Леди Ди сказка без хэппи-энда — леди, диана, принцесса, уэльская, британия


Содержание

Самая строптивая принцесса Англии: история любви и смерти леди Дианы

Леди Ди, леди Диана, королева сердец– так во всем мире называли первую жену принца Чарльза (70) и мать Уильяма (36) и Гарри (34). Принцессу Диану. Весь мир обожал ее, а королевский дворец – ненавидел. Вспоминаем, как она попала во дворец, сбежала оттуда и что случилось в ту злополучную ночь 31 августа 1997 года, когда ее не стало.

Семья

Принцесса Диана родилась в замке Сандригем. Ее отец, Джон Спенсер, был представителем аристократического рода Спенсер-Черчилль. А бабушка леди Ди, леди Фермой, была фрейлиной королевы-матери Елизаветы. Диану воспитывали, как и подобает детям из аристократических семей: прислуга, гувернантки и прекрасное образование. После развода родителей в 1987 году Диана осталась жить с отцом и продолжила учиться в частной школе Силфилда, а потом поступила в Ридлсуорт-Холл. Затем Диана перешла в элитную школу для девочек в Уэст-Хилл.

Знакомство с принцем Чарльзом

В 1975 году Диана переехала вместе с отцом в поместье в пригороде Лондона. А через два года тут же она познакомилась с принцем Чарльзом, своим будущим мужем. Тогда Чарльз вообще не обратил на Диану внимания, да и ей было не до того – она собиралась улетать в Швейцарию, чтобы продолжить обучение в привилегированном пансионате.

Роман

Через два года Диана вернулась из Швейцарии, поселилась в небольшой квартирке в Лондоне и устроилась на работу в обычный детский сад. И в 1980 году между ней и Чарльзом наконец-то закрутился роман. Он был тщательно спланирован бабушками Ди и Чарльза. Они постарались: постоянно сталкивали их нос к носу. А позже Чарльзу прямым текстом было сказано, что ему нужно жениться на Диане, а к его возлюбленной – Камилле (69) – даже не приближаться (та сразу не понравилась королеве, а когда семья Чарльза узнала, что она еще и не девственница, о дальнейших отношениях не могло быть и речи). Так что через полгода Чарльз сделал Диане предложение. А она и правда влюбилась в своего жениха и сразу же сказала «да».

Свадьба

29 июля в Соборе святого Павла состоялась свадьба века – Диана вышла замуж за Чарльза и стала принцессой. Наследник престола подарил своей невесте кольцо с 14 бриллиантами и одним огромным сапфиром, а платье леди Ди до сих пор считается самым шикарным в истории – огромная пышная юбка с жемчугом и кружевами, рукава-фонарики и 25-метровый (!) шлейф.

Кстати, свадьба прошла не без казусов. Например, Диана не смогла правильно произнести длинное имя будущего супруга. А он вместо фразы «обещаю разделить с тобою все, что мне принадлежит» произнес: «Обещаю разделить с тобою все, что тебе принадлежит». Ну и для полного счастья Диана не произнесла традиционную клятву о повиновении мужу.

Жизнь во дворце

После свадьбы жизнь Дианы превратилась в ад. Все потому, что Чарльз, хоть и женился на леди Ди, но заканчивать отношения с Камиллой не собирался и встречался с ней за спиной у жены. А королевская семья относилась к Диане с пренебрежением. Диана родила Чарльзу двоих сыновей – принцев Уильяма и Гарри – и считала этот период своей жизни самым счастливым и сложным одновременно: она много времени проводила с детьми и Чарльзом и пыталась постоять за себя перед Елизаветой. Ди сама выбрала имена для малышей, отказалась от услуг королевской няни и наняла собственную.

В середине 80-х о романе Чарльза и Камиллы узнала общественность. Диана в отместку сблизилась со своим тренером по верховой езде Джеймсом Хьюиттом. Внимание журналистов к супружеской жизни королевской семьи вынуждало Чарльза и Диану давать комментарии по этому поводу. В один прекрасный день Диана не выдержала и заявила: «В моем браке слишком много народу». Эта фраза облетела мир со скоростью света – Диана имела в виду и Камиллу, и Елизавету, да и в принципе всю королевскую семью.

За Дианой тогда следил весь мир – она много времени уделяла благотворительности, жертвовала деньги на борьбу со СПИДом, посещала реабилитационные центры, дома престарелых и сиротские приюты. Подданные Англии, да и весь мир, ее просто обожали, а она всегда говорила, что хочет быть «королевой людских сердец», а не королевой Британии. А вот Чарльз был у людей в немилости – его называли разрушителем семьи из-за интрижки с Камиллой. Так что, когда Диана не выдержала и подала на развод в 1996-м, семья Чарльза вздохнула с облегчением.

Смерть

После развода Чарльз уже не пытался скрывать свои отношения с Камиллой, а Диана искала новую любовь. Сначала она долгое время встречалась с хирургом пакистанского происхождения Хаснатом Ханом, а позже – с арабским мультимиллионером Доди Аль-Файедом. Именно в его машине и погибла леди Ди.

Внимание к персоне Дианы не ослабевало: журналисты преследовали ее на каждом шагу. 31 августа 1997 года во Франции Диана и Доди пытались уйти от погони: несколько репортеров преследовали Mercedes «королевы сердец» и помешали его движению. Машина Дианы въехала в подземный тоннель под площадью Альма в Париже и там врезалась в 13-й от начала тоннеля бетонный столб. Следствие также выяснило, что водитель – Анри Поле – был пьян. Доди погиб мгновенно, а Диана около часа умирала в машине под вспышки камер журналистов. Ей было всего 36 лет.

До сих пор неизвестно, смерть Дианы – несчастный случай или заговор британских спецслужб. Ведь в королевском дворце строптивую принцессу считали позором. Вероятно, мы этого никогда не узнаем…

7 главных поступков леди Дианы

При жизни Диану называли «королевой людских сердец», а ее личная жизнь, как и причина аварии, обсуждается до сих пор. Но леди Ди использовала свою популярность ради другого – боролась c социальными проблемами, развенчивала мифы, учила сопереживать и с уважением относиться к разным людям.

