Леди Джейн и её голубая цапля — Голубая цапля, книги, интересные люди, детская писательница,


Леди Джен, или Голубая цапля

Джемисон Сесилия

А нглийская повесть, ставшая классическими произведением для детей. Первое издание после 1917 года.

История двух приемышей

Есть что-то общее в судьбе героев повестей «Леди Джен, или Голубая цапля» («Lady Jane», 1889) и «Приемыш черной Туанетты» («Toinette’s Philip», 1894). И Джен, и Филипп — приемыши, их происхождение, их семейные связи окружены глубокой тайной.

Правда, читателю «Леди Джен» хорошо известна печальная предыстория, объясняющая, почему девочка оказалась в руках чужой женщины. Но хотя Джен в дни скитаний постоянно помнит и о своей маме, и об отце, и об их общей счастливой жизни в прериях, ничего из этого она никому не может объяснить: очнувшись после тяжелой болезни в чужом доме, Джен уже была одна, и от нее скрыли смерть мамы.

О Филиппе читатель не знает совсем ничего: все, что связано с его рождением, долгое время остается тайной. Известно лишь одно: он приемыш черной Туанетты, но как и почему он попал к ней, ни он сам, никто другой не знают. Внезапная смерть «мамочки», как нежно называл Туанетту Филипп, надолго отнимает у него надежду что-либо узнать о себе.

Брошенные или потерянные дети, дети, не знающие своих родителей, их порой удивительные судьбы — популярнейшая тема мировой литературы.

Леди Джен, или Голубая цапля

Глава 1

Голубая цапля

В вагоне скорого поезда, пересекавшего живописнейшую местность Соединенных Штатов — Техас, сидели две пассажирки: молодая женщина в трауре и девочка лет пяти, очевидно, ее дочь. Малютка была в белом платьице с широким черным поясом и в широкополой соломенной шляпке. Длинные черные чулки плотно облегали ее стройные ножки, обутые в лакированные туфли с бантиками. Кожа лица девочки была необыкновенно нежна; темно-синие глаза оттеняли длинные черные ресницы, а густые волосы, золотистые, как спелая рожь, падали волнами на плечи.

У матери был утомленный и нездоровый вид; заплаканные глаза припухли, щеки горели, лицо осунулось, запекшиеся губы полуоткрыты.

Девочка, стоявшая у открытого окна, время от времени, обращаясь к матери, шепотом спрашивала:

— У тебя все еще болит головка, мама?

Глава 2

Госпожа Жозен

Госпожа Жозен отличалась угловатыми манерами и довольно плотной фигурой. У нее были большие бархатистые черные глаза, нос крючком, а губы были до того тонки, что казались двумя красными полосками. Однако, несмотря на отталкивающий вид нижней половины лица, верхняя часть его иногда была привлекательной. Этому во многом способствовали кроткие большие глаза, которые Жозен имела обыкновение подымать кверху, словно о чем-то умоляла собеседников.

У Жозен были две слабости: безграничная слепая любовь к негодяю-сыну Эдрасту и огромное желание казаться светской дамой. Она из сил выбивалась, стремясь составить репутацию всеми уважаемой женщины. В прошлом ее жизнь была необычайно тяжелой: она многое испытала, особенно во время замужества.

Муж ее отличался бешеным характером. Однажды в запальчивости муж столкнул ее с лестницы — и она, сломав ногу, сделалась калекой. Затем на нее обрушилась новая беда: муж ее, уличенный в тяжких преступлениях, был приговорен к пожизненному тюремному заключению. Муж вскоре умер, и она осталась без средств с маленьким сыном на руках. Мадам Жозен стала «прачкой тонкого белья» и поселилась в предместье Нового Орлеана — Гретне.

Она и сын жили в одноэтажном домике, где было две комнаты и каморка, служившая кухней. Вход был прямо с улицы, стоило подняться на две ступеньки и войти в окрашенную зеленой краской дверь.

Глава 3

Последние дни в Гретне

Наступило утро. Больная по-прежнему оставалась в тяжелом забытьи. И мадам Жозен решила отправить Эдраста за реку, чтобы тот поспешил привезти доктора Дебро.

