Лежала летом в психиатрической больнице, он все это выдержал, моложе меня на 4 года. Полностью я


Лежала летом в психиатрической больнице, он все это выдержал, моложе меня на 4 года. Полностью я еще не восстановилась. …

Записки юного врача

Полотенце с петухом

Если человек не ездил на лошадях по глухим проселочным дорогам, то рассказывать мне ему об этом нечего: все равно он не поймет. А тому, кто ездил, и напоминать не хочу.

Скажу коротко: сорок верст, отделяющих уездный город Грачевку от Мурьевской больницы, ехали мы с возницей моим ровно сутки. И даже до курьезного ровно: в два часа дня 16 сентября 1917 года мы были у последнего лабаза, помещающегося на границе этого замечательного города Грачевки, а в два часа пять минут 17 сентября того же 17-го незабываемого года я стоял на битой, умирающей и смякшей от сентябрьского дождика траве во дворе Мурьевской больницы. Стоял я в таком виде: ноги окостенели, и настолько, что я смутно тут же, во дворе, мысленно перелистывал страницы учебников, тупо стараясь припомнить, существует ли действительно, или мне это померещилось во вчерашнем сне в деревне Грабиловке, болезнь, при которой у человека окостеневают мышцы? Как ее, проклятую, зовут по-латыни? Каждая из мышц этих болела нестерпимой болью, напоминающей зубную боль. О пальцах на ногах говорить не приходится – они уже не шевелились в сапогах, лежали смирно, были похожи на деревянные культяпки. Сознаюсь, что в порыве малодушия я проклинал шепотом медицину и свое заявление, поданное пять лет назад ректору университета. Сверху в это время сеяло, как сквозь сито. Пальто мое набухло, как губка. Пальцами правой руки я тщетно пытался ухватиться за ручку чемодана и, наконец, плюнул на мокрую траву. Пальцы мои ничего не могли хватать, и опять мне, начиненному всякими знаниями из интересных медицинских книжек, вспомнилась болезнь – паралич.

«Парализис», – отчаянно мысленно и черт знает зачем сказал я себе.

– П. по вашим дорогам, – заговорил я деревянными, синенькими губами, – нужно п. привыкнуть ездить.

И при этом злобно почему-то уставился на возницу, хотя он, собственно, и не был виноват в такой дороге.

– Эх. товарищ доктор, – отозвался возница, тоже еле шевеля губами под светлыми усишками, – пятнадцать годов езжу, а все привыкнуть не могу.

Я содрогнулся, оглянулся тоскливо на белый облупленный двухэтажный корпус, на небеленые бревенчатые стены фельдшерского домика, на свою будущую резиденцию – двухэтажный, очень чистенький дом с гробовыми загадочными окнами, протяжно вздохнул. И тут же мутно мелькнула в голове вместо латинских слов сладкая фраза, которую спел в ошалевших от качки и холода мозгах полный тенор с голубыми ляжками: «. Привет тебе. при-ют свя-щенный. »

Прощай, прощай надолго, золото-красный Большой театр, Москва, витрины. ах, прощай.

«Я тулуп буду в следующий раз надевать. – в злобном отчаянии думал я и рвал чемодан за ремни негнущимися руками, – я. хотя в следующий раз будет уже октябрь. хоть два тулупа надевай. А раньше чем через месяц я не поеду, не поеду в Грачевку. Подумайте сами. ведь ночевать пришлось! Двадцать верст сделали и оказались в могильной тьме. ночь. в Грабиловке пришлось ночевать. учитель пустил. А сегодня утром выехали в семь утра. и вот едешь. батюшки-светы. медленнее пешехода. Одно колесо ухает в яму, другое на воздух подымается, чемодан на ноги – бух. потом на бок, потом на другой, потом носом вперед, потом затылком. А сверху сеет и сеет, и стынут кости. Да разве я мог бы поверить, что в середине серенького, кислого сентября человек может мерзнуть в поле, как в лютую зиму?! Ан, оказывается, может. И пока умираешь медленною смертью, видишь одно и то же, одно. Справа горбатое обглоданное поле, слева чахлый перелесок, а возле него серые, драные избы, штук пять или шесть. И кажется, что в них нет ни одной живой души. Молчание, молчание кругом. »

Чемодан наконец поддался. Возница налег на него животом и выпихнул его прямо на меня. Я хотел удержать его за ремень, но рука отказалась работать, и распухший, осточертевший мой спутник с книжками и всяким барахлом плюхнулся прямо на траву, шарахнув меня по ногам.

– Эх ты, госпо. – начал возница испуганно, но я никаких претензий не предъявлял: ноги у меня были все равно хоть выбрось их.

– Эй, кто тут? Эй! – закричал возница и захлопал руками, как петух крыльями. – Эй, доктора привез!

Тут в темных стеклах фельдшерского домика показались лица, прилипли к ним, хлопнула дверь, и вот я увидел, как заковылял по траве ко мне человек в рваненьком пальтишке и сапожишках. Он почтительно и торопливо снял картуз, подбежав на два шага ко мне, почему-то улыбнулся стыдливо и хриплым голоском приветствовал меня:

– Здравствуйте, товарищ доктор.

– Кто вы такой? – спросил я.

– Егорыч я, – отрекомендовался человек, – сторож здешний. Уж мы вас ждем, ждем.

И тут же он ухватился за чемодан, вскинул его на плечо и понес. Я захромал за ним, безуспешно пытаясь всунуть руку в карман брюк, чтобы вынуть портмоне.

Человеку, в сущности, очень немного нужно. И прежде всего ему нужен огонь. Направляясь в мурьевскую глушь, я, помнится, еще в Москве давал себе слово – держать себя солидно. Мой юный вид отравлял мне существование на первых шагах. Каждому приходилось представляться:

И каждый обязательно поднимал брови и спрашивал:

– Неужели? А я-то думал, что вы еще студент.

– Нет, я кончил, – хмуро отвечал я и думал: «Очки мне нужно завести, вот что». Но очки было заводить не к чему, глаза у меня были здоровые, и ясность их еще не была омрачена житейским опытом. Не имея возможности защищаться от всегдашних снисходительных и ласковых улыбок при помощи очков, я старался выработать особую, внушающую уважение повадку. Говорить пытался размеренно и веско, порывистые движения по возможности сдерживать, не бегать, как бегают люди в двадцать три года, окончившие университет, а ходить. Выходило все это, как теперь, по прошествии многих лет, понимаю, очень плохо.

В данный момент я этот свой неписаный кодекс поведения нарушил. Сидел, скорчившись, сидел в одних носках, и не где-нибудь в кабинете, а сидел в кухне и, как огнепоклонник, вдохновенно и страстно тянулся к пылающим в плите березовым поленьям. На левой руке у меня стояла перевернутая дном кверху кадушка, и на ней лежали мои ботинки, рядом с ними ободранный, голокожий петух с окровавленной шеей, рядом с петухом его разноцветные перья грудой. Дело в том, что еще в состоянии окоченения я успел произвести целый ряд действий, которых потребовала сама жизнь. Востроносая Аксинья, жена Егорыча, была утверждена мною в должности моей кухарки. Вследствие этого и погиб под ее руками петух. Его я должен был съесть. Я со всеми перезнакомился. Фельдшера звали Демьян Лукич, акушерок – Пелагея Ивановна и Анна Николаевна. Я успел обойти больницу и с совершеннейшей ясностью убедился в том, что инструментарий в ней богатейший. При этом с тою же ясностью я вынужден был признать (про себя, конечно), что очень многих блестящих девственно инструментов назначение мне вовсе не известно. Я их не только не держал в руках, но даже, откровенно признаюсь, и не видал.

– Гм, – очень многозначительно промычал я, – однако у вас инструментарий прелестный. Гм.

– Как же-с, – сладко заметил Демьян Лукич, – это все стараниями вашего предшественника Леопольда Леопольдовича. Он ведь с утра до вечера оперировал.

Тут я облился прохладным потом и тоскливо поглядел на зеркальные сияющие шкафики.

Засим мы обошли пустые палаты, и я убедился, что в них свободно можно разместить сорок человек.

– У Леопольда Леопольдовича иногда и пятьдесят лежало, – утешил меня Демьян Лукич, а Анна Николаевна, женщина в короне поседевших волос, к чему-то сказала:

– Вы, доктор, так моложавы, так моложавы. Прямо удивительно. Вы на студента похожи.

«Фу ты, черт, – подумал я, – как сговорились, честное слово!»

И проворчал сквозь зубы, сухо:

– Гм. нет, я. то есть я. да, моложав.

Затем мы спустились в аптеку, и сразу я увидел, что в ней не было только птичьего молока. В темноватых двух комнатах крепко пахло травами, и на полках стояло все, что угодно. Были даже патентованные заграничные средства, и нужно ли добавлять, что я никогда не слыхал о них ничего.

психиатрия / ЗАДАЧИ ПО ПСИХИАТРИИ / ЗАДАЧИ по психиатрии с ответами

Назвать препараты, назначаемые амбулаторно боль­ному эпилепсией с малыми припадками.

Ответ: депакин, ламотриджин, карбамазепин, сибазон, нозепам, феназепам.

Назвать препараты, назначаемые амбулаторно, боль­ному эпилепсией с большими припадками. Ответ: фенобарбитал, барбамил, бензонал, гексамидин, этосуксимид, депокин, топамакс.

Больному 47 лет, бухгалтер. В последние 2—3 года стал уставать на работе сильнее, чем обычно, испытывает постоянный звон в ушах и голове. Жалуется, что иногда не может сразу вспомнить имени и отчества сослуживцев, с ко­торыми давно работает. Быстро поседел, кожа стала дряблой. Отмечает, что с трудом засыпает, просыпается рано, и на ра­боту выходит “как и не отдыхал”. Не может смотреть “чув­ствительные” фильмы, плачет навзрыд.

Поставить диагноз, фазу заболевания, определить реабилитационную тактику (медикаменты, режим).

Ответ: органическое поражение мозга, психоорганический синдром неврастеническая стадия. Соблюдать оптимальный режим труда и отдыха, регулярное занятие спортом. Сосудистая терапия: кавинтон, цинаризин, трентал, тромбоас, танакан, актовегин; церебропротекторы: церебролизин, мексидол, кортексин; ноотропы: фенотропил, луцитам, пантогам.

Больному 52 года, инженер. В последние 5 лет у него отмечается астеническое состояние со снижением репродук­ционной и фиксационной памяти, слабодушием. Симптомати­ка то усиливалась, то ослабевала. Отдых облегчения не при­носил. Вследствие сильного снижения памяти вынужден был подать заявление об увольнении, поскольку по его вине не­сколько раз происходили аварии. Крайне чувствителен: даже малейшую обиду помнит очень долго, снова и снова вспоми­ная ее с яркими эмоциями. Сотрудники отмечают, что больной стал болтлив, любит рассказывать о своих болезнях. Со стороны ЦНС—тремор пальцев рук, головы, симптом Маринеско—Рановичи. Поставить диагноз, фазу заболевания, определить реабилитационную тактику (медикаменты, режим). Ответ: лакунарная деменция, сосудистые препараты, ноотропы, нейропротекторы, препараты с антихолинестеразным действием (экселон).

Больному 57 лет, врач. Заболел 10 лет назад. Вначале был астенический синдром, затем на первый план стали выхо­дить выраженные расстройства памяти: забывал на обходе своих больных, по несколько раз задавал одни и те же вопро­сы. Рассказывая о жене, которая очень заботлива к нему, каждый раз плачет. 2 года назад вечером внезапно потерял сознание, был “скорой помощью” доставлен в неврологиче­ский стационар. После выписки и до настоящего времени отмечается правосторонний гемипарез. Рассматривая картину с нелепым содержанием, не замечает несоответствий.

Поставить диагноз, определить реабилитационную тактику (медикаменты, режим).

Ответ: сосудистая деменция, сосудистая терапия, нейропротекторы, ноотропы, антихолинестеразные средства, акатинол.

Больной находился на лечении по поводу гипертони­ческой болезни. Во время одного из врачебных обходов вскочил с постели, схватил ножницы и нанес ранение врачу и медсестре. Будучи доставленным в психиатрическую боль­ницу, был резко напряжен, со страхом оглядывался по сторо­нам, пытался убежать. После внутривенной инъекции 10% раствора глюконата кальция быстро успокоился, стал расте­рянно оглядываться по сторонам, спрашивать, где он нахо­дится, почему его увезли из терапевтической клиники. О слу­чившемся ничего не помнит.

Ответ: сумеречное помрачение сознания, на фоне органического поражения мозга.

Больной 32 года, артистка. В кабинете врача ведет себя очень демонстративно—постоянно и эмоционально рас­сказывает о своих успехах на сцене, о том, что ее любит публика и т. п. С детства упрямая, капризная, повышенно эмоциональна. На незначительные неприятности давала бур­ные реакции плача, рыданий и “припадков”. В больницу поступила из-за конфликтов с администрацией театра. Счита­ет, что ей дают мелкие роли, не соответствующие ее таланту. После бурной сцены с режиссером отмечался судорожный припадок с плачем и смехом. Очень внушаема.Поставить диагноз, определить реабилитационную так­тику. Ответ: реактивное состояние в виде истерического припадка. Проведение психоаналитическое психотерапии.

Больному 30 лет, инженер. С самого детства упорный, настойчивый, смелый, задиристый. Высокого мнения о себе. Вместе с тем — подозрительный, считает, что окружающие зави­дуют ему, строят ему всевозможные козни. Уверен, что его проект забраковали из зависти. В случайно сказанных словах, вскользь брошенных взглядах усматривает подтверждение своих предположений. На “мнимое доброжелательство” коллег отвечает яркой враждебностью. Подает в суд на администра­цию завода. Переубедить его невозможно.

Поставить диагноз, определить реабилитационную так­тику.

Ответ: параноидное расстройство личности, проведение психотерапии.

Мужчина 45 лет. По характеру очень вспыльчивый. В гневе доходит до ярости. Недавно из-за пустяка бросился на жену, пролил суп на скатерть, разбил тарелку, опрокинул стол. Ударом кулака вывихнул жене челюсть, ударил малень­кого сына. Успокоившись, горько раскаивается и сожалеет о сделанном. С детства склонен к вспышкам гнева. В прош­лом под влиянием жизненных неудач и разочарований впадал в тяжелую депрессию с попыткой самоубийства. Поставить диагноз, определить реабилитационную так­тику. Ответ: эмоционально неустойчивое расстройство личности, препараты нормотимического действия: карбамазепин, депакин и проведение психотерапии.

Больному 20 лет. Очень необщительный, замкнутый. Друзей не имеет. С детства склонен к уединенным мечтам и к занятиям отвлеченными вопросами, далекими от реальной жизни. Очень плохо сходится с людьми. Не может понять их настроения, затрудняется завязать простой непринужденный разговор. Много строит планов, но никак не может привести их в исполнение. Живет мечтами, грезами. Беспомощен в реальной жизни.

Поставить диагноз, определить реабилитационную тактику.

Ответ: шизоидное расстройство личности, проведение психотерапии.

На судебно-психиатрическую экспертизу поступил испытуемый Б., обвиняемый в краже. С детства отличался непоседливостью, в школе постоянно нарушал дисциплину. На уроках все время отвлекался, на замечания учителей реа­гировал легкомысленно. Был постоянно в движении, в припод­нятом настроении. Закончил только 6 классов, хотя по умственному развитию от сверстников не отличался. Часто меняет место работы. Увольнялся либо сам, либо его уволь­няют за небрежность в работе. В последнее время попал под влияние преступников, пользовался у них репутацией бала­гура, весельчака. При аресте не проявил смущения, с юмо­ром давал показания следователю. Поставить диагноз, определить реабилитационную тактику. Ответ: антисоциальные расстройство личности, психотерапевтическое лечение.

Пациент с детства впечатлительный, с большим воображением. В то же время очень любит мучить животных. В настоящее время заявил врачу, что испытывает сильное влечение причинять боль женщинам. Во время полового ак­та грубо кусает свою партнершу, только тогда он чувствует удовлетворенность. Интеллект без патологии.Поставить диагноз.

Врач-терапевт сообщил на приеме, что с детства был мечтательным, любил одиночество, верил во многие приметы, постоянно стремился “угадать” свою судьбу. С первых лет обучения в школе был крайне неуверен в себе, опасался, что забудет материал, хотя хорошо учился. Во время учебы в институте появился страх, что внезапно умрет, чувствовал облегчение только после того, как щупал пульс на обеих руках. Замечал, что во время чтения учебников появлялось стремление считать количество прочитанных слов. В настоя­щее время мучает постоянный страх, что неправильно выпи­сал рецепт, завысил дозу медикамента. Успокаивается лишь после того, как посмотрит на копию рецепта, которая хранится у него.

Поставить диагноз, определить реабилитационную тактику.

Ответ: психастеническое расстройство личности, проведение психотерапии.


Солдат совершил суицид в части на 15-й день прибы­тия в часть. Был вынут из петли через 2 минуты после пове­шения. На следующий день, плача, рассказывал командиру, что не может перенести армейскую обстановку. “Сержант издевается, солдаты грубо шутят, называя “глистой”, “рахитиком”. Больной с детства был очень пугливым, сверстники его всегда обижали, поэтому предпочитал играть с детьми младше себя. В школе очень боялся отвечать на уроках.

Поставить диагноз, определить реабилитационную тактику.

Ответ: психастеническое расстройство личности, уклоняющийся вариант. Проведение рациональной, поведенческой и психоаналитической терапии.

Девочка 15 лет, добродушная, охотно выполняет несложную работу в отделении, но только по указанию персо­нала. Имеет крайне ограниченный запас слов, речь ее аграм­матична, с недостаточной артикуляцией. Может считать по пальцам, но только в прямом порядке. Элементарные ариф­метические действия недоступны. Назвать степень олигофрении.

Ответ: умеренная степень

Больная имеет начальное образование, дублировала 3—4 классы, начинала учиться в 5 классе, но была вынуждена оставить школу из-за плохой успеваемости. Выполняет неква­лифицированную работу. Мышление конкретно-образного типа. Запас слов бедный. В беседе часто пользуется трафа­ретными выражениями, заученными фразами. Назвать степень олигофрении.