Она поддерживала онкоцентры, больницы, приюты, центры для бездомных, лепрозории: не только деньгами, но главное – личным участием. Возглавляла более 100 благотворительных организаций по всему миру, организовывала миротворческие поездки в разные страны. Диана собиралась войти в состав комитета планирования Международного Красного Креста. Незадолго до аварии генсекретарь ООН пригласил ее выступить с докладом на осенней ассамблее, звучали предположения, что принцессу Диану скоро назначат послом доброй воли.

О себе леди Ди говорила так: «Я всегда была, есть и буду фигурой только гуманитарной, я хочу только помочь людям, чем могу, вот и все… Мир болен отсутствием человеколюбия и сострадания все сильнее и сильнее…»

«Правмир» рассказывает о главных благотворительных и миротворческих инициативах принцессы Дианы.

1. Сняла перчатки и пожала руки двенадцати больным СПИДом

В 80-х годах росло количество больных СПИДом, считалось, что эта болезнь передается через прикосновение. Люди со СПИДом неизбежно становились изгоями.

Весной 1987 года в Великобритании открылось первое отделение для таких больных в Миддлсексской больнице. Членов королевской семьи приглашали выступить на церемонии, Чарльз отказался. Узнав об этом, Диана поспешила в больницу, где непринужденно общалась с пациентами и пожимала их руки. С этого момента она всегда выступала в защиту больных, опровергала мифы, старалась поддерживать борьбу со СПИДом, несмотря на неодобрение королевы.

Спустя два года во время поездки в Нью-Йорк она посетила Гарлемскую больницу для больных СПИДом детей. Газеты писали: она неожиданно взяла на руки семилетнего умирающего мальчика из Гарлема.


После смерти Дианы учредитель фонда помощи людям с ВИЧ National AIDS Trust Гэвин Харт сказал: «По нашему мнению, Диана сделала для помощи людям с ВИЧ больше, чем кто бы то ни было, и до сих пор никто не делает ничего подобного».

«Я много интересовалась тем, как передается эта зараза. Меня сумели убедить, что в обычной жизни больные люди безопасны, но все общество думало иначе. От несчастных, далеко не всегда виноватых в заражении (как, например, дети), отворачивались все, им оставалось умирать безо всякой помощи. И это не была глупая бравада, мне и впрямь захотелось взять невинного ребенка на руки. Ведь если взрослые могут быть виноваты в болезни сами, то дети не виноваты ни в чем!»

2. Обняла больных проказой в лепрозории матери Терезы в Индии

В феврале 1992 года принцесса Диана отправилась в Индию, где посетила богоугодные заведения матери Терезы: хоспис, приют для брошенных детей, лепрозорий для больных проказой. Диана пожимала руки пациентам, доказывая, что это не заразно.

После этой поездки Диана написала: «Наконец, после стольких лет поиска, я нашла свой путь. Когда я приехала в хоспис матери Терезы, сестры милосердия специально для меня спели торжественный гимн. Это было незабываемое духовное переживание. Я буквально воспарила духом. Эмоции были настолько сильны, что они не смогли не оказать на меня огромного воздействия. Я только теперь поняла, что всем своим сердцем, всей своей душой хочу заниматься этим делом в глобальном масштабе».

Вскоре принцесса Диана стала покровителем организации The Leprosy Mission и посетила больницы Индии, Непала, Зимбабве. Она очень тесно общалась с матерью Терезой, которая умерла через неделю после гибели Дианы.

«Я отправилась в Непал, где посетила хижины простых людей, лагеря для прокаженных, больницы… Все это привычно и очень нужно. Каждый такой визит приносил не только удовлетворение мне и какое-то облегчение людям, но и немалые деньги в виде благотворительной поддержки. Летом я отправилась в Зимбабве, где встречалась с Робертом Мугабе, посещала детские центры, снова и снова больницы и пункты распределения гуманитарной помощи…»

3. Прошла по разминированному полю в Анголе

Принцесса Диана поддержала кампанию против производства и использования противопехотных мин. За несколько месяцев до смерти она в рамках миссии Красного Креста отправилась в Анголу, где шла гражданская война и вся земля была утыкана минами.

Диана была поражена: по городу на костылях и инвалидных колясках передвигались люди без ног – мужчины, женщины, дети. Она увидела девочку, у которой миной разорвало кишечник. Диана знала, что в Анголе самое большое в мире количество людей с ампутированными частями тела. «Но даже зная все это, я оказалась не готова к тому, что увидела», – вспоминала после она.

За несколько дней до приезда принцессы в самом заминированном городе Анголы Куито случилась очередная трагедия: подростки погибли во время игры в футбол на не полностью разминированном поле.

Тогда леди Ди надела на себя бронежилет с эмблемой HALO-TRUST и защитную маску от пуль и прошла по разминированному полю. Своим примером она хотела показать опасность этого оружия, хотя сама потом признавалась, что от страха ее челюсть свела судорога. В конце 1997 года международное движение по запрещению противопехотных мин получило Нобелевскую премию мира.

На разминированном поле

«За эту “прогулку по минному полю”, как назвали проход в британском парламенте, мне немало попало от всех. Кто-то возмущался: “Зачем это нужно?!” Кто-то доказывал, что одной принцессой ничего не победишь, кто-то обвинял в дешевом популизме… Так вот, я в защитном жилете попыталась пройти по заведомо разминированной полосе и могу сказать, что это очень страшно. А каково тем, у кого нет ни жилетов, ни минеров, кому, как этой девочке Хелене, приходится каждый раз, отправляясь за водой, рисковать своей жизнью, тем, кто просто вынужден жить среди минных полей?!»

4. Подарила оборудование Тушинской детской больнице в Москве

В июне 1995 года принцесса Диана на два дня прилетела в Москву. Это был единственный ее приезд в Россию. Леди Ди встретилась с министром социальной защиты Людмилой Безлепкиной и депутатом Юрием Яровым, курировавшим социальный блок в Белом доме, сходила на спектакль в Большой театр, а на следующий день отправилась в Тушинскую детскую больницу.

В конце 80-х годов в Великобритании открылся фонд этой больницы: для обмена опытом врачи практиковались в медучреждениях обеих стран, московская больница получила хорошее оборудование. Когда-то фонд возглавляла мать королевы Елизаветы II, но в силу возраста она не могла заниматься им в должной мере, поэтому передала дела принцессе Диане.

В Тушинской детской больнице, 1995 год

Врачи до сих пор вспоминают тот приезд: леди Ди зашла в травматологическое отделение, где лежали дети после автодорожных и железнодорожных аварий. При виде ран сопровождавшие принцессу падали в обмороки, а она спокойно шла.