Но прежде мать и сын притащили в кухню дорожный мешок приезжих и принялись в нем рыться и рассматривать содержимое. Белье, туалетные принадлежности, багажные квитанции, проездные билеты — все это они нашли, но ни писем, ни записок, счетов, фотографий — ничего не попадалось, и только монограммы «J. С.» на белье и серебряных предметах свидетельствовали о принадлежности одному и тому же лицу.

— Не лучше ли мне сразу захватить с собою багажные квитанции? — сказал Эдраст, вставая и пряча в карман жилета свернутые бумажки. — Если больная очнется, ты можешь ей сказать, что им понадобились платья и что поэтому мы решили получить на станции сундуки. Так, что ли, обстоит дело? — спрашивал сын у матери, многозначительно улыбаясь.

Озабоченная мадам Жозен ничего не отвечала, завязала мешок и стала торопить сына.

Глава 4

Горбунья Пепси

На улице Добрых детей в Новом Орлеане все знали Пепси и ее мать. Пепси была убогой от рождения, а ее мать Маделон — или «Вкусная миндалинка», как ее прозвали дети, — считалась весьма почтенной среди соседей. Мать и дочь жили в небольшом домике на углу улицы, между аптекой и табачной лавкой. Дверь, окрашенная в зеленый цвет, вела на улицу; на улицу выходило и единственное окно, огражденное красивой чугунной решеткой. Окно было таким широким, что с улицы взрослый человек мог рассмотреть все, что находилось в комнате. Большая деревянная кровать на высоких ножках, с красным балдахином и кружевными накидками на подушках, занимала весь угол. Напротив постели красовался небольшой камин. На каминной доске стояли часы, две вазы с розовыми бумажными цветами, голубой кувшинчик и гипсовый попугай.

За этой комнатой находилась небольшая кухня, далее — дворик, окруженный забором, где Маделон приготовляла жареный миндаль и сладкие пирожки. Там же подросток-негритянка, по прозвищу Мышка, с утра мыла, жарила, варила и убирала, а при необходимости прислуживала мисс Пепси, если ее матери не было дома. Маделон торговала сладостями близ здания Французской Оперы, на улице Бурбонов.

В небольшой палатке на прилавке раскладывались жареный миндаль, особого сорта рисовые пирожки и орехи в сахаре.

С утра Маделон отправлялась в палатку с большой корзиной свежих лакомств, а к вечеру все это обычно было распродано. В ее отсутствие Пепси оставалась дома и сидела у окна в приспособленном для нее кресле на колесах. Каждый из живущих в этом районе знал Пепси. Все привыкли видеть у окна ее продолговатое, бледное лицо, блестящие черные глаза, большой рот с крупными белыми зубами, сверкавшими, когда она улыбалась. Голова Пепси была непомерно велика и будто сжата приподнятыми кверху искривленными плечами. От пояса туловище Пепси было закрыто от глаз прохожих доской стола, придвинутого близко к ней. На столе Пепси очищала от скорлупы орехи и миндаль.

Глава 5

Новые соседи

По другую сторону улицы Добрых детей, почти напротив жилища Маделон, стоял одноэтажный, но довольно высокий дом, внешний вид которого отличался причудливостью. Входная дверь была гораздо выше и массивнее, чем в других строениях. Два больших окна по обе стороны двери украшали крошечные балкончики, где едва мог поместиться даже один человек. Карниз крыши поддерживался небольшими лепными фигурами. Пепси сожалела, что в доме этом давно никто не жил. Ей наскучило смотреть на запертые двери и окна этого строения, и она каждый день ждала появления новых постояльцев. Наконец, к великому удовольствию Пепси, августовским утром на улице, как раз под ее окном, появилась группа незнакомых людей: средних лет женщина, одетая в черное, прихрамывающая, с тростью в руке, молодой человек и прехорошенькая девочка. Долго и внимательно осматривали они пустой дом, затем поднялись на крыльцо, отперли дверь и вошли.

Приехавшая девочка сразу заинтересовала Пепси. Новенькая заметно отличалась от детей, живших рядом. Изящна была ее одежда: белое батистовое платьице, черный шелковый пояс и черная шляпа с широкими полями.