Ответ: легкая степени

Мальчик 6 лет был доставлен в психиатрическую больницу в порядке оказания неотложной помощи. При по­ступлении: подвижен, очень пуглив, массивные зрительные галлюцинации, убегает от каких-то пауков, желтых муравьев. Зрачки резко расширены, тахикардия. Родители сообщили, что перед заболеванием ребенок играл с товарищами в лесу. Через 2 дня ребенок вышел из психоза, о случившемся ничего не помнит. Рассказал врачу, что перед заболеванием ел ка­кую-то “травку”. Поставить диагноз, назвать синдром, определить реабилитационную тактику при поступлении в стационар.

Ответ: Острое психотическое расстройство в результате интоксикации. Делириозный синдром. Проведение дезинтоксикационной терапии и купирование психомоторного возбуждения с использованием транквилизаторов.

Больной 37 лет, шофер. Был доставлен в психиатри­ческую больницу в порядке неотложной помощи. При поступ­лении: дезориентирован, считает, что находится в гараже, окружающих называет именами своих товарищей. Стоя в стороне, совершает руками какие-то стереотипные движе­ния: “Проволоку изо рта выматываю”. Со слов сопровождаю­щих, за 4 часа до начала заболевания ремонтировал автома­шину, промывал детали в бензине. Через 3 дня вышел из психоза, о случившемся ничего не помнит. В настоящее время жалобы на головную боль, бессонницу, раздражает шум, яр­кий солнечный свет. Поставить диагноз, определить реабилитационную так­тику.

Ответ: острое отравление парами бензина, делириозный синдром. Проведение дезинтоксикационной терапии и купирование психомоторного возбуждения транквилизаторами (реланиум, феназепам в/м).

Больной доставлен в нейрохирургическую клинику в бессознательном состоянии. Был сбит автомашиной. Через 20 минут после травмы пришел в сознание, жаловался на рез­кую головную боль II головокружение. Отмечалась повторная рвота. Не помнил момента, когда на него наезжала машина. Спустя неделю состояние значительно улучшилось, однако по-прежнему беспокоят головные боли, головокружение, осо­бенно при чтении, просмотре телепередач. Не выносит даже тихого разговора больных в палате. Дневной свет кажется очень ярким. Поставить диагноз, определить реабилитационную тактику.

Ответ: посттравматическая церебростения. Режим постельный 3-4 недели. По показаниям дегидротационная терапия, витаминотерапия, ноотропы, церебропротекторы, сосудистые препараты.

Солдат был отброшен взрывной волной от разорвав­шегося снаряда. В бессознательном состоянии был доставлен на ПМП. В карточке имеется отметка, что наблюдалось кровотечение из носа, ушей, глотки. Пришел в сознание во время эвакуации на ДМП. Не понимал обращенных к нему вопросов (не слышал их), пытался говорить, но не мог. Был сонлив. В последующем состояние довольно быстро улучши­лось. Через неделю начал слышать, а через 2 дня появилась речь. Говорил заикаясь. Поставить диагноз, определить реабилитационную тактику.

Ответ: ушиб головного мозга. Постельный режим 3-4 недели, проведение дегидратации по показаниям, сосудистой, витаминотерапии и нейропротекторной терапии.

Больная 30 лет, педагог. Полгода назад в связи с бо­лезнью коллеги была вынуждена вести дополнительную на­грузку. Вскоре директор объявил, что ожидается инспекционная проверка. Больная была взволнована, боялась, что работа будет оценена отрицательно, более тщательно готови­лась к урокам. Нарушился сон: плохо засыпала, утрами чувствовала себя разбитой. Стала раздражительной, по пу­стякам кричала на детей, а потом плакала, убегая в учитель­скую. При неврологическом обследовании: тремор пальцев рук, век, неустойчивость в позе Ромберга, равномерное повы­шение коленных рефлексов, потливость ладоней и стоп. Сома­тически—без отчетливой патологии. Поставить диагноз, определить реабилитационную тактику.

Ответ: неврастения. Обеспечить отдых от работы на 3-4 недели, можно использовать транквилизаторы для купирования тревоги, показана витаминотерапия, ноотропы (пантогам)

Штурман парохода, 39 лет. Пользуется безупречной репутацией у администрации. Однажды посадил пароход на мель. Тяжело переживал случившееся. После того, как паро­ход сняли с мели, капитан рекомендовал штурману отдох­нуть. Через 2 суток ему предложили встать на вахту, почув­ствовал сильное волнение, появилась мысль, что пароход снова наткнется на мель, вынужден был отказаться от вахты. С тех пор, на протяжении 3 месяцев не мог водить пароход. После проведенной амбулаторной гипнотерапии почувствовал себя значительно лучше, во время первого рейса нес вахту под наблюдением капитана, а в дальнейшем справлялся с ра­ботой самостоятельно. Поставить диагноз.

Ответ: невроз навязчивых состояний, обсессивно-фобический синдром.

Больная 32 лет, актриса. С детства очень впечатли­тельная. В отношении с окружающими естественна, характе­ризуют как хорошего работника. Около месяца назад услы­шала от соседки рассказ о хулиганах, которые ночами выкалывают прохожим глаза. Дня через 3 ночью шла со спек­такля. Неожиданно в темном переулке ей показалось, что с забора на нее прыгнул какой-то мужчина, почувствовала резкую боль в глазах (позднее выяснилось, что она задела лицом за ветку). Тут же обнаружила, что потеряла зрение. В стационаре: тяжело переживает случившееся, умоляет вер­нуть ей зрение, плачет. Заключение окулиста: незначительные ссадины на веках, легкая гиперемия роговицы справа. Фото­реакции зрачков сохранены, глазное дно без патологии. Боль­ной было назначено лечение фарадизацией глазных яблок, при первых же раздраженнях вскрикнула и зрение восстано­вилось полностью. Поставить диагноз. Ответ: реактивное состояние с конверсионной симптоматикой.

Во время пожара один из пострадавших схватил таз и бесцельно бегал с ним по комнатам, не обращая внимания на замечания окружающих. Затем выбежал во двор и продол­жал бестолково суетиться. Внезапно остановился и громко заплакал. Успокоившись, стал испуганно интересоваться слу­чившимся. Выяснилось, что он полностью амнезировал отре­зок времени от начала пожара до настоящей минуты. Поставить диагноз.

Ответ: аффективно-шоковая реакция (симптом эмоциональной бури)

Девочка 5 лет играла дверью. Внезапно дверь закры­лась, замок защелкнулся и девочка оказалась одна в комнате. Мать, находившаяся поблизости, стала панически стучать в дверь и звать девочку, однако ответа не получила. Когда дверь была взломана, девочку обнаружили стоящей посреди комнаты с вытаращенными глазами. На вопросы она не отве­чала. Спустя 5 минут после происшедшего она начала пла­кать. На следующий день поведение ребенка нормальное. Поставить диагноз. Реабилитационная тактика.

Ответ: симптом мнимой смерти в рамках реактивно-шокового состояния. Реабилитация не требуется.

Женщина 35 лет, придя домой с похорон сына, пыта­лась покончить самоубийством. Была доставлена в психиат­рическую больницу. В отделении: неподвижна, сидит, уста­вившись в одну точку, выражение глубокой печали, не плачет. С трудом отмечает на вопросы. Считает себя виновной в смерти сына: “Мало уделяла ему внимания”. Заботы о двух других детях не проявляет. Такое состояние длилось полтора месяца. Постепенно под влиянием лечения больная полностью вышла из болезненного состояния. Поставить диагноз. Реабилитационная тактика.

Ответ: реактивная депрессия, назначаются антидепрессанты (амитриптилин, анафранил, коаксил)

Больной 42 лет переезжал с семьей в другой город. Билеты приобрел с трудом, перед отъездом почти не спал 2 ночи, алкоголизировался. Наконец сел с семьей в поезд. Через несколько часов почувствовал, что “что-то неладно”. Стал прислушиваться к разговору двух мужчин, сидевших рядом. Услышал, как один говорил другому: “Как только отъедем от станции, так его прикончим, а жену с детьми вы­кинем на ходу. Два больших чемодана возьмешь ты, а я возь­му маленький и деньги, которые у него в правом кармане”. На первой же станции больной приказал жене и детям взять вещи и немедленно сойти с. поезда. На вокзале с громким криком: “Спасите, грабят!” от кого-то убегал. Был помещен в психиатрическую больницу. В больнице заявил, что те мужчины тоже сошли за ним с поезда и пытались его схва­тить, когда он стоял возле кассы. На другой день в беседе с врачом продолжает настаивать на слышанном в вагоне, но не уверен в том, что те мужчины действительно сошли с по­езда (“может показалось”). Еще через два дня полностью вышел из психоза. Уверен в том, что это ему “померещилось”. Беспокоится о судьбе жены и детей и рад их приходу на свиданье. Поставить диагноз.

Ответ: реактивный параноид.

Больной А., с детства мнительная личность. На рент­геноскопии молодой врач, докладывая картину ассистенту, сказал, что у больного сердце “капельное”. Больной, услышав эти слова, сразу стал испытывать страх. Появились мысли, что у него сердце вот-вот оторвется (“как капля”) и он умрет. Из рентгенологического кабинета домой шел осторожно, “чтобы сердце не оборвалось”. Особенно боялся, когда начинал кашлять. В по­следующем у участкового врача упорно добивался осмотра профессором, доказывал, что вот-вот умрет. Профессор при консультации направил его на рациональную психотерапию по Дюбуа. Через месяц боязнь за сердце исчезла. Поставить диагноз. Реабилитационная тактика.

Ответ: ятрогения в виде кардиофобия. Дальнейшая реабилитация не требуется.

Больная 47 лет, недавно перенесла грипп. Единствен­ная дочь месяц назад вышла замуж и уехала от родителей. Постепенно у больной появились мысли, что теперь она ни­кому не нужна, с каждым днем настроение становилось все хуже. Вследствие нарастания болезненных явлений поступила в психиатрическую больницу. В отделении подвижна, ходит по отделению, заламывая руки, причитая: “Когда же это все кончится?!”. Заявляет врачу, что она преступница, нравствен­ный урод, опозорила не только себя, но и дочь, которая будет ее всю жизнь проклинать. Заявляет: “Чем так жить, лучше умереть”. Поставить диагноз, определить реабилитационную тактику.

Ответ: реактивная депрессия, антидепрессанты и психотерапия.

Больной 62 лет. Стал жаловаться родственникам, что его жена систематически подсыпает ему в пищу песок, чтобы медленно его отравить, он чувствует, как песок скрипит на зубах. Жена делает это с целью выйти замуж после его смерти за молодого соседа. Замечал неоднократно, что в его отсутствие жена роется у пего в вещах и в письменном столе. Память не нарушена. Соматически: тоны сердца чисты, АД: 150/90 мм рт. ст. Неврологически: без очаговых знаков. Поставить диагноз, определить реабилитационную тактику.

Ответ: инволюционный параноид. Психофармакотерапия нейролептиками: азалептин, трифтазин, клопиксол, флюанксол.

Больная 78 лет. Со слов дочери, за последние два года изменилась в поведении: стала сварливой, угрюмой, по­стоянно прячет у себя в вещах корочки хлеба, кусочки мяса, какие-то тряпки. Любит пересматривать свои вещи. Муж больной умер 5 лет назад. Недавно больная спросила у дочери про него: “А Иван куда вышел?”. Поставить диагноз. Ответ: сенильная деменция.

Назвать противопоказания к аминазинотерапии (по психопатологическому синдрому). Судорожный синдром, депрессивный синдром и наличие нейролептического синдрома.

Перечислить группы препаратов, применяемых при психозах.

Ответ: нейролептики: фенотиозины (алифатические, пиперазиновые, пиперидовые); бутерофеноны; дифенилбутилпиперидины; тиоксантены; бензамиды и др. Атидепресанты: неселективные ингибиторы МАО; ингибиторы обратного захвата моноаминов (трициклические, селективные ингибиторы захвата норадреналина, серотонина, дофамина)

После длительной алкоголизации больной стал слы­шать “голоса”, которые угрожали ему убийством, называли его пьяницей, издевались над ним. Изредка вмешивался другой голос, который пытался защищать больного. Критика к своему состоянию отсутствует. Поставить диагноз, определить реабилитационную тактику (медикаменты, режим).Ответ: алкогольный галлюциноз. Режим усиленного наблюдения, назначить нейролептики: галоперидол, трифтазин, клопиксол, аминазин, азалептин.

Больной злоупотреблял алкоголем в течение многих лет. Довольно хорошо помнит детство, юность, несколько хуже — события 5-7 лет. Не знает, как зовут его лечащего врача, не помнит, где его койка. Не помнит, что ел на завтрак, но утверждает, что были фазаны и шампанское. Рассказыва­ет, как он принимал участие в штурме Зимнего дворца. У больного отсутствуют сухожильные рефлексы, болевая и температурная чувствительность, парез нижних конечностей. Поставить диагноз. Ответ: Употребления алкоголя с вредными последствиями с развитием полинейропатий и амнестического синдром.

Больной в течение длительного времени ежедневно выпивает до 500—600 г водки, вина, самогона. Утрами всегда чувствует себя плохо: тошнота, головная боль, дрожание рук; то знобит, то “бросает в жар”. Не может приступить к работе пока не выпьет 50—100 г водки. Назвать синдром. Ответ: абстинентный

После двухнедельного запоя в течение двух суток больной не спал, появился вначале безотчетный страх, затем вечером при закрытых глазах видел какие-то страшные морды животных. Ночью вдруг увидел рядом с кроватью “черного человека”, по полу бегали маленькие страшные люди, чудо­вища. Критики к своему состоянию нет. Все тело дрожит, та­хикардия. Поставить диагноз, определить реабилитационную тактику (медикаменты, режим). Ответ: алкогольный делирий. Режим усиленного наблюдения. Лечение: транквилизаторы (феназепам, реланиум, нозепам); дезинтоксикационная терапия, после этого можно назначить нейролептик (галоперидол, хлорпротексен).

Назвать принципы лечения больного с белой го­рячкой.

Ответ: дезинтоксикация, купирование психомоторного возбуждение, церебропротекторы.

Назначить лечение больному алкоголизмом с измене­нием личности по алкогольному типу. Ответ: психотропные препараты, церебропротекторы, сосудистые препараты, витаминотерапия.

На судебно-психиатрической экспертизе подэкспертный рассказал следующее: “Обычно я могу выпить 300—400 г водки, не пьянея. В тот же день я выпил граммов 50 водки, а дальше ничего не помню. Очнулся уже в милиции”. Из материалов следственного дела известно, что больной после приема 50—60 г водки держался как обычно, только выражение лица было каким-то необычно строгим. Затем, без види­мого повода, схватил нож и ударил им своего друга. Поставить диагноз. Ответ: патологическое алкогольное опьянение.

Больной беспокойный, громко кричит, порывается куда-то бежать. Уход за таким больным. Ответ: фиксация, нейролептики с преимуществен с седативным эффектом (аминазин).

Больная заявила, что она великая грешница, что ей не следует жить, что она покончит с собой. Уход за такой больной. Наблюдательная палата, усиленное наблюдение. Антидепрессанты (амитриптилин, анафранил) и возможно назначение нейролептиков (эглонил).

Больной заявляет, что пища отравлена, что он не будет принимать такую пищу. Не принимает пищу на протя­жении 3 дней. Уход за таким больным. Ответ принудительное кормление, нейролептики (галоперидол, трифтазин, солиан).

Больной возбужден, пытался покончить самоубий­ством. Как опасный для себя, был отправлен в психиатриче­скую больницу. Какие меры должны быть приняты при транспортировке такого больного? Ответ: проведение фиксации и купирование психомоторного возбуждения (аминазин).

Призывник К. работает конюхом. В свое время с тру­дом окончил 3 класса, с тех пор выполняет несложные сель­скохозяйственные работы. В беседе с трудом понимает обращенные к нему вопросы. Из городов назвал “Томск, Колпашево, Шегарка”. Не знает столицу СССР, сколько месяцев в году. Прямой счет до 10 правильный, обратный — с затруд­нением. Поставить диагноз. Ответ: олигофрения легкой степени.

Задача № 1 – с алгоритмом решения

Больной И., 35 лет, слесарь. В течение нескольких месяцев не работает. Постоянно обращается за помощью к разным врачам. Жалуется на слабость, отсутствие аппетита, бессонницу. Отмечает у себя массу неприятных ощущений во всем теле: не хватает дыхания, сердце «словно облили чем-то горячим», и оно вот-вот разорвется. Чувствуется какой-то жар, в голове «перчит», голова словно забита, «заклинена», кровь застывает в жилах, по всему телу «проходят иголки». При обследовании больного патологических изменений со стороны внутренних органов не выявлено. Несмотря на отрицательные данные исследований, больной остается тревожным, подозревает у себя какое-то серьезное заболевание.

Назовите симптомы и синдромы, имеющиеся у данного пациента.

Алгоритм решения:В данном случае мысли больного о каком-то тяжком заболевании, неоправданная тревога за свое здоровье сочетаются с многочисленными тягостными телесными ощущениями. Ложные соматические ощущения (сенестопатии) нелегко бывает отличить от действительных проявлений нераспознанного соматического забо­левания. Отрицательные данные исследования внутренних органов, конечно, должны учитываться. Но этого бывает недостаточно. Каж­дому врачу-психиатру известно немало случаев, когда у больного с «сенестопатически-ипохондрическим синдромом» при более тща­тельном и квалифицированном соматическом обследовании удава­лось установить наличие ранее нераспознанного заболевания внут­ренних органов (хронический панкреатит, кистозное перерождение почки и т.п.), являющегося источником этих ощущений. Поэтому особое внимание нужно обратить на своеобразный характер сенестопатических ощущений. Они, во-первых, характеризуются тягост­ностью («Это не боль, но хуже боли», — говорит о них больной). Во-вторых, они нечетко локализованы. В-третьих, своеобразие характе­ра переживаний заставляет больного при их описании прибегать к образным сравнениям («Роскошь образных сравнений»). Так, больной сравнивает свои ощущения с прохождением по телу иголок, в голове «перчит» и т.п.

