуясь законам природы, мои бедра и таз начали медленные ритмические движения в горизонтальной плоскости. Волны зарождающегося удовлетворения распространялись во мне, с каждой секундой набирая свою силу. Движения мои ускорялись, чуть-чуть наклонившись на грудь партнера, я почувствовала при движении вперед как он умело подмахивает мне, внедряя свой член еще глубже, что еще сильнее возбуждало меня. Уже недостаточно было движения в одной плоскости и я добавила, все более ускоряясь, вертикальные движения. Кроме того, стенки моего влагалища сжимаясь и расширяясь, как бы массировали пенис. Я забыла о пространстве и времени, о том, что рядом спящая подруга, о том, что занимаюсь сексом с ее мужем и вообще обо всем на свете.
Сладострастие захватывало всю меня, я не могла уже молчать и потихоньку стонала от удовольствия. Движения мои по-прежнему ускорялись и вот я, как лихая наездница, скакала на необъезжанном рысаке. Вдруг тело мое содрогнулось, движения стали прерывистыми и более концентрированными, сладострастие достигло наивысшего предела, я закричала как сумашедшая и кончила, испытав сильнейший оргазм. Уставшая, но довольная, я тихонько легла на его слегка волосатую грудь.
Спустя несколько секунд, я с удивлением почувствовала, что его член и не собирается опускаться, а все также колом стоит во мне. Желание опять вспыхнуло во мне с новой силой и, немного выпрямившись, я сразу понеслась вскачь. Весьма скоро я снова испытала оргазм, несравнимый конечно с первым, но такой же приятный и желанный, затем еще и еще. Казалось, что этому не будет конца.В пылу этой скачки, я не сразу заметила, что Виталий стал намного активнее, что его пенис несколько утолщился, руки его ласкали мое тело: торчащие груди и соски, плечи, талию, бедра и попу. Все это вызывало у меня истинное вожделение и глубочайшее удовлетворение. Он стал тяжело дышать и слегка постанывать, я понеслась с удвоенной скоростью. Вдруг Виталик зарычал, как тигр и я почувствовала как из вонзившегося в меня на немыслимую глубину фаллоса выбросилась мощная струя спермы, обвалакивая мои внутренности. В этот самый момент, я испытала сильнейший оргазм, соизмеримый с первым, но существенно отличающимся от него действиями партнера. Его ласки и стойкость пениса довели меня до полного удовлетворения. Обессиленная я упала на его грудь и замерла.
Откуда-то из глубины памяти всплыли строчки из сексуально-эротического стихотворения Михаила Лермонтова “ Счастливый миг “:
. И тогда душа забудет,
Все, что в муку ей дано,
И от счастия разбудет
Истощение одно.
Действительно это так ! Пенис Виталия по-прежнему находился во мне и сохранял достаточную твердость и эластичность, однако это не вызывало у меня уже никаких эмоций. Тихонько я вытащила его из влагагалища, встала на пол, наклонилась и облизала головку в знак глубокой благодарности. После этого, он потихоньку стал опускаться.
Придя к себе в спальню, я одела нижнее белье, укрылась простыней и довольно быстро крепко уснула. В воскресенье утром, достаточно поздно, меня разбудил веселый голос подруги: “ Соня, доброе утро! Вставай! Виталик придет с зарядки будем пить чай. “
Я приветливо поздоровалась с ней и пообещала скоро быть на кухне. За чаем мы непринужденно болтали и по нашим сияющим глазам можно было понять, что все мы очень довольны. У Виталия и Марины не было ни малейшего намека на события прошедшей ночи.
Целое воскресенье мы отдыхали: жарили шашлыки, ходили в лес и т. д. Мне было приятно и весело быть в компании этой замечательной пары. Я уже начала сомневаться, а не сон ли это был ночью, или галлюцинации моего воспаленного воображения. Тайком я сделала осмотр своего тела и убедилась, что это не так: на моих бедрах и попе остались легкие синяки от трепетных и нежных рук Виталика, сжимающих их в момент оргазма.
И тут до меня дошли глубочайший смысл и утонченная деликатность моих друзей, понявших мое ночное состояние. Через несколько месяцев я вышла замуж за моего друга и мы зажили счастливой семейной жизнью. С Мариной и Виталием мы дружим до сих пор, но никогда больше у меня не возникало такого необузданного, неодолимого сексуального желания к мужу моей подруги.

P. S. от а в т о р а

Встает уж солнышко с зарею,
Вздыбает пенис без причин!
О, женщины, секрет не скрою,
Пришла пора любить мужчин!

Соседи по лестничной клетке

Соседи по лестничной клетке

В девятом классе я не учился — поступил в техникум. В тот день, так получилось, я отправился в свой колледж во втором часу дня. Мой отец работал на заводе ВНИИМЕТМАШ инженером-конструктором, а мама – товароведом в райпищеторге.

Танина мать, тётя Рая, работала на фабрике по пошиву одежды Объединение «Узоры»на фабрике по пошиву одежды и днём часто была дома, потому что работала в ночную смену, лишь иногда она посещала свою фирму днём с какими-то бумагами.

Мы дружили, ходили друг к другу на день рожденья и просто так, в гости. Вчера, когда мы ходили в кино, Таня рассказала мне, как у неё появился отчим.

«Однажды, когда я делала уроки, к нам пришёл молодой высокий мужчина. Оказалось, что это помощник мастера с маминой фабрики, Олег Павлович Осенний — так он представился. Они о чем-то долго говорили в соседней комнате, шуршали бумагами. Потом мама вышла на кухню, повозилась там и вошла ко мне.

— Татьян, мы сейчас с Олегом Павловичем чайку попьем и нам ещё надо серьёзно побеседовать. Ты пока в ту комнату не заходи.

Я кивнула головой. Мама еще несколько раз ходила из кухни в ту комнату, потом закрыла дверь. Минут через десять раздался равномерный скрип дивана. Потом она проводила Олега Павловича и пошла в ванну. После этого Олег Павлович частенько стал приходить к маме, они подолгу беседовали, а потом всегда скрипели кроватью. Я уже был большая и понимала, чем они занимались. После того, как моя мама с твоим папой вечером скрипели кроватью, она тоже шла в ванну подмываться. «.

На нашу лестничную клетку выходили четыре квартиры. Две двухкомнатных, одна четырёхкомнатная, которую занимала наша семья, и одна трехкомнатная. В однокомнатной жила молодая пара с полуторагодовалой дочкой. Папу звали Валера, маму Света, а дочку Леночка или Ляля, как ее звали родители. Дочку пора было отдавать в ясли, потому что Светлана вышла на работу.

Он работал учителем математики в школе недалеко от нашего дома. Но они все тянули с яслями, боясь за здоровье дочки, поэтому к ним из другого города приехала мама тёти Рам, чтобы помочь в воспитании своей внучки. Это была темноволосая пятидесятилетняя женщина, плотная, но не толстая. Звали ее, как я слышал, Зоя Александровна.

Как-то, через неделю после ее приезда, я собрался в техникум и вышел на лестничную площадку, чтобы закрыть ключом свою дверь. Дверь соседней двухкомнатной квартиры была открыта и из нее на меня смотрела большая женская жопа. Это Зоя Александровна мыла пол, облачившись в коротенький халатик. Она старательно терла пол тряпкой, не обращая на меня внимания, хотя я нарочно громко щелкал замком, гремел ключами. Она продолжала тереть пол, потом запустила руку между ног и погладила свою щель. Я подошел и положил руку ей на жопу. Она не обратила на это внимания. Я стал гладить руками её упругие, гладкие ягодицы, плотные и прохладные на ощупь, и полез ей в промежность. Она чуть присела, раздвигая ноги, щель ее шире раскрылась. Тогда я спустил штаны и стал совать в неё свою дубинку. Она сама стала насаживаться на нее и двигать задом навстречу моим движениям. Я быстро кончил и стал натягивать штаны. Зоя Александровна выпрямилась и повернулась ко мне.

— Тебя Ваня зовут? – спросила она.

— Ванечка, ты зайди ко мне завтра, поможешь мне с Лялькой, ладно?

Я опять кивнул и пошёл в техникум.

На следующее утро я позвонил к ним. Мне открыла Зоя Александровна с Лялей на руках.

— Ванечка прищёл! Проходи. Сейчас я тебя чаем напою. Ты приходи ко мне уроки делать. Позанимаешься, а как утомишься, мы с тобой для разрядки еблей и займемся. Посношаемся, — ласково улыбаясь, сказала она, — Мне вчера очень понравилось. Ты смелый, инициативный мальчик. Ты до этого уже с кем-нибудь ****ся?

— В пионерлагере, с вожатой. Она пьяная была, ну и мы её втроем отодрали, а потом она сама стала к нам с одеялом приходить.
— Пьяная, помятая пионервожатая. — нараспев произнесла Зоя, — Это про вас что ли песню сочинили?
— Не знаю, наверно.
— Это хорошо, значит, ты уже кое-что умеешь.

Мы устроились на кухне пить чай.

— Я тебе очень благодарна, Сашенька. Я испытывала сильное нервное напряжение. Валера каждый вечер и утром при мне дрючит Свету. Они считают меня совсем старой и совершенно меня не стесняются. Задерет Светке ноги и наяривает. Я уж, глядя на них, стала себя руками ублажать. А ты такой молодец, сразу снял с меня это напряжение, я прямо помолодела. Пойдем сейчас на кроватку. Лялечка еще ничего не понимает, мы при ней можем пихаться.

Она сдернула с кровати покрывало, усадила Лялечку к стенке, сбросила с себя халат и легла на кровать. Я разделся и устроился на ней. Мы, не спеша, с удовольствием поебались. Я стал приходить к ним с учебниками, и Зоя Александровна по первому моему желанию ложилась в постель или вставала в какую-нибудь позу.

Света, периодически прибегала домой и несколько раз заставала меня в своей квартире. Зоя Александровна объяснила ей, что это она попросила меня о помощи, а мне все равно, где делать уроки. Но однажды мы не услышали ее прихода и обнаружили ее присутствие, когда она, стоя в дверях, внимательно наблюдала за нами. Мы все трое были на кровати, и я старательно накачивал Зою Александровну. Света подошла, забрала Ляльку и ушла на кухню.