Впрочем, внимание Пепси было привлечено не столько красотой девочки и ее изящным костюмом, сколько необыкновенной бледностью грустного личика и поразительной худобой, как после тяжелой болезни. Женщина в черном вела девочку за руку; девочка шла медленно, будто спотыкаясь, и постоянно оглядывалась на странной формы корзину, которую нес следом широкоплечий, черноглазый, рыжеволосый молодой человек, франтовато одетый.

Пепси не могла оторвать глаз от дома, так ей хотелось снова увидеть девочку. Она была уверена, что, осмотрев дом, приехавшие выйдут оттуда на улицу. Однако молодой человек распахнул настежь все двери и окна с таким видом, будто он распоряжается здесь, как у себя дома. Женщина в черном сняла шляпу с вуалью, повесила ее вместе с широкополой детской шляпой на крюк, вбитый у самого окна. Девочка же, немного погодя, вышла на боковую галерею, держа что-то в руках. Как Пепси ни вытягивала шею, как ни приподымалась, ей не удалось рассмотреть, что в руках у малышки.

Леди Джен, или Голубая цапля

Глава 1
Голубая цапля

В вагоне скорого поезда, пересекавшего живописнейшую местность Соединенных Штатов — Техас, сидели две пассажирки: молодая женщина в трауре и девочка лет пяти, очевидно, ее дочь. Малютка была в белом платьице с широким черным поясом и в широкополой соломенной шляпке. Длинные черные чулки плотно облегали ее стройные ножки, обутые в лакированные туфли с бантиками. Кожа лица девочки была необыкновенно нежна; темно-синие глаза оттеняли длинные черные ресницы, а густые волосы, золотистые, как спелая рожь, падали волнами на плечи.

У матери был утомленный и нездоровый вид; заплаканные глаза припухли, щеки горели, лицо осунулось, запекшиеся губы полуоткрыты.

Девочка, стоявшая у открытого окна, время от времени, обращаясь к матери, шепотом спрашивала:

— У тебя все еще болит головка, мама?

— Немного, — отвечала мать, ласково проводя рукой по волосам ребенка.

И девочка вновь поворачивалась к открытому окну, а мать опускала голову, закрывая лицо руками.

Поезд остановился у небольшой станции. В вагон быстро вошел пассажир и направился к свободному месту напротив матери и дочери. Это был молодой человек лет шестнадцати. Веселые карие глаза его блестели из-под темных бровей. У него был вид человека, привыкшего путешествовать самостоятельно. В одной руке он держал дорожный мешок, а в другой — узкую, высокую корзину, обвязанную обрывком шерстяной ткани. Поставив корзину рядом с собой, он слегка постучал по крышке пальцем и, пригнувшись к ней, чирикнул по-птичьи.

— Пип, пип! — послышалось из корзины.

Как только новый пассажир появился в вагоне, девочка в широкополой шляпке отвернулась от окна, и ее выразительные синие глаза уставились на вошедшего.

— Мама, там, в корзине, какой-то зверек: мне так хочется его посмотреть. — произнесла она вполголоса.

— Я не могу беспокоить просьбами незнакомого человека. Он может рассердиться!

— О, нет, нет, мамочка! Он мне улыбнулся, когда я на него взглянула! Можно мне его спросить? Позволь!

Мать искоса посмотрела на юношу. Глаза их встретились, он добродушно улыбнулся и выразительно указал на корзину.

— Мне кажется, девочке хочется увидеть, что у меня тут? — сказал он, принимаясь распутывать веревку, которой была обмотана корзина.

— Это было бы очень любезно с вашей стороны, — кротко заметила мать, — дочь меня уверяет, что в корзине сидит какой-то зверек.

— Она не ошиблась, — отвечал новый пассажир, — У меня там действительно зверек, но такой живой, что я боюсь открыть крышку.

Малютка вопросительно посмотрела из-под широких полей шляпы на своего спутника.

— Не думаю, чтобы когда-либо вы видели что-нибудь похожее на моего зверька, — с улыбкой продолжал молодой человек. — Это ручная птица — и пресмешная! Надо постараться, чтобы она не вылетела: окна в вагоне открыты, — того и гляди, — шалунья улизнет. Мы вот что сделаем: я приподниму крышку корзины и придержу ее, а вы загляните туда.

Девочка припала к приоткрытой корзине, и радостная улыбка осветила ее лицо.

