Красавица грядет… — нефертити, история, дворец, египет, принцесса, царица


Имя этой царицы в переводе с древнеегипетского означает «красавица грядёт» (9 букв)

Н Е Ф Е Р Т И Т И

Другие варианты определений к слову :

2. Египетская царица, профиль которой известен каждому.

3. Египетская царица невиданной красы.

4. Облик какой женщины дошёл до наших дней благодаря скульптору Тутмесу?

5. У неё нет шеи и одного глаза, несмотря на то, что в её изображении всего 48 см, её всегда называли эталоном красоты.

6. Жена фараона Аменхотепа IV, известного в истории под именем Эхнатона.

100 великих сокровищ и реликвий

На сайте «100 великих сокровищ и реликвий» собраны самые ценные в мире сокровища, созданные выдающимися мастерами, скульпторами, художниками, отражена их полная приключений история.

Нефертити – египетская красавица

Бюст Нефертити. XIV в. до н. э. Берлин. Остров музеев

Нефертити, супруга древнеегипетского фараона XVIII династии Эхнатона, еще при жизни стала символом женственности. Она прославилась своей красотой. О ней говорили как о божестве, называли дочерью Солнца, владычицей радости, достойной восхвалений. Нефертити была верной помощницей своему супругу во всех его начинаниях. Ее прекрасный облик дошел до нас в скульптурном изображении и настенных росписях.

Немецкому ученому-египтологу Людвигу Борхардту, который в 1912 году вместе с другими археологами проводил раскопки в древнем городище Ахетатон, основанном Эхнатоном и находившемся в 350 км к северу от Фив, удалось обнаружить остатки грандиозного дворца, обнесенного кирпичной стеной. Через дорогу был перекинут крытый мост. В его центре имелось так называемое «окно явлений». В нем во время торжественных церемоний являли придворным свои божественные лики фараон Эхнатон и его прекрасная супруга царица Нефертити. К зданиям дворца примыкал большой сад с озером и павильонами. Все стены дворца были украшены росписями, сценами из жизни Эхнатона, Нефертити и шести их дочерей.

Статуя Эхнатона. XIV в. до н. э. Каир. Египетский музей

Но еще более интересная находка ожидала археологов, когда они случайно наткнулись на мастерскую скульптора. На полу валялись незавершенные работы: статуэтки, бюсты, гипсовые маски. Среди этого беспорядка они нашли ларец с именем владельца мастерской, его звали Тутмес, он был «хвалимый царем» придворный художник. Затем обнаружили бюст самого Эхнатона.

Он был сделан из известняка в натуральную величину и раскрашен.

В одной из дальних комнат мастерской среди кирпичной кладки ученые заметили выступавшую часть скульптуры. Ее осторожно освободили, и на свет появился известняковый бюст красивой женщины в натуральную величину. На ней был синий головной убор короной, охваченный широкой лентой.

Всех поразили удивительный овал лица, чувственные очерченные губы, миндалевидные глаза, слегка прикрытые тяжелыми веками. К короне когда-то была прикреплена золотая диадема с уреем — изображением священной кобры, которая считалась признаком принадлежности к царскому роду. Сомнений не было, археологи отыскали бюст жены Эхнатона, его соправительницы — Нефертити.

Вероятно, этот бюст создавался в период владычества супругов. Нефертити выглядит зрелой умудренной женщиной. По традиции белки глаз, радужная оболочка и зрачки на египетских скульптурах инкрустировались алебастром, хрусталем и черным деревом. У Нефертити инкрустирован только правый глаз. Левую глазную впадину скульптор оставил пустой. Это было сделано умышленно, так как в то время царица была жива, а «разверзание очей» оживляло душу уже умершего человека. Чтобы носить огромную корону, Нефертити приходилось брить голову, такова была традиция. В каждом ухе у нее было по две серьги.

О происхождении Нефертити известно мало. Некоторые исследователи считают, что она египтянка, ее юность прошла в Фивах — древней столице Египта эпохи Нового Царства. Этот город располагался в 700 км к югу от Средиземного моря, на восточном берегу Нила. Остатки Фив обнаружены в городе Луксоре, знаменитом Карнакским и Луксорским храмами. На противоположном, западном берегу Нила в Долине царей находились высеченные в скалах некрополи фараонов. Очевидно, в Фивах Нефертити получила образование, там же познакомилась со своим будущим супругом. Вскоре они перебрались в новую столицу Ахетатон, которую основал Эхнатон. Там возводились храмы бога солнца Атона, создавались дворцы, парки.