— До свиданья, — попрощался я, когда уходил.

— До свиданья, Саша, — отозвалась Света, — ты приходи к нам, а то маме одной скучно.

Так все продолжалось еще больше двух недель. Потом Зоя Александровна уехала, а ей на смену через неделю должен был приехать ее муж Николай Васильевич. На следующее утро после ее отъезда к нам пришла Света с Лялькой и попросила у мамы, чтобы та отпустила меня посидеть с дочкой.

— У меня сегодня только два урока подряд. Через два часа я вернусь.

Мама охотно согласилась, я тоже не возражал, и мы пошли в их квартиру. Света убежала, а я стал играть с Лялей. Когда Света вернулась, мы с Лялькой на полу разбирали и вновь собирали пирамиду.

— У вас все в порядке? – спросила Света. – Я сейчас.

Она переоделась в халатик и присела возле нас на корточки. Я заметил, что она без трусов и передо мной зияла ее щель. Она потянулась за игрушкой, переступая с ноги на ногу, щель раскрылась, показались красные губы.

— Сашенька, я тебе очень благодарна. Я видела, как тебя благодарила моя мама. Тебе понравилось?

— Если хочешь, мы с тобой можем этим заняться. Мне тогда проще будет к тебе обращаться за помощью. Вон как у тебя трико вздулось. Иди, засунь мне сзади.

Она встала на колени и уперлась руками в пол, продолжая играть с Лялькой, а я зашел сзади, закинул ей халатик на спину, встал на колени и стал пихать свой дрын под ее ягодицы. Она немножко помогла мне и дальше все пошло, как по маслу.

— Тебе понравилось? – спросила она, когда мы кончили.

— Тогда ты приходи к нам, когда сможешь. Можно и при муже. Мы его отправим гулять с Лялечкой, а сами чем-нибудь полезным для здоровья займемся.

Я стал приходить к ним. Света объяснила мужу, что мне нравится возиться с малышами. По выходным, пока Валера гулял с дочкой, я натирал Свету. Нам с ней понравилось ****ься стоя. У нее прекрасная фигура, и было очень приятно, удерживая ее за бедра и глядя в ее красивое лицо, засаживать ей между ног свой стержень. Она быстро возбуждалась, через несколько секунд начинала стонать и сама надеваться на член.

Через неделю приехал муж Зои Александровны. Вечером Света пришла с ним к нам.

— Валентина Николаевна, познакомьтесь. Это Николай Васильевич, мой папа.

— Очень приятно, — ответила мама, откровенно любуясь Николаем Васильевичем.

Это был высокий, статный, очень красивый седовласый мужчина с военной выправкой.

— Папа военный, вот недавно вышел в запас. На работу еще не устроился, там у них это не просто, плохо с работой. Вот приехал нам с Лялечкой помочь. У меня к Вам большая просьба, если у папы возникнут какие-то вопросы, проконсультируйте его, пожалуйста.

— Конечно, обращайтесь, Николай Васильевич, в любое время, с удовольствием помогу, чем смогу, — ответила мама.

На следующее утро Николай Васильевич позвонил в дверь и попросил маму помочь ему с приготовлением питания для Ляли. Мама в халатике ушла с ним, и ее долго не было. Потом она вернулась и пошла в ванну подмываться. После этого она часто сама уходила «помочь Николаю Васильевичу», а когда возвращалась, шла в ванну.

Как-то Света позвала меня помочь ей сдвинуть шкаф. Когда мы пришли к ней, она скинула халатик и стала меня раздевать.

— Шкаф не надо двигать, ты сам знаешь, что и куда надо двигать. Я так соскучилась. Папа гуляет с Лялей.

Мы легли на кровать, и я задвигался на Светлане. Она мне тихонько подмахивала.

— Ты знаешь, что мой папа **** твою маму?

— Как ты мог догадаться?

— А она, как прибежит от вас, сразу подмываться идет.

— Ишь, какой наблюдательный. Я так рада. Твоя мама такая приятная женщина, а нашему папочке долго без женщины быть нельзя, у него характер портится. А так он веселый, довольный жизнью. А этот мамин босс, Виктор, кажется, к вам приезжает?

— Умница твоя мама, умеет устраиваться в жизни. У нее такие красивые мужики.

— Не так уж и много.

— Ты не всех знаешь. Еще один, черненький такой, на цыгана похож, частенько к вам заглядывает.

— А он всегда во второй половине дня приезжает. У него машина бежевого цвета. И еще таксист, тоже очень симпатичный парень. Ты заметил, что если твоя мама вызывает такси, то приезжает всегда одна и та же машина? Дай-ка я ножки подниму. Ой, как хорошо. Какой он у тебя длинный, прямо до донышка достает. У моего Валеры короче, но толще. Вот найти бы мальчика, чтобы у него палочка была длинная, как у тебя, и толстая, как у Валеры. Ну, чего ты надулся? Я шучу, ты мне очень нравишься. Немножко почаще, вот так. Меня уже разбирает.

Мы оба кончили, и я собрался уходить.

— Послезавтра мама приезжает. Сашенька ты уж с ней поласкайся, она тогда у нас подольше поживет. Тебе же нравятся толстожопые тетки?

— Мне ты нравишься.

— Это не обсуждается. Ты мне тоже очень нравишься. Иди, а то сейчас мои вернутся.

Приехала Зоя Александровна. Мы встретились, как родные. Света позвала меня к ним, у нее было двухчасовое окно. Посидели, поболтали.

— Ну что, голубки? Позанимайтесь любовью, а я пока с Лялей на кухне посижу, — предложила Света.

— Мне нельзя, — грустно сказала Зоя Александровна, — у меня месячные.

— Я тебе сочувствую, мамочка. Тогда ты посиди с Лялечкой, а мы с Сашенькой побарахтаемся в постельке.

— Светка, ты совратила Сашеньку? – воскликнула Зоя Александровна.

— Ну, скажем, совратила его не я, а ты. Кто же устоит против такой жопы, как у тебя. Мне Саша рассказал, как ты его соблазняла. Молодец, мамочка, я бы не додумалась, да у меня и габариты не такие привлекательные.

— Хватит издеваться над матерью. Сашенька, ты меня извини, но еще дня три я тебя не смогу принять. Давай мне Лялечку, — она взяла у Светки Лялю и пошла на кухню.

Света включила музыку, мы с ней разделись и привычно занялись сексом стоя. Через некоторое время в дверях нарисовалась Зоя Александровна с Лялей на руках.

— Доченька, какая же ты у меня красивая, — проговорила она, — вы так хорошо смотритесь, хоть картину пиши.

— Ну, мама! – воскликнула Света.

— Да не волнуйся ты, она еще ничего не понимает.

— Я не про Лялю, а про тебя. Ну, что ты не даешь нам спокойно посношаться.


— Да сношайтесь, разве я мешаю. Я просто полюбоваться хочу. У вас это так красиво получается. У меня уже так не получится. Спереди только лежа, иначе живот мешает, да и вид совсем другой с моей толстой жопой.

— Не скромничай. Именно своей толстой жопой ты и соблазнила Сашеньку. Правда, Саш?

Я молча кивнул головой, продолжая насаживать ее на свой дрын.

— Доча, а почему вы с Валерой так не пихаетесь. Я бы с удовольствием на вас полюбовалась. А то он тебе задерет ноги и пилит, как каракатицу.

— Мам, ты бы разок с ним попробовала, сразу бы все поняла. У него хоботок коротенький, вот он и задирает мне ноги, чтобы поглубже войти. Это он для меня старается.

— Так ты бы села на него, так еще глубже получится.

— Да мы так делаем иногда, но при тебе это неудобно.

— Неудобно, а ноги задирать удобно?

— Вот ты с ним попробуешь и подскажешь мне нужные позы.

— Когда это я с ним попробую? Ты чего мелешь-то?

— Мамочка, у меня дня через три-четыре месячные начнутся, а у тебя как раз закончатся. Вот ты меня и подменишь. Ты думаешь, когда я беременная была, он постился? Мы домработницу наняли, здоровую такую деревенскую девку. Она не столько еду готовила, сколько Валерке подмахивала. Она меня очень выручила. Главное, без всякого стеснения, как кобыла, станет раком и при мне ее Валера пилит. А когда лежа, из-за ее грудей Валерку и не видно было.

— Заботливая ты, дочура.

— Ты давай, придумывай какие-нибудь позы позаковыристей, чтобы Валерке понравилось.

— Господи, да чего же я придумаю-то. Скажешь тоже.

— Напряги фантазию. Вспомни, как в молодости трахалась.

— В молодости. Вы еще долго будете тереться-то?

— Ой, мамочки, подходит.

Зоя Александровна с удовольствием наблюдала, как мы со Светой стали стонать и корчиться в конвульсиях.

— Какой у Сашеньки оргазм яркий и продолжительный. Правда, Свет? У моего Николая Васильевича такой же, — отметила Зоя Александровна, а я молча порадовался за свою мамочку.

Я еще три дня занимался любовью со Светой практически на глазах ее матери, пока у нее не начались месячные. Света потом мне рассказывала, что вечером она объявила мужу, что у нее менопауза, но она позаботилась о своем муженьке, ее мамочка сделает все, что нужно. Она уложила Зою Александровну к мужу в постель, а сама легла на диване. Вновь образованная пара сначала лежала, не двигаясь, потом Зоя Александровна повернулась к зятю голой жопой. Тот уперся ей стволом в анус. «Валерочка, туда не надо, давай я на спинку повернусь», — прошептала она и легла на спину, потянув Валеру за *** на себя. Дальше все прошло без приключений. Сререди ночи Света проснулась от шума, это Зоя Александровна, сидя на Валере, насаживалась на его хобот. Она порадовалась за них и опять уснула. С этого времени они стали часто спать втроем. Валера **** тещу и при этом целует жену или наоборот.

Потом я целый месяц я пилил поочередно Зою Александровну и Свету. Зоя Александровна сначала хотела монополизировать меня.

— У тебя есть муж, и хватит с тебя, — выговорила она Свете.