— Ах, какая прелесть! Что это за птичка? — спросила она, увидев на дне корзины сидевшую на подогнутых ногах престранную птицу с длинным клювом и круглыми глазами. — Я никогда таких не видывала! Как ее зовут?

— Это — голубая цапля, очень редкая порода в здешних местах.

— Да она не голубая, а только голубоватая, и какая хорошенькая! Можно мне погладить ее?

— Можно. Просуньте ручку в корзинку. Птица вас не тронет.

— Да я и не боюсь, — отвечала девочка, просунув руку и поглаживая мягкие перья птицы.

— Если бы окна в вагоне были закрыты, я ее вытащил бы и заставил ходить. Она преуморительно ходит! И какая, знаете ли, умная: мне стоит только ее позвать — она тотчас же подойдет.

— А какое вы ей дали имя?

— Я прозвал ее «Тони», потому что когда она была совсем маленькая, то кричала: «Тонь-тонь, тонь-тонь!»

— Тони? Будто это маленькая девочка! — Малютка улыбнулась, и на щеках ее появились ямочки.

— А скажите-ка, как вас зовут? Извините, но очень хочется знать ваше имя, — спросил молодой человек.

— Меня зовут леди Джен…

— Леди Джен, — повторил пассажир. — Как странно!

— Папа звал меня леди Джен, и теперь все так зовут.

Мать грустно поглядела на девочку, и на глазах ее сверкнули слезы.

— Может быть, и вам хочется посмотреть на мою маленькую цаплю? — спросил молодой человек. — Белая цапля — птица обыкновенная, но голубая в наших краях редкость.

Леди Джен, или Голубая цапля

Сесилия Джемисон

История двух приемышей

Есть что-то общее в судьбе героев повестей «Леди Джен, или Голубая цапля» («Lady Jane», 1889) и «Приемыш черной Туанетты» («Toinette’s Philip», 1894). И Джен, и Филипп — приемыши, их происхождение, их семейные связи окружены глубокой тайной.

Правда, читателю «Леди Джен» хорошо известна печальная предыстория, объясняющая, почему девочка оказалась в руках чужой женщины. Но хотя Джен в дни скитаний постоянно помнит и о своей маме, и об отце, и об их общей счастливой жизни в прериях, ничего из этого она никому не может объяснить: очнувшись после тяжелой болезни в чужом доме, Джен уже была одна, и от нее скрыли смерть мамы.

О Филиппе читатель не знает совсем ничего: все, что связано с его рождением, долгое время остается тайной. Известно лишь одно: он приемыш черной Туанетты, но как и почему он попал к ней, ни он сам, никто другой не знают. Внезапная смерть «мамочки», как нежно называл Туанетту Филипп, надолго отнимает у него надежду что-либо узнать о себе.

Брошенные или потерянные дети, дети, не знающие своих родителей, их порой удивительные судьбы — популярнейшая тема мировой литературы.

Если мы заглянем в глубь веков, то вспомним легенду об основании Рима, связанную с историей брошенных на погибель двух близнецов Ромула и Рема, которые, в конце концов, выполняя волю богов, создают основу величайшего из государств. Теме потерянных детей отдала дань драматургия, начиная с Софокла («Царь Эдип») и Еврипида («Ион»); от Еврипида протягивается линия к новоаттической комедии, полной мотивов либо о подброшенных, либо когда-то потерянных, а затем обретенных детях; а от нее, через посредство римской комедии, идет ниточка к пьесам Мольера, с многочисленными веселыми и счастливыми узнаваниями в финалах.

Та же тема была подхвачена античным романом («Дафнис и Хлоя»), а от него перешла в литературу нового времени, все более приобретая в сюжетике элементы детективности и повышенного драматизма.

В ряду произведений «нового» времени стоит и знаменитый роман английской литературы «История Тома Джонса, найденыша» Г. Филдинга (1749), и более поздние книги — «Парижские тайны» Эжена Сю (1842), «Петербургские трущобы» Вс. Крестовского (1864).