Ответ: сенесто-ипохондрический синдром (первичными являются сенестопатии, на фоне которых формируется ипохондрический синдром)

Задача № 2 – с алгоритмом решения

Больная С., 60 лет, пенсионерка. 5 лет тому назад однажды поссорилась с соседкой, расстроилась, плакала, ночью плохо спала. Наутро услышала за стеной голоса соседки и ее родственников, которые угрожали убить ее и детей. Появился страх, не могла оставаться дома одна, боялась выходить в общую кухню. С тех пор в течение 5 лет почти постоянно слышит те же голоса, которые угрожают больной, приказывают выброситься из окна, называют ее оскорбительными именами. Иногда слышит голос своего сына, который успокаивает больную, советует ей лечиться. Голоса идут из-за стены, из-за окна и воспринимаются больной как реальная обычная человеческая речь. В этой речи часто повторяются одни и те же фразы, звучащие в одинаковом тембре, с одними и теми же модуляциями голоса. Иногда слова произносятся ритмично, подобно тиканью часов, в такт с ощущаемой больной пульсацией сосудов. При усилении голосов в тишине, особенно ночью, больная становится тревожной, подбегает к окнам, утверждает, что сейчас убивают ее детей, а она ничем не может им помочь. В шумной комнате и во время беседы с больной голоса полностью исчезают. Охотно соглашается, что голоса эти имеют болезненное происхождение, но тут же спрашивает, за что соседка хочет ее убить.

Какой это синдром?

Алгоритм решения:На первый план в картине заболевания у больной С. выступают стойкие слуховые (вербальные) истинные галлюцина­ции. Характерна однотипность этих галлюцинаций на протяжении многих лет, неприятное, угрожающее содержание галлюцинаторной речи. Первично здесь нарушение восприятия, чувственной сферы. Бредовые идеи преследования выступают как бы «вторично» и выте­кают из содержания галлюцинации. Подобная картина заболевания характерна для длительно протекающего, хронического вербального галлюциноза.


Ответ: хронический вербальный галлюциноз.

Задача №3

Больной Я., 52 года, инженер. В кабинет вошел быстрым шагом, с решительным выражением лица. Не успев получить приглашение, сел и сразу же приступил к рассказу о болезни, взяв в свои руки инициативу разговора. Жалуется на неприятные ощущения (но не боли!) в затылке, иногда чувствует, будто бы в голове у него что-то «переливается». Из рассказа больного выяснилось, что первые признаки, заболевания он заметил у себя два года назад. За этот период времени он обследовался у многих врачей, которые не находили у него заболевания или обнаруживали незначительные болезненные расстройства (легкие явления шейного остеохондроза). Неоднократно был на консультации у профессоров, ездил в Москву. Убежден в том, что у него какое-то тяжелое заболевание, нераспознанное врачами, возможно, опухоль мозга. Все возражения врача, ссылки на многочисленные отрицательные данные анализов, консультации высококвалифицированных специалистов тут же парирует, приводя выдержки из медицинских учебников и монографий с описанием картин заболеваний, «подобных» его болезни. Вспоминает также, что некоторые врачи, у которых больной консультировался, хотя и не ставили диагноз опухоли, но высказывались по этому поводу осторожно, будто бы что-то скрывая. Вспоминает многочисленные случаи, когда врачи не распознали своевременно тяжелое заболевание, а поставили диагноз болезни лишь тогда, когда помочь больному было уже невозможно. Говорит обо всем этом возбужденно, перебивает врача, приводит все новые и новые подробности, касающиеся его «болезни». Разговор с больным занял более часа, несмотря на неоднократные деликатные замечания врача о том, что его ждут другие больные.

Назовите симптомы и синдромы, имеющиеся у данного пациента.

Задача № 4

Больной Д., 29 лет

Отмечает, что в мозге (в области темени) слышится тихий голос. Иногда он возникает «ближе к какому-нибудь уху, чаще к правому». Больной улавливает, что тембр голоса – мужской. Он звучит и, по определению больного, «слышится, но не ушами». Голос комментирует действия больного, дает советы, приказывает. Временами внутри головы, ближе к месту звучания «голоса, четко видит, но не глазами, а «внутренним мозговым зрением» фотокарточку мужчины с усиками.

Назовите симптомы, имеющиеся у данного пациента

Задача № 5

Больной С., 42 года, инженер. Однажды в связи с неприятностями на работе почувствовал себя плохо, появились одышка, боли в области сердца, испытывал страх, что он может умереть. Диагноз, поставленный врачом «скорой помощи»: инфаркт миокарда, в дальнейшем был отвергнут. Но с этого времени больного стала преследовать мысль о том, что он может в любой момент упасть и умереть. Эти тревожные мысли усиливались, когда больной находился в душном помещении, в большой толпе. Он перестал ездить в автобусе, в трамвае — как только закрывались двери вагона, больного охватывал непреодолимый страх смерти. Долгое время он старался скрыть от всех эти тяжелые переживания, под разными предлогами уклонялся от присутствия на заседаниях, не ходил в кино. Объясняет это тем, что опасался насмешек: ведь необоснованность его опасений была для самого больного совершенно очевидна. В дальнейшем появились новые страхи и тревожные мысли. Выходя утром из дома, со страхом думал, что на работе в этот момент по его вине произошла крупная авария. Попытки отогнать эту мысль были безуспешны. С бьющимся сердцем С. прибегал на завод и убеждался, что там все благополучно. Десятки раз проверял он исправность механизмов, выполнение правил техники безопасности, из-за чего запустил основную работу. В один из таких дней, когда по дороге на завод больной переходил железнодорожные пути, ему пришла в голову мысль: если ему удастся пройти под медленно движущимся вагоном маневрирующего поезда, то на работе все будет в порядке. В последующем больной несколько раз с большим риском для жизни проделывал это, хотя и отдавал себе отчет, что между подобным рискованным поступком и опасностью аварии на заводе нет никакой связи. Все это в конечном итоге заставило больного обратиться к врачу, и он был помещен в психиатрический стационар.

Назовите симптомы и синдромы, имеющиеся у данного пациента.

Задача № 6

Больная М., 22 года, инвалид II группы. В отделении большую часть времени лежит, закрывшись с головой одеялом, что-то шепчет, улыбается. В разговор вступает неохотно. Удается выяснить, что больная беспрерывно слышит «голоса» большой группы людей, которые «прикрепляются» к ее голове с помощью каких-то аппаратов. Людей этих больная никогда не видела, но по их разговорам поняла, что они только и делают, что «занимаются половой жизнью». Головы этих людей связаны с ее головой, и потому она может обмениваться с ними мыслями. Такое состояние больная называет «гипнозом». Чувствует, как эти люди действуют на ее половые органы, «используют, как женщину», превращают в гермафродита, изменяют ее настроение, извращают вкус и запах пищи, превращают его в запах грязного человеческого тела, могут отнять у больной все мысли — «пустая голова и все». Уверена, что обладатели «голосов» превратили ее и всех других людей в роботов.

Назовите симптомы и синдромы данного психического расстройства

Задача № 7

Больной Б., 22 года, солдат. Психическое заболевание возникло остро, в связи с перенесенным гриппом. Стал жаловаться на постоянные боли в горле, высказывал мысль, что он болен туберкулезом гортани, горло у него сгнило, дыхание «захватывает», выпали все зубы, в груди пусто, все сгнило. Отказывался от еды на том основании, что у него «нарушилась связь горла с желудком, желудок мертвый», все внутренности склеились. Заявил, что он труп, но двигается лишь потому, что через него пропускают электрический ток. В стационаре бездеятелен, одинок, тревожен. Настроение подавленное.

Назовите симптомы и синдромы данного психического расстройства

Задача № 8

Больной Б., 60 лет. В отделении психиатрического стационара держится самоуверенно, говорит с апломбом, гневлив, бывает агрессивен. Себя называет «фельдмаршалом», «властителем Мира». Слышит «голоса», доносящиеся из других миров, переговаривается с ними. Заявляет, что он свободно может переноситься на Луну, Юпитер, другие планеты, откуда он управляет Вселенной, движением небесных тел. Часто ощущает запах бензина, спирта, которые ему «подпускают в нос с помощью особой техники». При этом раздражается, требует, чтобы «немедленно прекратили это безобразие». Чувствует, как с помощью аппарата на него действуют «протонами», создают «превратные мысли», «наматывают на мозг», из Лондона действуют с помощью «электронов». При закрытых глазах видит различных животных, рака, скорпиона и т.п. Требует немедленной выписки, хочет ехать в Москву, где ему «дадут столько денег, сколько он захочет». Вместе с тем, при беседе на отвлеченные темы обнаруживает достаточную рассудительность, дает меткие оценки своим сотрудникам, больным в отделении, хорошо разбирается в существе текущих политических событий и т.п.

Назовите симптомы и синдромы, имеющиеся у данного пациента

Задача №9

Больной Б., 28 лет, преподаватель математики. Обратился к врачу с жалобами на периодические головные боли, усиливающиеся при умственной работе, чувство постоянной слабости и повышенную утомляемость. Выполнение обычной работы стало требовать большого напряжения духовных и физических сил. Утром трудно заставить себя встать с постели, взяться за обычные дела. Садится за книги, но, прочитав полстраницы, замечает, что механически пробегает глазами по строчкам, а мысли где-то далеко. Ко второй половине рабочего дня «врабатывается», голова становится более свежей, но к вечеру чувствует себя совершенно разбитым. За последнее время стал раздражительным, утратил обычную сдержанность. Во время урока грубо прикрикнул на ученика, после чего тут же внутренне раскаялся, долго не мог успокоиться, представлял себе возможные неприятные последствия этого поступка. Дома все выводит из себя, раздражает радио, шумная возня пятилетней дочка. Однажды даже ударил ее, и сам расстроился до слез, просил у дочери прощения. Раздражает даже прикосновение к телу одежды: «Чувствую себя так, будто на мне власяница!» Во время беседы с врачом больной волнуется, лицо покрывается красными пятнами, голос дрожит, на глаза навертываются слезы. Стесняется этого, старается скрыть свое волнение.

Назовите симптомы и синдромы, имеющиеся у данного пациента

Задача № 10

Больная Н., 48 лет, продавец. Доставлена в психиатрический стационар в связи с попыткой самоубийства. В отделении одиноко сидит в углу палаты, опустив голову. На лице застыло напряженно-тоскливое выражение. Отказывается от еды: «Нечего меня кормить, не заслужила. От государства деньги получала, а с работой не справлялась!» На вопросы отвечает с задержкой, односложно, таким тихим голосом, что часто приходится ее переспрашивать. Факт попытки самоповешения не отрицает, но считает, что спасли ее напрасно: «Таким как я — не место на земле. Лучше я сама это сделаю, чем дожидаться суда людского». Уверена, что окружающие смотрят на нее с презрением, так как она «поганый человек», ее ожидает смертная казнь за совершенные преступления. Вспоминает, что много лет назад она работала продавщицей в ларьке и незаконно торговала водкой в розлив, забирая себе пустые бутылки. Многие годы не вспоминала об этом, но теперь поняла, что ничто не забыто. На вопросы, касающиеся ее жизни, семьи, больная отвечать отказывается: «Ни к чему все это!» Больной себя не считает: «Я здоровая, выпишите меня, зачем я здесь занимаю место. Мне не лечиться нужно, а пойти в милицию». На следующий же день после стационирования больная, закрывшись с головой одеялом, пыталась повеситься на чулке.

Назовите симптомы и синдромы, имеющиеся у данной пациентки

Задача № 11

У самых дверей приемно-диагностического отделения психиатрической больницы врача встречает молодая женщина. Она оживлена, настроение приподнятое, глаза блестят. Поверх больничного халата у нее надета пестрая кофточка, украшенная ярким бантом. Волосы в беспорядке, но также пере хвачены яркой лентой. Губы густо накрашены, глаза подведены. Все вместе создает впечатление чего-то крикливого и безвкусного. Взяв врача «под руку», больная начинает тараторить, голос у нее охрипший.

— Я вас сразу же узнала. А когда меня выпишут? Я совсем здорова, у меня только маниакальное состояние. Как говорится, не важен метод — важен результат. А вон та нянечка пришла сегодня на работу, а у нее комбинация из-под платья выглядывает. Из-под пятницы суббота. Завтра суббота, Вы меня завтра выпишите. А у Вас тоже галстук не в порядке, дайте я вам поправлю. Не думайте, что я подлизываюсь. Уж сколько раз твердили миру, что лесть гнусна, вредна. А тебе что здесь надо! (внезапно в раздражении набрасывается на другую больную, подошедшую к врачу, пытается ее ударить. Но тут же на лице вновь улыбка, кокетливо обращается к врачу). Я в Вас влюбилась, ну и что тут такого? Любовь не порок, а большое свинство. Я еще и Лешу люблю, студента. Он ко мне вчера приходил. Вот я ему письмо написала в стихах. Хотите прочитаю? — и т.д.

В отделении больная вмешивается во все дела, всем мешает, никому не дает покоя. Собрав в кружок больных, поет, танцует. Спит не более 3-4 часов в сутки. Возбуждение полностью не купируется даже применением очень больших доз нейролептиков.

Назовите симптомы и синдромы, имеющиеся у данной пациентки

Задача № 12

Больная Г., I4 лет, ученица 8 класса. Всегда спокойная, застенчивая, за последнее время девочка стала вести себя дерзко и развязно. Перестала ходить в школу, несколько раз не ночевала дома, на улице подмигивала незнакомым молодым людям. В отделении психиатрической больницы держится в стороне от детей и подростков. Большую часть времени ничем не занята, но иногда, оставаясь в одиночестве, танцует, что-то напевает. Гиперсексуальна, в присутствии других детей и, особенно, мальчиков, ложится в кровать, задирает халат и голыми ногами болтает в воздухе. В ответ на замечание медсестры дерзко заявляет: «А что тут такого? Раз трусики шьют, то пусть их все видят!» Себя называет «Вильгельмом-завоевателем по фамилии Перепрыжкин». Постоянно гримасничает, морщит лоб, закрывает глаза, хмурит брови. Внезапно, без видимой причины, разражается бессмысленным смехом. На свидании с родителями неприветлива, холодна, раздражительна. Принесенные ими продукты тут же съедает, кроме того, пытается выхватить пищу у других детей. При беседе с врачом девочка на вопросы отвечает формально и уклончиво. Просит отпустить ее домой, считает себя психически здоровой. Находясь в больнице более 2 месяцев не волнуется из-за перерыва в учебе: «Ничего нет особенного. Перейду учиться в другую школу». При свидании с подругами не проявляет никакой радости.

Назовите симптомы и синдромы, имеющиеся у данной пациентки

Задача №13

Больной В., I8 лет, инвалид I группы. В течение многих месяцев состояние остается неизменным. Ни с кем не общается, часами лежит в постели, сохраняя одну и ту же позу, голова приподнята над подушкой. Иногда встает и подолгу стоит около кровати, однообразно переступая с ноги на ногу. Временами внезапно вскакивает, подбегает к двери, целует косяк и вновь ложится в постель. На лице застыла бессмысленная улыбка, губы вытянуты (симптом хоботка), кожные покровы лица сальные, изо рта стекает слюна. Кисти рук и стопы цианотичны, акрогипергидроз. Вступить в контакт с больным не удается. На вопросы он не отвечает, смотрит в сторону, чему-то усмехается. При попытке осмотреть больного, открыть рот оказывает сопротивление. Тонус мышц конечностей повышен. Накормить больного очень трудно. При кормлении он отворачивается, сжимает зубы. Но иногда, предоставленный самому себе, берет в руки ложку и начинает медленно есть. Неопрятен, мочится и испражняется в постель. Уход за больным труден.

Назовите симптомы и синдромы, имеющиеся у данного пациента

Задача № 14

Больная Х., 22 года. Поступила в психиатрический стационар в состоянии сильного психомоторного возбуждения. Поминутно вскакивает с постели, кричит, плюется, стучит кулаками о стену, нападает на других больных и пытается их ударить. В постели все время крутится, то обнажается, сбрасывает с себя одежду, то натягивает себе на голову одеяло, бьет себя кулаками по голове, рвет постельное белье. Большей частью все это проделывает молча, выражение лица сумрачное, озлобленное. На вопросы то не отвечает, то начинает со злобой нецензурно браниться. Повторяет движения других людей: врач поднял руку — и больная подняла, врач хлопнул в ладоши — и больная сделала то же. Временами, наряду с двигательным возбуждением, начинает без умолку говорить, в свою речь без всякого смысла включает слова и фразы, услышанные из разговора окружающих. Вот образец речи больной: «Уберите аминазин, в постели можете курить на голодный желудок, я вам сказала, чтобы психов гнать отсюда, бросьте издеваться, я сама вам покажу, хоть вы кривые, а я косая, инъекцию галоперидола закатите на стол (услышала, как врач сказала медсестре, что больной нужно сделать инъекцию галоперидола), я вся тут перемажусь, как свинья» и т.п.

Назовите симптомы и синдромы, имеющиеся у данной пациентки

Задача № 15

Больной Г., 78 лет, пенсионер. В течение 2 мес. находится в психиатрической клинике. Требует за собой постоянного ухода. Сам не может найти свою палату, садится на чужие койки, при еде неряшлив, неопрятен. Временами бывает благодушен, смеется, глядя на других больных. Но чаще — раздражителен, гневлив, ругается, замахивается на санитарок, медсестер. За время пребывания в больнице не смог запомнить ни своего врача, ни соседей по палате. Приходящих к нему на свидание родственников так же не узнает, не хочет разговаривать с ними, цинично бранится и уходит из гостиной, забрав с собой принесенные продукты. Вот отрывок из записи разговора с пациентом:

— Иван Тимофеевич, сколько Вам лет?

— 40 или, может быть, 30.

— Так Вы еще молодой человек?

— Какой я тебе молодой, отстань, все вы воры, жулики.

— А какой сейчас год?

— Сколько будет, если к 12 прибавить 8?

— Иван Тимофеевич, а где Вы сейчас находитесь?

— Я дома, у себя в избе.

— Как Вас здесь кормят?

— Какое кормят! Трое суток не ел. Весь хлеб украли. Вот только сейчас под лавку положил.