Бюст Нефертити. Скульптор Тутмес. XIV в. до н. э.Бронзовый сосуд. Эпоха Шан

Счастливая супружеская жизнь продолжалась 12 лет. Затем у них скончалась дочка, принцесса Макетатон. С I этого времени Нефертити теряет свое величие. Фараон не обращает на нее внимания, у него появилась возлюбленная Кийа, которая родила ему долгожданных сыновей. Оставшиеся дни жизни Нефертити провела в одном из второстепенных дворцов столицы. Найденная в мастерской Тутмеса скульптура изображала царицу на склоне лет. Ее лицо по-прежнему прекрасно, но время наложило на него свой отпечаток.

Погребение Нефертити археологи не нашли. Так как царица была в опале, ее едва ли похоронили по-царски. Скорее всего, ее погребли в окрестностях города Ахетатона, который со временем полностью разрушился.

Kingniknik – поэтический блог. Авторские стихи от Николая Войченко — члена «Союза независимых авторов и издателей» (СНАИ) г. Москвы

ПОИСК:


Магазин моих книг

Рубрики

Контакты

Метки

Свежие записи

ЕГИПЕТСКАЯ ЦАРИЦА НЕФЕРТИТИ

Из глубины веков смотрят на нас прекрасные глаза царицы Нефертити, запечатленные на знаменитом скульптурном портрете. Что скрывается за ее непостижимым взором?
Эта женщина достигла вершин власти. Ее супруг, фараон Аменхотеп IV (Эхнатон), был одной из самых загадочных личностей в истории человечества. Его называли фараоном-еретиком, фараоном-ниспровергателем. Можно ли быть счастливой рядом с таким человеком? И если да, то какой ценой дается это счастье?

У нас в сообществе уже публиковался пост о Нефертити :

Вашему вниманию представлен ещё один пост на эту же тему.

Остаётся только удивляться необычности исторической судьбы царицы Нефертити. Тридцать три века её имя было в забвении, а когда гениальный французский учёный Ф. Шампольон в начале прошлого столетия расшифровал древнеегипетские письмена, то о ней упоминали довольно редко и лишь в специальных академических работах.
XX век, словно демонстрируя причудливость человеческой памяти, вознёс Нефертити на вершину славы. Накануне Первой мировой войны немецкая экспедиция, закончив раскопки в Египте, по обыкновению представила находки для проверки инспекторам «Службы древностей». («Служба древностей» — ведомство, основанное в 1858 году для контроля археологических экспедиций и охраны памятников прошлого.) Среди предметов, выделенных для немецких музеев, находился ничем не примечательный оштукатуренный каменный блок.
Когда его привезли в Берлин, он превратился в голову Нефертити. Рассказывают, будто археологи, не желавшие расстаться с замечательным произведением искусства, обернули бюст серебряной бумагой, а затем покрыли гипсом, правильно рассчитав, что незаметная архитектурная деталь не привлечёт внимания. Когда это обнаружилось, разразился скандал. Его затушила только начавшаяся война, после окончания которой немецких египтологов лишили на некоторое время права проводить раскопки в Египте.
Однако бесценное художественное достоинство бюста стоило даже этих жертв. Звезда Нефертити восходила столь стремительно, будто женщина эта была не древней египетской царицей, а современной кинозвездой. Словно много веков красота её ждала признания, и, наконец, пришли времена, эстетический вкус которых возвёл Нефертити на вершину успеха.

Если посмотреть на Египет с высоты птичьего полета, то почти в самом центре страны, в 300 километрах южнее Каира, можно увидеть маленькую арабскую деревню под названием эль-Амарна. Именно здесь изъеденные временем скалы, вплотную подойдя к реке, начинают затем отступать, образуя почти правильный полукруг. Пески, остатки фундаментов древних сооружений и зелень пальмовых рощ — так выглядит сейчас когда-то роскошный древнеегипетский город Ахетатон, в котором царствовала одна из известнейших женщин мира.
Нефертити, имя которой в переводе означает «Пришедшая красавица», не была сестрой своего супруга, фараона Аменхотепа IV, хотя эта версия почему-то получила очень широкое распространение. Прекрасная египтянка происходила из семьи родственников царицы Тиу – она была дочерью провинциального жреца. И хотя по тем временам Нефертити получила блестящее образование в специальной школе, такое родство раздражало гордую царицу и мать Нефертити во многих официальных документах именовалась ее кормилицей.
Но редкая красота провинциальной девушки растопила сердце наследника престола, и Нефертити стала его супругой.

К одному из праздников «фараон-солнце» Аменхотеп III подарил жене воистину царский подарок: потрясающую своей красотой и богатством летнюю резиденцию — дворец Малькатта, рядом с которым находилось огромное искусственное озеро, засаженное лотосами, с ладьей для прогулок царицы.