— У нас есть мой муж, мамочка. Он на тебе прыгает чаще, чем на мне. Он уже, наверное, полведра спермы в тебя спустил.

Зоя Александровна смирилась, я старательно ублажал их обеих. Вскоре Ляльку отдали в ясли, а Зоя Александровна уехала. Мы продолжали общаться со Светой, но все реже и реже, у нее для этого оставалось все меньше времени.

В октябре, уже в десятом классе я как-то вернулся из школы и на нашей лестничной площадке столкнулся с нашей соседкой, которая вдвоем с мужем проживала в трехкомнатной квартире. Это была пожилая женщина со следами былой красоты. У нее была величественная осанка, гордо посаженная голова и густая копна седых волос. Звали ее Ольга Николаевна. Она была уже на пенсии, а муж ее еще работал каким-то большим начальником.

— Саша, я хочу с тобой поговорить, — обратилась она ко мне, — зайди ко мне на минуточку.

Мы вошли в квартиру, которая поражала богатой обстановкой. Я разулся и в тапочках прошел в гостиную. Мы присели за стол.

— Сашенька, разговор тебе может показаться странным, но он тебя ничему не обязывает. Видишь ли, летом я в дверной глазок случайно наблюдала, как тебя соблазняла ваша соседка, такая уже пожилая женщина. Она выставила в дверь свой голый зад, а ты ее поимел сзади. У вас потом продолжились отношения?

— Я так и подумала. Саша, если тебе нравятся пожилые женщины с мощными задами, то я тебе могла бы кое-что предложить. Видишь ли, мой муж уже не может исполнять супружеские обязанности. Если и сподобится раз в месяц, то у него происходит преждевременное семяизвержение и мы оба не получаем никакого удовольствия. Все зависит от твоего желания. Если я тебя могу возбудить как женщина, то ты можешь меня иметь сколько пожелаешь. Муж всегда на работе, а я дома и у меня из головы не выходит та сцена, где ты поимел соседку прямо в дверях. Что ты скажешь на это?

— Ольга Николаевна, я с удовольствием. Просто вы такая шикарная женщина, что мне и мысли не могло прийти в голову, что между нами что-то может быть.

— Сашенька, была шикарная. Меня просто извела эта сцена с голой жопой. Мне очень захотелось побыть на месте этой женщины. Давай разденемся совсем, и ты мне скажешь, возбуждаю ли я тебя.

Мы разделись догола. Ольга Николаевна подошла к зеркалу, полюбовалась на себя, потом повернулась ко мне задом и наклонилась.

— Ну, как тебе мой круп?

У нее был очень красивый выпуклый зад с широкой и глубокой ложбиной между ягодицами.

— По твоей реакции, — показала она на мой торчащий член, — я поняла, что он тебе нравится. Сашенька, ты сможешь меня иметь, как только захочешь, но первый раз давай это сделаем, как с той женщиной, в дверях. Страх, что нас застукают соседи, придает такую остроту.

Мы пошли к дверям. Она встала в открытых дверях задом к площадке, а я, стоя вне квартиры, стал загонять в нее своего дружка. Процесс был довольно долгим, но, к счастью, нас никто не застал за этим занятием.

Потом мы перекусили и прошли в спальню. Там мы снова разделись, легли в постель, и я стал ее ласкать. Она тоже целовала меня везде, брала в рот залупу, раскраснелась и веселилась как девочка. Когда я вставил ей, она стала мне энергично подмахивать.

Я несколько дней подряд приходил к ней в гости, и мы прекрасно проводили время. У нее было еще совсем молодое тело, и она умела создавать хорошее настроение.

Она пригласила меня к себе в воскресенье. Когда я пришел, она познакомила меня со своим мужем, солидным мужчиной, внешне гораздо старше ее. Мы сели обедать. Когда Ольга Николаевна вышла на кухню, Валентин Петрович – так звали мужа, сказал:

— Саша, Вы не смущайтесь. Я понимаю, что для Ольги Вы просто сексуальная игрушка. Не обращайте на меня внимания, делайте с ней все, что захотите. Может быть и у меня, глядя на вас, проснутся какие-то желания.

После обеда мы с Ольгой пошли в спальню, а Валентин Петрович в другую комнату. Мы с ней долго ласкались, потом я ее долго накачивал. Она обладала способностью многократно спускать, и нам приходилось прерываться, чтобы она вытерла полотенцем свою щель, поскольку там все хлюпало, и я переставал ощущать стенки влагалища.

Потом мы смотрели по телевизору волейбол. Валентин Петрович сидел в кресле с газетой, а мы с Ольгой в халатах на голое тело устроились в широком кресле. Она положила мою руку на свой лобок, а сама перебирала пальцами мои яички.

— Валь, ну ты подумай, он только что спустил в меня, а у него опять стоит, — пропела Ольга.

— Дело молодое. Помнишь, сколько раз я в тебя спускал в молодости? – отозвался Валентин Петрович.

— Сашенька, ты вот так ножки вытяни, а я сяду на тебя, — скомандовала Ольга, опускаясь на мой ***.

Она ухватилась руками за спинку кресла и стала насаживаться на меня. Валентин Петрович наблюдал, как ее огромная жопа двигается вверх-вниз, направляемая моим стержнем.

— Оленька, у меня, глядя на вас, тоже этот орган зашевелился, — сообщил Валентин Петрович.

— Валюш, не мешай нам. Мы сейчас кончим и я тебе отсосу.

Она продолжала нанизываться на меня, через некоторое время она застонала и спустила, потом еще.

— Подожди, я подотрусь, — попросила она.

Она вытерла полотенцем промежность и опять взгромоздилась на меня. Она еще пару раз спустила, пока я кончил. Ольга в расстегнутом халате подошла к Валентину Петровичу.

— Ну, где твой инструмент.

— Ложная тревога. Ой, из меня течет. Сашенька, пойдем помоемся.

Мы пошли в ванну. Ванна была шикарная, в ней свободно помещались два человека. Мы скинули халаты, Ольга пустила воду, и мы залезли в ванну. Мы ласкались, дурачились, я полизал ей клитор, что привело ее в неописуемый восторг.

— Сашенька, я давно не испытывала такого блаженства. А клитор мне только в молодости лизал один молодой человек.

— Это кто же тебе лизал в молодости клитор? – спросил Валентин Петрович, нарисовавшись в дверях.

— Ты его не знаешь. Один молодой человек, у меня с ним ничего не было, он просто полизал мне клитор и исчез.

— Что-то не верится, что такие чудаки водятся в природе.

— Ну что ты, ревновать надумал? Это был не молодой человек, а моя подруга, мы занимались лесбийской любовью.

— Что-то я не замечал у тебя склонности к лесбиянству. Вот к групповухе — да. Когда тебя по пять человек во все дырки оприходовали.

— Валюша, ты отлично помнишь, что это было всего несколько раз, я была очень пьяная и не сознавала, что делаю.

— Да, каждый раз ты приходила на банкеты в коротком платье без трусов и танцевала на столе, пока тебя мужчины не уволакивали в гостиную и там имели по очереди прямо на полу.

— На ковре, я помню. А ты миленький за вечер успевал оприходовать пять-шесть женушек своих подчиненных. Да и в будни они по очереди приезжали к тебе, и ты их пялил у себя в кабинете. Рассказывали, что тебе нравилось принимать и отчитывать подчиненного, сидя за своим письменным столом, в то время как его жена под столом сосала тебе ***.

— А ты в это время принимала дома их мужей. Иногда они по три-четыре человека сидели у нас в гостиной и по очереди проходили в твою спальню. Потом ты голая выходила к ним и танцевала под музыку, вы пили коньяк, а потом они опять ****и тебя здесь же на полу.

— Валечка, ты говоришь об этом, как о чем-то ужасном, а мне тогда все это нравилось. Меня окружали солидные представительные мужчины. Смешно было видеть без штанов какого-нибудь небожителя, которого простые люди видят только по телевизору. Подержать его за ***. Валечка, ну что мы будем считаться? Пошалили в молодости. Зато деток вырастили. Правда, далеко они улетели. Смотри, у него опять стоит, — показала она Валентину Петровичу мой ***.

Она взяла его в рот и стала делать минет. Валентин Петрович задумчиво наблюдал за этой картиной. Потом Оля повернулась ко мне задом, и я стал ****ь ее раком.

— Оль, а вот в Тунисе ты с арабом таким здоровым познакомилась и больше недели меня к себе не подпускала. Ты что, заразилась от него, ты лечилась?

— Дурачок, у него *** тридцать пять сантиметров длиной, как у коня. Он мне что-то внутри порвал, у меня были кровотечения. Врачи посоветовали воздержаться. Салим тоже перепугался. Он оплатил лечение и потом **** меня очень осторожно, не до конца загонял свою штуку. Он сказал, что у него сперма целебная. И, правда, все быстро зажило. А тебе он нашел двух мулаток, они с тебя не слезали ни днем, ни ночью, и денег не брали, а ты не спрашивал почему. Ой, подожди, Валь, я сейчас спущу. А-а-а…

Я тоже кончил и мы с ней улеглись в ванне.

— Саш, тебе надо домой идти или у нас заночуешь? — спросила Ольга.

— Мне уроки надо делать, завтра же в школу, — ответил я.


— Ой, я совсем забыла. Я уже воспринимаю тебя как ровесника. Иди, делай уроки. Когда закончишь школу, Валентин Петрович поможет тебе поступить в институт. Поможешь, Валь?

— Это почему? Потому что он спустил в тебя несколько литров спермы?

— Потому что он доставил много радости твоей жене в грустный период ее жизни, — сказала Оля, перебирая пальцами мои яйца.