В тот приезд принцесса Диана открыла филиал фонда помощи детям-инвалидам «Уэйверли хаус» в школе № 751.

16 июня в посольстве Великобритании в Москве принцесса Диана получила Международную Леонардо-премию за вклад в развитие гуманитарной сферы.

«Как мне хотелось подержать на руках каждого больного ребенка, приласкать всех, рассмешить, чтобы хоть на мгновение в их глазах вместо боли появилась улыбка!»

5. Три раза в неделю ходила к онкобольным детям в больницу

Принцесса Диана была покровителем Королевской больницы Бромптона и детской больницы «Грейт Ормонд Стрит Хоспитал». Она очень любила детей и при любой возможности общалась с ними. Так, три раза в неделю леди Ди ходила в отделения больницы Бромптона и проводила там с детьми 3-4 часа. После в интервью она говорила: «Некоторые из них будут жить, кто-то умрет, но они все должны получать любовь здесь и сейчас. Я стараюсь дать им эту любовь».

«Я не могла пройти мимо ни одного больного. Не во все палаты меня пустили, куда-то входят только врачи и медсестры, но если было можно, я заходила, оставляя помощников маяться в коридорах. Подбадривала, пожимала руки, пыталась вселить надежду… Я могла им помочь только своим сочувствием, и если это помогало, готова была отдавать его сполна».

6. Помогала центру помощи бездомным и учила этому своих сыновей

В 1992 году принцесса Диана стала попечителем лондонского центра помощи бездомным Centerpoint. Во время визитов в центр леди Ди брала с собой обоих сыновей. В 23 года принц Уильям стал попечителем центра.

«Там в госпитале или среди искалеченных людей совершенно забываются прежние проблемы, кажутся такими мелкими, убогими. Удивительно, среди убогих хижин, убогой жизни убогими кажутся заботы нашего обеспеченного, сытого и незаминированного мира. Мы просто не представляем их жизни, как и они не верят в возможность нашей.
Эту пропасть нельзя ни перепрыгнуть, ни не заметить, через нее можно только протянуть руку помощи. Если мы этого не сделаем, то мы не люди и не имеем права жить на Земле».


7. Поддерживала театр «Английский национальный балет»

Почти все проекты, которые поддерживала принцесса Диана, были социальными. Но один относился к сфере культуры – театр «Английский национальный балет». Принцесса Ди вместе с сыновьями была частым посетителем театра, она организовывала фандрайзинговые балы и гала-встречи, собирая средства в поддержку театра.

«Даже за весельем и смехом, за оживленной внешностью внутри остался тот страх минного поля и понимание, что если я могу что-то изменить, то должна это делать. Жить вот такой раздвоенной нелегко».

«Я нашла себя. Будучи ненужной собственному мужу и королевской семье, я оказалась очень нужна тысячам, а может, и миллионам людей на всем свете. Скольким я улыбнулась, скольким пожала руки, скольких просто погладила по плечу, по щеке, скольких детей обняла.

Когда-то я сказала, что хочу стать королевой людских сердец. Я уже никогда не стану королевой Великобритании, но это не важно, а вот королевой сердец могу стать»

После гибели Дианы Кенсингтонский Дворец продолжил получать общественные пожертвования. Так появился Мемориальный фонд принцессы Уэльской. За 15 лет работы (до 2012 года) он перечислил на благотворительность более 112 млн фунтов, поддержав около пятисот организаций.

Цитаты из книги «Принцесса Диана. Жизнь, рассказанная ею самой»

Леди Ди: сказка без хэппи-энда — леди, диана, принцесса, уэльская, британия

Книга, которую вы собираетесь прочесть, была запрещена в Англии. В соответствии с британскими законами персонал, обслуживающий королевских особ, не имеет права публиковать свои заметки.

В Соединенных Штатах Первая поправка к Конституции гарантирует свободу слова и прессы. Поэтому мы рады возможности представить вам размышления и наблюдения из дневника Венди Берри.

Стремясь опубликовать эту книгу как можно быстрее и дать возможность читателю взглянуть изнутри на происходящее в королевской семье, мы сразу же отправили полученную рукопись в печать.

Это означает, что в тексте не было сделано никаких изменений, сохранены стиль, а также отдельные выражения и слова, использованные автором.

Неожиданная смерть знаменитости, искренне обожаемой окружающими, всегда представляется непостижимой. Тех, с кого публика не сводит восхищенных глаз, часто считают почти что небожителями, людьми, которых никогда не коснутся несчастья и тяжкие болезни и которым уготовано едва ли не бессмертие.

Смерть таких легендарных личностей, как Элвис Пресли, Джон Леннон и Грейс Келли, в свое время вызвала боль, гнев, шок, непонимание, мысли о несправедливости судьбы и бессилии природы.

Известие о трагической гибели принцессы Дианы — молодой красивой женщины, за чьей жизнью, затаив дыхание, следил с момента ее бракосочетания весь мир, тоже потрясло своей бессмысленностью. Предугадать ее преждевременную кончину, а тем более поверить в то, что этой женщины когда-нибудь не станет, не мог никто.

Говорили и писали о принцессе Диане разное, но подумать о ее возможной смерти — не осмеливались. Ее красота была сама по себе антитезой смерти. Красоте в окружающем нас мире отводится место не только почетное, но до известной степени неизменное и постоянное, поскольку она выражает стремление природы к самосовершенствованию, а совершенное во всех отношениях ее творение должно жить вечно.

Сказать, что же именно делало Диану столь важной особой в глазах тех, кто живет за пределами Британских островов, довольно трудно. Отношение окружающих к ней было отнюдь не однозначным и не единодушным.

Единственное, в чем мнения о ней совпадали, — это бесспорное признание ее красоты и обаяния. Одного этого уже немало. Красота Дианы действительно была достойна восхищения — подобные ей люди рождаются в нашем подлунном мире нечасто.

Считают, что ей было присуще поистине королевское благородство — даже в большей степени, чем настоящим особам королевской крови. В мире она пользовалась даже большей популярностью и известностью, чем сама английская королева, — она была юной королевой своей родной страны, да и всех других стран мира. В глазах небританцев она стала символом Британии, как и ее прославленные земляки — «Битлз», музыканты из легендарной ливерпульской четверки.