Стоит заметить, что раскручивая пружину вокруг «тайны» своих героев и обнаруживая разгадку буквально в самом конце повествования, авторы этих известнейших книг меньше всего интересуются первоначальным периодом в жизни ребенка, историей детских лет и испытаний, выпавших на его долю в первые годы жизни. Если об этом и говорится, то, чаще всего, ретроспективно, в виде воспоминаний. В этих эпопеях авторов гораздо больше интересует или увлекательная интрига, или попытка представить широкую картину нравов общества.

Первой книгой, где писателя по-настоящему глубоко заинтересовала именно судьба ребенка, буквально с первых лет его жизни, был роман Ч. Диккенса «Приключения Оливера Твиста» (1838). Именно он положил начало серии книг подобного рода.

Здесь можно назвать и «Без семьи» Г. Мало (1879), и «Прекрасную нивернезку» А. Доде (1886), и повести Сесилии Джемисон, и «Рыжика» А. Свирского (1901), и «Сибирочку» (1908), и «Лесовичку» (1912) Л. Чарской. Эти книги составили целый пласт литературы, главная цель которой была представить историю жизни обездоленного ребенка.

Объединяют их подчас сюжетные мотивы и, в первую очередь, наличие обязательной тайны, важной для всей коллизии, окутывающей происхождение ребенка, его появление в чьем-то доме, в приюте, на улице. С этой тайной так же обязательно связываются какие-то вещи: медальон, монограмма на одежде, письменные свидетельства. Последние, по условиям сюжета, долгое время оказываются спрятанными, а то и украденными, проданными.

В сюжетах названных книг как бы прорисовываются два варианта того рокового поворота в судьбе ребенка, когда он теряет связь с родными.

В основе первого лежит невероятное стечение обстоятельств: например, в «Сибирочке» Л. Чарской отец, спасая малютку-дочь от нападения волков в зимнем ночном лесу, успевает привязать ее в своей шубе к дереву, сам он едва не погибает, и жизнь разлучит их на долгие годы. Ребенок может быть похищен, как случилось с Виктором («Прекрасная нивернезка» А. Доде).

При другом варианте роковыми оказываются уже не стихийные обстоятельства, а злая воля человека, действующего в самых низменных и корыстных целях. Так, чтобы завладеть долей Оливера из завещания отца, плетет страшную интригу его сводный брат, мистер Монкс, и он делает все, чтобы даже следы происхождения Оливера были навсегда похоронены. По той же злой воле своего дяди, Джеймса Миллигана, заинтересованного в получении наследства, теряет мать и становится приемышем Реми («Без семьи» Г. Мало).

Немало общего в этих книгах и в распутывании тайных узлов интриги. Необычайную, удивительную роль играет здесь сходство маленьких героев с их родителями или родными и какая-то таинственная, всплывающая в один прекрасный момент связь между людьми, находящимися в родстве, хотя и не знающими об этом.

Так, мистера Браунлоу поражает лицо приведенного в суд Оливера, оно напоминает ему чье-то другое лицо, дорогое и близкое. И лишь потом выясняется, что мистер Браунлоу был другом отца Оливера.

В свою очередь, Оливер не может оторвать взгляд от портрета незнакомой ему женщины, при виде этого прекрасного лица его охватывает ощущение особого покоя, особого благорасположения. Конечно, ему и в голову не может прийти, что изображена на портрете его мать. При виде гордой и неприступной миледи Дедлок у никогда не видевшей ее бедной сироты Эстер («Холодный дом» Ч. Диккенса) возникают какие-то ей самой неясные смутные воспоминания, перед глазами встает как бы она сама, и какая-то непонятная сила вызывает из прошлого что-то, связанное с лицом и голосом этой холодной красавицы: действительно, миледи Дедлок оказывается матерью Эстер, и расстались они буквально в тот момент, когда девочка появилась на свет.

Потерявшая своего сына при рождении госпожа Миллиган испытывает какое-то особенное чувство к Реми; господину Можондорму, встретившему Виктора, когда тот уже был подростком, почему-то все время чудится, что это его сын…

Есть много общего и в драматических, а порой и трагических приключениях детей в годы их скитаний. Страшна жизнь Оливера и в приюте, и в воровской шайке Феджина; приемный отец Реми продает мальчика бродячему актеру, а потеряв и его, Реми не один раз испытывает ужас одиночества, непосильного труда, голода.