— Саша, ты поступишь в институт, это я тебе обещаю. А на наши разговоры не обращай внимания. Это мы с женой так по-семейному собачимся, меряемся, кто в молодости больше изменял. Я гульнул знатно, а мою благоверную только ленивый не ****. Нет никакого смысла в этих разговорах, просто тема щекочущая нервы, что-то новенькое о своем прошлом иногда удается узнать. Я вот совсем недавно узнал причину своего бурного карьерного роста в ранний период своей трудовой деятельности. Оказывается, мой большой начальник, на несколько ступенек выше меня, был уже совсем старым, у него уже ничего не стояло, но он любил наблюдать за половым актом в необычных обстоятельствах. Он приглашал Ольгу к себе в кабинет и звал своего шофера. Ольга без трусов ложилась на стол для заседаний и задирала ноги, а шофер спускал штаны и стоя **** ее. В это время заходила секретарша, он приглашал всех своих заместителей, пока с одним беседовал, остальные любовались моей Ольгой. Когда шофер кончал, шеф указывал на кого-либо из заместителей и тот начинал ее ебать. Потом она ждала шефа в приемной, и он брал ее с собой на дачу. Там перед домом он усаживался в кресле, а Ольгу ебали в разных позах то шофер, то охранник, то кто-нибудь из соседей. Все домочадцы, даже дети имели возможность наблюдать эту картину. Потом ее на машине привозили домой. И так один-два раза в месяц. Когда шеф окочурился, и я поднялся сразу на три ступеньки по служебной лестнице, оказалось, что мои начальники, бывшие заместители моего шефа, хорошо знают мою жену. Она легко проникала в их кабинеты и решала наши семейные проблемы. Правда для этого надо было в мужской компании ходить в баню, отправляться на пикники, на дачи, в командировки или на отдых. Ее подкладывали под нужных людей. Она принимала до двенадцати мужиков за вечер. Сколько она отсосала ***в, сколько декалитров спермы в нее вылили, не сосчитать. Но все это для нашего семейного благополучия.

— Я рада, что ты это понимаешь, — подала голос Ольга. – Когда благодаря мне ты занял место своего шефа, ты унаследовал и его пристрастия. Если кто-то из подчиненных просился к тебе на прием по личному делу, твоя секретарша советовала привести жену, поскольку шефу больше нравится беседовать с женщинами. Бедолага приводил жену, она заходила в кабинет, а муж ждал в приемной. Ты предлагал ей снять трусы и лечь на стол, задирал ей ноги и ****. Потом приглашал секретаршу и просил ее позвать кого-нибудь из своих заместителей и предлагал ему продолжить мероприятие, а сам садился за стол и принимал посетителей. Заходили какие-то люди, подписывали бумаги. На закуску ты всегда приглашал Семена Михайловича или Ивана Ефимовича. Они не были начальниками. Это были два бугая из охраны с необыкновенно большими елдаками, при виде которых женщины пытались слезть со стола и убежать. Но не тут-то было. Детина насаживал бедную женщину на свой дрын и та начинала так громко стонать, что было слышно в приемной. Все понимающе переглядывались, а муж сидел, опустив голову. Ты приглашал еще каких-то людей, все садились вокруг сношающейся пары и ты просил изложить суть проблемы. Женщина со стонами и всхлипываниями пыталась объяснить, что ее семье необходимо жилье или речь шла еще о каких-то материальных проблемах. А Семен Михайлович ее все накачивал. Наконец он спускал и вынимал свою дубину. «Вы присаживайтесь, пожалуйста», — предлагал ты женщине. Она, чувствуя, что из нее течет сперма и исходит соответствующий запах, готова сквозь землю провалиться. Но поскольку самое страшное позади, она расстилает на стуле свои трусы и садится на них. Ты выясняешь с присутствующим возможность удовлетворения просьбы и, наконец, выносишь вердикт. Теперь, сожалению поезд уже ушел, но через год или попозже мы обязательно будем иметь в виду вашу проблему. А сейчас можете идти. Женщина в раскоряку направляется к двери, как правило, забыв про трусы. У двери ее окликают и предлагают забрать трусы. Она со стекающей по чулкам спермой идет назад, забирает трусы и выходит в приемную. Там под глумливыми взглядами присутствующих они с мужем бредут к выходу. В коридорах толпятся зрители, оповещенные секретаршей. И не придерешься, все по доброму согласию. А фирменные свадьбы? Молодым предлагают устроить свадьбу за счет фирмы, обещают богатые подарки. Они с восторгом соглашаются. Их предупреждают, что свадьба будет в офисе, без родных, список приглашенных утверждает администрация. А с родными потом где-нибудь отметите. Приглашают человек семьдесят, в основном мужчин. Молодым вручают подарки. Подарки, действительно, хорошие. Потом начинается веселье. Жениха спаивают и подсыпают ему снотворное, а невесте льют в шампанское водку. Когда жених засыпает за столом, а невеста глупо улыбается и нечего не понимает, ты укладываешь ее грудью на стол, сдираешь с нее трусы, насаживаешь ее сзади и ебешь под возгласы «горько» рядом с женихом. Потом невеста идет по кругу. С нее снимают одежду, задирают ей ноги и спускают в нее все, кому не лень. Начинается вакханалия. Всех присутствующих женщин ебут в очередь. Потом все расходятся, а молодых оставляют одних. Невеста после этого несколько дней не может ходить, но ничего не может вспомнить. Вот так вы веселились, Валюша. Иди, Сашенька, домой, учи уроки и ни о чем не беспокойся. Хватит тебе слушать старческое брюзжание. Твоим яичкам надо отдохнуть. Я тебя завтра жду. Валентин будет на работе, так что нам не придется выслушивать старческий бред. Давай встретимся сразу после школы. Ты можешь у меня делать уроки, я тебя покормлю. Договорились?

— Ты, Оленька, как-то помолодела даже, прямо Ромео и Джульетта.

— А ты, как Отелло. Все ищешь причину, чтобы задушить меня.

— Да тьфу на вас. Вы хоть оденьтесь, бесстыжие, — высказался Валентин Петрович и ушел.

Мы с Ольгой посмеялись и пошли одеваться.

С этого времени я каждый день бывал у Ольги. Ей очень нравилось дразнить своего мужа. Иногда, когда я приставал к ней со стоящим членом, она просила подождать Валентина. При нем она никогда мне не отказывала. Если в его отсутствие мы тихо ласкались в постели, и даже во время соития она была очень нежной, то в его присутствии она принимала самые вызывающие позы. Она садилась на стол, поджимала ноги и в таком положении подмахивала мне, преувеличенно громко стоная и охая. При муже она громко кричала:

— Еби меня, Сашенька. Глубже, еще, проткни мне матку, спусти в меня струю, как из брандспойта, я твоя ****ь, пусть он видит, как ебут его жену. Еще, еще. Завтра приведи сюда всех мальчиков из вашей школы, я хочу со всеми ****ься. У кого из них самый большой ***, приведи его ко мне. Я хочу, чтобы *** был, как у Селима. О, Селим, как я люблю твой хуй. Сашенька, глубже, быстрей, еби, а-а-а…

— Оля, прекрати этот концерт, — уговаривал ее Валентин Петрович. – Что было, то было, быльем поросло. Не надо мне ничего доказывать. Тебе хорошо с Сашей, вот и замечательно. Тебе нужно много мужчин, нужны зрители, ты никак не привыкнешь к тому, что ты уже старенькая. Уймись. У вас так хорошо получается с Сашей. Ты так помолодела.

— Это нельзя не заметить. Я уверен, что с Сашей ты ведешь себя, как девочка. Нежная, ласковая, а при мне тебе хочется выглядеть ****ью. Ты о Саше подумай, он-то тебя какой должен воспринимать.

После этих разговоров Ольга постепенно перестала устраивать демонстрации перед мужем. Она всегда оставалась приветливой и ласковой. Когда мы с ней ласкались, она просто не замечала своего мужа.

Как-то летом, когда я уже сдал экзамены на аттестат зрелости и готовился к поступлению в институт, я с учебниками пришел к Ольге Николаевне и устроился у них в зале. Ольга голая вышла на лоджию, облокотилась на перила и стала о чем-то беседовать с соседкой снизу. Они обсуждали какой-то сериал. Я полюбовался Ольгиной жопой и захотел ее натянуть. Я разделся, вышел на лоджию и стал совать свой дрын под ее ягодицы. Она помогла мне рукой, и я стал ее равномерно накачивать. Ольга продолжала беседу, дергая головой в такт моим движениям.

— Да, мне тоже понравилось, как он играет. Немножко побыстрей. Он такой милый и комичный. Что не скажет, все смешно. Ой, ой, а-а-а. Уже подходит.

— Ольга Николаевна, Вам плохо? – забеспокоилась соседка снизу.

— Что Вы, мне хорошо. Сейчас будет еще лучше. А-а-а-а. Ой-ой. Фу-у-у.

— Ольга Николаевна, может мне подняться к Вам? – настаивала соседка.

— Ну, что Вы, нет никакой необходимости. Так что-то кольнуло, — ответила Ольга, дергая головой.

И тут я заметил, что на соседней лоджии, а это была наша лоджия, стоит моя мама и внимательно наблюдает за нами. Она дождалась, когда я задергался в судорогах и часто-часто задвигал тазом, и скрылась в квартире. Когда я перед ужином пришел домой, мама мне ничего не сказала, но после ужина, когда отец уселся перед телевизором, она вошла ко мне.

— Саша я все видела.

— Тебя и Ольгу Николаевну на лоджии. У вас давно это?

— Я ничего не имею против. Тебе нужно как-то решать свои сексуальные проблемы, и я рада, что твоей первой женщиной стала Ольга Николаевна. Она интеллигентная женщина, у нее ты многому научишься. Но ты должен был мне рассказать об этом, ведь я по незнанию могла попасть в глупое положение.

— Ну, мамочка, теперь ты все знаешь и все в порядке.

— Я все-таки хочу поговорить с ней.

— О чем ты хочешь с ней поговорить.

— О тебе. Она как женщина меня поймет.

Потом мама пошла в ванну мыться и через некоторое время позвала меня. Я заглянул в ванну. Мама стояла на четвереньках с поднятой вверх попой и протягивала мне намыленную мочалку. Груди ее свисали вниз.

— Потри мне спинку. Ты уже насмотрелся на голых женщин, так что ничего нового не увидишь.

Я намылил ей спину, бока, попу, потер мочалкой, смыл пену и стал рукой водить по ложбинке между ее ягодиц и ниже. Пальцами раздвинул ее половые губы и стал промывать ее щель.

— Сашенька, не увлекайся, помни, что я твоя мама, — сказала она, раздвигая пошире ноги и приподнимая попу. – Ты многому научился. Мне очень приятно, но пора выходить. Иди, милый.