Диана вполне соответствовала тому образу принцессы, который возникает в нашем представлении благодаря прочитанным еще в детском возрасте сказкам.

Ее брак распался за несколько лет до трагического происшествия в парижском тоннеле. Сегодня трудно представить, как сложилась бы ее судьба в дальнейшем и чем закончился бы ее роман с Доди аль-Файедом. Скорее всего она продолжила бы свою благотворительную деятельность — по-прежнему утешала бы бедных и убогих; оставалась бы хорошей матерью своим детям. Ее все так же исправно снимали бы фоторепортеры на светских раутах — открыто, официально. Безжалостные папарацци явно не прекратили бы охотиться за ней во время отдыха. В более зрелом возрасте Диана автоматически стала бы матерью британского короля и ее наверняка в конечном итоге допустили бы обратно в лоно королевской семьи.

Как бы она выглядела? Волосы, видимо, украсила бы благородная седина, а лицо — коварные морщинки. В глазах, вне всякого сомнения, осталась бы прежняя доброта и легкая грусть.

Ее размолвки с Чарльзом и скандалы вокруг ее имени скорее всего были бы забыты.

Небесам было угодно, чтобы она стала легендой и мифом XX столетия, одновременно и общественным деятелем, и непрофессиональной топ-моделью. Ей посчастливилось стать самой знаменитой женщиной нашей планеты, познакомиться с талантливыми и не уступавшими ей в популярности людьми, ей довелось надолго остаться в памяти своих современников.

Из всех бесчисленных снимков Дианы, растиражированных на весь мир, наверняка запомнились бы те, что были сделаны во время ее свадебной церемонии, которой радовался весь свет. В те дни ее счастливая безмятежная улыбка наводила на невероятную по своей смелости мысль о том, что жизнь прекрасна и удивительна.

Предлагаемая вниманию читателей книга является еще одной попыткой по-новому взглянуть на принцессу Диану, узнать о подробностях ее личной жизни в годы, предшествовавшие разводу с принцем Чарльзом.

Глава 1. «Любовный переполох»

Его Королевское Высочество принц Чарльз Филип Артур Георг Виндзор, принц Уэльский, граф Честер, герцог Корнуолл, герцог Ротсей, граф Кэррик, барон Ренфру, принц Шотландии и его жена в тот день рано легли спать.


В половине одиннадцатого они уже были в постели в своем элегантном загородном доме Хайгроув. Через несколько минут Диана сняла длинную белую ночную рубашку… Их поцелуи становились все более обжигающими. Они засмеялись, когда в порыве страсти принцесса задела ногой фотографию с видом своего фамильного имения Алторп, стоявшую на прикроватном столике.

Внезапно дверь распахнулась, и в спальню ворвались двое полицейских с оружием в руках.

— Что, черт побери, вы делаете? — крикнул Чарльз, натягивая простыню на себя и жену. — Убирайтесь отсюда немедленно!

Сконфуженные «гости» быстро ретировались. Принц накинул темно-синий купальный халат с фамильным гербом и проследовал за ними в холл первого этажа.

— Вам лучше объясниться, и побыстрее! — рявкнул он. Тихими извиняющимися голосами детективы рассказали, что произошло. Услышав их объяснения, принц расхохотался.

Уронив фотографию, Диана случайно нажала ногой на одну из кнопок сигнализации, расположенную всего в нескольких дюймах от кровати. Она ничего не заметила, поскольку сигнал тревоги включился не в самой комнате, а на полицейском посту рядом с домом. Поэтому охрана немедленно принялась выполнять инструкции на случай чрезвычайного происшествия. Двое бросились в спальню, а остальные вызвали по радио подмогу: наследник трона в опасности…

Эту историю во всех пикантных подробностях мне рассказали почти сразу же после того, как в ноябре 1985 года я была принята на работу в Хайгроув в качестве экономки. Происшествие, естественно, тщательно скрывали, чтобы избежать огласки. Но тем не менее этот случай в течение нескольких месяцев служил предметом разговоров среди прислуги.

В Хайгроуве неукоснительно соблюдались жесткие меры безопасности. В каждой комнате имелась одна или несколько кнопок включения сигнала тревоги. Поначалу горничные, вытирая пыль, по ошибке часто касались их, хотя трудно было не заметить эти солидные золотистые металлические пластинки с маленькой красной кнопкой посередине. Поскольку сигнализация срабатывала регулярно, охранники хорошо знали свое дело, и уже через несколько секунд Чарльз и Диана были взяты в кольцо.

Несмотря на ночное время, многие покраснели от смущения. Не каждому удается увидеть обнаженного принца Чарльза во время занятий любовью с принцессой.

Действительно, «любовный переполох» стал легендой среди обслуживающего персонала, и за все время работы мне не приходилось быть свидетелем подобных случаев.

Хайгроув — чудесное поместье. Оно отлично подходит для счастливого семейного гнездышка. Принц и принцесса рассматривали его как свое загородное убежище, где можно отдохнуть после рабочей недели. В первые годы моей работы они приезжали сюда почти каждый уик-энд.

Королева людских сердец. Драма Леди Ди стала легендой

Утром 29 июля 1981 года весь мир следил за тем, что происходило в лондонском соборе Святого Павла. Там, на глазах у миллиарда человек, сказка о Золушке становилась реальностью: наследник британского престола Его Королевское Высочество принц Чарльз Филип Артур Георг Виндзор, принц Уэльский, граф Честер, герцог Корнуолл, герцог Ротсей, граф Кэррик, барон Ренфру, принц Шотландии женился на воспитательнице детского сада Диане Спенсер. Невеста в сказочном платье со шлейфом делала свои первые шаги в качестве принцессы под объективами тысяч телекамер, под наблюдением миллионов глаз — и никто, включая ее саму, не мог тогда представить, что любопытные взгляды будут преследовать ее неотрывно всю жизнь, до самых последних секунд. Никто не мог представить, что сказка скоро станет драмой, закончится трагедией и превратится в легенду.

Юная невеста была, однако, далеко не так проста, как о ней любили писать сказочники-журналисты. Она происходила из древнего рода графов Спенсеров, одного из знатнейших в стране, происходившего от короля Чарльза Стюарта и связанного узами родства не только с английской королевской семьей, но и с половиной других царствовавших и правящих домов Европы вплоть до российских Рюриковичей. Она была третьей дочерью будущего восьмого графа Спенсера Эдварда Джона, виконта Элторпского, и его супруги Фрэнсис Рут.