Назовите симптомы и синдромы, имеющиеся у данного пациента

Задача № 16

Больной Б., 62 года, забывает почти моментально всё, что видит и слышит. Он не может вспомнить, чем был занят в этот день, здоровался ли с вами. Всё, что происходит вокруг, воспринимается им ясно и вполне сознательно, но как только образ исчезает, больной о нем забывает и не может его вспомнить. Через 2-3 минуты он уже не помнит, что пообедал, и готов есть снова. Через несколько после беседы со знакомыми не помнит, с кем и о чем разговаривал. Так продолжалось много лет. Между тем всех, кого больной знал до болезни, он узнает; всё, что было до болезни, он помнит ясно, рассказывает об этом свободно.

Определите ведущий симптом у данного пациента

Задача № 17

Молодой человек, 22 лет, целыми днями неподвижно лежит в постели. Не проявляя ни к чему никакого интереса и ничем не занимаясь; не берет в руки книги. Совершенно равнодушно проходит мимо телевизора во время интересной передачи. В то же время однажды неожиданно подошел к шахматному столику и обыграл очень сильного шахматиста. В дальнейшем по-прежнему ничем не занимался, ничем не интересовался, безучастно относясь и к многочисленным предложениям сыграть в шахматы.

Назовите ведущие симптомы

Задача № 18

Больной С., 29 лет. Поступил в реанимационное отделение в состоянии тяжелой медикаментозной интоксикации, без сознания. Пришел в сознание в течение первых суток пребывания в отделении. На момент беседы – 5-е сутки лечения. События, предшествующие отравлению и 4-5 сутки помнит неплохо. Данное состояние обнаружил у себя на 4-й день пребывания в больнице. В беседе адекватен. Критичен. Жалуется на слабость и головные боли.


Определите ведущий симптом у данного пациента

Задача № 19

Больной Л., 15 лет. Низкого роста, телосложение диспластичное. Голова маленькая, со скошенным затылком, разрез глаз косой, нос короткий, с уп­лощенной переносицей. Мимика бедная, рот постоянно полуоткрыт. В отде­лении несколько вял, с больными общается мало, застенчив. Старается дер­жатся поближе к врачу, к медсестре, ласкается к ним и сердится, когда они проявляют внимание к другим больным. Удается привлечь больного к выпол­нению несложных поручений (уборка помещения, раздача пищи). Но при этом сам он инициативы не проявляет, нуждается в постоянных указаниях, что и как сделать. В беседу вступает охотно. Речь односложная, словарный запас беден, многие слова произносит неправильно. Не умеет ни читать, ни писать, знает лишь отдельные буквы. Объем общих знаний резко снижен. Был снят со всеобуча в возрасте 8 лет, т.к. не справился с программой коррекционной школы 8 вида.

Назовите симптомы и синдромы, имеющиеся у данного пациента

Задача № 20

Пациент Г., З9 лет, инвалид II группы. Поступает в психиатрическую больницу в 6-й раз; приступы болезни сходны, возникают остро, по типу «клише». При поступлении в стационар контакту почти недоступен. То возбужден, прыгает, кричит, свистит, то бесцельно бродит по коридору с выражением отрешенности, временами беспричинно смеется. Через 3 недели наступило значительное улучшение состояния, и больной рассказал о своих переживаниях следующее: «Я понимал, что нахожусь в больнице, но как-то не придавал этому значения. В голову потоком лезли мысли, все в голове смешалось. Все вокруг было странным, фантастичным: цветы на окне я принимал за марсианские растения, казалось, что у людей прозрачные голубые лица и двигаются они медленно, плавно словно летают по воздуху. Своего врача, у которого я лечусь третий раз, я сразу узнал, но и она мне казалась воздушной, бесплотной, вместо рук у нее были щупальцы, и я чувствовал их холодное прикосновение. Лягу в постель и сразу же мыслями уношусь далеко. Представляю себе здания с коринфскими колоннами, и сам я хожу будто бы по сказочному городу среди людей, одетых в древнеримские одежды. Дома кажутся пустыми, незаселенными, везде видятся памятники. Все это — как во сне».

Назовите ведущие симптомы и синдром

Задача № 21

Больной В., 37 лет, слесарь. 3 дня назад, после выхода из алкогольного запоя, длившегося 10 дней, появилась непонятная тревога, беспокойство. Казалось, что его комната наполнена народом, какие-то люди из-за стены кричат, угрожают убить, зовут «пойти выпить». Ночью не спал, видел, как из-под кровати ползет чудовище с рогами и сверкающими глазами, по комнате бегают серые мыши, полусобаки-полукошки, слышал стук в окно, крики о помощи. В чрезвычайном страхе выбежал из дома и бросился в отделение милиции, спасаясь от «преследования». Оттуда был доставлен в психиатрическую больницу. В отделении возбужден, рвется к дверям, к окнам, дрожит, с тревогой осматривается по сторонам. Внезапно начинает стряхивать с себя что-то, говорит, что стряхивает ползающих по нему насекомых, видит перед собой «кривляющиеся рожи», показывает на них пальцем, громко смеется. Не может сказать где он находится, какое сегодня число, свое имя и фамилию называет верно.

Назовите ведущий синдром и симптомы, обоснуйте свой ответ.

Задача № 22

Больная С., 40 лет, бухгалтер. Поступила в психиатрическую больницу вскоре после родов. Выглядит бледной, истощенной, губы сухие, запекшиеся. Психическое состояние крайне изменчиво. Временами больная возбуждена, мечется в постели, срывает с себя белье, принимает страстные позы. Выражение лица тревожное, растерянное внимание фиксируется на случайных предметах. Речь больной бессвязна: «Вы отняли у меня крошку. Стыдно. Вы думаете с Ваней жить, а нужно с богом. Я черт, а не бог. Вы все с ума сойдете. У меня торможение. Аминазин, а потом в магазин. » и т.д. Из отдельных отрывочных высказываний можно понять, что больная слышит голоса родственников, идущие откуда-то снизу, крики и плач детей. Настроение ее то глубоко угнетенное, то восторженно-эйфорическое. Вместе с тем, легко озлобляется, угрожает выколоть глаза. Состояние возбуждения неожиданно сменяется глубокой прострацией. Больная умолкает, бессильно опускает голову на подушку с тоской и растерянностью осматривается по сторонам. В это время удается вступить с больной в контакт, получить ответ на простые вопросы. При этом оказывается, что больная не знает, где она находится, не может назвать текущую дату, месяц, путает время года, не может дать почти никаких сведений о себе и о своей семье. При кратковременной беседе быстро истощается и перестает отвечать на вопросы.

Назовите ведущий синдром и симптомы.

Задача № 23

Пациент Ш., 36 лет, работник полиции. Участвовал в боевых действиях, получил ЧМТ минно-взрывного характера. Доставлен в судебно-психиатрическое отделение больницы из камеры предварительного заключения. Всегда был исполнительным, трудолюбивым и дисциплинированным. Однажды утром, как обычно, собрался на работу, взял оружие, но вдруг с отчаянным криком: «Бей фашистов!» — выбежал на улицу. Соседи видели как он с пистолетом в руках, продолжая что-то кричать, бежал вдоль квартала. Тут же раздались выстрелы. Обеспокоенные случившимся соседи вызвали наряд милиции. Больной был задержан в соседнем квартале, притом оказал бурное сопротивление. Был возбужден, бледен, продолжал выкрикивать угрозы в адрес «фашистов». Недалеко от него на земле лежали трое раненых случайных прохожих. Спустя примерно час больной очнулся в отделении полиции, долго не мог поверить, что им совершено тяжкое преступление. Он помнил, что был дома, но последующие события полностью выпали из памяти больного. Убедившись в реальности произошедших событий, он дал реакцию глубокого отчаяния, упрекал себя в содеянном, пытался покончить жизнь самоубийством.

Назовите ведущий синдром

Эталоны ответов на тестовые задания

1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8. 9. 10. 11. 12. 13. 14. 15. 16. 17. 18. 19. 20. 21. 22. 23. 24. 25. 26. 27. 28. 29. 30. 31. 32. 33. 34. 35. 36. 37. 38. 39. 40. 41. 42. 43. 44. 45. 46. 47. 48. 49. 50. 51. 52. 53. 54. 55. 56. 57. 58. 59. 60. 61. 62. 63.

Эталоны ответов на ситуационные задачи

3. Сверхценные ипохондрические идеи

4. Вербальные и зрительные псевдогаллюцинации

5. Синдром обсессивно-фобический (на фоне панической атаки возникла танотофобия и кардиофобия, сопровождающиеся навязчивыми действиями (ритуалами)

6. Синдром Кандинского-Клерамбо (психического автоматизма). Имеются идеаторные и сенсорные (сенестопатические) автоматизмы, псевдогаллюцинации, бред физического и гипнотического воздействия.

7. Синдром Котара (нигилистически ипохондричес­кий бред и депрессия).

8. Парафренный синдром (имеются вербальные, зрительные и обонятельные галлюцинации, идеаторные автоматизмы, конфабуляции и бред воздействия и величия).

9. Астенический синдром (симптомы гиперестезии по отношению к физическим и психическим раздражителям, эмоциональное слабодушие, истощаемость внимания, головные боли, явления вегетативно-сосудистой лабильности).

10. Депрессивно-параноидный синдром. Депрессивная триада: тоскливое настроение (дистимия), двигательная и интеллектуальная заторможенность. Вторичные бредовые идеи виновности, самоуничижения. Тоскливое настроение в сочетании с ожиданием страшной кары за совершенные больной «преступления» способствует повторным суицидальным попыткам.

11. Маниакальное возбуждение. Имеется триада основных симптомов маниакального синдрома: повышение настроения, ускорение мышления, повышение двигательной активности. Нарушения сна.

12. Гебефренический синдром (дурашливость, парамимия, гиперсексуальность, злобность, безразличное отношение к родителям, к создавшейся ситуации, к перспективам на будущее).

13. Кататонический синдром (ступор с мышечным оцепенением, мутизм, активный негативизм, симптом «воздушной подушки», стереотипные и импульсивные действия, выраженные вегетативные нарушения).

14. Кататоническое возбуждение (нелепый, бессмысленный характер поступков, импульсивность, эхолалия, эхопраксия, агрессия, гиперсексуальность, речь разорванная, бессмысленная).

15. Тотальная органическая деменция (тотальная амнезия с развитием амнестической дезориентировки, изменение всех сторон личности больного, нарушена способность к элементарному счету, нет критики).

16. Фиксационная амнезия

17. Апатоабулический синдром при шизофренической деменции

18. Антероградная амнезия

19. Умеренная умственная отсталость (недоразвитие речи, бедность словарного запаса, отсутствие элементарных сведений, наивность, снижена инициатива, нет трудовых навыков, признаки дизэмбриогенеза).

20. Ориентированный онейроид (острое сновидное нарушение сознания с фантастическими переживаниями, яркие зрительные псевдогаллюцинации фантастического характера, парэйдолические иллюзии, с соохранением ориентировки в окружающем).

21. Алкогольный делирий (обильные истинные галлюцинации, преимущественно зрительные и вербальные угрожающего характера, сопровождающиеся бредом преследования, страхом, психомоторным возбуждением; характерна дезориентировка в месте и времени, сохранность ориентировки в собственной личности).

22. Аментивный синдром (нарушена ориентировка в месте, времени и собственной личности; имеется беспорядочное возбуждение; речь бессвязна, отрывочны галлюцинации, эмоции лабильны, внимание крайне неустойчиво; имеется выраженная психическая и физическая астения).

23. Сумеречное состояние сознания.

1. Жмуров В.А. Клиническая психиатрия. — Элиста, ЗАОр НПП «Джангар», 2010, 1270 с.

2. Иванец Н.Н., Тюльпин Ю.Г., Чирко В.В., Кинкулькина М.А. Психиатрия и наркология. – М.: ГЭОТАР-Медиа, 2009, 832 с.

1. Психиатрия/ Национальное руководство / Под ред. Т.Б. Дмитриевой. – М.: ГОЭТАР-Медиа, 2009.

2. Психиатрия: Клинические рекомендации / Под.ред. Н.Г. Незнанова – М.: ГОЭТАР-Медиа, 2009.

3. Тиганов А.С, Общая психопатология: Курс лекций. – М.:МИА, 2009.

Отпечатано в типографии Кировской ГМА, г. Киров, ул. К.Маркса, 112.

Тираж 100 экз. Заказ 946.

Папиллярные узоры пальцев рук — маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни.

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим.

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰).

Вы — сумасшедший человек, который уже пять лет лежит в психбольнице.

«Представьте. Жил был один человек. Однажды, пережив страшную трагедию, он сошел с ума и ушел в себя. Врачи долго пытались вылечить его душевную болезнь, но безуспешно. Человек все также круглосуточно сохранял отстраненность от внешнего мира и неподвижность. А в те редкие моменты, когда приходил в себя, каждый раз не мог понять, что с ним происходит. С большим трудом психотерапевты смогли выяснить, что их пациент живет обыденной жизнью, только не здесь, а в мире его собственных фантазий. В том мире, который он выдумал сам. Он не может контролировать этот мир, потому что большую часть времени думает, что там все происходит по-настоящему. Выдуманное вытеснило реальное, но он этого не понимает. При помощи сеанса гипноза мы все-таки смогли проникнуть в его сознание и подать знак, о том, что он живет в мире иллюзий. Пробиться в его сознание и оказать значительные изменения на его выдуманную реальность мы не смогли, но кое-что сделать нам все-таки получилось. Мы надиктовали пациенту текст, который вклинился в его вымышленный мир, проник и реализовался в какой-то его части. Именно так эта информация попала к вам.

Вы и есть этот пациент, о котором мы говорим. Как бы удивительно это не звучало, на самом деле, сейчас вы лежите в больничной палате. Все, что вы видите и чувствуете — вымышлено вами. Мы не знаем, как именно проявляется в вашем мире и проявляется ли, вообще, то, что мы пытаемся до вас донести, но мы искренне надеемся на ваше выздоровление. Мы не знаем, как вы получаете данную информацию, и нам неизвестно, что вы видите в данный момент вокруг себя, но в любом случае это все ненастоящее. На самом деле вы уже 5 лет как лежите в больничной палате. Очнитесь!»

Нашла это в одной из групп ВК и захотелось прочитать что-то подобное. Хотелось бы увидеть страдания этого человека, его вымышленный мир, докторов, которые пытаются его вылечить.

Надеюсь, кого-нибудь заинтересует эта идея. Жанры могут быть любые, также, как и предупреждения!
Удачи и вдохновения всем, кто возьмется)

Создана: 27 мая 2015, 17:09

Нужно войти на сайт, чтобы добавить фанфик по заявке или подписаться на фанфики, написанные другими.

В психиатрической больнице. Врач:

В психиатрической больнице. Врач:
— Сейчас проведем очередной сеанс шоковой терапии.
Включает телевизор. Передают сообщение об очередном поднятии цен.
Молчание. Вдруг один из больных вскакивает и начинает хлопать в ладоши,
пускается в дикий пляс со словами:
— Ура! Хорошо, что я в больнице, на больничном дерьме! Хоть и
дистрофиком буду, но зато ноги не протяну.
Врач медсестре:
— ЭТОГО — на выписку: он уже выздоровел!

Источник: vysokovskiy.ru от 2005-6-7


врач больнице → Результатов: 41

Величайший русский врач Боткин С.П., творивший во времена, когда слыхом не слыхивали
о рентгене, УЗИ, и прочих медицинских обследованиях, кои применяются в наше время, ставил диагноз на раз-два, причем никогда не ошибался. Мало того, он всю жизнь учился, познавал, создавал и делился открытиями с коллегами по цеху. Самое ценное, квинтэссенция его научных и практических изысканий, сводится к тому, что обследование и постановка диагноза обязывает врача рассматривать организм в целом, ставить диагностику не только болезни, но и «диагностику больного», лечить не только болезнь, но и больного в целом. Именно Боткин создал учение об организме как о едином целом, где во всём просматривается причинно следственная связь. Один из примеров его гениальности: однажды в выходной день, ранним утром, в его квартиру позвонили, открыв, он увидел на пороге женщину, с девочкой подростком лет 12, просящую осмотреть её дочь, так как они проездом издалека и не могут остаться в Питере, чтобы попасть на приём в будний день. Боткин в пижаме, спросонья, ответил грубо, и собственно, отослал их по известному адресу. Женщина заплакала, взяла дочь за руку и они начали спускаться по лестничному маршу. Боткин смотрел им вслед некоторое время, а потом окликнул женщину и сказал, чтобы девочка по месту жительства пришла к земскому врачу и лечилась от «опущения почек». Именно этот диагноз и был подтвержден (из воспоминаний старой большевички, которая и была той девочкой).
Теперь так не «лечат». Под словом «лечат» я подразумеваю не только УЗИ или рентген, или уколы, или ещё что-нибудь, а и то, что совсем забыли (или просто не хотят, или не знают) современные лекари – тщательно! собирать анамнез. Их, анамнезов, два: ан. болезни и ан. жизни. И если по анамнезу болезни от доктора можно услышать до 10 вопросов (когда заболел, куда отдает, какая температура, стул, и т.д.), то при сборе анамнеза жизни современный врач особо не заморачивается и может только спросить не болел ли ветрянкой, и не было ли в семье шизофреников или туберкулезников. И на этом сбор данных заканчивается. А зря, ведь именно здесь и кроются те самые причинно следственные отношения.

