Легендарные места Севастополя — Севастополь, мифы, легенды, легенды Севастополя, Крым, непознанное


Легенды Крыма

Легенды Крыма / Места и события

Севастополь

Севастополь — город-герой, крупный морской порт, важный промышленный и культурный центр Крыма и юга Украины. Город расположен в юго-западной части Крымского полуострова на берегу большой Севастопольской бухты.

Севастополь основан в феврале 1784 года. В переводе с греческого звучит как «величественный город», «город, достойный поклонения». На протяжении всей последующей истории Севастополь подтверждал свое символическое имя. Он сыграл важнейшую роль в Крымской войне 1853–1856 гг.

Осенью 1854 года в Крыму высадился англо-французско-турецкий десант. Создалась угроза для Севастополя — корабли неприятеля могли прорваться в Северную бухту и в упор из пушек расстрелять защитников города. На военном совете было решено затопить корабли, чтобы преградить вход вражеским судам на рейд и тем спасти Севастополь.

В честь этого подвига воздвигнут памятник затопленным кораблям. В 10 метрах от берега возвышается диоритовая колонна на искусственной скале. Венчает столп бронзовый орел с венком в клюве — символ славы и героизма. Не гранитной стене высечена надпись «В память кораблей, затопленных в 1854–1855 гг. для заграждения входа на рейд».

Город славы народной

Севастополь — город-герой, крупный морской порт, важный промышленный и культурный центр Крыма. Город расположен в юго-западной части Крымского полуострова на берегу большой Севастопольской бухты.

Севастополь основан в феврале 1784 года. В переводе с греческого звучит как «величественный город», «город, достойный поклонения». На протяжении всей последующей истории Севастополь подтверждал свое символическое имя. Он сыграл важнейшую роль в Крымской войне 1853–1856 гг.

Осенью 1854 года в Крыму высадился англо-французско-турецкий десант. Создалась угроза для Севастополя — корабли неприятеля могли прорваться в Северную бухту и в упор из пушек расстрелять защитников города. На военном совете было решено затопить корабли, чтобы преградить вход вражеским судам на рейд и тем спасти Севастополь.

В честь этого подвига воздвигнут памятник затопленным кораблям. В 10 метрах от берега возвышается диоритовая колонна на искусственной скале. Венчает столп бронзовый орел с венком в клюве — символ славы и героизма. Не гранитной стене высечена надпись «В память кораблей, затопленных в 1854–1855 гг. для заграждения входа на рейд».

Е сли бы скалы могли говорить, многое рассказали бы нам скалы севастопольские: и о том, как строился этот город славы российской, и о том, как защищался от врагов.

Когда враги окружили Севастополь, поступил приказ: матросам сойти на берег, а корабли затопить, преградить противнику путь в бухту, задержать его.

Легко сказать, — сойти матросу с корабля. Но страшно слышать моряку такие слова. Для него вся жизнь на корабле. А ещё страшнее потопить корабли. То, чему радовались, чем гордились, — отдать воде? Но это надо было сделать. И это сделали русские матросы.

Не спрашивайте, что они говорили, о чём думали.

Они дрались на суше за море. Они дрались на суше за корабли, за гордость российскую, за честь матросскую, дрались и погибали.

Всем кажется, что мачты спасли, задержали врага, его огромные паровые корабли. А говорят, что не так это было. Так сильна была любовь матроса к своему детищу, так полно было его сердце нежности к родным кораблям, что не выдержало матросское сердце даже после смерти.

Люди говорили, что после боя странно было видеть: солдаты, те лежали на земле, будто прощаясь с нею, а матросов нет. По ночам мёртвые матросы уходили в воду. Уходили и стеной становились там под водой у своих кораблей. Через такую стену никакой вражеский корабль не пройдет. Мертвые матросы крепко, по-братски держались за руки и не пустили врага… Так было под водой синей бухты Северной.


Многое может рассказать море севастопольское, многое может рассказать камень севастопольский, только надо уметь слушать.

Не безликой была земля эта. По ней ходил ловкий сильный матрос. Кошкой звали. И вправду он был, как кошка. Когда сняли его с корабля — растерялся было парень. Как на море защищать землю, он знал, как море на земле защищать — этому его никто не учил. А это трудная задача — с земли море защищать. На кораблях — просто, а вот как с камней? Потом научился. Старый солдат, который на протяжении двадцати пяти лет во всех войсках участвовал, Кошке рассказал, как ночью по звёздам ползти, как скрываться за родными камнями. Говорил солдат:

— Ты не бойся, матрос, ты себя камням отдай, они умные, они тебя от пули спрячут. Они тебя так прикроют, что никакой враг не заметит.