Спенсеры служили английским королям уже десять поколений; Эдвард Спенсер был конюшим при дворе ГеоргаVI, а затем при Елизавете II. Его теща, леди Фермой, была не только камер-фрейлиной королевы-матери, но и ее близкой подругой. Ее муж арендовал у короля Георга V поместье Парк-Хаус, находящееся на окраине королевской резиденции Сандрингем.

После смерти лорда Фермоя поместье перешло к семье его дочери. Именно здесь вечером 1 июля 1961 года родилась третья дочь Спенсеров, окрещенная Диана Фрэнсис. В семье уже было две дочери, Сара и Джейн. А вскоре родился сын Чарльз.

Дети получили воспитание, типичное скорее для старой Англии, чем для середины ХХ века: строгое расписание, няни, гувернантки, фазан на обед, долгие прогулки по парку, верховая езда. С лошадьми у Дианы не сложилось — в восемь лет она упала с лошади и сильно расшиблась; после трех месяцев лечения Диана навсегда разлюбила верховую езду.

По соседству, в замке Сандрингем, по традиции, проводили летние каникулы младшие члены королевской семьи. Детей Спенсеров часто приглашали в Сандрингем на чай с принцами Эндрю и Эдвардом. Диана обожала такие чаепития; она вообще с детства любила светские рауты, наряды и балы. Обычно непослушная и не терпящая, когда что-нибудь делали с ее длинными волосами, перед выходами в свет юная Диана по нескольку раз заставляла перечесывать себя, добиваясь совершенства.

Однако скоро это идиллическое викторианское детство закончилось. Летом 1966 года леди Фрэнсис Спенсер встретила бывшего морского офицера, а ныне торговца обоями Питера Шенда Кидда. Он был женат, имел троих детей и отличался необыкновенной способностью смешить людей — чем выгодно отличался от педантичного зануды Эдварда Спенсера. Став любовниками чуть ли не через неделю знакомства, они решили жить вместе. Леди Элторп с двумя младшими детьми переехала в Лондон, вернувшись в Парк-Хаус только чтобы отпраздновать Рождество. Однако после праздников Спенсер отказался отпустить с нею детей и подал на развод, настаивая на своей опеке над детьми.

Развод был длительным и тяжелым; леди Элторп обвинили в прелюбодействе, против нее выступила даже родная мать. Брак был прекращен в апреле 1969 года, а через месяц Фрэнсис Спенсер стала миссис Шенд Кидд. Дети остались с отцом.

Особенно серьезно развод родителей подействовал на Диану: она замкнулась в себе, стала бояться появляться на людях. А своей няне она сказала: «Я никогда не выйду замуж без настоящей любви. Если нет полной уверенности в любви, может случиться, что придется развестись. А я никогда не хочу разводиться».

Вскоре Диану из обычной школы перевели в закрытый пансион Риддлесворт-Холл в Норфолке, а затем в Вест-Хетт. В этой школе когда-то училась прабабушка принца Чарльза; Фрэнсис Спенсер тоже окончила эту школу, а потом там учились все три ее дочери. Диана за время учебы отличалась в танцах — она серьезно занималась балетом, увлекалась степом, — и в спорте: Диана замечательно плавала, играла в теннис, блистала в гандболе и получила приз за прыжки в воду. В комнате у Дианы висел пор трет принца Чарль за — по правде говоря, такие же портреты висели тогда у половины молодых англичанок; Чарльз не только считался самым завидным женихом Европы, но и был признан одним из самых обаятельных и образованных мужчин Англии. Хотя подруги по школе всегда дразнили Диану, предрекая ей замужество с принцем Эндрю.

В 1975 году умер дед Дианы, граф Спенсер, и ее отец стал графом, она сама и ее сестры — леди, а семья переехала из Парк-Хауса в унаследованное родовое поместье Спенсеров Элторп в Нор тен-гемптоншире. Вскоре новоиспеченный граф снова женился — на дочери писательницы Барбары Картленд Рейн, которая до того была женою одного из его друзей, графа Дартмута. Они поженились через два месяца после того, как Рейн получила развод от прежнего мужа, — ситуация подозрительно напоминала то, что случилось со Спенсерами десять лет назад. Дети не приняли ее — им претили ее командирские замашки.

Видимо, напряжение в семье сказалось и на учебе Дианы. Она, доселе регулярно получавшая призы за прилежание и различные достижения, не смогла сдать экзамены за основной начальный курс даже со второй попытки.

Когда Диана в 1987 году вернулась — уже в качестве принцессы — в Вест-Хетт, чтобы открыть там новый спортивный зал, в своей речи она сказала: «Вопреки тому, что, возможно, обо мне думали мои учителя, я здесь, действительно, все-таки кое-чему научилась». Однако приобретенных знаний, не подкрепленных дипломом, оказалось недостаточно для продолжения обучения. Послед ней по пыткой Дианы получить образование было недолгое пребывание в швейцарском пансионе Эльпин Видеманет, откуда она вскоре сбежала. Незадолго перед отъездом в Швейцарию Диана встретилась с принцем Чарльзом — он приезжал в Элторп на охоту. Диана нашла его «весьма забавным» — его безукоризненные манеры, переходившие в чопорность, показались Диане весьма старомодными.

Вернувшись в Лондон, Диана сначала жила у матери, ходила на курсы кулинарии и занятия балетом. А вскоре она — на полученное от прабабушки наследство — купила небольшую квартиру на Колгерн-Корт. Подобно многим людям, у которых есть жилье, но нет денег, чтобы его содержать, Диана делила квартиру с подругами. Диана работала патронажной сестрой, сидела с детьми. Поняв, что стать балериной ей не удастся — ее высокий рост не оставлял ей никаких надежд, — она занималась танцами с детьми, а затем поступила на работу в детский сад «Молодая Англия». Работа с детьми нравилась ей больше всего.

Параллельно с работой Диана вела жизнь, обычную для молодой девушки — прогулки, вечеринки, поклонники. Диана обладала не только привлекательной внешностью, но и непреодолимым очарованием, искренностью и загадочностью; про окружавшую ее «ауру избранности» вспоминают все, с кем она тогда общалась. Молодые люди роем вились вокруг нее. Один из ее поклонников, выпускник Оксфорда Адам Рассел, перед отъездом в путешествие сделал ей предложение. Когда он вернулся, один из друзей сказал ему: «У тебя только один соперник — принц Уэльский».