В далекие 197… годы меня спасла врач от Бога, старенькая, за 70 лет, интеллигентная, зав.отделением терапии Марта Леонтьевна. Спасла от постановки неправильного диагноза, и соответственно от «залечивания» организма при надуманной болезни. Вышло так, что я, спортивный молодой человек, студент, в жизни не бывавший в больнице, начал замечать, что появились загрудинные боли в области сердца, в основном днем, длительностью по 5 – 6 часов. На приеме у Марты Л. я не был подвергнут взятию анализов, облучению рентгеном и даже не было сделано ЭКГ. А диагноз был, и причем, правильный. Упор был сделан на анамнез жизни (аnamnesis vitae – лат.). Она тщательно расспрашивала меня: об образе жизни, питании, учебе – сколько пар, когда заканчиваются, чем занимаюсь на переменах, и т.д. Всё оказалось банально – студент, денег в обрез, естественно неправильное питание: хлеб ржаной – 14 коп., халва – 1.20 руб./кг (на 4-5 дней растягивали), молоко – 14 коп. пакет. И так каждый день, за редким исключением, перепадало и мяско и колбаска, но очень редко. На переменке – пирожок с капустой в столовке, на улице не бывал с 8.00 до 15.00. И, простите за медицинские подробности, такая еда просто вызывала обильное газообразование, при этом приходилось «терпеть» (из помещения на улицу в течении дня не выходил, чтобы пропердеться), газы подпирали средостение (?), и всё это давило на сердце. Вот и вся «болезнь». Начал правильно питаться и закончились проблемы со следующего дня и до настоящего времени.
Сегодняшние реалии таковы, что с подобными жалобами наши эскулапы не выпустят такую жертву, ощиплют по полной программе. С обязательными повторными осмотрами, обследованиями и консультациями (платными), сдачей анализов, с рецептами лекарств на многие тысячи рубчиков, с рекомендациями воздержаться от физических нагрузок (чит. от спорта). В итоге здоровый парень бросит спорт, будет принимать таблетки, которые попутно убивают печень, получит комплекс неполноценности. Спрашивается, а с какого перепуга я поднял эту тему, да ещё Боткина вытащил на обозрение? Просто на той неделе моему товарищу прихватило спину, пошел он к врачу/ам (ходит к нескольким, т.к. привык выслушивать мнения нескольких спецов, чтобы точнее выявить правильность суждения), побывал у троих (можно и к десяти сходить, плати и вперед). Вот что из этого вышло:
Врач №1: д/з «Почечная колика?»
Врач №2: д/з «Межреберная невралгия»
Врач №3: д/з «Ушиб мягких тканей спины. Ишиас?»
Мой кум – врач травматолог, часто проводим время вместе — баня, теннис. И за рюмкой чая я спросил его о том, куда всё подевалось: сопереживание, человеколюбие, ответственность и проч. качества врача. Его ответ длился долго, в голосе были усталость, разочарование, пустота. Рассказал, как он делает по 2–3 трепанации черепа в месяц, и знает, что в Штатах такая операция стоит до 70.000 баксов, а у него оклад 12.000 руб., т.е. около 200 долларов в месяц. И чтобы хоть как-то заработать, берет кучу дежурств, дома практически не бывает. А ещё через год на пенсию, и всё, что у него есть, это двушка квартира и лада «калина», да ещё варикозные узлы на ногах, от бесконечного стояния за операционным столом. А чего стоят разборки с недовольными, отписки и походы в прокуратуру, суды. Человека после аварии по кусочкам собрал, а он исковое заявление, что шрамы остались некрасивые, типа, можно было по аккуратнее шить раны. И много ещё чего рассказал, но я ограничусь сказанным.
Что-то случилось с нашими людьми, с нашей страной, если врачи, стоящие на страже физического здоровья нации, учителя, стоящие на страже морального здоровья, сошли с пьедестала, где-то не по своей воле, с того самого, где они стояли в советское время. Для меня, советского пацана в те годы, — врач, учитель и космонавт были синонимами слов честь, совесть, достоинство. Сейчас на пьедестале другие персонажи – барыги, воры, чинуши, и синонимы у них соответствующие, вернее один, объединяющий их всех синоним – бабосы. Печально.

Лежу в больнице. Пришла врач на осмотр и опрос: спрашивает, сколько температура, болело ли горло, было ли то, было ли это.. и вдруг такая «в Испании были?» я дико удивилась, говорю да. Она спрашивает — а где? я ещё больше удивилась — говорю на Тенерифе, в Мадриде. Теперь дико удивилась она)))) оказалось, что спрашивала она про высыпания на теле. А я уже было подумала, что в Испании какая-то болезнь ходит, а от нас скрывают :)

К сегодняшнему анекдоту про мрт у жены.
Лежал в больнице. Подозрение было на опухоль мозга. Делали тоже что-то, ну такое, когда укладывают в гроб и отправляют в космос. О результатах сообщил врач.
— Ну, в голове у вас ничего не нашли.
— Ну и на том спасибо.
Засмеялись вместе. Он-то имел в виду, что опухоли нет. А уж что я понял — как и все, в меру испорченности.

Народный врач Дегтярев
О его мастерстве хирурга, универсальности врача, рассказывали легенды, которые оказывались реальностью, и реальные истории, похожие на легенды.
Прокопий Филиппович Дегтярёв возглавлял Барановскую больницу три исторические эпохи – довоенный период, послевоенный и развитого социализма. С 1935 по 1974 год, с перерывами на Финскую и Великую Отечественную войну исполнял он обязанности главного врача.
Предоставим слово людям, его знавшим.
Анна Григорьевна Романова 1927 года рождения. Медсестра операционного блока Барановской больницы с 1945 по 1989 год.
В июне 45 года после окончания Егорьевского медицинского техникума меня распределили в Барановскую больницу. Прокопий Филиппович ещё с фронта не вернулся. И первую зиму мы без него были. Всю больницу отопить не могли – дров не хватало. Мы сами привозили дрова из леса на санках. Подтапливали титан в хирургии, чтобы больные погрелись. К вечеру натопим, больных спать уложим – поверх одеял ещё матрацами накрываем.
Потом Прокопий Филиппович с армии вернулся – начал больницей заниматься. Сделал операционный блок совместно с родильным отделением. Отремонтировал двери-окна, чтобы тепло было. Купил лошадь, и дрова мы стали сами завозить, чтобы топить постоянно. Когда всё наладил – начал оперировать.
Сейчас ортопедия называется – он оперировал, внутриполостная хирургия – оперировал, травмы любые… Помню, — к нему очень много людей приезжало из Тульской области. Там у него брат жил, направлял, значит. После войны у многих были язвы желудка. И к Прокопию Филипповичу приезжали из Тулы на резекцию желудка. После операции больным три дня пить нельзя было. А кормили мы их специальной смесью, по рецепту Прокопия Филипповича. Помню, — в составе были яйца сырые, молоко, ещё что-то…
Позднее стали привозить детей с Урала. Диагноз точно не скажу, но у них было одно плечо сильно выше другого. Привезли сначала одного ребёнка. Прокопий Филиппович соперировал и плечи стали нормальные. Там на Урале рассказали, значит, и за 5-6 лет ещё двое таких мальчиков привозили. Последнего такого мальчика семилетнего в 65 году с Урала привозили. Уезжали они от нас все ровные.
Он был очень требовательный к нам и заботливый к больным. Соперирует – за ночь раз, еще раз, и ещё придёт, проверит – как больной себя чувствует.
Сейчас ожогами в ожоговый центр везут, а тогда всё к Прокопию Филипповичу. Зеленова девочка прыгала через костер и в него упала. Поступила с сильнейшими ожогами. Делали каркасы, лежала под светом, летом он выносил её на солнышко и девочка поправилась.
В моё дежурство Настю Широкову привезли. Баловались они в домотдыхе. Кто-то пихнул с берега. И у неё голеностопный сустав весь оторвался. Висела ступня на сухожилиях. Прокопий Филиппович её посмотрел, говорит: «Ампутировать всегда успеем. Попробуем спасти». Четыре с половиной часа он делал операцию. В моё дежурство было. Потом гипс наложили – и нога-то срослась. Долго девочка у нас лежала. Вышла с палочкой, но своими ногами. Даже фамилии таких больных помнишь. Из Кладьково мальчик был – не мог ходить от рождения. Прокопий Филиппович соперировал сустав – мальчик пошел. Вырос потом, — работал конюхом. Даже оперировал «волчья пасть» и «заячья губа». Заячья-то губа несложно. А волчья пасть – нёба «нету» у ребенка. И он оперировал. Какую-то делал пересадку.
Порядок требовал от нас, чистоту… Сколько полостных операций – никогда никаких осложнений!
Гинеколога не было сначала. Всё принимал он. Какое осложнение – бегут за ним в любое время. Сколько внематочных беременностей оперировал…
Уходит гулять – сейчас зайдёт к дежурной сестре: «Я пошёл гулять по белой дороге. Прибежите, если что».
…Сейчас легко работать – анестезиолог есть. Тогда мы – медсестры — анестезию давали. Маску больному надевали, хлороформ капали. И медсестра следила за больным всю операцию – пульс, дыхание, давление…
Надю Мальцеву машина в Медведево сшибла. У ней был перелом грудного, по-моему, отдела позвоночника. Сейчас куда-то отправили бы, а мы лечили. Тогда знаете, как лечили таких больных? – Положили на доски. Без подушки. На голову надели такой шлём. К нему подвесили кирпичи, и так вытягивали позвоночник. И Надя поправилась. Теперь кажется чудно, что кирпичами, а тогда лечили. Завешивали сперва их – сколько надо нагрузить. Один кирпич – сейчас не помню, — два килограмма, что ли, весил… И никогда никаких пролежней не было. Следили, обрабатывали. Он очень строгий был, чтобы следили за больными.
Каждый четверг – плановая операция. Если кого вдруг привезли – оперирует внепланово. Сейчас в тот центр везут, в другой центр, а тогда всех везли к нам, и он всё делал.
Много лет добивался газ для села. Если бы не умер в 77-ом, к 80-му у нас газ бы был. Он хлопотал, как главный врач, как депутат сельсовета, как заслуженный врач РСФСР…
А что он фронтовик, так тогда все были фронтовики. 9 мая знаете, сколько люду шло тогда от фабрики к памятнику через всё село… И все в орденах.
***
Елена Николаевна Петрова. Медсестра Барановской сельской больницы 06.12.1937 года рождения.
Я приехала из Астрахани после медучилища в 1946-ом. Направления у нас были Южный Сахалин, Каракалпакия, Прибалтика, Подмосковье. Тогда был ещё Виноградовский район. Я приехала в райздрав в Виноградово, и мне выписали направление в Барановскую больницу. 29 июля 56 года захожу в кабинет к нему – к Прокопию Филипповичу. Посмотрел диплом, направление. И сказал: «С завтрашнего дня вы у меня работаете». Так начался мой трудовой стаж с 30 июля 56 года и продолжался 52 года. С ним я проработала 21 год. Сначала он поставил меня в терапию. Потом перевёл старшей медсестрой в поликлинику. Тогда начались прививки АКДС (Адсорбированная коклюшно-дифтерийно-столбнячная вакцина — прим. автор).
У нас была больница на 75 коек. Терапия, хирургия, роддом, детское отделение, скорая. Рождаемость была больше полутора сотен малышей за год. В Барановской школе было три параллели. Классы а-б-в. 1200 учащихся. В каждой деревне была начальная школа – В Берендино, в Медведево, Леоново, Богатищево, Щербово – с 1 по 4 класс, и все дети привитые вовремя.
Люди сначала не понимали, — зачем прививки, препятствовали. Но с врачом Сержантовой Ириной Константиновной ходили по деревням, рассказывали – что это такое. Придём – немытый ребёнок. На керосинке воду разогреют, при нас вымоют, на этой же керосинке шприц стерилизуем, — вводим вакцину. Тогда от коклюша столько детей умирало. А как стали вакцинировать, про коклюш забыли совсем. Оспу делали, манту… Детская смертность пропала. Мы обслуживали Богатищево, Медведево, Леоново, Берендино, Щербово. С Ириной Константиновной проводили в поликлинике приём больных, а потом уходили по деревням. Никакой машины тогда не было. Хорошо если попутка подберёт, или возчик посадит в сани или в телегу. А то – пешком. Придём в дом – одиннадцать детей, в другой – семь детей. СЭС контролировала нашу работу по вакцинированию и прививкам, чтобы АКДС трёхкратно все дети были привиты, как положено. Недавно показали по телевизору – женщина 35 или 37 лет умерла от коклюша. А у нас ни одного случая не было, потому что Прокопий Филиппович так поставил работу. Он такое положение сделал — в каждой деревне – десятидворка. Нас распределил – на 10 дворов одна медсестра. Педикулёз проверяли, аскаридоз… Носили лекарства по дворам, разъясняли – как принимать, как это важно. У нас даже ни одного отказа не было от прививок. Потом пошёл полиомиелит. Сначала делали в уколах. Потом в каплях. Единственный случай был полиомиелита – мама с ребёнком поехала в Брянск, там мальчик заразился.
Вы понимаете, — что такое хирург, прошедший фронт?! Он был универсал. Оперировал внематочную беременность, роды принимал, несчастные случаи какие, травмы – он всегда был при больнице. Кто-то попал в пилораму, куда бежит – к нам? Ребенок засунул в нос горошину или что-то – сейчас к лору, а тогда – к Прокопию Филипповичу. Сельская местность. Привозят в больницу с переломом – бегут за врачом, а медсестра уже готовит больного. Я сама лежала в роддоме – нас трое было. Я и ещё одна легко разрешились, а у Зверевой трудные роды были. Прокопий Филиппович её спас и мальчика спас. И вон – Олег Зверев – живёт. Прокопий Филиппович и жил при больнице с семьёй. Жена его Головихина Мария Фёдоровна терапевт, он – хирург.
Раз в две недели, через четверг, он проводил занятия с медсестрами – как наложить повязку, гипс, как остановить кровотечение, как кровь перелить, — всему нас учил. Мы и прямое переливание крови использовали. А что делать, если среди ночи внематочная… Кого бы ни привезли – с переломом, с травмами… К нему и из Сибири я помню приезжали. Он всё знал.
Квалификация медсестёр и врачей – все были универсалы. Медсестра – зондирование. Он учил, чтобы мы были лучшими по зондированию. Нет ли там лемблиоза. Мы всеми знаниями обладали – он так учил. На операции нас приглашал смотреть. Он тогда суставы всё оперировал. Помню – врожденный дефект голеностопного сустава оперировал. Медсестёр собрал и врачей на операцию. Мальчик не мог ходить. Он его соперировал — мальчик пошёл.
…На столе у него всегда лежал планшет «Заслуженный врач РСФСР» и он выписывал на нем рецепты, назначения…
Какой день запомнился ещё – 12 апреля 1961 года. У нас через вторник проходила общая пятиминутка. Медсёстры докладывали все по отделениям, по участкам… И он вбегает в фойе больницы и прямо кричит: «Юрий Алексеевич Гагарин в космосе!» Он так нам преподнёс – все так обрадовались. И пятиминутки-то не получилось. Как раз все в сборе были. Большой коллектив! Одних медсестер 50 человек.
40 лет будет, как его не стало. Хоронили его все – барановские, Цюрупы, воскресенские, бронницкие, виноградовские… Такой человек! Мы сейчас говорим – почему мемориальной доски нет? Нас не станет – кто о нем расскажет. Нельзя забывать! Столько людей спас — они уже детей и внуков растят… Дети его разъехались, нечасто могут приехать, но люди за могилкой смотрят. Помнят его. И нельзя забывать!
***
Виталий Прокопьевич Дегтярев. Доктор медицинских наук, профессор Московского медико-стоматологического университета, Заслуженный работник высшей школы
Отец родился в Оренбургской области в крестьянской семье. Он и два его брата – Степан Филиппович и Иван Филиппович линией жизни избрали медицину. Отец учился в Оренбурге в фельдшерско-акушерской школе. Потом закончил Омский мединститут. В 1935 году он был назначен главным врачом Барановской больницы, в которой служил до конца, практически, своих дней.
Был участником финской и Великой Отечественной войн. На Великую Отечественную отец был призван в 42-ом. Это понятно, что в сорок первом Барановская больница могла стать прифронтовым госпиталем, и главный врач, хирург, был необходим на своём месте. А в 42, как немцев отбросили от Москвы, отца призвали в действующую армию, и он стал ведущим хирургом полевого подвижного госпиталя. Это госпиталь, который самостоятельно перемещается вслед за войсками и принимает весь поток раненых с поля боя. Отец рассказывал, что было довольно трудно в период активных боевых действий. По двое-трое суток хирурги не отходили от операционных столов. За годы службы в армии он провел более 20 тысяч операций. День Победы отец встретил в Кёнигсберге. Он был награжден Орденом Красной Звезды, медалью «За победу над Германией», юбилейными наградами, а ещё, уже в послевоенные годы, — Орденом Трудового Красного Знамени. Ему было присвоено почетное звание Заслуженного врача РСФСР.
После возвращения с фронта отец был увлечен ортопедией. Он оперировал детей и взрослых с дефектами верхних и нижних конечностей, плечевого пояса и вообще с любой патологией суставов. Долгое время он хранил фотографии пациентов, сделанные до операции, например, с Х-образными конечностями или с искривлённым положением стопы, и после операции – с нормальным положением конечностей. А в 60-х годах он больше сосредоточился на полостной хирургии.
Он был истинный земский врач, который хорошо знает местное население, их проблемы, беды и старается им помочь. Земский хирург – оперировал пациентов с любой патологией. Травмы, ранения, врожденные или приобретённые патологии…. Все срочные случаи – постоянно бежали за ним, благо недалеко – жил тут же. По сути дела, у него было бесконечное дежурство врача. На свои операции отец собирал свободных медсестер и врачей – это естественное действие хирурга, думающего о перспективе своей работы и о тех людях, которые с ним работают. И я у него такую школу проходил, когда приезжал на каникулы из института.
Он заботился о том, чтобы расширить помощь населению, старался оживить работу различных отделений и открыть новые. Было открыто родильное отделение. Оно сначала располагалось в большом корпусе. А потом был отремонтирован соседний корпус, и родильное перевели в него. Позже открыли ещё и инфекционное отделение. Долгое время было полуразрушенным здание поликлиники. Отец потратил много времени и сил на ремонт этого здания. Поликлинику в нём открыли.
Отец очень хорошо знал население, истории болезней практически всех семей, проживающих в округе. Когда я проходил практику в Барановской больнице, после приёма пациентов случалось советоваться с ним по каким-либо сложным случаям. Обычно он пояснял, что именно для этой семьи характерно наличие такого-то заболевания… И то, что вызвало моё недоумение, по всей вероятности является следствием именно этого заболевания.
Отца избрали депутатом местного Совета. И он занимался вопросами газификации села Барановское. Много сил отдал разработке, продвижению этого проекта…
Своей долгой и самоотверженной работой он заслужил уважение и признательность жителей округи. На гражданскую панихиду, которая была организована в клубе, пришли жители многих окрестных сел, а после нее гроб из клуба до самого кладбища люди несли на руках.
Он был настоящий народный врач.
***
Главе Воскресенского района Олегу Сухарю поступило обращение жителей села Барановское с просьбой установить мемориальную доску на здании Барановской больницы, в память о П.Ф. Дегтярёве. Ещё жители просили, чтобы в районной газете «Наше слово» была опубликована статья о Прокопии Филипповиче.
Доску глава заказал, место для неё определили, статью поручил написать мне, и в сегодняшнем номере газеты она опубликована. Текст вот этот самый, который вы прочли. В Барановском газету ждут.
Добавлю ещё, что когда приезжал в Барановское сфотографировать эту самую дореволюционной постройки больницу, разговаривал ещё с людьми, и каждый что-то о Прокопии Филипповиче хотел рассказать.
И ещё оказалось, что такие уникальные врачи разных специальностей и в разных больницах района ещё были. Мне их назвал наш уважаемый почетный и заслуженный главный врач станции переливания Станислав Андреевич Исполинов.
Но, получается, — в нашем районе минимум четверо, и в других районах должно быть так примерно. Писать о них надо. Рассказывать.