И полез тогда матрос мягко, неслышно. Уходил, уползал кошка в глубь вражеских траншей. Не одного рядового, не одного офицера живьем захватил, к своим приволок.

И, как люди говорят, все-таки поймали враги матроса. Поймали и повели. Что-то бормотали, о чём-то расспрашивали, тыкали пальцами в грудь могучую, показывали на город, который пылал совсем рядом, почему-то волновались. Улыбаясь, стоял Кошка и молчал. Улыбка его была такой подкупающей и в то же время такой мудрой, что даже враг понял — не следует матроса спрашивать, ничего не скажет. И когда офицер отдал приказ стрелять, матрос Кошка улыбнулся и показал на берег. А берег был крутой, а внизу шумело море. Оно как будто учило Кошку, что надо делать. Слушал его Кошка и все понимал. Он ещё и ещё раз настойчиво показал на самый край берега. Он говорил:

— Братки, нельзя меня стрелять здесь, матрос должен в воде погибнуть. Слушай, камрад, я — матрос, ставь меня на край, умереть не дай без чести мне.

Никто не скажет, как поняли матроса Кошку. Отдал снова команду офицер. Матроса поставили над самым обрывом. Команда «огонь», и матрос исчез. Море заволновалось, зашумело, приняло матроса, бережно с волны на волну перекладывая, покачивая, обмывая солёной водой, назад к своим понесло. Вынесло море матроса Кошку на берег, положило и отхлынуло, замерло. Тогда подняли Кошку друзья, перевязали. Встал Кошка на ноги и снова на бастион пошел.

А ещё все говорят — Даша Севастопольская.

Какая она была? Ласковая, своя, родная. Каждый кустик помнит, какая у Даши душа была. Кто первый к матросу подходил, ласковое слово говорил, раненых водичкой поил? Даша.

Красавица, говорят, была. Но откуда красоте быть у девушки? Сирота, всю жизнь проработала на богатых. Руки не бархатные, шершавые, Может, скажут, поступь легкая. Нет, ходила по земле твердо. А почему? Попробуй взять на плечи два ведра с водой, пойти на гору под ядрами да злыми пулями. На земле надо твердо стоять. Не лицом — душой красива была наша Дашенька.

Вот что камни записали. Без них откуда бы знать это севастопольцам?

Весь сгорел Севастополь в ту пору. И гореть-то нечему, да он всё горит. Огнем отбивались, каждый камень горел, врага не пускал. Нашим уходить приказано. Как уйдешь с такой земли, с таких камней? Мост навели, качался он, море плакало. Оно жаловалось: матросы, что делаете, вернитесь, бейтесь! А приказ-то — отходить. Кто держал мост? Говорят — понтоны. Нет, мост держали мёртвые моряки, их крепкая дружба. Своих спасали, море уговаривали — постой, перестань бушевать, свои же уходят, дай уйти, не буйствуй, на той стороне тоже земля русская.

Эта сила богатырская, эта воля народная вскоре вернули Родине её город славы на вечные времена.

Легенда записана М. Кустовой, впервые опубликована в сборнике «Легенды Крыма», Симферополь, Крымиздат, 1959. Печатается по изданию: «Легенды Крыма», Симферополь, 1974.

Матрос Кошка, Даша Севастопольская — народные герои первой обороны Севастополя 1854 года.

Самые мистические и призрачные места Севастополя

Впереди новогодние праздники. Время волшебства, когда даже взрослые начинают верить в чудеса и самые невероятные вещи. Говорят, в этот период активируются магические силы, и появляется больше шансов встретиться с потусторонними силами.

НАША узнала, в каких местах Севастополя обитают призраки, и случаются прочие необъяснимые вещи.


Белый монах из Херсонеса

Самый знаменитый призрак Севастополя – «белый монах», обитающий среди развалин древнегреческого города Херсонеса. Назван призрак из-за белых одежд, в которых являлся многочисленным свидетелям. По рассказам тех, кто «точно» встречался со «служителем церкви», он предпочитает ночные прогулки, в целом, миролюбив, но любит пугать влюблённых и купальщиков.