Потом папа с мамой привычно поскрипели кроватью, мама сбегала в ванну и мы все уснули.

Утром я еще был в постели, когда вошла мама, она присела ко мне на постель и положила руку на то место, где под одеялом топорщился член.

— Сашенька, мы никогда не говорили на эту тему, но сейчас у тебя есть женщина и мне будет неприятно, если она подумает, что я не научила тебя чистоплотности. Необходимо соблюдать гигиену половых органов, тщательно мыть их, особенно головку члена под крайней плотью.

— Давай я тебе покажу.

Она откинула одеяло и несколько секунд широко расширенными глазами смотрела на мой вздыбленный член. Потом она взялась за него рукой и оголила залупу.

— Ты знаешь, я не ожидала. Он у тебя больше, чем у папы. Смотри, вот здесь у основания головки под кожицей скапливаются всякие продукты жизнедеятельности, которые быстро загнивают, плохо пахнут и могут приводить к заболеваниям твоим и твоей партнерши. Здесь надо особенно тщательно промывать.

Урок вроде был закончен, но мама все держалась рукой за ствол, слегка его подрачивая.

— Ладно, вставай, будем завтракать и шагай к Ольге Николаевне. Только не надо этим на лоджии заниматься, вас же увидеть могут.

— А Ольге нравится делать это на людях.

— Перед кем же вы это делаете? Перед Николаем Васильевичем?

— И как он реагирует?

— Благосклонно. Ему нравится наблюдать за нами.

— Чего только на свете не бывает! Ладно, вставай, умывайся.

Когда я вышел на кухню, мама стояла у окна и смотрела на улицу. Мой завтрак стоял на столе. Я подошел и сзади обнял ее, стал гладить груди, живот, запустил руку под халатик и стал гладить лобок, пальцами раздвигать ее губки. Мама непроизвольно расставила пошире ноги и закинула назад голову. Потом она спохватилась.

— Сыночка, мне приятны твои ласки, но давай завтракай и отправляйся к Ольге Николаевне. Я тоже к вам загляну. Ты предупреди ее, что я хочу с ней поговорить.

Я позавтракал, собрал учебники и пошел к Ольге. Там я уселся за стол в зале и стал зубрить физику. Минут через сорок позвонили в дверь. Это была мама.

— Ольга Николаевна, здравствуйте, я хотела бы с Вами поговорить о Саше.

— Доброе утро, Валентина Николаевна. Мне Саша рассказал, что Вы хотите со мной поговорить и что Вы видели, как мы на лоджии занимались любовью. Право, мне так неудобно.

— Да, что Вы, Ольга Николаевна, я очень Вам благодарна. Я так рада, что Вы у Сашеньки первая женщина. Вы умны, интеллигентны, многому его сможете научить, предостеречь от возможных ошибок.

— Давайте пройдем в эту комнату. Там Сашенька занимается, не будем ему мешать. А почему Вы считаете, что я у Саши первая женщина?

— Так он Вам не рассказывал. Скрытный какой. Вы помните, к вашим соседям приезжала Светина мама, Зоя Александровна?

— Помню, конечно. Она несколько раз приезжала и подолгу жила.

— Так вот она Сашенькина любовница.

— Да что Вы говорите?

— И со Светой у него долго были отношения. А началось все еще в пионерлагере, с вожатой.

— Да что Вы? Это такая белобрысенькая, Саш? – крикнула мама.

— Они ее втроем пользовали. Так что Ваш сынок попал ко мне уже довольно подготовленным. Уже и групповуху попробовал. Валечка, мне Ваш Сашенька очень нравится. Я стараюсь обучить его сексу, ни в коем случае не навредив его здоровью, наоборот, только для его пользы. Мой Николай Васильевич как мужчина уже сдулся, а мне еще очень хочется секса. Я думаю, Сашеньке хорошо со мной. В молодости я была неумеренна в сексе, потом дважды рожала, поэтому дырочка у меня была основательно разработана, меня удовлетворяли только очень крупные органы. Но в последние годы секс для меня стал большой редкостью. Дырочка моя сузилась и не на много отличается от девичьей. Сашенька никогда не теряет контакта со стенками моего влагалища, даже, когда я сильно намокну. У меня есть одна особенность, я могу испытывать многократный оргазм. Пока мой партнер кончит один раз, я успеваю спустить три-четыре раза.

— Как это здорово. Это большая редкость.

— Да, мужчинам это нравится, они чувствуют, что доставляют радость женщине. Единственно, образуется много выделений во влагалище, приходится прерываться и подтираться. А давайте, мы Вам с Сашенькой все продемонстрируем, чтобы у Вас не осталось никаких сомнений. Сашенька, пошли в спаленку.

Мы все прошли в спальню. Мама уселась в кресло, Ольга сбросила покрывало с кровати, сняла халат и голая улеглась на спину, согнув ноги в коленях и разведя их широко в стороны. Я разделся, лег рядом с ней и стал ласкать ее груди, живот, полез пальцами в щель. Когда она намокла, я лег на нее и сразу засадил по самые яйца.

— Сегодня Сашенька немножко похулиганил, сразу вдул мне по самые яички, — комментировала Ольга Николаевна, — обычно он проникает в меня постепенно, мелкими толчками. Ты не подводи меня, Сашенька, мы должны продемонстрировать твоей мамочке все в лучшем виде. Ой, меня уже разбирает, сейчас спущу. О-о-о, а-а-а. Замечательно. У Сашеньки мой размерчик, мне с ним так хорошо. А когда-то я любила очень крупные хоботы. Муж и сейчас поминает мне одного араба, который проткнул мне что-то внутри, были кровотечения. Этот араб лечил меня своей спермой. У него ее было очень много, он спускал как слон. Я боялась, что она у меня из ушей польется. Потом мне посоветовали полечиться спермой молодых ребят. Я завела себе целый гарем школьников, которые приходили ко мне по трое-четверо и спускали в меня свою молодую сперму. Знаете, помогло. Я и забыла об этих болячках. Сашенька, тебя разбирает? Меня тоже. Сейчас мы с тобой вместе кончим.

Я задергался и быстро-быстро заработал тазом. Мы с Ольгой спустили, я еще с минуту полежал на ней и откатился к стенке.

— Сеанс окончен, — объявила Ольга Николаевна, — давай полежим немножко и перейдем к водным процедурам.

Через пару минут мы перешли в ванну. Ольга запустила воду, и мы с ней уселись в ванне. Мама, стоя рядом, наблюдала за нами. Я стал рукой промывать Ольгину щель, а она играла с моими яичками. Мы помылись, вытерлись и в халатах вышли в зал. Я сел за свои учебники, а Ольга пошла провожать маму.

— Ольга Николаевна, мне у Вас очень понравилось. Теперь я спокойна за Сашеньку.

— Валюша, а Вам самой не хотелось бы с сыночком сексом заняться?

— Вы не представляете, как хочется, прямо наваждение какое-то. То он все ребенок для меня был, а тут я увидела большой красивый член, узнала о нем много нового, он стал уже настоящим мужчиной, при этом нежный и ласковый. Это и Ваша заслуга. Но ведь я его мама.

— Глупости это. Лучший способ избавиться от искушения – поддаться ему. Попробуйте, а там видно будет. Он мальчик сообразительный, если Вы не захотите, он никаких прав на Вас предъявлять не будет. Знаете что, сейчас Сашеньке нужно отдохнуть, а во второй половине дня Вы приходите ко мне, мы что-нибудь придумаем.

Часа в четыре мама снова пришла к Ольге Николаевне.


— Я вот что придумала, — объявила Ольга Николаевна, — мы сейчас втроем разденемся и поласкаемся на кроватке.

Мы разделись и улеглись на кровать. Стали целовать и гладить друг друга всюду. Ольга стала лизать маме клитор, мама сосала мне ***, а я двумя руками гладил их анусы, жопы и животы. Когда я устроился у мамы между ног, Ольга направила мой *** в маму, и я стал ее ****ь. При этом я целовал то маму, то Ольгу. Ольга гладила нам анусы, ласкала мамины соски. Мы с мамой спустили почни одновременно. При этом мама извивалась как дикая кошка. Потом мы втроем залезли в ванну. Помылись, подурачились и мы с мамой пошли домой.

Вечером поужинали, родители посмотрели телевизор, а я еще позанимался. Потом родители поскрипели кроватью, мама сбегала в ванну и все затихло.

Ночью я почему-то проснулся и увидел, что мама стоит рядом с кроватью голая и смотрит на меня. Я потянул ей руку, она легла ко мне и мы долго ласкались. Потом мама положила меня на себя, помогла мне войти в себя и я долго ее накачивал. Она спускала с таким стоном, что я боялся, как бы отец не проснулся.

Все обошлось. Утром мы общались так, будто ничего не произошло. Мама порхала, как молоденькая девочка. Покормила меня и отправила к Ольге Николаевне. Я сам никогда не приставал к маме по поводу секса, ждал, когда она сама этого захочет. И это случалось, правда, не часто. Зато мы стали заниматься с ней сексом не только ночью, но и днем. Иногда вечером, когда папа смотрел телевизор, мама приходила ко мне в комнату, закрывала дверь и, упираясь в нее спиной, молча расстегивала халат и широко расставляла ноги. Я вставлял ей и мы сношались стоя. Мне очень понравилась эта поза, а то, что отец находился в соседней комнате, щекотало нервы мне и маме.

Я поступил в институт. Я немного не добрал баллов, чтобы поступить на выбранный мной факультет. Здесь очень помог Николай Васильевич. Благодаря ему я учился той специальности, которую выбрал. Теплые и не только родственные отношения с Ольгой Николаевной и мамой сохранились у меня надолго и продолжались, когда я уже женился, и у меня появились дети. Я иногда заходил в гости к Ольге Николаевне, а с мамой мы виделись постоянно.