Когда-то лет сто назад я умудрился заболеть, и не врубился шо со мной такое пока как-то вечером меня не забрала скорая.
В ней я потерял сознание, а очнулся уже утром в инфекционной больнице и первое что увидел — как чувак на койке напротив ширяет себя шприцем в районе паха.
Вобщем так как меня привезли ночью — не очень разбираясь определили в палату на шесть мест, в которой четыре человека были системными наркоманами, а один двигался периодически.
Врач при осмотре понял, что определили меня туда по-ошибке, но места были забиты, на отдельные палаты денег не было, да и я не так давно вернулся из армии где жил на одном этаже с двумястами придурками (это ласково) — так что я сказал нет проблем, останусь, токо ж сделайте меня опять сильным и красивым.
Следующие три недели существенно пополнили мои знания как о состоянии нашей бесплатной медицины, так и о субкультуре наркоманов.
С ними было неинтересно — говорить о чем-то кроме наркотиков и приходов от них они отказывались, поэтому я запретил им ширяться в палате и они куда-то удалялись на эти свои процедуры.
Лечили ясное дело за деньги, поесть привозили мама и невеста — потому что от больничной еды я бы дня через три не смог отжиматься и точно бы согласился на 100500е предложение «попробовать, классно же» (шучу, не согласился бы, а то они б опять при мне начали все эти свои баяны использовать — ужас)
Вобщем так я на практике еще сто лет назад разуверился в бесплатной медицине, не бывает ее.
Ну а насмотревшись на наркоманов — даже курить бросил, хотя и раза с пятого.
Короче не верьте в сказки про что-то бесплатное и не курите.

Со слов моего знакомого врача, работающего на томографе в больнице. У нас в городе есть мед.универ, в нём учатся иностранцы разные. Этих иностранных студентов водят по больницам, в том числе и на вышеупомянутый томограф. Приходит очередная делегация.
Врач всё рассказал, показал как он работает и спрашивает: «Вопросы есть?».
Один араб спрашивает: «А сколько стоит этот томограф?».
Врач отвечает: «Миллион долларов»,
на что араб, покачав головой говорит «Ого, это же целый год работать надо!»

Представим маленький провинциальный городишко, где все всё про друг друга знают. И ВРАЧА анестезиолога в районной больнице. Слово ВРАЧ не случайно написано с большой буквы, т.к. он действительно ДОКТОР и не раз вытаскивал людей с того света. Хотя товарищ шебутной, в небольничной жизни. Скажем так мягко, разъюбай. Но ВРАЧ от бога.

Встречаю как-то Чиновника, в то время еще большого, и он решил меня под@ебнуть

— Привет! Ветеринар!
— Привет! Если ты скотина, то я действительно ветеринар.

Надеюсь вы покинете нас скоро
Сказал мне врач в больнице на обходе
Послышалось иль он сказал с подколом
Но говорил о выписке он. вроде

Венерологом я был недолго, собственно, меня это никогда и не прельщало, хотя в начале 90-х вполне себе гарантировало кусок хлеба с маслом.
Тем не менее, целых четырех месяца меня интенсивно обучали этой нужной, и в принципе несложной, но очень уж специфической профессии. Этого мне вполне хватило – теперь у меня в «багаже» есть дюжины две любопытных венерологических историй, которыми могу здесь поделиться. Это, в общем-то, все, чем изучение венерологии смогло мне пока пригодиться – ну, спасибо ей и за это.
Пару историй я в очень усеченном виде рассказывал в комментах лет 5-7 назад, думаю, их мало кто помнит с тех времен. Для самых памятливых могу сразу пообещать, что версии будут «расширенные и дополненные».
При всех недостатках периода распада Союза как минимум один положительный момент у СССР точно был – число больных заболеваниями, передаваемыми половым путем (ЗППП), в конце 80-х было минимальным. Помню, на весь наш большой город-миллионник за четыре месяца моего обучения было не то три, не то четыре случая сифилиса.
Один из случаев был интересен лишь личностью пациента – это был известный дирижер из Москвы, который просто не хотел светиться с таким диагнозом в столичных клиниках (ну, трахнул дежурную по этажу в какой-то провинциальной гостинице где-то на гастролях. ).
А те три случая, что остались, расследовались по полной программе, хоть и без привлечения ментов – так тогда было положено, никакой анонимности венбольных и сокрытия контактов не допускалось…
Один из пациентов был шофер дальнобойщик, подхвативший сифилис от плечевой где-то в районе МКАД. Там была интересная ситуация. Трахнул он плечевую, и при этом простыл (в октябре дело было). Приехал он в родной город на следующий день сексуально удовлетворенный, но с температурой 38 С. Тем не менее, родную жену он таки успел поиметь, после чего его на скорой увезли в больницу с тяжелейшей пневмонией. Он провалялся в больнице почти месяц, чуть концы не отдал, но – пневмонию у него вылечили. Высокими дозами антибиотиков. Которые параллельно вылечили его и от начинающегося сифилиса (подхваченного от плечевой). И вот этот шофер возвращается, голубчик, домой, здоровый, практически стерильный – а там его встречает родная жена. А у жены за этот месяц первичный сифилис уже перешел во вторичный. И она его, голубушка, только что вылеченного от сифилиса, повторно заражает ЕГО ЖЕ сифилисом. Через пару недель он идет к врачу с шанкром на члене. Диагноз – ПЕРВИЧНЫЙ сифилис. Обследуют жену – ВТОРИЧНЫЙ сифилис. По всем канонам – она источник заражения, а он чист, аки голубь небесный. «Признавайся, сука, с кем спала». А она – честная женщина, спала только с мужем, плачет, готова руки на себя наложить. Недели две врачи мучались с этой парой, но потом все же восстановили истинный ход событий. Более того, по описанию, данному шофером, и ту плечевую нашли потом, месяца через два. Нашли, кстати, во Львове… Сейчас такое даже и представить нельзя, контакты никто не разыскивает, даже и права не имеют, тем более Львов теперь вообще другая страна…
Между прочим, наша зав отделением была полностью уверена тогда, что термин «плечевая» возник от того, что дама сия «кладет голову на плечо водителю во время поездок». Все попытки мужской части нашего отделения рассказать ей какие-то базовые вещи насчет «плеча перевозок» не увенчались успехом.
Второй случай был такой – одинокая деревенская бабушка, лет 75, из дальнего района, вернувшись раз с огорода в свою избу, увидела сидящую на столе большую крысу. Бабушке это не понравилось, она махнула на крысу рукой, чтобы ее прогнать, а та, не будь дура, вцепилась ей в руку и прокусила палец до крови. На следующий день бабушка поехала в ЦРБ, показаться врачу, обработать укус, и узнать, нет ли бешенства в районе, а то, может, и уколы от бешенства делать пришлось бы. Ехать в ЦРБ было долго, бабушка приехала туда поздно, и врач, принимавший ее, сказал: «Бабуся, чего тебе на ночь глядя домой теперь тащиться, твой автобус уже ушел, давай мы тебя дней на 5 в больницу положим, пообследуем, а если ничего не найдем, там сразу выпишем».
Положили бабку в больницу, больше, как бы сейчас сказали, по социальным, а не по медицинским показаниям, ну а наутро – как учили, анализ мочи, анализ крови, реакция Вассермана. RW оказалась, не поверите, 4 креста (++++, все очень плохо). Повторно взяли кровь, уже более специфичный метод использовали – все равно ++++. Сифилис, однако! Стали к бабке подкатывать, мол, когда последний раз с мужиком-то была, бабуся… Та краснеет, и говорит, что, кажись году в 1968 согрешила с дедом со своим, ныне уж покойник он, лет 10 тому как. В ЦРБ с венерологами швах, так что отправляют бабку в область. При этом все соседки узнали, что «у Никитичны – сифилис», аж запретили ей из общего колодца воду брать, она уж очень сильно переживала. Приехала Никитична в областной КВД, а там и увидели, что сифилис-то у нее – врожденный, со всеми характерными признаками (зубами, голенями, и т.п. – кому интересно, милости просим в Википедию). Начали расспрашивать о родителях, о семье. Та рассказывает, что она самая младшая, у матери ее было 5 беременностей, первая закончилась выкидышем, следующая – ребенок родился, но умер примерно года в полтора, второй дожил лет до десяти, и тоже умер от какой-то непонятной болезни. Еще один брат болел и умер лет в 40, она вот дожила до 75 лет, и есть еще у нее младшая сестра, 70 лет, живет там-то и там-то, ничем не болеет, да и сама она ни разу – до этой крысы проклятой – к врачу за свою жизнь не обращалась, все было хорошо, вот только детей не было. Нашли сестру, сделали анализы – у той тоже ВРОЖДЕННЫЙ сифилис. Т.е. согрешили папа с мамой где-то в самом начале XX века, несмотря на это, сами выжили, ну и родили детей, которым передали свою инфекцию. Первенец получил спирохет больше всех и не справился с такой нагрузкой. Чем дальше от момента заражения, тем меньшую дозу спирохет передавала мать своим детям, тем здоровее они были, и тем дольше жили. Если бы не та злополучная крыса, то две младших дочери, не обращаясь в своих деревнях к врачу, так бы никогда и не узнали, что всю жизнь были больны сифилисом.
А вот и третий случай — в одной воинской части дочь капитана и поварихи гарнизонной столовой решила пойти по стопам матери и устроиться в столовую после окончания десятилетки (в 17 лет). На предварительном медосмотре — вторичный сифилис. Что, как, у родителей чуть не инфаркт с инсультом. Как положено в советское время было – начали выяснять возможный источник заражения «капитанской дочки». Выяснилось, что минимум 40 подчиненных ее папы-капитана ее трахали — за бесплатно! — за последние полгода (мы лечили сифилис, а не занимались моральным обликом советских военнослужащих, поэтому предыдущие периоды нас не интересовали). Всех, кого она вспомнила, голубчиков, мы доблестно профилактически (!) пролечили — признаков заболевания не было ни у кого! Девушка была по-своему не дура, и выбирала для секса преимущественно военных в чине не ниже лейтенанта. Один лишь у нее был в списке контактов рядовой – москвич, сын какого-то генерал-лейтенанта, короче, мальчик перспективный. Но, как потом случайно оказалось, не она одна «полюбляла» этого генеральского отпрыска. В Москве, как мы потом выяснили, оный генеральский сынок (18 лет) за милую душу «пользовал» 40-летнюю секретаршу своего папы. Она ему минимум раз в неделю звонила в его в/ч по «вертушке», а тут она попросила его к телефону, а ей ехидным голосом говорят: «А ваш Вася уже неделю как от сифилиса лечится!» Она на следующий день прилетела к нему, устроила разборку, причем он после этой разборки ломанулся вешаться, но его устерегли, мы накачали его антидепрессантами, короче, все было с парнем хорошо. Часть лейтенантов начали нам «сдавать» свои дополнительные половые контакты, за пределами в/ч – оказалось, что в в/ч с «шефскими визитами» любили наезжать дамы из райкома комсомола, числом 3-4 одновременно, причем каждая дама за «сеанс» обычно имела контакт с 5-7 военными. Мы вызвали тех дам, был большой скандал в райкоме, но сифилисом нас тот райком не «порадовал», была только у тех дам гонорея, и то не у всех, да вши лобковые. С учетом огромного числа возможных половых контактов расследование цепочки сильно затянулось, в итоге мне рассказывали уже после завершения моего обучения концовку той истории.
Как в итоге выяснилось, «капитанскую дочку» заразил ее же школьный учитель физкультуры, он заразился от любовницы, жены местного врача скорой помощи, бисексуала, которого заразил его партнер-наркоман, убежавший к тому времени на Кавказ. И только там его следы затерялись, хотя всю предыдущую цепочку наши эпидемиологи доблестно выявили и пролечили, кого надо было.
Сейчас это рассказывается и слушается как сказка, т.к. никого сейчас не ищут, даже у заболевших имени уже не спрашивают. Какая уж тут теперь профилактика – немудрено, что с такими, мягко выражаясь, свободными нравами, в 90-е, при разрушении системы выявления контактов больных с ЗППП, сифилис, гонорея, да и СПИД – рванули ввысь…

Рождественская история.
Читателям с сильной антиамериканской аллергией , пожалуй, лучше воздержаться от чтения истории.
Рождественский сезон — в самом разгаре, музыка по радио — типична для этого времени года, народ ёлки тянет домой, вечеринки,утренники.
Вот всё это мне и напомнило- лет десять тому назад мне суждено было побыть
настоящим Санта Клаусом.
История начинается , как и все мои истории — в госпитале , точнее — в пробудительной комнате, где мы сдаём медсёстрам своих пациентов после наркоза.
Отрапортовал я своего-всё штатно, рутина.
Спиной я , однако чувствую- сзади напряжение нарастает, чую беду.
Поворачиваюсь-мальчонка лет 10, худенький блондинчик, после пустяковой операции с наркозом- корчится в настоящем эпилептическим припадке.
Включаюсь в ситуацию- я там единственный врач на тот момент, быстро налаживаем ему все противоэпилептические мероприятия, народ набежал с помощью, мальчик закончил трястись, пришёл в сознание.
Продолжаю ему капать медикамент, скидываю своё расписание на коллег, занимаюсь только им .
Истории эпилепсии- нет, первый припадок при свидетелях.
Зовём мамашу- замученная молодуха с тремя детьми, все — моложе брата, он старший.
Успокаиваю мамашу- начинаю её расспрашивать, колется- были у него моменты замирания и отсутствия, вроде бы. показывала невропатологу? Нет, не добралась, вроде как педиатр посылал, времени не было, одна дома, муж- в Ираке.
На телефон с педиатром мальчика — дристун оказался, отказался подойти из офиса- некомфортно ему в госпитале с критическим больным, видите ли, не обучен.
Врёт. Посылаю его вежливо нахер.
Давайте мне на трубку педиатра интенсивной терапии большого госпиталя- тот толково врубился в ситуацию-критический больной в маленькой больнице без педиатрического интенсивиста- переводи ко мне, я высылаю педиатрическую реанимационную бригаду для перевозки, продержись часа полтора- два до их приезда. Фу, разрешилось- лечение согласовал с ним же по телефону.
Иду к семье- мать в панике, что делать с другими детьми- ехать с ними или оставлять здесь, вопрос- с кем?
Неведомо мне- кто- то уже оповестил офицера по помощи семьям военнослужащих.
Подходит ко мне мужик- в штатском, майор такой- то- очень приятно, чем могу помочь?
Рассказываю ситуацию- мамаша разрывается на части, ребёнка переводим.
Так. Возвращайтесь, доктор, к ребёнку- я поработаю над планом помощи.
Успокаиваю мамашу- помощь пришла, да и ребёнку получше, полностью оклемался- пока оклемался.Ему предстоит пройти массу разных обследований, в интенсивной терапии полежать- до Рождества , а возможно и дольше..
Мелькнула мысль- так себе Рождество у тебя выдалось, братишка.
Офицер работал быстро и эффективно- детей забирает соседка по базе, мамаша может ехать с пациентом. Кажись, всё..
Не всё.
Он отзывает меня в сторону- надо поговорить.
Командование базы связалось с начальником отца ребёнка, в Ираке.
Он хочет переговорить с вами.
Приносит телефон- я таких не видел- странного вида, сателлитный, что-ли.
Беру трубку- слышно хорошо, кстати- генерал такой- то.
Расскажите обстановку, пожалуйста.Излагаю.
У него ко мне два вопроса. Первый- насколько ситуация серьёзная и нестабильная? Очень серьёзная и непонятная- пока не наладят лечение педиатрические невропатологи, переводим его в педиатрическую интенсивную терапию.Аха. Тогда второй вопрос- насколько необходимо присутствие отца?
Насколько это повлияет на лечение?
Я задумался на минуту-вроде бы худшее позади..
С другой стороны- замученная мать будет разрываться между детьми и больницей- миль 50 от нас, неблизкая.
Да и Рождество будет повеселее для моего пациента.
Пользу принесёт громадную, считаю его присутствие чрезвычайно желательным.
В трубке- я вас, доктор, попрошу пойти и объявить семье и мальчику- отец будет с ними через 20 часов.
Попрощался и попросил передать трубку майору.
Лечу к пацану- он сильно обрадовался, аж глаза засверкали, мать перевела дух.
Я лично проводил бригаду с пациентом к выходу, мамаша меня обняла и я попрощался с моим пациентом.
Так я вроде бы побывал Санта Клаусом- для этого ребёнка.
Счастливых праздников!!

Над старостью говорят нельзя шутить, но если немного, то можно.
В N-ской больнице, имена изменены.
Ещё одна больничная история в догонку предыдущей.
Те же студенческие годы, та же больница, но смена другая.
Привезли к нам бабушку, 90+ лет, без сознания.
Проверяем бабулю, она ни на что не реагирует. Померяли температуру, зашкаливает. Сестренки берут анализы крови, я делаю кардиограмму. Бабушка не реагирует ни на что.
Пришёл врач, бегло осмотрел и наказал вставить бабульке свечку жаро-понижающего, соответственно, в задний проход.
Мы бабульку на бок повернули и медсестра вставляет ей свечку. В этот момент наш «божий одуванчик» очнулась и с замутненным взглядом произнесла: «Мишенька. »
Мы конечно «выпали».
Ну и под занавес: после проверили регистрационную карточку бабушки, мужа звали не Миша.

Рассказ одноклассницы после возвращения с летних каникул по окончании шестого класса, рассказанная на дне рождения в темноте в 1980 году.