Что делать, если вы встретили «белого монаха» днём?
Среди севастопольских детей упорно ходят слухи, что днём белый монах является в виде белого кролика. Если вы заметили похожее животное на территории Херсонеса, попытайтесь разглядеть цвет глаз. Если красный, то перед вами обычный кролик, если какой-то другой, то перед вами белый монах. Тогда надо успеть задать волнующий вопрос. Если кролик остался на месте, ответ положительный, убежал – отрицательный.

Впрочем, сейчас шансы встретить белого монаха на Херсонесе практически сведены к нулю. Купаться на территории музея-заповедника запрещено, а посещение возможно только до 20.00. Суровые херсонесские охранники наотрез отказались признаваться, встречались ли они с призраками.

– Мы следим, чтобы тут никто не шастал по ночам. Вот никто и не шастает, – сказал один из стражей развалин древнего города.

На Херсонес теперь можно попасть только днём и гулять под неусыпным оком охраны. Фото автора

Ход-призрак

Это, пожалуй, самый необычное «приведение» Севастополя, потому что речь идёт о блуждающем подземном ходе через главную городскую бухту. Есть в нашем городе одна легенда, истоки которой, вероятно, идут со времён Крымской войны и Первой обороны города. Якобы среди многочисленных подземных ходов, которые во время событий 1854-55 гг были вырыты под городом, существует и тоннель через Севастопольскую бухту. Именно по этому ходу когда-то одну севастопольскую девочку провёл её папа – военный инженер. По узкому коридору отец и дочь пересекли главную севастопольскую гавань и вышли на Северной стороне в Константиновском равелине.

Эта легенда ходит по городу давно, но достоверных подтверждений у неё, к сожалению, нет. Как рассказал диггер Андрей Вольтов, который исследовал все доступные подземелья Севастополя и его окрестностей, подземный ход на Северную сторону – не более чем миф.

– Да, в городе многие могут рассказать о тоннеле под бухтой. Если послушать все эти рассказы и собрать воедино, под бухтой существует огромная сеть тоннелей, начинающихся где-то в центре и заканчивающихся на Братском кладбище, на равелинах, в воинских частях на Северной стороне и так далее И у всех есть знакомые знакомых, которые, как минимум, видели входы, только забыли, где они находятся, а зачастую ещё и избродившие этот тоннель вдоль и поперёк, – рассказал Андрей.

Севастопольская бухта, «испещерённая» подземными ходами, и Константиновский равелин (вдалеке). Фото автора

По словам диггера, если бы тоннель реально существовал, то его давно бы обнаружили если не случайные искатели, то военные – точно. Однако легенда живёт – возможно, таким метафорическим образом трансформировалась давняя мечта горожан о мосте через Севастопольскую бухту, связавшим бы Южную и Северную стороны.

Обитель привидений

Самое богатое на призраков место в городе-герое – это Лазаревские казармы, расположенные на въезде на Корабельную сторону. Построенные задолго до событий Крымской войны, в период обороны строения получили значительные повреждения. Однако были отреставрированы, и в казармах снова стали жить флотские экипажи. Именно во второй половине XIX века, по рассказам капитана 1-го ранга, писателя и журналиста Владимира Шигина, «матросы стали замечать по ночам некие полупрозрачные фигуры, уныло бродящие по центральным коридорам». В своей книге «Севастополь. История. Легенды. Предания» Шигин описывает увиденное в казармах так:

«Фигур было три. Все они отличались не только по внешнему виду, но и по своему поведению. Так, один призрак, имевший на голове феску, выглядел очень несчастно, другой, с повязанным на шее платком, держался, наоборот, весьма надменно, а третий, с лихо закрученными вверх усами и маленькой клинообразной бородкой, отличался на редкость общительным характером, стараясь всегда подольше задержаться подле насмерть перепуганных моряков. Наблюдая за привидениями, моряки постепенно установили, что все три являются представителями союзнических армий, осаждавших Севастополь в 1854-55 годах. Первый из них, в феске, был явно турком, второй, с платком на шее, – матросом-англичанином, а третий с усами и бородкой «эспаньолкой», – матросом-французом».