Они снова встретились на охоте в Эл-торпе. Чарльз был уже сложившимся человеком, прекрасно образованным, с обаятельными, хоть и несколько старомодными манерами, прекрасно умевшим держать себя в руках — как потом окажется, его сдержанность переходила в замкнутость и холодность. Ему было 32 года, и он ухаживал за старшей сестрой Дианы — Сарой. Говорили, что он просил ее руки, — но ему было отказано. Как бы то ни было, Чарльз обратил внимание на Диану — и весь вечер не отходил от нее. На следующий день он сказал одному из своих друзей: «Я нашел девушку, на которой собираюсь жениться». Вскоре они начали встречаться — совместные прогулки, автомобильные поездки.


Как-то раз, когда они гуляли по берегу реки Ди в Балморале, их заснял репортер светской хроники. На следующий день Диана проснулась знаменитой: куда бы она ни пошла, ее всюду подстерегали фотографы. Один из них уговорил ее сняться у детского сада с ребенком на руках. Когда снимок опубликовали, разразился скандал: Диана стояла так, что солнце просвечивало сквозь ткань ее юбки, делая ее совершенно прозрачной. Диана была в ужасе: она и так еле справлялась с нахлынувшей на нее популярностью — репортеры даже прозвали ее «робкая Ди», — а тут еще такое. Однако Чарльз успокоил ее: «Я, в общем-то, знал, что у тебя красивые ноги, — сказал он Диане, — но никак не ожидал, что они окажутся такими эффектными. »

Несмотря на всю свою застенчивость, Диана не рассказала журналистам ни одной подробности о своих отношениях с Чарльзом. Конец всем слухам был положен 24 февраля 1981 года, когда было официально объявлено о помолвке принца Уэльского и леди Дианы Фрэнсис Спенсер. На пресс-конференции Диана гордо демонстрировала журналистам подарок Чарльза: кольцо с огромным сапфиром в окружении бриллиантов. Кажущаяся спешка объяснялась довольно просто. Елизавета II настаивала на том, чтобы принц женил ся как можно скорее. Дело в том, что он был давно влюблен в Камиллу Паркер Боулз: они познакомились летом 1970 года, еще до ее свадьбы, но тогда Чарльз не успел сделать ей предложение, и она вышла замуж за генерала Эндрю Паркер-Боулза. Их роман тем не менее продолжался. Жениться на ней для наследника престола было недопустимо — брак с разведенной женщиной исключался; всего полвека назад Эдуард VIII поплатился за желание сочетаться браком с разведенной женщиной своей короной. Чтобы пресечь проникающие в прессу слухи о привязанности принца, его следовало немедленно женить на подходящей девушке. Лучше всего англичанке — первая за триста лет англичанка на британском престоле должна понравиться нации, сильно упавшей духом после долгого экономического кризиса. Говорят, что именно Камилла порекомендовала Чарльзу обратить внимание на Диану Спенсер. Кандидатура была всесторонне рассмотрена, одобрена и рекомендована. Свадьба была назначена через пять месяцев.

После помолвки Диана переехала в Кларенс-Хаус — резиденцию королевы-матери. Немедленно начались приготовления к свадьбе. В строжайшей тайне было сшито подвенечное платье, которое за одно утро сделало знаменитым его создателя, дизайнера Дэвида Эммануэля. Диана захотела романтичный наряд в стиле королевы Виктории, и Эммануэль создал великолепный туалет из сорока метров шелка цвета слоновой кости, расшитый жемчугом и золотыми блестками, на кринолине, с многочисленными мягкими оборками и шлейфом длиной 25 футов. Кружева на платье были изготовлены в XIX веке, легкую фату придерживала тиара — фамильная драгоценность Спенсеров. По традиции, последние стежки были сделаны непосредственно передтем, как невеста выехала из Кларенс-Хауса в собор Святого Павла.

На пути следования свадебной процессии стояло 650 тысяч человек. «Да», которое сказали жених и невеста, транслировалось динамиками на площадь перед собором. Поцелуй новобрачных был запечатлен тысячами камер и растиражирован потом на миллионах открыток. После свадебного завтрака в Букингем-ском дворце молодые выехали на вокзал Ватерлоо и уехали в Брондландс, где должен был начаться их медовый месяц. Как сказал архиепископ Рэнси, проводивший венчание: «Именно из таких событий и создаются сказки».

Однако для самой Дианы сказка закончилась довольно быстро. Уже через несколько дней после свадьбы ей стало ясно, что их брак не сложился. Впоследствии она признается, что день свадьбы был худшим в ее жизни, а сама она во время венчания чувствовала себя «ягненком, которого ведут на заклание». Одной из причин этого было то, что Чарльз признался ей в своих чувствах к Камилле Паркер-Боулз; во время свадебной церемонии Диана все время пыталась высмотреть ее в толпе приглашенных. Такое признание для нее — влюбленной, романтичной девушки, которая больше всего на свете хотела иметь крепкую семью, — было жестоким ударом. Кроме того, молодожены были слишком разными, чтобы они могли даже просто ужиться вместе. Диана — искренняя, открытая, эмоциональная и чувствительная, была полной противоположностью сухому и чопорному Чарльзу, а жесткий регламент королевского двора, к которому привык Чарльз, был ей глубоко чужд — за время ее детства ей надоели навязанные другими порядки. Однако Диана прекрасно помнила развод своих родителей и поклялась себе сделать все, чтобы не допустить развода в своей семье.

В медовый месяц чета принца и принцессы Уэльских посетила Гибралтар, Грецию, Египет, откуда вылетели в Шотландию. Затем они отправились в Уэльс, их титульные владения. Здесь, в Кардиффе, Диана произнесла свою первую в жизни публичную речь, часть которой была на валлийском языке. Репортерам это так понравилось, что об ораторском триумфе молодой принцессы кричали все газеты. Это было началом той любви, которую Англия стала испытывать к своей принцессе.