. он попал в аварию — перевернулся на своем грузовике. И ему дверью ухо отрезало. Ну, привезли его в больницу, а он и говорит врачу: «Доктор, пришейте мне ухо назад, как же я без уха буду? Я слышал, доктора теперь так умеют». Врач мнется, говорит: «В нашей больнице такого никогда еще не делали». Водитель врача упрашивать начинает. Тут санитарка, приехавшая позже не выдерживает и говорит: «Да не выйдет ничего! Там на дороге дети это ухо палками тыкають!»

Рассказал старый друг. Дальше его словами. Обнаружилась паховая грыжа. Был прооперирован, лежу в больнице. Пришел на перевязку, после посмотрел в зеркало и обнаружил, что одно яйцо опустилось ниже другого. Был испуган таким последствием операции. Обратился к пожилой, опытной медсестре, делавшей перевязку, когда это может пройти. Она стала орать:
— Что вы несете, вы же взрослый мужчина, возьмите себя в руки.
Утром на обходе оперировавший меня врач спросил:
— Так вы не знали, что у вас одно яйцо ниже другого?
— Понятия не имел.
— У нас тут у всех такая особенность. А вы похоже счастливый человек, с такими габаритами, реально все равно какая форма яиц.

Мэри:
Не говорю, что все такие, НО:
Лежала раз в больнице с, вроде как, отравлением (что в реальности случилось врачи так и не определили, как и 5-ти моим сопалатницам, само поправилось как-то).
Так вот, в 1 день после моего ночного въезда в палату заходит моя врач, лет 40, говорит «Кто на компьютере работать умеет?». В палате я и 3 бабули, посмотрев по сторонам, тихо бормочу «Я», меня тут же тащат к глав-врачу, дедок лет 70 перед моноблоком (зачем он тебе дедушко?), говорит «Надо сделать! Рабочий бланк!». На мой вопрос «Что именно должно быть? Логотип какой надо ставить? Формат?».
Увидев их глаза О_О спрашиваю в надежде «Образец?»
Тут их глаза прояснились, тащат в другой кабинет, где куча девушек лет 18-25. Сажают за комп года 98 и пихают лист. В общем, вся эта компания человек из 10 не могла в ворде набрать 7 строк и сделать таблицу из 3*5 шт. колонок.
Быстро свернув чью-то косынку сделала и поползла обратно не получив даже «Спасибо».
По выписке очень хотела заехать, «поблагодарить», подарить пачку бумаги, карандаши и линейку, 21 век же.

Про впечатления волонтёров в больнице.
Во времена студенчества в мединституте практиковались в больнице скорой помощи. Запомнился один случай.
Подъезжает скорая, из неё выходят два подростка, оба передвигаются с трудом, наклонившись вперёд и таща что-то тяжёлое двумя руками. Первый ещё и рыдал громко. Только когда они оказались рядом, стало понятно, что тащат они собственные члены, раздутые до размеров трёхлитровых банок. Просто парни по блату достали инъекцию силикона, а вот о дозе не были информированы.
ПыСы. Органы врач вернул в прежнее состояние, однако функции были утеряны навсегда.

Однажды в начале 50-х годов знаменитый диктор Юрий Левитан с сердечным приступом оказался в больнице. А утром надо было читать новое Постановление ЦК. Из Радиокомитета приехали забрать пациента для записи.
Но врач был непреклонен:
— Живым вы его не довезёте!
Вспоминает сам Юрий Борисович:
— И вот — 6:00. По радио звучат позывные Москвы. Естественно, я не сплю. Сердце сжалось — что-то будет. И вдруг. слышу из динамика свой собственный голос, читающий новое Постановление ЦК. Никаких сомнений нет — это я! И тембр, и интонации, и паузы, и даже вдох мой. Я схожу с ума? Или уже сошёл. На худой конец — слуховые галлюцинации.
Что же произошло? Ночью на радио объявили аврал. Начальники прекрасно понимали, что они тоже будут ходить в виноватых.
Кто-то вдруг вспомнил, что на одном актёрском сборище щупленький еврей, недавний выпускник ГИТИСа, мастерски делал пародии на многих корифеев МХАТа, и на меня тоже. Один в один. Но имени его никто не знает. Имеется только описание внешности.
Тотчас разбудили ректора ГИТИСа. Тот — своих подчинённых. Вычислили голубчика.
В общем, часа в четыре утра домой к молодому актёру заявились два чекиста. Парень, конечно, перепугался — его усадили в машину и доставили на радио. Дали текст, заперли в дикторской, чтобы текст освоил. Минут через сорок повели в студию, и он в микрофон прочитал всё Постановление.
Это был известный в дальнейшем мастер пародий Геннадий Михайлович Дудник.
Позднее мы с ним познакомились, и я подарил ему печатку с надписью: «За спасение диктора».

В психиатрической больнице врач объявляет:
— Сейчас мы проведём сеанс шоковой терапии.
Включает телевизор. Передают сообщение об очередном повышении цен.
Молчание. Вдруг один из больных вскакивает, начинает хлопать в ладоши и пускается в дикий пляс со словами:
— Ура! Как хорошо, что я в больнице на больничном дерьме! Хоть и дистрофиком буду, но зато ноги не протяну.
Врач говорит медсестре:
— Этого — готовьте на выписку.

ОБОРОТНИ В БЕЛЫХ ХАЛАТАХ
Эта история случилась в нашей маленькой городской психиатрической больнице лет 10 назад. Как и во всех больницах, у нас есть особая категория пациентов, которая регулярно пишет кляузы и устраивает скандалы. Особенно среди них выделялась одна «барышня» среднего возраста, которая обвиняла врачей в том, что они работают на ЦРУ, КГБ, инопланетян, вымогают взятки, ну и вообще виновны во всех смертных грехах. Естественно, она хотела получить группу инвалидности, но только не по психиатрическому диагнозу. Достала всех врачей города.
От нас требовала снять психиатрический диагноз. В один прекрасный день в приёмной у главврача закатила истерику «Снимите диагноз, иначе я докажу, что вы все тут оборотни в белых халатах! У меня уже готова жалоба в милицию!» (и начала трясти какой-то очередной кляузой на 100 страниц). Главврач, конечно, немного испугался, но диагноз менять не стали.
На следующий день больная снова приходит к главврачу. Рука забинтована. Говорит:
— Вчера я отошла на 50 метров от вашей больницы, и на меня тут же набросилась бродячая собака! Да я вас тут всех засужу!
Главврач: — Вот и прекрасно! Теперь у вас есть доказательства, можете идти в милицию.
Больная: — Чего?!
Главврач: — Ваш лечащий врач — Иван Иванович?
Больная: — Ну да! Такой же продажный, как все. Я докажу.
Главврач (секретарше): — Ивана Ивановича немедленно сюда! Скажите, что у него проблемы с милицией!
Иван Иванович прибегает в приёмную, видит знакомую больную, весь вспотел, поджилки трясутся: — Я. Я.
Главврач: — Что «Я. Я. «? Я тебе что вчера говорил?
Иван Иванович: — А.
Главврач: — Я тебе разрешал больных кусать?
Иван Иванович: — Ч-что?
Главврач: — Что-что, конь в пальто! Эх, молодёжь, ничего вам доверить нельзя. Придётся опять всё делать самому.
Иван Иванович (поняв, что от него хотят): — Я больше не буду! Извините, пожалуйста!

Больная вылетела из больницы, как ошпаренная. Больше её никто в городе не видел. Ходят слухи, что она переехала в другой город, нашла себе работу, а психического расстройства как не бывало.

Больница. Хирург подкалывает патологоанатома:
— Вы единственный врач, который ни разу не сделал своим пациентам лучше.
Патологоанатом парирует:
— Я единственный врач в больнице, который ни разу не сделал своим пациентам хуже.

Случай произошел в Ярославской больнице скорой помощи.
В один из будничных вечеров скорая привезла мужичка с диагнозом острой сердечной недостаточности. С персоналом больницы как всегда проблемы. Санитаров как и везде не хватает.
Но вот привозят значит этого мужика, выкатывают коляску. И ничего не поделаешь две бабуськи санитарки поперли его на второй этаж. Не проходит и десяти минут как на втором этаже крики, ругань, шум. Врач подымается и видит следующую картину. Носилки пустые а бабки стоя в позе матерятся по чем свет.
Мы б..я тащили
Упирались, надрывались
Еле заволокли
А он, пойду поссу

Был у нас в детской больнице врач, взрослый мужчинка, солидный. У него интерн молодой сидит, что-то за ним записывает. Пришла женщина с мальчиком на осмотр. Мальчику года два. Врач:
— Ну показывайте-рассказывайте.
Она, раздев ребёнка:
— У нас писечка не растёт!
Он:
— Как так? Вроде всё хорошо.
Она:
— Мне сказали, что в год по сантиметру должна вырастать!
Интерн в краску, а врач:
— Ну правильно всё! Мне 42, и у меня 42 сантиметра!
Женщина поняла, что сказала, ребёнка в охапку и бежать.

Три года назад, в конце мая, пришлось мне лежать в областной больнице города Харькова, проходил курс реабилитации после болезни. Народу было много, в палате на шесть человек лежало восемь, у всех практически один диагноз, и как оказалось почти все с высшим образованием, только один был водителем. Он наши заумные беседы слушал с открытым ртом. Но разговор не об этом.
Так как на носу суббота и мы, было, запланировали сделать вылазку в город, а пришла заведующая отделением и категорически запретила выходить вообще из здания на эти выходные, и не только нам, а всему отделению, дескать, будут проверки, готовьтесь. Утром, заинтригованные, ждём, что же будет, тут к нам заваливается толпа молодых людей в белых халатах, и почти все иностранцы. Оказывается, это студенты сдают госэкзамен, а мы у них опытные образцы. Стало уже интересно, молодость вспомнили, начали рассказывать разные истории, как сами когда-то сдавали экзамены.
Почти всех нас в палате «разобрали», мне «досталась» девушка, вся такая, через чур уж расфуфыренная. Делалась имитация, что я у неё на приёме, она задаёт вопросы, я отвечаю. Когда дело дошло до адреса проживания, оказалось, что мы земляки, раз так, то землячке надо помочь. Я достаю свою историю болезни и даю ей переписать, что она аккуратно делает. Но кажется это была медвежья услуга, она не смогла воспользоваться этой шпаргалкой (наверное и врач такой же будет). Приходит уже она снова со своим экзаменатором – уже достаточно пожилой женщиной, та её просит показать, как же она так точно всё определила. Покажи? А моя землячка даже прикоснуться ко мне боится, тут экзаменаторша взялась сама показывать, как это надо делать. Ой, много я ещё о себе от неё услышал, о тех болезнях, о которых я даже не знал!
Вот тут запомнились арабки, закутанные в платки, и видно было, что не зря учились, мне даже обидно стало за землячку. А как нам объяснили, у себя на родине, с дипломом врача, они будут пользоваться большим спросом у мужчин, и можно будет удачно выйти замуж. Запомнилась также весьма симпатичная негритяночка – она задавала вопросы на вполне приличном русском языке, а вот записывала в свой блокнот уже по-английски. Были и парни – арабы, но только один достойно держал марку будущего врача, и как нам показалось – выходец из бедной семьи. Также предстал перед нами настоящий балбес, хоть и иностранец, он напомнил своих, таких же доморощенных. А ему даже наши подсказки не помогали, уже экзаменатор не обращала на это внимания, затем оглядела всех нас каким-то беспомощным взглядом и спросила его: — «Ты где проходил практику, у нас?». Получив отрицательный ответ, сказала: — «Слава богу, хоть позора не будет!»
Нас по очереди так прогнали несколько раз, но особенно досталось одному больному, уж слишком у него были явные симптомы болезни – расширение вен. Тут мы стали откровенно развлекаться: запомнили процедуру установления ему диагноза, стали исподтишка подсказывать. А замечания экзаменатора на нас не действуют: видимо такова человеческая натура – помочь ближнему, даже если он из другой страны. Похоже, нажаловались, пришла заведующая и потребовала: — Не подсказывать! Нашли, кого напугать! Отчисление из ВУЗа нам не грозит. На следующий день опять приводят очередную партию студиоусов и сразу с порога – Не подсказывать!

В моей семье достаточно легкомысленно относятся к своему здоровью. Как ни странно, никто из нас пока не умер. Более того, живее многих своих ровесников.

Как говорится, человек может совершить невозможное, если не знает, что это невозможно.
Моя мама в детстве была болезненным ребенком. Очень часто проводила время в кровати с ангиной. Вот эти-то нехорошие бактерии и выели в итоге кусок сердечного клапана. Врач сказал, что теперь её ждёт спокойная ненапряжная жизнь. Никаких выкрутасов, волнений, стрессов. О спорте тоже можно, в принципе, не вспоминать. Но как можно было отказаться от спорта! Это же модно — все занимаются спортом. Во-вторых, запретный плод всегда сладок. Из всего имеющегося разнообразия мама выбрала велоспорт. Помимо тренировок на велосипедах были обязательные кроссы километров по пятнадцать. Их мама вспоминает как ад. К финишу она приползала: она бледнела, зеленела, теряла сознание. Дома кашляла кровью и с ужасом прятала забрызганные наволочки от своей мамы. Но каждый раз она доходила кросс до конца. Она, наверное, подозревала, насколько это может быть опасно, но тогда — уж лучше смерть, чем вечное изучение потолков.
На медосмотре в одиннадцатом классе никаких отклонений в работе сердца выявлено не было. Клапан восстановился.

В медицинский институт она не поступила с первого раза. Осталась работать санитаркой в больнице. Хватило года, чтобы понять, что она сделает всё, что угодно но к работе санитаркой больше не вернётся. К началу экзаменов начал болеть живот. Соседки по общаге сказали, что скорее всего это аппендицит. Ложиться в больницу было нельзя. Пропустишь экзамены — ждать ещё год. Поэтому каждый поход в институт начинался с уколов анальгином. Сначала хватало пары кубиков на день. К последнему же экзамену, сочинению по литературе, максимально допустимой дозы хватало максимум на два часа. Сочинение мама писала сразу на чистовик. Управилась за 45 минут. Экзаменатор удивилась, когда через 45 минут ей принести первую работу. Спросила ещё, уверена ли мама и не хочет ли что-то подправить, проверить. Её-то было не понять, ЧТО заставило девушку с такой скоростью написать работу. Из института сразу же повезли в операционную. Врачи сказали, что мама жива только благодаря чуду: аппендикс прорвался, но оказался «запаян» стенкой кишечника. Именно поэтому удалось дотянуть до операции. Если бы не это — смерть достаточно мучительная и без возможности спасения.
Потом у мамы ещё долго хрустела попа от кристаллов анальгина.

Я до сих пор считаю это безумными поступками. Но, может быть, без них не было бы меня с братом.
Уже на себе я испытала с лихвой абсолютно спокойное отношение родителей (оба медики) к нашему здоровью. О здоровье детей в семье не заботились в общепринятом смысле этого слова. Я переболела желтухой в детстве. Может, заразилась и случайно, но мама решила, что так может даже лучше — естественный иммунитет лучше всяких вакцин. С детства таскалась по ветряночным больным, чтобы пережить ветрянку как можно раньше. Не повезло — заболела в семь лет с температурой под 40 градусов, рвотой и оспинками по всему телу. Всё детство я провела очень бурно. В фотомодели меня не взяли бы ещё и потому, что у меня «нефотогеничные» ноги — они во всяких ссадинах, укусах, шрамах. Но я ни разу не помню, чтобы маму это особо беспокоило. Уже сейчас, когда я давно замужем, она рассказывает, что многие мои раны следовало бы зашить, а с ожогами валяться дома и не контактировать с «улицей». Но тогда всё решалось просто: подождём пару-тройку дней, если не начнёт само заживать, придётся прибегнуть к больнице.
И ведь заживало! Сейчас вряд ли подобные раны дались бы мне так просто. А тогда, раз мама сказала, что это фигня, значит и думать о ней не стоит. Часто даже перекисью не обрабатывали.

Эта семейная «политика здоровья» распространялась и на болезни. В доме не было ни единой таблетки, разве что кроме аспирина. Да и то, только потому, что мама с ним огурцы консервировала. Правило простое: либо само пройдёт, либо — в больницу. И никто ведь не болел!
Дома всегда были открыты окна, даже зимой. Братишка в младенчестве всю зиму спал в коляске на балконе. А теперь среди нас всех, метров с кепками, он один — выродок — богатырь, огромный и сильный.
Папа всё время болел с осложнениями зимой. У него всегда был слабый иммунитет. Но однажды осенью, т.к. всё время ездил на машине, он перестал надевать шапку. Всё равно по морозу пути-то, что от двери до машины и обратно. Потом привык и к более длительным прогулкам без «головы». Как-то эта зима прошла без осложнений. Постепенно и его хронический гайморит успокоился.

Я не хочу сказать, что мы никогда не болеем — постоянно какие-нибудь вирусы подцепляем. Мама — в силу профессии, остальные — от мамы. Я, например, как все нормальные люди, раз в пять лет гриппом болею. Почему нормальные, спросите вы. Просто мама когда-то сказала, что вирусы гриппа полностью мутируют раз в пять лет. И через пять лет старый иммунитет на них не действует. Может это и не правда, но факт остаётся фактом — раз в пять лет.

Я это к чему всё рассказываю. Может, не стоит нам так много знать о том, что можно, а что нельзя?! Когда не знаешь, что что-то невозможно, оно становится реальным.