По рассказам очевидцев, живых постояльцев казарм привидения не обижали, но бесстрашные покорители морей всё равно их побаивались. Для избавления от бестелесных соседей приглашали священника, но это не помогло. Призраки Лазаревских казарм «пережили» Первую мировую, революцию, Гражданскую войну и даже годы воинствующего атеизма. Открыто советские матросы о жильцах-привидениях не говорили, но на перекурах потихоньку обсуждали.

Вид на Госпитальную стенку и Лазаревские казармы (ныне – Черноморский филиал МГУ им. М.В. Ломоносова) с Северной стороны. Фото автора

Во время Героической обороны Севастополя 1941-42 гг «обитель призраков» была разрушена, а после восстановления выяснилось, что два из троих союзников то ли самоликвидировались, то ли вернулись на родину. Бродить по восстановленным коридорам севастопольских казарм остался только «француз». Говорят, его видели вплоть до 70-х годов прошлого века.

Владимир Шигин пишет, что ему о встрече с «французом» именно в эти годы рассказал один из ветеранов Черноморского флота, служивший тогда заместителем командира учебного отряда по тылу в Лазаревских казармах:


«Призрак, по его впечатлению, вел себя при встречах с людьми весьма миролюбиво и даже застенчиво. В случае с заместителем по тылу, он просто прошел по каким-то своим делам в десятке шагов от офицера и исчез в темном углу. Как знать, может, устав от одиночества, он (призрак француза, – прим. редакции) в конце концов также подался в родные пенаты, а может быть, затаился где-нибудь на чердаке и изредка все так же совершает обходы старинного здания, тоскуя по «весёлым» старым временам и компании «разъехавшихся» друзей».

Действительно, в наши времена свидетелей появления призраков Лазаревских казарм либо нет, либо они предпочитают хранить молчание.

Не разбивающийся крест

Братское кладбище в Севастополе – место, само по себе, таинственное и мистическое, самый крупный некрополь города, где похоронены защитники города разных эпох. Вокруг захоронений ходит множество легенд и слухов, начиная от исчезнувших останков генерала Тотлебена и заканчивая могилами «братков» из 90-х годов прошлого года. Но сейчас не об этом.

Холм, где раскинулся некрополь, венчает Свято-Никольский храм-памятник, построенный в форме пирамиды. Мы не станем описывать архитектурные особенности этого строения, они достойны отдельного очерка.

На Братском кладбище покоятся тысячи защитников Севастополя. Фото автора

Впрочем, история которую хочется рассказать об этом удивительном строении не легенда, а реальный факт, но чуду нашлось здесь место. Во период Второй обороны города храм служил защитникам Севастополя наблюдательным пунктом. Во время одной из бомбардировок немецкий снаряд угодил прямо в основание креста на вершине Храма. Свидетелем того, как падал крест стала Зоя Платоновна Сальнова (Задорожная), семья которой в течение многих поколений, так или иначе, связана со Свято-Никольским храмом. Это удалось выяснить писателю Валерию Воронину в личной беседе с Зоей Платоновной.

«На её глазах огромный семиметровый диоритовый крест-исполин падал с тридцатиметровой высоты так медленно, словно он был кленовым листом, парящим в воздухе! Не удивительно, что крест сильно не пострадал. Отломилась только верхушка и нижняя часть, где он крепился к вершине пирамиды. Именно из-за его незначительных повреждений, реставраторам лишь пришлось чуть-чуть поработать, чтобы восстановить «героя обороны Севастополя» и воздвигнуть его на прежнем месте – на вершине, выстоявшего в битве с врагом Свято-Никольского храма».

Позже, уже в наше время крест всё-таки не выдержал времени и откололся. Каменный крест сняли с постамента, вместо него был установлен временный металлический.

Металлический крест хранится на заднем дворе Храма. Фото автора

Сейчас металлический крест заменён новым каменным, а старый сохранён и покоится на почётном постаменте перед Храмом.

Этот крест был установлен на вершине храма в 1870 году. Фото автора

Призраки, исчезающие в море

Мыс Херсонес, где в наше время располагается музейно-исторический комплекс «35-ая Береговая Батарея» – одно из самых печальных и трагических мест города. Здесь в июле 1942-го 80 тысяч защитников и жителей Севастополя были оставлены на милость врага. Какова была эта милость, каждый севастополец теперь знает с пелёнок.