Эта любовь достигла точки кипения, когда Диана родила сына — будущего наследника престола. Принц Уильям Артур Филип Луис родился 21 июля 1982 года. Через день счастливые родители уже позировали репортерам с новорожденным сыном на руках. Диана была счастлива. Она не желала ни на минуту расставаться с сыном. Она настояла, чтобы во время их поездки по Австралии и Новой Зеландии маленький Вилли был с ними. Как оказалось, это был «ход конем»: повсюду внимание публики было неизменно приковано к Диане и Уильяму, а вовсе не к Чарльзу. Он пытался шутить по этому поводу, но его явно задевала та любовь, которую его подданные выражали его жене.

В феврале 1984 года было объявлено, что принц и принцесса ожидают второго ребенка. Чарльз мечтал о дочери; Диана до последнего не говорила ему, что ультразвук показал сына. Мальчика, который родился 15 сентября 1984 года, назвали Генри Чарльз Альберт Дэвид. Диана, с гордостью показывавшая новорожденного фотографам, светилась от счастья. Репортеры были так тронуты, что назвали Диану «идеалом материнства». Никто не знал, что Чарльз при виде младшего сына заявил: «Вот еще, мальчик! Да еще рыжий!» Это поставило в истории их брака большую жирную точку.

Вскоре пресса стала судачить о том, что принц возобновил отношения со своей давней подругой Камиллой Паркер-Боулз. Пресса была несколько не права: на самом деле отношения и не прерывались. Говорят, что Чарльз как-то заявил жене, что не собирается становиться единственным принцем Уэльским, у которого нет любовницы. Находясь на третьем месяце беременности, Диана подслушала любовный разговор мужа с Камиллой — и попыталась покончить с собой, бросившись с лестницы. По счастью, все обошлось и с нею, и с будущим ребенком. В течение следующих нескольких лет Диана еще несколько раз совершала попытки самоубийства. Она замкнулась в себе, у нее начался невроз, развилась булимия. Как потом призналась сама Диана, она взывала о помощи, но так и не получила ответа. Когда Диана попробовала пожаловаться на мужа королеве, та заметила: «Не знаю, что ты можешь сделать с Чарльзом. Он безнадежен».

Диана почувствовала себя заложницей своего положения. Сказав «да» Чарльзу, она тем самым согласилась на гораздо большее, чем просто быть его женой, о чем она так мечтала. Оказалось, что она должна теперь все время быть на людях, подчинять свою жизнь требованиям этикета, изменить свой характер в соответствии с принятыми во дворце нормами. А главное — она должна была соответствовать тому образу «счастливой Золушки», который создали ей журналисты. Народ видел в ней воплощенную сказку со счастливым концом, и поневоле ей приходилось подчиняться ему. «Они хотели видеть во мне принцессу из сказки, и чтобы все, к чему я прикасалась, превращалось в золото, и чтобы их тревоги забывались. — говорила Диана. — Мало кто понимал, как мучительно было думать, что я плохо подхожу для этого». Стеснительная, порывистая девушка не годилась на роль жены наследника и будущей королевы; и, к сожалению, никто во дворце не объяснил ей, что нужно делать, никто не помог ей стать такой, какой ее ожидали увидеть.

По ночам после ссор с мужем она плакала, и Уильям подсовывал ей под дверь носовые платки. Стараясь вызвать ревность Чарльза и чтобы заполнить пустоту в душе, она заводит романы — сначала со своим телохранителем Барри Манаки, который был женат. Диана была даже готова бросить все ради того, чтобы просто жить с ним. Когда об этом узнали, Манаки немедленно был переведен от принцессы подальше. В 1987 году он погиб в автокатастрофе — как всегда считала Диана, его смерть была подстроена.

После Манаки Диана сошлась со своим инструктором по верховой езде Джеймсом Хьюиттом. Как это ни странно, но общаться с ним она начала по настоянию королевской семьи, где верховой езде издавна придавалось большое значение. Диана не только полюбила ездить верхом, но и влюбилась в Хьюитта. Роман продолжался пять лет — даже несмотря на то что Хьюитта отправили в действующую армию во время войны в Персидском заливе. Диана искала не любви — она просто хотела спастись от одиночества.

Только со своими детьми Диана была счастлива. Она делала все, чтобы они не выросли похожими на своего отца, замкнутого, холодного и далекого от реальной жизни. С одной стороны, она старалась оградить сыновей от излишнего внимания прессы, с другой — делала все, чтобы у них было нормальное, счастливое детство. Уильям и Гарри посещали обы чную школу, а не закрытый чопорный пансион, ездили вместе с матерью в Диснейленд и на загородные прогулки, ходили с нею в кино, стоя в очереди, как обычные дети, ели попкорн и гамбургеры из Макдоналдса. Диана разрешала им быть просто детьми, носить джинсы и обычные футболки, играть со сверстниками на улице. Пока они были маленькие, Диана старалась проводить с ними все свободное время.

Обязанности принцессы состояли из двух частей: официальных, то есть присутствия на приемах и светских раутах, поездок по Великобритании и другим странам с представительскими миссиями, и благотворительности, что, в общем-то, сводилось к тем же представительским функциям почетного председательства или вручению чеков на светских приемах под прицелами фотокамер. Однако Диана занялась благотворительностью всерьез — хотя она и признавалась, что начала эту деятельность от скуки, она тем не менее быстро поняла, что нашла свое призвание. В 1987 году мир обошла фотография, на которой принцесса обнимает больного СПИДом. Диана стала национальным покровителем фонда борьбы со СПИДом, а затем возглавила фонд борьбы с проказой. Она постоянно принимала участие в программах Международного Красного Креста, часто посещала больницы и детские приюты, зачастую инкогнито. У нее был редкий дар — она могла легко беседовать с любым человеком вне зависимости от его положения, возраста или религии; одно ее появление зачастую облегчало страдания больных. Диана нередко брала с собой своих детей, стремясь привить им чувство сострадания к обездоленным. Недоброжелатели говорили, что королевская семья поручила Диане те сферы деятельности, которыми не желала заниматься сама. Принц Чарльз видел в занятиях жены лишь способ добиться популярности. Королевская семья косо смотрела на то, что наиболее заметным и влиятельным ее членом стала именно Диана, которая так плохо вписывалась в традиции и образ жизни королевского двора. Принимая Диану в семью, Виндзо ры надеялись на то, что молодая принцесса поспособствует росту популярности монархии, но они не смогли смириться с тем, что в центре внимания оказались не они, а сама Диана. Ее красота и обаяние, готовность к общению привлекали внимание репортеров; имя Дианы не сходило с газетных полос. Ее друзьями были известные спортсмены и кинозвезды, политики и религиозные деятели, от Элтона Джона и Тома Круза до матери Терезы и юной Даниэлы Стивенсон, девочки с врожденным пороком сердца.