*** Обнаженная Нефертити сидела в кресле с львиными лапами у круглого золотого зеркала. Миндалевидные глаза, прямой нос, шея, как стебель лотоса. В ее жилах не было ни капли чужеземной крови, о чем свидетельствовал смугловатый оттенок ее кожи и теплый, свежий ровный румянец, средний между золотисто-желтым и коричневато-бронзовым. «Красавица, владычица радости, полная восхвалений… преисполненная красотами», – так писали о ней поэты. Но не радовалась тридцатилетняя царица своему отражению, как раньше. Усталость и скорбь надломили ее, складка морщин легла от крыльев красивого носа к смелым губам, как печать.

Вошла служанка, темнокожая нубийка, с большим кувшином ароматной воды для омовения.
Нефертити поднялась, словно очнувшись от своих воспоминаний. Но доверившись умелым рукам Тадукиппы, опять ушла в свои мысли.

Как счастливы они были с Аменхотепом в день свадьбы. Ему 16 лет, ей 15. Они принимали власть над самой могущественной и богатой страной мира. Тридцать лет правления предыдущего фараона не были омрачены ни бедствиями, ни войнами. Сирия и Палестина трепещут перед Египтом, Митанни шлет льстивые письма, Из рудников Куша регулярно присылают горы золота и благовония.
Самое главное — они любят друг друга. Сын царя Аменхотепа III и царицы Тиу не очень красив: худой, узкоплечий. Но когда он глядел на нее, одержимый любовью, и с его больших губ срывались написанные для нее стихи, она смеялась от счастья. Будущий фараон бегал за юной царевной под темными сводами фиванского дворца, а она хохотала и пряталась за колонны.

Служанка разложила на богато украшенном туалетном столике необходимые принадлежности: золотые коробочки с умащениями, ложечки для притираний, сурьму для глаз, помаду и прочую косметику, инструменты для маникюра и краску для ногтей. Ловко прихватив бронзовую бритву, принялась аккуратно и почтительно брить голову царицы.

Нефертити безучастно водила пальцем по золотому скарабею на баночке с рисовой пудрой и вспоминала, как однажды, еще до свадьбы Аменхотеп на закате солнца открыл ей свою тайну.
Он гладил ее тонкие пальцы и, глядя сверкающими глазами куда-то вдаль, сказал, что накануне во сне ему явился сам Атон, бог солнечного диска, и говорил с ним, как с братом:
-Понимаешь, Нефертити. Я вижу, я знаю, что в мире все не так, как мы все привыкли видеть. Мир он светлый. Он создан Атоном для счастья и радости. К чему приносить жертвы всем этим многочисленным богам. Зачем поклоняться жукам, бегемотам, птицам, крокодилам, если они и сами, как и мы – дети Солнца. Атон — единственный истинный бог!
Голос Аменхотепа звенел. Он говорил, как прекрасен и чуден мир, созданный Атоном, и сам царевич был прекрасен в эту минуту. Нефертити внимала каждому слову любимого и принимала всем сердцем его веру.

Получив титул фараона, Аменхотеп IV первым делом изменил свое имя. «Аменхотеп» значит «Амон доволен». Он стал называть себя «Эхнатон», т. е. «Угодный Атону».
Как счастливы они были! Люди не могут быть так счастливы. Почти сразу Эхнатон принял решение строить новую столицу – Ахетатон, что означает «горизонт Атона». Это должен был быть лучший город на земле. Там все будет по-другому. Новая счастливая жизнь. Не такая, как в мрачных Фивах. И люди там будут все счастливы, потому что будут жить в правде и красоте.

Юность супруги наследника прошла в Фивах — блестящей столице Египта эпохи Нового царства (ХVI-ХI вв. до н.э.) Грандиозные храмы богов соседствовали здесь с роскошными дворцами, домами знати, садами редкостных деревьев и искусственными озерами. В небо вонзались золоченые иглы обелисков, вершины расписных башен-пилонов и колоссальные статуи царей. Сквозь пышную зелень тамарисков, сикоморов и финиковых пальм проглядывали аллеи сфинксов выложенные бирюзово-зелеными фаянсовыми плитками и соединяющие храмы.
Египет был в апогее своего расцвета Покоренные народы везли сюда, в Фивы, бесчисленные сосуды с вином, кожи, столь любимый египтянами лазурит и всякие редкие диковины. Из далеких областей Африки шли караваны, нагруженные слоновой костью, черным деревом, благовониями и золотом бесчисленным золотом, которым так славился Египет в древности. В обиходе были тончайшие ткани из гофрированного льна, пышные, потрясающие своим разнообразием парики, богатые украшения и дорогие умащения…