Вот и сказочке конец, а кто слушал — молодец

После учёбы Наталья приходила домой. Раздевалась. И в одних трусах готовила себе ужин. Она где-то прочитала, что тело должно дышать. Поэтому-то и ходила по квартире практически голой…

Шторы ( реальная история )

В Чехии учится огромное количество иностранных студентов. Что-то около 45 000 человек. И всем им надо где-то жить. Большинство, конечно же, выбирает общежития. Но бывает, у института общежития нет. Или студент привередливый. Не любящий шумное соседство себе подобных.

В общем, очень много студентов снимают квартиры. У тех, у кого эти квартиры есть. Была одна такая квартирка и у меня. В новостройке. В Праге 5 недавно построили два высотных 22-этажных здания. Стоящие друг около друга, как две свечки. И покрасили их в красный цвет с белыми вставками. Или, наоборот, в белый цвет с красными вставками. Их так сразу и стали называть — свечки.

Моя однокомнатная квартира располагалась на десятом этаже. Окна выходили на стоящую рядом соседнюю свечку. На расстоянии каких-то 20-30 метров – ряд чужих окон. Поэтому-то и цена была за квартиру ниже, чем у остальных.

Итак, купил я квартиру. За месяц мне сделали в ней кухню и встроенный шкаф. Поставил кровать, стол и два стула. И тумбочку с тремя полками. Бюджетный вариант — икеевский.

Начал искать квартиросъёмщиков. Дал объявление.
Через день раздался звонок. Женский голос:

— Здравствуйте, вы квартиру сдаёте?
— Здравствуйте. Да, я.
— Когда можно посмотреть?
— Завтра вечером устроит?
— Устроит.

Дал адрес. Уточнил время. Заверил, что буду.
На следующий день ровно в 18.00 я уже был на месте, возле подъезда. Через минуту подошла и будущая жиличка.

Длинные-длинные ноги. Бело-пепельные волосы. Симпатичное личико. Грудь, как минимум, третьего размера. Элегантное платье от Дольче Габбана. Сумочка той же фирмы. Босоножки.
В общем, хоть сейчас на подиум.

Девушку звали Наталья. И она училась в Финансовом институте. Который располагался в этом же районе.
Поднялись в квартиру. Квартира Наташе понравилась. Спросила, можно ли будет сделать прописку. Заверил, что без проблем.
Уже выходя из комнаты, Наташа остановилась, ещё раз обвела взглядом все 30 квадратных метров.

— Очень мне нравится это гнёздышко, — сказала она, — Голландию напоминает.
— Чем напоминает? — спросил я.
— Окна большие и без штор, — ответила Наташа и пошла к выходу.

Я похолодел. Вроде, всё купил в новое жильё. А вот про шторы забыл. А окна у меня, и вправду, были во всю стену. Даже карнизы были приколочены к потолку. Но без штор.
— Если хотите, можете повесить свои, — пролепетал я, вползая за девушкой в лифт.
— Ну вот ещё, в чужую квартиру шторы покупать, — дёрнула плечиком Наташа, — в Европе же принято без штор жить. Вот и буду.
— Принято, — подтвердил я, забыв добавить, что чехи-то как раз и любят отгородиться от любопытных глаз жалюзи или портьерами.

В общем, подписали мы договор. Я передал симпатичной студентке ключи. Получил за первый месяц деньги и на эти самые деньги поехал в отпуск. К друзьям. В Испанию. Сентябрь — самое время для отпуска в Испании.

А Наташа осталась жить в моей скромной однокомнатной квартирке на 10 этаже в Праге. С твёрдой уверенностью, что в Чехии шторы на окнах редко кто вешает.

После учёбы Наталья приходила домой. Раздевалась. И в одних трусах готовила себе ужин. Она где-то прочитала, что тело должно дышать. Поэтому-то и ходила по квартире практически голой. Если ей надо было выйти на балкон, то она целомудренно набрасывала на себя халатик.

Первым обратил внимание на отсутствие штор и присутствие третьего размера бюста сосед с 11 этажа из дома напротив. С его балкона моя квартира с квартиранткой просматривалась просто на ура. Идеальный угол обзора.

Вышел как-то вечером сосед покурить. Так всю пачку и просмолил. Заполз домой продрогший и насквозь проникотиненный только тогда, когда студентка напротив легла спать.

На следующий день он поделился своими наблюдениями с другом, живущим в этом же доме. У того обзор был похуже, но при правильном угле наблюдения была видна кровать девицы. В свою очередь, друг рассказал об отсутствии верхней одежды и штор в квартире напротив их дома еще нескольким соседям. И вскоре вся сильная половина дома под номером 26Б была в курсе вечерних стриптизов моей жилички.

Мужики, живущие на другой стороне дома, с окнами не на соседнее здание А, жутко завидовали счастливчикам, у которых была возможность наблюдать за передвижениями обладательницы стройных ног и третьего размера бюста.

Невероятно, но факт: женская половина дома Б о полуголой соседке напротив узнала только спустя две недели. То ли женщины у нас такие невнимательные, то ли мужчины по вечерам стали резко опускать жалюзи, дабы дражайшие половины не могли увидеть то, что им не положено. Но две недели жёны ни о чём не знали, и даже не догадывались, чем на балконах занимаются их мужья. К которым вдруг зачастили соседи из квартир напротив.

Но всё тайное когда-то да становится явным. То же самое произошло и тут. Причём тайное сразу вдруг стало явным для всех и при довольно трагических обстоятельствах.

На 12 этаже в блоке Б в двушке жила семья. Муж Пётр, жена Маркета и дочка Катенька. Дочери недавно исполнилось десять лет. А супругам было по 35.

Жили они поживали. И вдруг Петра как будто подменили. Стал уединяться с телефоном и газетой на балконе. Выйдет, дверь закроет и сидит там, глядя куда-то вдаль. Иногда звонит кому-то. При попытке супруги выйти на балкон, Пётр её туда не пускал. Говорил, что ему надо побыть одному.

Маркета почувствовала неладное. Женское сердце наполнилось подозрениями и ревностью. Да и секс с мужем вдруг стал редким и быстрым. А когда однажды Пётр заметил ей: что-то ты растолстела, Маркета поняла: у него кто-то есть.

Стала на весы: 93 кило. Но у неё в роду все женщины были дородные. Не то что муж — соплёй перешибёшь.
Всю ночь проплакала бедная женщина. А утром, пока муж плескался в ванне, залезла к нему в телефон. В поисках компромата.

Первым делом просмотрела, куда звонит благоверный. Дневные телефонные звонки в основном были по работе. Неизвестные номера Маркета аккуратно переписала. Позже позвонила по ним. Но ничего криминального в этих номерах не было. Почта, горгаз, звонок из школы.

Зато вечерние звонки мужа, сделанные с балкона, Маркету озадачили. Абоненты были обозначены номерами: 418, 420, 378.

Женщина ломала голову, что эти номера могут обозначать, пока не догадалась. Это номера квартир. В их же доме. Позвонила по одному из номеров. Ответил мужчина. Позвонила по другому. Вновь мужчина.
Но всё равно. Какое-то чувство, что её обманывают, не давало Маркете покоя.

Вечером, как обычно, Пётр пожаловался на духоту в комнате и выскользнул на балкон. Маркета взяла сумку и вышла из дома, якобы в магазин за хлебом. А сама спустилась вниз и из-за угла стала наблюдать за своим супругом, стоящим на балконе. Муж некоторое время слонялся по крохотному пятачку. Потом вдруг остановился, достал телефон и начал кому-то звонить. На соседних балконах стали появляться мужики. Кто с газетой, кто с сигаретой, кто с дымящейся чашкой кофе. Маркета не верила своим глазам: все балконы в доме заполнили представители сильного пола. Одновременно. Как по сигналу.

Маркета поднялась к себе в квартиру. Стараясь не шуметь, сняла обувь и прокралась в комнату. Проходя мимо кухонного стола, зачем-то прихватила с собой тефлоновую сковородку.

Муж стоял на балконе неподвижно, облокотившись на перила левой рукой. Правая рука у него была засунута в штаны. Телефон лежал на стуле.

Маркета осторожно приоткрыла дверь и вышла на балкон. Замок она ещё утром сломала так, что его невозможно было закрыть.

Пётр услышал шорох позади себя и обернулся. Глаза его сияли, на лице застыла блаженная улыбка.
— Ты? — глупо улыбаясь, спросил он.

Маркета ничего не ответила. Она оттеснила тщедушного супруга в сторону и бросила взгляд на дом напротив. Чуть ниже светились окна моей квартирки. Где на диване с ноутбуком на коленях сидела молодая блондинка и что-то печатала. Блондинка была голой.

Время застыло на несколько томительных мгновений. Улыбка с лица Петра стала медленно сползать. На балконе рядом сосед увидел Маркету, ойкнул и растворился в сумраке. Где-то громыхнуло. На Прагу надвигалась гроза. Стало душно.
— Я тебе всё объясню… — вдруг подал голос Пётр.

Маркета повернулась к мужу и практически без замаха врезала ему по физиономии сковородкой. Пётр от удара отлетел к стене и свалился как подкошенный. Из разбитого носа фонтаном полилась кровь. Маркета выдохнула после удара и набрала в лёгкие побольше воздуха.
— Скотина! — заорала она. — Свинья неблагодарная!

На горизонте полыхнула молния. Застучали балконные двери. Рёв Маркеты заставил ретироваться испуганных мужчин в свои семейные гнёзда.
— Кобель недоразвитый! — продолжала орать женщина. — Осёл безмозглый!

Пётр перевернулся на бок и попытался уползти с балкона. Но Маркета свободной рукой схватила мужа за штаны. Легко вернула залитое кровью тело на место и вновь ударила сковородкой. Но уже по спине. Что-то хрустнуло. В ответ на хруст где-то вдалеке громыхнул гром.
— Убивают! — вдруг истошно заорал Пётр, почувствовав, что у него отнимается левая рука. – Помогите! Убивают!
— Макака бессердечная, — рявкнула в ответ на крики мужа о помощи Маркета.

Но бить перестала. Лишь пнула лежащее перед ней тело, которое тут же поспешило отползти в комнату.
Маркета оглянулась. Двумя этажами ниже в доме напротив Наталья, услышав крики, отложила в сторону ноутбук и подошла к окну. Она предстала перед Маркетой в светлом квадрате окна в одних трусиках. Из освещённой квартиры ей было плохо видно, что творится за окном, поэтому она прильнула к стеклу, сложив ладони кружком вокруг глаз. Её третий размер расплющился о стекло.
— Корова сисястая! — крикнула Маркета и метнула в сторону молодой девушки сковородку.