Было это в середине восьмидесятых. В провинциальной больничке, лежала я на ранних сроках беременности, на сохранении. Здание больницы располагалось в старом деревянном здании. Палата была большая – коек на восемь-десять. Так случилось, собрался в нашей палате дружный женский коллектив, можно сказать местная элита. Была одна красивая молодая блондинка, работавшая в горкоме КПСС, учительница и так далее. Я тоже «не лыком шита» — работала инженером в проектной организации, мой муж был главный энергетик ЛПК. Но вот самой интересной оказалась другая наша соседка – скромная молодая женщина. Нет, она нам не сказала: « А вот мой муж работает. » Она сказала нам другое: «Девочки, не ходите вечером на ужин, мой муж должен принести колбасы». Муж этой женщины работал начальником колбасного цеха. Только советский человек, живший в глубинке поймет меня. Колбасу мы видели только по великим праздникам, получая праздничные пайки, и не всегда хорошего качества она была. Стоит ли говорить, как все мы оживились, но и мы не бедствовали, и нам заботливые мужья принесли вечером много чего вкусного, были и пельмени и малосольные огурчики и так далее, но вот и долгожданная колбаса. У нас дух перехватило: такого мы давно, а может и никогда не видели. Да, но в наш коллектив затесалась ещё одна дама, явно не нашего круга. Так бывает. Передачи ей никто не принёс. Мы стали её настойчиво приглашать к общему столу. Не могли же мы трескать колбасу, в то время, как кто-то давится голодной слюной. Она из скромности отнекивалась, но потом села и уже не стеснялась, ела. От обилия праздничной пищи все мы разомлели, особо больных не было в палате, так небольшие женские проблемы, дела и заботы взвалены на мужей. Хорошо всем стало, и разговор зашёл на тему: «Такая закуска, а выпить нечего!» Времена были глубоко застойные, шла отчаянная борьба партии с пьянством, но и ханурики изобретали всё новые способы раздобыть горячительное. В то время в хозяйственных магазинах продавали стеклоочиститель в стеклянных бутылках по 0,5 литров, их раскупали ящиками, с дракой, видимо, цена и убойная сила. Покупать этот стеклоочиститель, приличной хозяйке по прямому назначению было неприлично. Ещё большим спросом пользовался одеколон, особенно «Тройной». Разговор за столом плавно перешёл на тему : «Совсем с ума сошёл народ!» Дама не нашего круга, скромно всем поддакивала и вдруг изрекла: «Не пойму я людей, ящиками берут этот очиститель, вот я скромно так взяла двенадцать бутылок». За столом повисла тишина, все уставились на говорившую, а ту понесло: «Мне больше нравится одеколон, особенно «Цветочный», такой букет, такой аромат! А цвет,- она мечтательно закрыла глаза, — такой голубой, голубой!» Дама распалялась, мы широко открыв глаза изумлённо смотрели на неё, наконец, она встала и вышла. Одна из соседок задумчиво спросила: «Сколько нужно стеклоочистителя, чтобы помыть окна в моей трехкомнатной квартире?» — «Да одной за глаза и не на один раз», — ответила другая. «Вот я и думаю, сколько же у неё окон, чтобы двенадцать бутылок покупать?» — «Да у неё и квартиры нет, я её знаю, живёт у кого-то в маленькой комнатушке». И тут зашла наша говорунья в компании нашего лечащего врача – женщины средних лет. Они что-то оживлённо обсуждали. «Да, да я понимаю, — говорила врач, — ребёнок прежде всего, но утром, к обходу, вы должны быть на месте». Мы все понимаем, что соседка только что отпросилась по семейным обстоятельствам домой. В те времена все работали, а если болели и лечились в больнице им платили больничный, нарушив больничный режим лишались его и значит выплат по нему, тогда все этого боялись. Когда наша соседка ушла, то дамы опять продолжили разговор : «не пойму я, что в документах не указано, что она лишена родительских прав и её трое детей живут в разных детдомах?»
Утром она пришла вовремя, со счастливой улыбкой скромно потупив глаза. Явно не пахло, но, наверное допила свой стеклоочиститель или одеколон, трудно удержаться после непривычно обильной еды и провокационных разговоров. Да, женщины в советские времена вели себя скромно: если были беременны, то чуть-чуть, если пили стеклоочиститель, то скромно, не больше двенадцати бутылок.

История про главного врача Тульской жд. больницы Суворова Е.Г.(Е.Г.)
Е.Г. всегда отличался дотошностью, скрупулезностью, придирчивостью, которая с возрастом дошла до клинических размеров. Он во всем видел намерение сотрудников испортить ЕГО БОЛЬНИЦУ.
Разговор с сотрудником(С), моющим кружку в раковине:
Е.Г.:Почему Вы моете кружку, а заварки в ведре (под раковиной) нет? Значит, Вы ее смыли и раковина сейчас засорится.
С.:Это — не чай, это суп.
Е.Г.(предварительно еще раз тщательно просмотрев ведро для отходов):А где лавровый лист?
История №2. Е.Г. всегда старался идти впереди планеты всей по оказанию платных услуг населению. Но специфичность больницы (железнодорожная, а не его личная) не давала развернуться вполную. Поэтому на каждой планерке приходилось отчитываться не о состоянии больных, а о категориях (железнодорожники, члены их семей, городские и т.д.). А каждый раз требования Е.Г. менялись: одним можно лечиться бесплатно, другим за деньги. В конце концов уже все сотрудники и даже особо приближенные (замы), не могли понять, кого из пациентов к какой категории отнести.
Дежурный врач зачитывает несколько пациентов – железнодорожники (лечатся бесплатно).Члены семей железнодорожников – то же вроде бесплатно, но вчера вроде платно, или нет..
Е.Г.: Елена Дмитриевна (зам.по поликл.работе), разберитесь!
Е.Д.(женщина весьма приятной наружности, но не всегда следившая за двусмысленностью сказанного):Господи, эти члены железнодорожников уже во рту застряли!
История №3.На заре комьютеризации решил Е.Г., чтобы идти в ногу со временем, а,точнее, дабы чуть-чуть подзаработать, провести в больнице локальную сеть. Нанял фирму, которая все сделала. Бойкие и деловые ребята закупили компьютеры, объединили их в сеть, написали программу. Все вроде бы хорощо. Только как обычно бывает – гладко на бумаге, а на деле: мало того, что сотрудники привыкли оформлять все от руки (а им теперь помимо писанины, надо еще и в базу все вносить – двойная работа), так еще и программа не совершенна — виснет и виснет. И вот Е.Г. придумал, наказывать врачей рублем, кто плохо работает на компьютере. На планерке заместители Е.Г. и заведующие должны отчитаться, кто и как работает и какие возникают проблемы.
Е.Г.: Так какие проблемы в поликлинике?
Е.Д.: Я не знаю, Е.Г., у меня одна проблема. Только начинаем вводить, а он виснет!
и, обращаясь к зав.хир.отделением и как обычно не думая о двусмысленности фразы: Станислав Степанович, что Вы улыбаетесь, разве у Вас не так?
С.С., тяжело вздохнув, еле сдерживая смех, ответил: Всякое бывает…

Cегодня в больнице. Сижу на перевязку. По коридору хирургического
отделения идет мент, простите, — полицейский. Такой, знаете, роста
невысокого и веса небольшого. Из перевязочной выходит врач-хирург,
здоровенный такой дядя, видит этого мента (а тот по форме и без бахил
поверх ботинок) и громко так кричит: «А кто это тут ходит? Здесь и так
грязи хватает!» Один мужик в очереди сразу выдал каламбур: «Смотрите —
МУСОР грязь понес!» Улыбнуло!)))

1. Вы подсаживаете в свою машину случайную попутчицу — красивую девицу,
сигналившую у дороги. Девица внезапно падает в обморок. Вы везете ее в
больницу. Это стресс.

2. В больнице вам говорят, что она беременна и поздравляют с будущим
отцовством. Вы объясняете, что впервые увидели ее час назад, но она
настаивает на том, что отец именно вы.
Это большой стресс.

3. Вы требуете взять анализ ДНК на отцовство. Его берут. Врач отзывает
вас в сторону и сообщает, что вы не можете быть отцом, т. к. генетически
бесплодны. Эта новость вызывает стресс, смешанный с облегчением.

4. По дороге домой вы вспоминаете, что у вас трое детей. ВОТ ТУТ ВЫ
ИСПЫТЫВАЕТЕ НАСТОЯЩИЙ СТРЕСС.

Все знают медицинский анекдот о том, как в больнице безуспешно пытались
лечить китайца от болезни Боткина, то есть от желтухи.

Но, возможно, это и не совсем анекдот, подумал я. Рядом с мной работает
вполне милая девушка, по национальности бурятка. Отправилась она на
обычный врачебный осмотр в поликлинику. Врач ее осмотрел, задумался,
потом начал строчить в медицинской карте: «Лунообразное лицо. Признак
переизбытка гормона коры надпочечников при синдроме Кушинга. Показана
терапия гормонами». Девушка перепугалась, говорит: «я не больна, у меня
папа и мама — буряты». «А, ну тогда ладно!», — просветлел врач и
быстренько запись вымарал.

Вот так. Уважают люди мудрого доктора.

Не знаю, кто придумал это новое дебильное приветствие, в котором утро,
день и вечер заменены универсальным понятием «время суток». Но когда я
лежал в больнице, после тяжелой аварии, в палате с загипсованными
инвалидами, дежурный врач, молодой пижон, сцукко, открывая дверь, так и
говорил: «Доброго времени суток!». А когда закрывал дверь после обхода,
исполна сарказма добавлял: «Доброго времени с утками!».
© konde13

Кто сказал, что рэп придумали негры в Америке?! Ничего подобного! Рэп
раньше американского появился у нас, в СССР!
В 1987 году был я в пионерлагере в Анапе. И однажды решили вожатые
устроить у нас конкурс самодеятельности — ну, от каждого отряда создаётся
ансамбль или хор и исполняется какая-либо песня. На выбор самого
коллектива. Собрались всем отрядом в беседке около нашего корпуса и
стали предлагать свои варианты песни, выступления. И один паренёк из
Архангельска предложил. Не просто предложил, а сейчас сказали бы
прочитал рэп — именно прочитал рэп. Вожатый был в шоке от услышанного,
долго орал на паренька, в результате на конкурс она конечно же не
попала. Но я, как и многие другие пацаны из отряда, эту песню-речитатив
запомнили и после пионерлагеря читали её в школе одноклассникам.
А теперь слова той песни:
Лечу на самолёте-КАЙФЭЦ!
Самолёт развалился-П@#ДЕЦ!
Лечу с парашютом-КАЙФЭЦ!
Парашют не раскрылся-П@#ДЕЦ!
Внизу стог сена-КАЙФЭЦ!
В стогу сена вилы-П@#ДЕЦ!
На вилы не попал-КАЙФЭЦ!
На стог сена тоже-П@#ДЕЦ!
Лежу в больнице-КАЙФЭЦ!
Делают уколы-П@#ДЕЦ!
Врач сказал «будешь жить»-КАЙФЭЦ!
«Всего 5 минут»-П@#ДЕЦ!

У нас в больнице работал врач-гинеколог по фимилии Миносян, ну вот
очередной осмотр в палате женщин все как положено. После его ухода
заходит другой доктор и называя фамилию пациентки приглашает ее на
осмотр. Она: «А меня уже МОПАССАН посмотрел». Доктор оказался с юмором.
«Ну, говорит, «пойдем теперь БАЛЬЗАК посмотрит!»

Последние дни пошли истории о том, какие бывают собаки понимающие.
А у меня – истории о кошках. Разные кошки, разные времена…

Итак, самое начало 90-х. У моей подруги было увлечение: она собирала
этикетки спиртных напитков. Поскольку с ассортиментом во времена СССР в
принципе, а на его излете тем более, было туго, то желание оставить себе
на память о выпитом алкоголе хоть бумажку вполне понятно.
Этикетки она наклеивала на листы ватмана и развешивала на стенах своей
комнаты в общежитии. Могу ошибиться, но по-моему, в главном здании МГУ
они были высотой около 4,5 м.
На каникулы подруга засобиралась домой и попросила своего одногруппника
последить за кошкой. Раз в день кормить, менять лоток. «Я вернусь во
вторник», — сказала она на прощание, передавая ключ от комнаты.
Во вторник не получилась. Когда она вернулась в среду, ее ждало конфетти
из плакатов. Сорвано со стены было до последней бумажки.
Причем, одногруппник уверял, что еще во вторник днем все было нормально.
Оставалось предположить, что кошка действительно обиделась на хозяйку,
не приехавшую во вторник.

Другая история. Уже наши дни. Моя знакомая работает в больнице.
Дежурство либо утром, либо вечером. Вернувшись с вечерней смены, она
обнаружила, что телефон оставила на работе. А другого будильника в доме
нет.
— Вот что, Зося, обратилась она к кошке. Разбуди меня завтра в 7 утра. А
то просплю, на работу опоздаю, будут у нас с тобой неприятности.
Проснулась она от прикосновения кошачьей лапы к щеке. На часах – 7.01.

Последняя история на фоне предыдущих выглядит уже совсем обыденно.
Подруга завела котенка. Четвертый или пятый кот в ее жизни, поэтому
отношение – спокойное. Да и котенок, хотя и шебутной, вел себя прилично.
Через несколько месяцев заболела. Вызванная на дом врач, не удержалась,
стала обсуждать кошачью тему. «А он вас наказывает?» — спросила врач.
«В каком смысле?» — «Ну, мой, когда что не по нем, делает кучу в
середине комнаты».
Моя подруга посмотрела на котенка и ей показалось, что тот очень
внимательно слушает…
А когда она вечером согнала его с обеденного стола, в спальне ждал
сюрприз…

Лежу в больнице. На прием пищи ходим в небольшую столовую отделения.
И вот как-то в обед наблюдаю такую картину. Около окна раздачи стоит
таджик. Явно не из пациентов. Слышу между раздатчицей и ним диалог:
— Нашему товарищу операцию ночью сделали, мы за ним ухаживать пришли.
Дай ему покушать.
— Ну, во-первых, ему сейчас нельзя кушать, а во-вторых — я сама когда
надо будет ему принесу.
— Как нельзя, он кушать хочет.
— Врач не разрешает, все вопросы к врачам.
— Ну тогда нам дай покушать.
— Не поняла? как это вам? Вы-то тут причем?
— Так мы кушать тоже хотим.
— Идите в столовую и там покушайте.
— У нас денег нет, а мы голодные — кушать хотим!
— Послушайте, мужчина, мы кормим только наших больных, все, отойдите и
не мешайте работать.
— Вот вредная какая, товарищу нельзя, нам можно, отдай его пищу нам.
— «Тра-та-та» и далее в этом духе богатым русским языком и захлопывает
окно раздачи. Таджик постоял еще немного, махнул рукой и пошел в
коридор. Там его ждали еще трое. Таких же голодных. Поняв, что халявы не
будет, они ушли.

— Я совершенно не понимаю, что делается в этой больнице, — говорит один пациент другому.
— Когда я сюда лег, один врач сказал, что у меня аппендицит, а другой утверждал, что камни в желчном пузыре.
— Ну и чем все кончилось?
— Они подкинули монетку и удалили мне гланды.

Самый большой филонщик в больнице — врач-проктолог, постоянно
занимается очковтирательством.

В больнице. Врач — пациенту:
— Ну как, больше себя не принимаете за собаку?
— Да что вы, доктор?
— Будем вас выписывать, похоже, что вы теперь здоровы.
— Кoнечно, доктор. Третий день нос холодный.

В больнице. Врач пациенту:
— Ну как, больше себя не принимаете за собаку?
— Да что вы, доктор?
— Будем вас выписывать, похоже, что вы теперь здоровы.
— Конечно, доктор. Третий день нос холодный.

Врач-анестезиолог, работающий в государственной больнице на очень
скромную зарплату, целый год год пахал без выходных, каждый день
у «станка», накопил наконец денег и купил скромную туристическую
путевку в Турцию. Сел наконец в самолет, в салон третьего класса,
закрылся газеткой в углу, думает: «Неужели выбрался, теперь отдохну!».
Тут неожиданно раздается объявление: «Товарищи пассажиры, если среди
вас есть врач, пожалуйста, срочно пройдите в салон первого класса!».
Он зажимается в углу, закрывается целиком газетой, затаил дыхание.
«Товарищи, срочно, врачу-хирургу в первом классе очень нужна
помощь анестезиолога!». Он думает: «Что ж делать, все-таки врач,
коллега, нужно помочь», встает, проходит в первый класс, там сидит
врач, в руках газета, стакан с дорогим виски, курит гаванскую сигару.
Анестезиолог подходит к нему, тот спрашивает: » Вы анестезиолог?»
— «Да», тот показывает на лампочку — «Поправьте свет!»

Прихожу я сегодня к стоматологу. Там, естественно, все цивильно
и круто. Ну так вот. А при входе мне дают такие бумажные
(или тряпочные, не понятно) тапочки, как в больницах. Их развернуть
надо, а так они просто как ленточки. Я их взяла и думаю, а на хрена
мне эти две штуки? И что это вообще такое. К тому же я понимаю,
что где-то такие видела. (А видела я их в больнице, когда к матери
ходила. Их на ботинки одевают. Одноразовые. Только я это уже потом
вспомнила.) Ну так вот. Разворачиваю один тапок. Смотрю. Похоже
на какой-то странный чепчик. Сажусь в кресло. Натягиваю эту хрень
на голову. И тут я засомневалась, правильно ли я поступила.
Разворачиваю второй. Думаю, а на хрена мне второй чепчик? Может быть,
для врача? Опять засомневалась. Сняла на фиг. Потом думаю, нет, надо
надеть, а то подумают, дура какая-то. Опять надеваю на голову.
Волосики так аккуратненько убрала под чепчик. Сижу. Жду. Ко мне
подходит врач с безумными глазами, наклоняется и говорит так
удивленно: «Девушка, скажите, а зачем вы это на голову одели?
Это же одноразовые бахилы на обувь. Вы не волнуйтесь, они чистые.»
И тут я вспомнила, где я их видела. Странно, что мне другого врача
не вызвали. Вот такая история со мной приключилась сегодня.

— Я совершенно не понимаю, что творится в этой больнице, — говорит
один пациент другому. — Когда я сюда лег, один врач сказал, что у меня
аппендицит, а второй, что камни в желудке.
— И чем все кончилось?
— Они сыграли в «орла» и «решку» и удалили мне гланды.

В психиатрической больнице. Врач:
— Сейчас проведем очередной сеанс шоковой терапии. Включает телевизор. Передают
сообщение об очередном поднятии цен. Молчание. Вдруг один из больных вскакивает
и начинает хлопать в ладоши, пускается в дикий пляс со словами:
— Ура! Хорошо, что я в больнице, на больничном дерьме! Хоть и дистрофиком буду,
но зато ноги не протяну. Врач медсестре:
— ЭТОГО — на выписку: он уже выздоровел!

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Женский журнал про диеты, отношения, красоту и стиль