Не удивительно, что с 35-ой ББ связано множество легенд и мистических историй. Так, одна из знакомых автора, купившая здесь домик у моря, рассказывала, что, оставаясь ночевать, часто слышала призывы о помощи, стоны и хрипы. По её словам, в лунные ночи она иногда замечала странные фигуры в районе 35-й батарее. Казалось, тени сотнями выходили из тогда ещё развалин и исчезали в море. После знакомая дачу продала, и проверить её рассказ не представляется возможным.

Впрочем, официальные хранители истории мыса Херсонес говорят, что с привидениями не встречались. Как рассказывала заместитель директора музейного комплекса Татьяна Уманская, призраков на территории батареи нет, но удивительные совпадения случаются.

– Каждый год в преддверии Дня Победы мы проводим перезахоронение найденных останков бойцов (на территории комплекса расположен некрополь, – прим. редакции). Однажды мне 2 мая приснился сон про парнишку, который рассказывает о себе: «Мне было 22, когда я погиб». И при захоронении, которое было 5 мая выясняется, что поисковики нашли останки бойца, которому было как раз 22 года. Это, может, не самая яркая история, но удивительного много. А вот призраков в потернах батареи ни я, ни другие сотрудники комплекса не встречали, – рассказала Татьяна Ивановна.

Тени на 35-й батерее. Фото автора


Делитесь своими историями

В рамках нашего обзора нам, конечно, не удалось рассказать обо всех легендах Севастополя. Их, в нашем славном городе, как и в любом другом, существует немало. Если вы считаете, что наша подборка не содержит самой-самой, на ваш взгляд, севастопольской легенды, оставляйте её в комментариях. Мы с удовольствием прочтём.

Легенды и мифы Севастополя. Призрак с мыса Фиолент

Легенда основывается на предании, что якобы, согласно древнегреческим мифам, здесь приносила в жертву таврским богам пленников жрица Ифигения (об этом есть соответствующая античная легенда). Храм ее ищут и не могут найти до сих пор…

Впрочем, в отношении внешнего вида «призрака мыса Фиолент» показания очевидцев расходятся. Если одним он являлся в виде огромной человеческой фигуры со зверским выражением лица, то другим — в виде светящегося столба, быстро перемещающегося вдоль берега. В ряде случаев призрак Фиолента никому не мешал и ни на кого не нападал, однако есть свидетельства, что порой он бывает очень агрессивен. Причем однажды это были сразу несколько матросов, охранявших военный объект, за которыми он по какой-то причине погнался, и те едва успели закрыться в караулке. Говорят, что и львиная доля происшествий, вызванных несчастными случаями, когда люди вроде бы ни с того ни с сего срывались с многометровых скал и разбивались насмерть о прибрежные камни, связаны именно с призраком. В целом о призраке Фиолента ходят недобрые слухи, а люди пропадают или падают со скал в этом месте регулярно.

Севастополь. История. Легенды. Предания (15 стр.)

А потому, ведя рассказ о пребывании античных богов и героев на таврической земле, я стремлюсь выбирать из необъятной массы даже порой противоречащих друг другу мифов и легенд прежде всего те, которые подтверждают факт их нахождения там. В этом нет никакой подтасовки, ибо именно эти мифы родились вероятнее всего именно на крымской земле, а значит, именно они имеют в отношении нее наибольшую достоверность.

Еще одна занятная деталь исторической загадки, связанной с Гераклом. Согласно родословному древу русских языческих богов, принадлежащих к лунной династии, среди прочих имелся и некий Геракл-Зарян. Имя этого бога для нас более чем интересно, так как сочетает в себе имена Геракла и девы Зари Заряницы. Это весьма необычное, но многозначительное единство двух имен мы запомним для нашего будущего разговора о самой большой тайне севастопольской земли – тайне богини Девы. Однако и сам малоизвестный бог Геракл-Зарянин преподносит сюрприз, да еще какой! Дело в том, что согласно родословной, Геракл-Зарян женат на богине Руде, происходящей из города Ящеров. Здесь можно проследить аналогию со скифской царицей-змеей, на которой был женат уже не русский, а древнегреческий Геракл. Сыном же нашего Геракла-Заряна и его жены Руды-Ящеровны был, согласно гипотезе профессора А. Асова, некто иной, как бог Рус! Здесь, как говорится, все комментарии излишни.