Но отсутствие спортивных навыков и вес метательного снаряда сыграли злую шутку. Сковородка пролетела между двумя домами-свечками и разбила окно на 8 этаже, аккурат двумя этажами ниже моей квартиры. В такой же однокомнатной квартире, где в это время молодая парочка смотрела романтический фильм на DVD. Смотрела и целовалась. И в этот момент с дребезгом разлетелось окно и, сбив по пути телевизор, к их ногам упала тефлоновая сковородка. От испуга молодой человек внезапно сжал зубы и прокусил своей подруге язык. Та заорала благим матом и убежала в ванную смывать кровь.

Молодой человек, оправившись от испуга, вызвал скорую помощь. Потом подумал и позвонил ещё и в полицию.

Наталья, ничего не разглядев в сгущающейся темноте, отошла от окна и продефилировала в туалет.
Маркета посмотрела на плоды своего броска, плюнула и пошла в комнату. Муж лежал на полу без сознания. Из носа тоненькой струйкой текла кровь. Женщина перепугалась и вызвала санитаров.

Первой приехала полиция. Вслед за ними на пятачок перед домом с воем сирен примчалась скорая помощь. Буквально бампер в бампер за ней приехала вторая скорая. К молодой паре.

Одновременно с их приездом с неба наконец-то что-то закапало. Капало минут пять. Мало и не очень мокро. А потом и вообще перестало. Капать. Гроза прошла стороной.

Минут через 20 на носилках вынесли Петра. Девушка с прокушенным языком осталась дома. Госпитализация ей не грозила. Но своего ухажёра она выгнала.

С Маркеты сняли показания. Изъяли сковородку у девушки с прокушенным языком. И уже за полночь оба дома угомонились. Народ уснул.

На следующий день ближе к вечеру опять стало накрапывать. Быстро стемнело. В моей квартире зажёгся свет. Наталья разделась и принялась готовить ужин.

Из дома напротив почти одновременно раздались телефонные звонки. В полицию. Взволнованные женские голоса сообщили дежурному о творящемся безобразии.

Дежурный посоветовался с коллегами и ответил всем звонившим, что не может ничего сделать. Чужая квартира — частная территория, и что там делается, никого не должно волновать. Но на всякий случай послал в нехорошую квартирку патруль.

Двое молодых полицейских, Гонза и Мартин, приехали за рекордно короткое время. Поднялись на 10 этаж. Позвонили. Наталья открыла им дверь. Естественно, на ней была надета маечка и халат.

Полицейские проверили документы моей жилички, визу, договор аренды. Козырнули и уехали обратно в участок. Рассказывать сослуживцам о красивой русской девушке, у которой все документы в порядке.
Слабая половина дома напротив собралась на первом этаже и посовещалась. Собралось аж 12 человек. Было выяснено, кому принадлежит квартира. На следующий день женскому комитету удалось раздобыть мой телефонный номер.

Звонок застал меня в шезлонге на берегу моря. Я поднял трубку. На другом конце провода взволнованный голос рассказал, что у меня в квартире живёт аморальная девка, из-за которой происходят тяжкие телесные повреждения и причиняется материальный ущерб в виде разбитых стёкол. В конце разговора женщина попросила меня купить и повесить шторы в квартире.

Я обалдел от вылившейся на меня информации и пообещал разобраться.
Позвонил Наталье. Спросил про здоровье, про погоду в Праге. Как ей живётся?
Наталья ответила, что всё хорошо, даже замечательно. Квартира ей нравится. Магазин и учёба рядом. До метро рукой подать. И что приходила полиция. Проверила документы.
Я пожелал девушке успехов в учёбе и отключился.

Через час раздался новый звонок. На экране высветился номер моего знакомого. Живущего напротив. На втором этаже. — Привет, Семён, — сказал я, — что там у вас происходит? — Нормально всё у нас, — жизнерадостно ответил Семён, — жизнь бьет ключом.
И рассказал версию происходящих событий с точки зрения мужской половины дома Б.
— От меня-то вы чего хотите? — спросил я. — Не покупай шторы, — раздалось на другом конце провода, — не надо. Зачем тебе лишние траты? — Я подумаю, — ответил я и повесил трубку.

Оставшиеся дни отдыха прошли скомкано. Периодически раздавались телефонные звонки. Меня обвиняли в разрушении семей. Говорили, что я классный мужик и звали выпить пивка по приезду. Утверждали, что я нищеброд, не имеющий денег даже на шторы. Спрашивали, есть ли у меня ещё квартиры на сдачу внаем. Предлагали мне очень хорошие немецкие шторы за бесплатно…
В общем, в Прагу я прилетел загорелый и слегка встревоженный.

Сходил на стихийное собрание женского комитета. Посидел с мужиками в местной пивной Чёртов Млын. Навестил свою прелестную арендаторшу.

И вынес вердикт: клиент всегда прав. А в чужие окна подглядывать — это аморально. И, кстати, незаконно. Нравится ей голой по квартире ходить — пусть ходит. Это никого не касается.

Но оказалось, что я был не прав. А прав человек, сказавший, что нельзя жить в обществе и быть свободным от общества.

Не прошло и пары дней, как случилось следующее. Маленькая чернявая женщина с 13 этажа купила в строительном магазине мощный прожектор. Установила его на обеденном столе, который пододвинула вплотную к подоконнику. И направила мощный луч в окна моей квартиры. Муж, пытавшийся пресечь действия жены, был блокирован сочувствующими соседками. Операция носила грозное название «Штурм Берлина».

Однако Наталья не растерялась. Она позвонила в полицию и сообщила о световой атаке.
Два уже знакомых нам полицейских, Гонза и Мартин, приехали через 10 минут. Поднялись на 13 этаж. Изъяли орудие преступления и очень доходчиво объяснили, что светить в окна прожекторами нельзя. Это хулиганство. И процитировали соответствующую статью.

Потом бравые полицейские поднялись к Наталье и извинились за соседку. Наталья была в розовом халате. Он у неё висел в прихожей, чтобы встречать гостей.

Наташа поблагодарила полицейских за работу. После чего младший из них, Мартин, смущаясь и краснея, попросил у девушки телефон и разрешение сфотографироваться с ней. Наталья подумала и разрешила. Продиктовала телефон, сделали релфи. И разошлись. Девушка спать. Полицейские в участок — хвастаться фоткой и рассказывать о новом витке противостояния между домами А и Б.

Два дня было тихо. Пока не разгорелся очередной скандал. В доме Б на 15 этаже снимал квартиру студент из Казахстана. Очень предприимчивый студент, как выяснилось. Он рассказал своим однокурсникам о соседке из дома напротив и стал по вечерам устраивать просмотр эротических сцен. Брал он недорого: 100 крон с человека плюс пиво и закуска.


Продолжались эти просмотры 4 дня. Пока одна из мамаш постоянных посетителей студенческой квартиры не заподозрила неладное. Она залезла в телефон сынка и обнаружила там сделанные телефоном нечёткие снимки освещённого окна с голой девушкой. На первом же допросе сынок раскололся и рассказал всё родителям. Те сообщили в полицию.

Мартин и Гонза приехали к предприимчивому студенту. Оформили протокол. Популярно рассказали о незаконном предпринимательстве и о неприкосновенности частной жизни.
— Пиво и закуски я ещё могу понять, — задумчиво сказал Мартин, — но зачем ты деньги с товарищей брал?
— Бинокль купить хотел, — покраснел неудавшийся предприниматель, — чтобы лучше видно было.
— Далеко пойдёшь, — сурово сказал Гонза.

Студент заверил, что он даже не взглянет в сторону дома напротив и что гостей у него больше не будет. Он приехал в Чехию учиться и намерен заниматься этим и в дальнейшем.
Полицейские ещё раз напомнили ему о том, что нельзя нарушать закон, и зашли к Наталье рассказать о закрытии подпольного стрип шоу. Девушка поблагодарила их и пригласила на чай. Ребята от чая отказались, но Мартин, всё так же краснея и волнуясь, пригласил Наталью на свидание. Естественно, не во время службы.

Наталья подумала и согласилась.
В этот же день ко мне обратился знакомый с просьбой. Он купил в новостройке двушку и хотел так же, как и я, сдавать её студентам. Но не знал как.

Я договорился со знакомым, что в обмен на помощь получу от него комиссионные в размере пяти тысяч крон. Затем позвонил жиличке и договорился о встрече.

Пришёл к ней вечером. Попил чаю. И попросил повесить на одно из окон небольшой плакатик. Квартира всё-таки моя, почему бы мне на окно что-нибудь и не повесить. Наташа согласилась.
На плакате было написано: «Сдаю квартиру. Телефон 776667666».
Квартиру моего приятеля мы сдали через два дня.

Я уже было хотел снять плакатик, так как звонки не прекращались. Но в это время ко мне обратился другой человек с просьбой сдать в аренду его квартиру. В другом районе, в панельном доме. За всё те же пять тысяч.
Я согласился. Сдал. На это мне понадобилось три дня.

И тут посыпались заказы. Я целыми днями мотался по всей Праге, устраивая просмотры, подписывая договоры и отвечая на телефонные звонки.

До меня иногда доходили сведения о непрекращающихся стычках моей жилички с женской половиной дома Б. Но война приняла затяжной характер, была вялой и уже не настолько интересной.

А через год Наташа вышла замуж за Мартина и съехала.

А я стал риэлтором.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Лежать на полу во сне

Будьте готовы к чреде неприятностей различной значимости (от сломанного ногтя до серьезной болезни), если во сне вам случилось лежать на полу. Сонник подробно растолкует, к чему снится этот сновидный образ.

Соберитесь!

К чему снится, что вы по какой–то причине очутились на полу? Очень скоро наступят трудные времена, которые потребуют полной сосредоточенности и аскетизма. А пока сонник советует хорошенько отдохнуть и собраться с силами.