Беспредельная человеческая жестокость, тюрьма, жизнь в притоне — вот что выпадает на долю хрупкой и нежной Певуньи («Парижские тайны» Эжена Сю). Из рук в руки, от одного хозяина к другому, вынуждена попадать Сибирочка. Эти дети знают, что такое унижение, беспомощность перед грубой силой, голод, вынужденное попрошайничество, ругань, побои.

Книга: Джемисон Сесилия «Голубая цапля»

Серия: «Заветная полка»

Героиня повести, маленькая девочка, остаётся сиротой и в силу обстоятельств попадает к недобрым людям. Единственным утешением становится голубая цапля, подареннаянезнакомым юношей. Пережив немало бед и испытаний, девочка приобретает новых верных и добрых друзей. Сентиментальная повесть «Голубая цапля» (другое название —»Леди Джейн» )была в дореволюционной России одной из самых популярных детских книг знаменитой серии» Золотая библиотека» . В настоящем издании текст адаптирован для детей младшего школьного возраста.

Издательство: «ЭНАС-КНИГА» (2020)

Джемисон, Сесилия

Цецилия Вейт Джемисон (англ. Cecilia Viets (Dakin) Jamison ; 1837 или 1848 — 11 апреля 1909) — американская писательница для детей. Из её повестей переведены на русский язык: «Леди Джейн» или «Голубая цапля» и «Приёмыш чёрной Туанетты».

Обе книги написаны по сюжету о потерянных детях. Из них большой популярностью в начале XX века пользовалась «Леди Джейн», грустная сказка-драма про маленькую девочку, у которой умирает мама, и у которой остаётся единственный друг — ручная голубая цапля. Сентиментальный образ сиротки-героини, занимательная фабула этой книги сделали эту повесть любимым чтением детей среднего возраста.

Произведения

  • ( Something To Do , 1871)
  • ( Woven Of Many Threads , 1871)
  • ( A Crown From The Spear , 1872)
  • ( Ropes Of Sand.. , 1873)
  • «Леди Джейн» или «Голубая цапля» ( Lady Jane , 1891) — русский перевод Сысоевой, СПб., 1892, и переделка Ф. Г. Поляковой, издательство «Светоч», Одесса, 1927
  • Приёмыш чёрной Туанетты ( Toinette’s Philip , 1893)

Библиография

  • Журнал «Что и как читать детям». 1916. Ї 5—6. стр. 166—170.
  • Соболев М. В. Справочная книжка по чтению для детей всех возрастов. изд. 2-е, СПб. 1907 (Отзывы о «Леди Джен», «Безродный мальчик» (Приемыш чёрной Туанетты) — Ї 897)
  • О детских книгах, изд. «Труд». — М. 1908 (Отзывы Ї 359, 360).

Ссылки

  • Джемисон С.В. Леди Джейн. — Клири Б. Рамона хулиганка. — Берна П. Лошадь без головы. — М.: Педагогика-Пресс, 1995. — 288 с.: ил. — ISBN 5-7155-0702-2 (текст книги на publ.lib.ru)
  • Джемисон,Сесилия. Леди Джен, или Голубая цапля; Приемыш чёрной Туанетты / Вступ. ст. и сост. Е.Путиловой / СПб: Лира, 1993.— 350 с., ил. ISBN 5-85490-051-3

Статья основана на материалах Литературной энциклопедии 1929—1939.

Другие книги схожей тематики:

Автор Книга Описание Год Цена Тип книги
Джемисон Сесилия Голубая цапля Героиня повести, маленькая девочка, остаётся сиротой и в силу обстоятельств попадает к недобрым людям. Единственным утешением становится голубая цапля, подареннаянезнакомым юношей. Пережив немало бед… — ЭНАС-КНИГА, (формат: 60×90/8, 168 стр.) Заветная полка Подробнее. 2020 259 бумажная книга
Сесилия Джемисон Голубая цапля 80 стр. Совсем юная героиня, любовно называемая отцом Леди Джейн, остается сиротой и попадает к недобрым людям. Ее единственным утешением становится голубая цапля, которую ей в поезде подарил… — Энас-книга, (формат: 70×90/16, 80 стр.) Заветная полка Подробнее. 2012 335 бумажная книга
Сесилия Джемисон Голубая цапля От издателя:Совсем юная героиня, любовно называемая отцом Леди Джейн, остается сиротой и попадает к недобрым людям. Ее единственным утешением становится голубая цапля, которую ей в поезде подарил… — (формат: 70×90/16 (