Народ обожал свою принцессу. Каждое появление Дианы вызывало ажиотаж. За ней всюду ходили толпы, ее фотографии висели в каждом доме. Диана была повсеместно признана законодательницей мод — любой ее туалет тут же становился образцом для подражания. Люди носили прическу «леди Ди», была создана ткань «принцесса Уэльская» и десерт «принцесса Диана», а жакет-спенсер, названный так в честь одного из предков Дианы, стал невероятно популярен. Английская пресса до сих пор с восторгом вспоминает некоторые ее наряды — например, темно-синее платье из шелка и бархата от Виктора Адель-стайна, в котором Диана была в 1985 году на приеме в Белом доме, или черное бархатное платье, в котором Диана была в Версале в 1994-м — тогда она вызвала восхищение у самого Пьера Кардена, который сказал: «До сих пор в Версале знали только короля-солнце. Теперь здесь появилась принцесса-солнце». У Дианы действительно был безупречный вкус. Ее стилем была изысканная элегантность и благородная простота. В обычной жизни она предпочитала спортивный стиль — блузы, свитера, джинсы от Армани и ветровки из универмага «Харродс», а на официальных приемах — костюмы от Шанель, вечерние платья от Александра Маккуина или Диора.

Диану любил весь мир — но не ее собственный муж. Пропасть между ними становилась все шире, а семейные скандалы — все громче. Королева даже была вынуждена обратиться к Чарльзу и Диане с официальным посланием с требованием примирения — но это была первая и последняя попытка их помирить. Букингемский дворец уже порядком устал от взбалмошной и неуравновешенной принцессы.

9 декабря 1992 года премьер-министр Джон Мейджор объявил на выступлении в парламенте, что принц и принцесса Уэльские отныне живут отдельно. Журналисты тут же кинулись за подробностями. Уже в январе была опубликована запись любовного телефонного разговора Чарльза и Камиллы, а после этого каждая уважающая себя газета считала своим долгом опубликовать материал о семейной жизни принца и принцессы. Каждый их шаг, как прошлый, так и настоящий, отслеживался репортерами. Страна узнала все подробности об отношениях Чарльза и Камиллы, а также обо всех любовниках Дианы. Возникшие после разъезда романы — с антикваром Оливье Хоаром и с известным регбистом Уиллом Карлингом — распались после того, как о них раструбили газеты; Карлингу даже пришлось со скандалом развестись. Нация разделилась: одни сочувствовали Чарльзу, который оставался верен своей единственной любви, другие — Диане, которая оказалась жертвой нелюбящего мужа и его семьи. В ноябре 1995 года в передаче «Панорама» Диана откровенно поведала всей стране о своем неудачном браке: «Нас там было трое, так что оказалось тесновато», — сказала она. «Я хотела бы стать королевой людских сердец, но я не представляю себя королевой этой страны».

Редакция сайта АиФ.ru благодарит издательство ЭКСМО за предоставленные отрывки.

Скандальный фильм с откровениями принцессы Дианы в Британии назвали позором

В Великобритании в преддверии годовщины смерти принцессы Дианы показали скандальный фильм под названием «В ее собственных словах». В основу легли записи уроков леди Ди по технике речи, не предназначенные для публичного просмотра. Вышедший фильм уже назвали попыткой сделать деньги на крови, а решение преподавателя риторики Питера Сеттелена опубликовать эти кадры — позором.

Вся ценность пленки, снятой во время тренировок Дианы по публичной речи, заключается в том, что принцессы так себя не ведут на публике. На видео, предназначенном для внутреннего пользования, леди Ди кривляется, смеется и говорит. Педагогу по технике речи она доверила самые сокровенные, самые интимные тайны о супружеской жизни. Такое не рассказывают в телеинтервью или светской беседе.

«Прежде чем пожениться, мы встречались всего 13 раз», — скажет она и засмеется. Принцессой Уэльской Диану Спенсер сделает непредсказуемая череда событий. Принц Чарльз надеялся на свадьбу с давней подругой Камиллой Паркер Боулз, с которой он поженится спустя много лет.

Диана, принцесса Уэльская: «Репортер спросил: вы влюблены, я полагаю? Что за дурацкий вопрос? Я ответила: конечно! А принц сказал: да, что бы это ни означало, вы можете интерпретировать это . Это смутило меня. Я подумала, что за странный вопрос и ответ. Господи! Я была абсолютно травмирована».

Ее не любил муж, не жаловала королева. Елизавета II на просьбу помочь наладить отношения с принцем Чарльзом ответила: и я не знаю, что делать, он неисправим. Зато леди Ди обожали подданные. В списке величайших британцев Шекспира, Дарвина и Ньютона всех обошла она — английская девушка, так хотевшая любви. Круг поиска у уже ставшей принцессой Дианы был невелик — телохранители, преподаватели.

Диана: «Меня можно было подозревать, но ни у кого никогда не было явных доказательств измены. Всего 3 недели спустя, как его выгнали, он погиб… Он был самым большим увлечением в моей жизни».

Слишком откровенный разговор с репетитором. В великосветском, но тесном кругу едва знакомый преподаватель стал тем, кому принцесса решила выговориться. Она не боялась, пленки хранились у нее дома до гибели. После смерти принцессы педагог Питер Сеттелен отсудил их у семьи Дианы, обещал никогда не публиковать, но все же продал телевизионщикам.

Дики Арбитер, до 2000 г. — королевы Елизаветы II: «Позор, что это видео было опубликовано. Мне кажется, в этом замешаны кровавые деньги. Являются записи доступными или нет, они были записаны в приватной обстановке с пониманием, что этот разговор частный. Сеттелен должен был подумать, прежде чем отдавать видео телеканалу».

Как передает корреспондент НТВ Сергей Сыркин, часть этих записей несколько лет назад уже транслировал американский канал NBC. Британское телевидение решилось на это впервые. Но снова показали лишь небольшую часть. Вероятно, Диана Спенсер еще раскроет не один секрет своими словами.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Женский журнал про диеты, отношения, красоту и стиль