По собственной воле лежать ничком – буквально означает желание уединиться, уйти в себя. Видеть, что вы упали и остались лежать – к неожиданному удару, который на продолжительное время лишит вас сил и выбьет из привычного ритма.

Какой была атмосфера?

К чему еще снится этот странный сюжет? Если во сне пришлось лежать на очень холодном покрытии, то сонник предупреждает, что вы серьезно и надолго заболеете.

При этом во сне картинка была мрачной и тоскливой? Грядущий жизненный период будет сопряжен с горькими потерями, тратами и разочарованиями.

Удалось видеть, как атмосфера видения постепенно прояснялась и стала светлей? После трудного испытания наступят счастливые времена.

Расшифровка времени

Для более детального толкования сна сонник рекомендует вспомнить конкретное время суток. Это даст представление о характере будущих перемен, а также укажет на момент исполнения сновидного пророчества.

  • Ночь, темнота – неясное будущее, безвыходность.
  • Рассвет, утро – начинания, надежда, молодость.
  • День – стабильность, зрелость.
  • Вечер ранний – завершение начатого, середина жизни.
  • Вечер поздний – неудачи, преклонные годы.

Что делать?

Кроме того сонник рекомендует вспомнить, по какой причине вам довелось во сне лежать на полу.

Если вы прятались от чего или кого–либо, то не стоит спешить и суетиться. Лучше дождаться более благоприятного момента. Если вы попросту решили отдохнуть, то именно бездействие приведет к неприятностям.

По Миллеру

Сонник Миллера напоминает: лежать на полу буквально означает, что некие трудности доведут вас до полной безысходности. Приснилось, что вы умерли? Нечто заставит вас пересмотреть жизненные приоритеты и кардинально измениться.

Откажитесь от риска!

К чему снится, что случилось упасть и лежать на полу? Надежное и перспективное дело принесет вам малоприятный сюрприз, чем нарушит задуманные планы.

Если во сне вы поскользнулись и шлепнулись, то некоторый период следует отказаться от даже незначительного риска.

Приснилось, что вы упали с кровати и остались лежать на полу? Вы слишком расслаблены и беспечны, а это ведет к грандиозным проблемам.

Стабильность или нищета?

Сонник напоминает, что пол во сне отражает положение в обществе и семье. Если приснилось, что вы валялись на земляном полу, то познаете унижение и нищету.

Деревянное покрытие сулит болезнь, паркетное – строительство собственного дома, а ковровое или линолеум предупреждают о бесчестном поступке.

Крепкие и чистые половицы гарантируют стабильность и прочность позиций, а грязные советуют готовиться к худым переменам.

Попытайтесь!

Если во сне случилось лежать на полу и видеть голый бетон казенного заведения, то в реале вы попытаетесь изменить свое неблаговидное положение.

Приснилось, что вы оказались в подобном положении в церкви? Сонник считает, что для очищения души вам придется пережить серьезные жизненные испытания.

К чему снится кровать

Значение сновидений про кровать весьма неоднозначно. Обычно кровать снится к болезням, но это не всегда так. Разные сонники дают своё толкование. Какому из них доверитесь вы?

Символ кровати в толкованиях различных сонников

  1. Сонник Миллера. Если кровать во сне манит к себе, у вас появляется желание лечь и заснуть, то вы склонны потакать своим мимолётным желаниям, что вредит вашему имиджу. Если вы лежите на чужой постели, то вам стоит ожидать подвоха: поступит хитрое предложение, результат которого будет печальным. Кровать провалилась в пропасть, а вы на ней лежали? Вас ждут проблемы со здоровьем.
  2. Сонник Ванги. Кровать с покойником — жизнь стала слишком привычной, поэтому грядут перемены. Если покойник что-то говорит, надо послушать, возможно, вы услышите советы. Если мёртвый человек выглядит больным, то вас ждёт несправедливое отношение.
  3. Сонник Менеги. Если в сновидениях вы увидели кровать — пора поразмыслить о своей жизни. Это подсказка, что вам чего-то не хватает: эмоций, искренности чувств. Не ограничивайте себя.

Пустая кровать не является хорошим знаком

К чему снится мужчине или женщине

  1. Для незамужней девушки двуспальная кровать во сне является предсказанием скорого замужества.
  2. Замужней женщине снится, что она застилает постель? Будьте к мужу терпимее, в противном случае разразится скандал.
  3. Если беременной женщине приснилось ложе, на котром сидит кошка — вы окажетесь в эпицентре плохих событий.
  4. Видеть кровать мужчине — к разводу.

Кошка на кровати во сне, который приснился беременной— нехороший знак

Толкование сна в зависимости от особенностей

Важно восстановить внешний вид постели до мельчайших подробностей.

Характеристики самой кровати

Маленькая кровать во сне— вам придётся поделиться деньгами

  1. Если человеку снится маленькая кровать, к тому же неудобная — он будет обязан поделиться частью своей прибыли.
  2. Большая снится к богатой жизни без излишеств. На всё необходимое будет хватать.
  3. Огромных размеров — поджидают опасности и потери.
  4. Детская — дела, в которых фигурируют дети.

Сны про детскую кровать обозначают ситуацию, в которой замешаны ваши отпрыски

  1. Двуспальная— символ личных взаимоотношений, отображающий атмосферу в союзе.
  2. Односпальная обозначает конкретного человека.
  3. Железная — начинайте копить деньги: вскоре у вас сломается бытовой прибор, а денег на починку у вас нет.
  4. Деревянная — спокойная жизнь в доме, без других родственников.
  5. Пустая — к смерти.
  6. Кровать с роскошным покрывалом — ожидается выгодное супружество.
  7. Совсем старая сломанная — предсказание угроз; попытайтесь избежать опасности, отдав малое.
  8. Казённая в больнице — долгая полоса жизненных неудач.
  9. Узкая и короткая — лишитесь половины денег.
  10. Новая снится к новому партнёру.
  11. Горящая — вас и ваши деяния будут активно обсуждать.
  12. Двухъярусная: если снится, что вы перешли из верхнего яруса на нижний, то ваши суждения изменятся.

Двухъярусная кровать во сне снится кперемене суждений

Действия сновидца

  1. Застилать кровать: если такой сон снится мужчине, то это к переезду.
  2. Застилать девушке — к авантюрному молодому человеку.
  3. Застилать женщине предвещает любовь со скандалами.
  4. Спать снаружи дома — нагрянет прибыльное дело с последующим приятным результатом.
  5. Спать внутри — вам встретятся люди, на которых нельзя положиться. Этот сон является предостережением для вас.
  6. Спать на чужой — вас затянет в некую аферу, из которой вы выйдете без хорошей репутации.
  7. Лежать во сне на кровати с незнакомым мужчиной — к предложению руки и сердца.
  8. Лежать с незнакомой женщиной — новости приятно удивят.
  9. Лежать с беременной женщиной — надеяться на что-то хорошее.
  10. Сонник Эзопа говорит, что покупка кровати во сне — предвестник забот. Их будет так много, что вы не будете успевать всё решать.
  11. В соннике Шереминской сказано, что сидеть на кровати в сновидении — к желанию поменять полового партнёра, причём неосознанное.
  12. Сон, где вы видите в кровати себя, отражает ваше восприятие своего «я».
  13. Если женщина видит в постели ребёнка, значит скоро ей предстоит ухаживать за больным человеком.
  14. Сон, где вы прикованы к ложу, является подсказкой, что грядут испытания.
  15. Если вы болеете, то видеть себя в кровати во сне — к улучшению самочувствия.
  16. Видеть в ней родственника — вокруг человека образуются мистические обстоятельства, которые повлекут за собой одной из двух: крах либо успех.
  17. Видеть больного друга — к недопониманию со стороны друзей.
  18. Прятаться под кроватью — к желанию укрыться от всего мира.
  19. Правильно растолковать сон, в котором вы описались в кровати, поможет настроение во сне. Если после того, как вы обмочились во сне, вы ощущаете комфорт, то скоро будете купаться в богатстве. Если ваши спутники — стыд и вина, тогда ждите перемен не в лучшую сторону. Вас будут мучать бессилие и страх. Мокрая постель снится к будущей болезни, которая испортит все планы.
  20. Если человек во сне упал с кровати, то в данный период жизни расслабляться не стоит.

Количество

  1. Одна снится к дороге.
  2. Две к проблемам в личных отношениях. Последний шанс достигнуть компромисса, иначе — расставание.
  3. Много кроватей — к долгожданному здоровому ребёнку.

От количества кроватей зависит толкование сна

Местоположение

  1. Видеть себя в кровати в незнакомой комнате — радуйтесь, к вам едут родственники.
  2. Во сне ваша постель находится не на полу, а в воздухе? Тогда у вас скоро будут все шансы изменить свою жизнь.
  3. Ложе на улице — боль измены поразит ваше сердце, но вскоре встретится человек, способный исцелить вашу душу.
  4. Спать в неё на кладбище — проблемы из-за невнимательности.
  5. Видеть вне дома — к веселью и развлечениям.

Кровать вне дома во сне — близится радостная пора

Цвета самой кровати и постельного белья

  1. Белый цвет кровати во сне — закончатся печали и тревоги.
  2. Синее постельное бельё — интеллектуальные и эмоциональные отношения.
  3. Кровать с чёрными простынями — прошлые ошибки всплывут вновь, и раскаиваться за них вам предстоит перед второй половиной.
  4. Зелёная простынь на постели снится к небольшой получке денег.
  5. Простыня красного цвета — ждите приглашения на романтический ужин.

Красные простыни снятся к романтике

Другие детали сн

  1. Клопы в кровати — личная жизнь наладится.
  2. Змея предупреждает об обмане в браке или сексуальной сфере.
  3. Мыши — к неприятным сюрпризам, значение которых вы будете драматизировать.
  4. Тараканы в постели — скорый признак появления богатого любовника, если девушка не замужем. Если находится в браке, то муж продвинется по карьерной лестнице.

Собака на кровати во сне предостерегает от врагов

Видеть кровать во сне — не всегда плохой знак. Толкование снов поможет разобраться вам в ситуации, найти выход. Полезно сопоставлять значение снов со своими личными ощущениями.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Женский журнал про диеты, отношения, красоту и стиль