Однако, начав разговор о Геракле, мы лишь приоткрыли одну страницу великой книги тайн и загадок, которые непроницаемым покровом скрывают древнюю историю этой земли, и далеко не последнюю.

Кто из читателей, хоть немного увлекавшийся древней мифологией, не слышал легенду о древней скиталице Ио? К прекрасной девушке однажды воспылал страстью сам громовержец Зевс. Чтобы спрятать ее от своей ревнивой и всевидящей жены Геры, Зевс обращает Ио в белую корову. Но хитрая Гера быстро разгадывает загадку, завладевает корову и велит ее сторожить тысячеглазому Аргусу. Тогда Гермес по наущению Зевса убивает камнем Аргуса и освобождает Ио. Но и Гера начеку. Она немедленно насылает на Ио гигантского овода, и тот начинает беспрестанно жалить обращенную в корову девушку. Ио бросается в бега. Преследуемая оводом, она в конце концов достигает земли скифов, гипербореев и киммерийцев. Об этом рассказывает нам такой авторитет древнего мира, как Аполлодор. Вне всяких сомнений, что под землей скифов, гипербореев и киммерийцев имеется в виду именно Крым. Там Ио встречает и прикованного к скале Прометея. О самом Прометее мы поговорим несколько ниже, пока же скажем, что именно он предсказал девушке ее высокую судьбу, о том, что девушка станет родоначальницей многих племен и героев, в том числе уже знакомых нам Персея и Геракла.

Во встрече Ио с Прометеем и в его предсказании есть много неясного. Попробуем в этом хоть немного разобраться. Для начала отметим, что встреча Ио с Прометеем была вовсе не случайной, как ничего не бывает случайного в мифах! А теперь зададимся вопросом: куда стремится человек в минуту смертельной опасности? Ответ здесь только один: туда, где может найти спасение! А потому и Ио, судя по всему, спешила к Прометею, на продуваемые ветрами скалы, совсем не случайно. Согласно одному из мифических вариантов Прометей приходился ей двоюродным дедом, так как родной дед Ио титан Иапет был родным братом Прометея. Согласно же Плутарху Прометей был и вовсе родным отцом Ио. Нет, вовсе не случайно рассказывает терзаемый страшными болями Прометей своей внучке или дочке о тех, кто станет некоторое время спустя гордостью и знаменем крымской земли, на которой сам Прометей пролил свою кровь и пережил столько мучений! Все имеет свою причинно-следственную связь. Имеют такую связь с крымской и севастопольской землей, как и между собой, Персей, Геракл, Ио, Прометей и те, о ком наша речь еще впереди.

Однако при чем в нашем рассказе Прометей, ведь литература, кажется, уже убедительно сообщила нам, что местом его ссылки был Кавказ? Однако не будем торопиться, а попробуем еще раз во всем разобраться!

Для начала еще раз вспомним дошедший до нас миф. Титан Прометей, один из самых древних богов-героев древнегреческой мифологии, взбунтовался против властителя Олимпа Зевса. Украв божественный огонь, Прометей передал его людям. Не ограничась этим, он научил людей сельскому хозяйству, постройке морских судов, открыл тайну многих ремесел, обучил грамоте и письму. Всем этим он поколебал людскую веру во власть Зевса. Разгневанный властитель Олимпа велел в наказание богу огня и кузнечного дела Гефесту приковать Прометея к высокой скале на берегу моря. Каждый день к этой скале прилетал гигантский орел и клевал печень прикованного титана. За ночь печень восстанавливалась, и на следующий день все повторялось вновь. Муки Прометея продолжались несколько тысячелетий, пока Геракл по приказу Зевса не убил терзавшего Прометея орла.

Мы знаем, что мир наш беспечен,
И наши не вечны тела,
Но слава подставившим печень
Под когти кривые орла.

Прометей, терзаемый орлом. Роспись килика. VI в. до н.э.