170х215 мм), 80стр. (цветные иллюстрации) стр.) Заветная полка Подробнее. 2012 274 бумажная книга Цецилия Вейт Джэмисон Голубая цапля Трогательная повесть о судьбе маленькой «леди Джэн», на долю которой выпали тяжелые испытания, о ее любимице голубой цапле и обитателях улицы «Добрых детей», чья душевная щедрость не раз помогала… — Синергия, Файн-Регби, (формат: 60×90/8, 168 стр.) Серебряный кувшин Подробнее. 1993 730 бумажная книга Цецилия Вейт Джэмисон Голубая цапля Трогательная повесть о судьбе маленькой леди Джэн, на долю которой выпали тяжелые испытания, о ее любимице голубой цапле и обитателях улицы Добрых детей, чья душевная щедрость не раз помогала… — Синергия, (формат: 60×90/8мм, 168 стр.) Серебряный кувшин Подробнее. 1993 975 бумажная книга С. Джемисон Леди Джен, или Голубая цапля Две английские повести, ставшие классическими произведениями для детей. Первое издание после 1917 года — Лира, (формат: 130×205, 252 стр.) Подробнее. 1993 340 бумажная книга С. В. Джэмисон Леди Джэн или Голубая цапля Печатается по изданию: С. В. Джэмисон. Леди Джэн. — Издание А. Ф. Девриена, Санкт-Петербург, 1898. Юным читателям нескольких поколений не повезло — почти 80 лет «Леди Джэн илиГолубая цапля» у нас в… — Ариадна, (формат: 70×100/16, 254 стр.) Подробнее. 1992 260 бумажная книга Джема Гордон Орхидея «Белая цапля». Мистика, новеллы В книге шесть мистических новелл. Чиёко – главная героиня новеллы «Орхидея „Белая цапля“» – загадочным образом избегает верной смерти. Её спасают дикие волки и помогают найти дорогу домой. В новелле… — Издательские решения, (формат: 70×90/16, 80 стр.) электронная книга Подробнее. 320 электронная книга Сесилия Джемисон Леди Джейн Маленькая Джейн в одночасье остается сиротой. В чужом краю, где у нее нет ни родных, ни знакомых, она попадает к недобрым людям. Единственным другом малышки становится редкая птица — голубая цапля по… — Энас-книга, (формат: 60×84/16, 232 стр.) Маленькие женщины Подробнее. 2015 196 бумажная книга Сесилия Джемисон Леди Джейн Маленькая Джейн в одночасье остается сиротой. В чужом краю, где у нее нет ни родных, ни знакомых, она попадает к недобрым людям. Единственным другом малышки становится редкая птица — голубая цапля по… — (формат: 60×84/16 (145х200 мм), 232стр. стр.) Маленькие женщины Подробнее. 2015 274 бумажная книга Сесилия Джемисон Леди Джейн Маленькая Джейн в одночасье остается сиротой. В чужом краю, где у нее нет ни родных, ни знакомых, она попадает к недобрым людям. Единственным другом малышки становится редкая птица — голубая цапля по… — Энас-книга, (формат: 60×84/16, 232 стр.) Маленькие женщины Подробнее. 2015 354 бумажная книга

См. также в других словарях:

Большая голубая цапля — Научная … Википедия

Малая голубая цапля — Научная классификация … Википедия

большая голубая цапля — d >Paukščių pavadinimų žodynas

малая голубая цапля — mažasis žydrasis garnys statusas T sritis zoologija | vardynas atitikmenys: lot. Egretta caerulea angl. little blue heron vok. Blaureiher, m rus. малая голубая цапля, f pranc. aigrette bleue, f ryšiai: platesnis terminas – baltieji garniai … Paukščių pavadinimų žodynas

Цапля большая голубая — ? Большая голубая цапля Научная классификация Царство: Животные Тип: Хордовые Подтип: Позвоночные Класс … Википедия

Цапля — ? Цаплевые Серая цапля Ardea cinerea Научная классификация Царство: Животные Тип … Википедия

Рыжая цапля — Ardea purpurea см. также 5.2.1. Род Цапли Ardea Рыжая цапля [44] Ardea purpurea Спина серая, бока шеи и груди рыжие, низ черноватый. Менее осторожна, чем серая цапля, и реже садится на деревья. Гнездится в зарослях тростника и затопленных ивняках … Птицы России. Справочник

Настоящие цапли — ? Настоящие цапли Большая голубая цапля Национальный парк Эверглейдс, США … Википедия

ПТИЦЫ — (Aves) класс позвоночных, объединяющий животных, которые отличаются от всех прочих животных наличием перьевого покрова. Птицы распространены по всему миру, весьма разнообразны, многочисленны и легко доступны для наблюдения. Эти… … Энциклопедия Кольера

Цаплевые — Серая цапля Ardea cinerea … Википедия

Рецензия на книгу Леди Джен, или Голубая цапля

Леди Джен, или Голубая цапля

Купить книгу в магазинах:

Одна из самых знаменитых книг в дореволюционной «Золотой библиотеке» — о приключениях маленькой девочки, оставшейся круглой сиротой и попавшей к недобрым людям.
Увлекательная и сентиментальная повесть со счастливым концом.

Скучная история о Голубой цапле

В своём детстве я не читала повесть С.В. Джэмисон «Леди Джэн или Голубая цапля», — я познакомилась с этой книгой уже взрослой. И первое впечатление от книги помню, — мне повесть очень понравилась. А перечитывала сейчас… Наивно, натянуто и временами даже скучно до предсказуемости. Всё-таки у каждой книги своё время, как и свои читатели.

Говорить о сюжете не буду, you уже в своей рецензии всё сказала. История о сироте леди Джэн не дотягивает даже до историй Лидии Чарской, увы, я уж не говорю про «Полиианну», к этой книге хочется возвращаться снова и снова. А к истории леди Джэн — нет, возвращаться не тянет совершенно.

Повесть Сесилии Джэмисон показалась мне похожей на странную картину, в которой каждая нить вроде бы и своего цвета, но вместе с тем, при ближайшем рассмотрении, оказывается, что двух одинаковых нитей в картине нет. Все нити разные, и издали сойдут за полноценную картину, а если присмотришься чуть внимательнее, то окажется, что общего рисунка и нет. Так, отдельные наброски, мазки кистью в разные стороны.

Нет единства между фрагментами повести: автор начинает одну линию, доводит её до какого-то определённого момента и оставляет, начиная рассказывать о других героях. Конечно, все эти линии между собой переплетаются, образуя сюжетную канву, но в целом же единой картины при знакомстве с повестью «Леди Джэн» не получается.

Как и не получается поверить в истории героев: ни «леди Джэн», ни Пепси, ни кого бы то ни было ещё. Ну не верится и всё тут! Все поступки, мысли, диалоги кажутся надуманными, — как будто автор мало разбиралась в детской психологии.

Я у этой писательницы ещё читала «Приёмыш чёрной Туанетты» и совершенно не помню сюжет этой истории… Как не запомню и перечитанную сейчас историю о голубой цапле…

Страдания маленькой сироты Джэн, совершенно не тронули моё сердце, не заставили сопереживать и сострадать. Наоборот, героиня мне показалась недалёкой, к сожалению.

…История о маленькой «леди Джэн» заканчивается хорошо. И вроде бы (именно, что вроде бы — у меня одни сомнения) должна учить детей тому, что после несчастий, выпавших на долю героини, обязательно последует счастливый финал; что счастливое детство — это самое главное, что у нас есть. Этот список можно продолжать до бесконечности.

Если бы я прочитала историю о «леди Джэн» ребёнком, то, может быть, отнеслась бы к повести чуточку иначе. Сейчас же, перечитав повесть, будучи взрослой, я вижу одни недостатки. И недоумеваю, почему повесть С.В. Джэмисон неоднократно переиздавали в России (уже в 90-е гг. XX в.). Эту книгу я бы не назвала классикой для детского чтения.

Прочитано в рамках весенних сезонных чтений «Книга, в названии которой есть любой из цветов радуги»

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Женский журнал про диеты, отношения, красоту и стиль