Но где же могла находиться скала, к которой, как гласит легенда, был прикован взбунтовавшийся титан? Естественно, что где-то на краю тогдашнего мира, там, где, по мнению древних греков, было наиболее страшно и дико. Все древнегреческие источники утверждают однозначно: скала Прометея находилась на побережье Понта Эвксинского. Ведь даже аргонавты, едва вступив в его воды, сразу же услышали стоны прикованного гиганта. Однако дальше мнение о более конкретном местонахождении легендарной скалы расходится. Ряд источников говорит, что скала находилась на Кавказском берегу. Согласно другим легендам, Прометей был прикован на берегу Скифии. При этом «скифская» версия выглядит более предпочтительной. Почему? Прежде всего, потому, что на Кавказе никогда не был освободивший Прометея Геракл. Как известно, Геракл начинал плавание вместе с аргонавтами к берегам Колхиды, но с полпути был якобы возвращен Зевсом обратно в Элладу. Кроме этого, именно на «скифской» версии настаивал и столь авторитетный древнегреческий автор, как Эсхил, живший в VI-V веке до н.э. Древние Схолии (так именовались у греков словесные описания путешествий) гласят следующее: «Нужно знать, что Эсхил представляет Прометея прикованным не на Кавказе , а у европейских пределов Океана, как можно заключить из слов его к Ио». В самой же трагедии «Прикованный Прометей» Эсхил пишет так:

Ну, вот мы и на месте, у конца земли,
В безлюдном СКИФСКОМ, дальнем и глухом краю.
Пора, Гефест, исполнить, что наказано
Тебе отцом, и святотатца этого
К скалистым здешним кручам крепко-накрепко
Железными цепями приковать навек.
Твою ведь гордость, силу всех ремесел огонь
Похитил он для смертных.

Но где в Скифии-Тавриде имеются высокие прибрежные скалы, у подножья которых билось бы море и сам вид которых вызвал бы у древних греков страх и ощущение того, что они и в самом деле достигли крайних пределов земли? Восточный и западный берега Крыма достаточно пологи. Наиболее гористой является юго-западное побережье полуострова от Севастополя до мыса Сарыч. А Гераклея, полуостров, образованный нынешними Севастопольской и Балаклавской бухтами? Ведь именно здесь скалы подходят наиболее близко к морю. Так, может, именно в честь победы Геракла над орлом и назван был этот небольшой гористый полуостров?

Херсонес возник здесь многим позднее мифических времен. Но логика и здравый смысл подсказывают, что Прометеева скала, скорее всего, находилась где-то неподалеку от него. Почему? Прометей был любим и чтим древними греками, а потому вполне можно предположить, что и первые переселенцы, зная о нахождении места, где страдал их герой, постарались поселиться как можно ближе к нему. Возможно, этим местом являлся мыс Фиолент. Крутой двухсотметровый обрыв внушает страх и сегодня. Здесь был простор и для прилетающего орла, да и сам титан был, согласно тем же мифам, отнюдь не маленьких размеров, так что и скала для него должна была быть соответствующая. К тому же, как говорит миф, под ногами прикованного Прометея плескали волны. Сюда к нему иногда приплывал вещий старец Океан и дочери его, океаниды. Тот, кому довелось побывать на мысе Фиолент, без труда может все это себе представить. Разумеется, что в каждом из мифов есть большая доля вымысла, но в каждом из них есть и фактическое здравое начало. Вспомним хотя бы Шлимана, отыскавшего легендарную Трою, точно следуя гомеровской «Илиаде». Думается, что и древние греки отнюдь не случайно поместили Прометея (как мы узнаем далее, не только его!) на побережье нынешнего Севастополя. Не зная всей священной предопределенности этой необыкновенной земли, они все же сразу же почувствовали ее явно сильно выраженную героическую ауру. Ну а что может означать само имя Прометей? Приставка «про» понятна сразу. А что такое понятие «метей» или «мета»? По-старорусски «мет» означает не что иное, как «мысль». Именно от этого слова, видимо, произошли: «сметливый» и «сметка», «смекнуть» и «смекалка». В этом случае имя Прометей означает не что иное, как Промысел, то есть человека, чья созидательная и преобразующая жизнь мысль несет благо людям! Если поверить в пребывание Прометея именно на скале мыса Фиолент во владениях древних русов, то тогда мы имеем все основания считать Прометея и первым героем этой земли. Да каким героем! Героем, который дал человечеству все то, чем оно пользуется и поныне. Может, именно с отчаянной непокорности Прометея, с тех долгих тысячелетий, которые он провел прикованным к севастопольским скалам, и началась в этих местах та нескончаемая цепь удивительных и героических событий, которая продолжается и поныне.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Женский журнал про диеты, отношения, красоту и стиль