У всех египетских фараонов было несколько жен и бесчисленное число наложниц – Восток и тогда был Востоком. Но «гарема» в нашем понимании в Египте никогда не существовало: младшие царицы жили в отдельных резиденциях рядом с дворцом, удобствами наложниц никто особо не занимался. Те же, кого тексты именуют «Владычица Верхнего и Нижнего Египта», «великая супруга царская», «супруга Бога», «украшение царя», прежде всего были верховными жрицами, которые вместе с царем участвовали в храмовых службах и ритуалах и своими действиями поддерживали Маат — мировую гармонию.
Для древних египтян каждое новое утро — это повторение изначального момента сотворения вселенной Богом. Задача царицы, участвующей в богослужении, — умиротворить и умилостивить божество красотой своего голоса, неповторимым очарованием своего облика, звучанием систра — священного музыкального инструмента Недосягаемый для большинства смертных женщин статус «великой супруги царской», обладавшей большой политической властью, основывался именно на религиозных устоях. Рождение же детей было делом второстепенным, с ним прекрасно справлялись младшие царицы и наложницы.
Тейя стала исключением – она была так близка своему мужу, что делила с ним ложе долгие годы и родила ему нескольких детей. До зрелых лет, правда, дожил только старший сын, но и в этом жрецы усмотрели промысел Неба. О том, насколько неправильно истолковали они этот промысел, им стало известно значительно позже.
Аменхотеп IV взошел на трон в 1424 году до нашей эры. И… затеял религиозную реформу — смену богов, вещь в Египте неслыханную.

Всеми почитаемый бог Амон, поклонение которому все больше укрепляло власть жрецов, был волею фараона заменен на другого бога, бога солнца — Атона. Атон – «видимый солнечный диск», изображался в виде солнечного диска с лучами-ладонями, дарующими благо людям. Реформы фараону удались, по крайней мере на период его царствования. Была основана новая столица, возведено много новых храмов и дворцов. Вместе со старинными религиозными устоями исчезли и канонические правила древнеегипетского искусства. Пройдя через годы утрированного реализма, искусство времени Эхнатона и Нефертити родило те шедевры, которые были обнаружены археологами тысячелетия спустя…
Зимой 1912 года германский археолог Людвиг Борхардт приступил к раскопкам остатков очередного дома разрушенного городища. Вскоре археологам стало ясно, что они обнаружили скульптурную мастерскую. Незавершенные статуи, гипсовые маски и скопления камней различных пород — все это ясно определяло профессию владельца обширной усадьбы. И среди находок был выполненный из известняка и раскрашенный бюст женщины в натуральную величину.
Телесный цвет затылка, красные ленты, спускающиеся вдоль шеи, синий головной убор. Нежный овал лица, красиво очерченный небольшой рот, прямой нос, прекрасные миндалевидные глаза, слегка прикрытые широкими тяжелыми веками. В правом глазу сохранилась вставка из горного хрусталя со зрачком из черного дерева. Высокий синий парик обвит золотой повязкой, украшенной самоцветами…
Просвещенный мир ахнул – миру явилась красавица, три тысячи лет проведшая во мраке забвения. Красота Нефертити оказалась бессмертной. Миллионы женщин завидовали ей, миллионы мужчин о ней грезили. Увы, они не знали, что за бессмертие расплачиваются еще при жизни, причем порой платят непомерную цену.
Вместе со своим супругом Нефертити правила Египтом около 20 лет. Те самые два десятилетия, которые ознаменовались небывалой для всей древневосточной культуры религиозной революцией, поколебавшей устои древнеегипетской сакральной традиции и оставившей очень неоднозначный след в истории страны.
Нефертити играла важную роль в событиях своего времени Она была живым воплощением животворящей силы солнца, дарующей жизнь В больших храмах бога Атона в Фивах — ей возносили молитвы, ни одно из храмовых действ не могло происходить без нее — залога плодородия и процветания всей страны «Она проводит Атона на покой сладостным голосом и прекрасными руками с систрами, — говорится о ней в надписях гробниц вельмож современников — При звуке голоса ее все ликуют».

Запретив культы традиционных богов и прежде всего вселенского Амона — владыки Фив, Аменхотеп IV, сменивший свое имя на Эхнатон («Действенный дух Атона»), и Нефертити основывают свою новую столицу – Ахетатон. Объем работ был огромен Одновременно возводились храмы, дворцы, здания официальных учреждений, склады, дома знати жилища и мастерские Выбитые в скальном грунте ямы наполняли почвой, а затем в них сажали специально привезенные деревья — ждать, пока они вырастут здесь, было некогда Словно по волшебству среди скал и песка вырастали сады, плескалась вода в прудах и озерах, поднимались ввысь стены царского дворца подчиняясь царскому приказу. Здесь жила Нефертити.
Обе части грандиозного дворца были обнесены кирпичной стеной и соединялись монументальным крытым мостом, перекинутым через дорогу. К жилым зданиям царской семьи примыкал большой сад с озером и павильонами. Стены были украшены росписями гроздья лотосов и папирусов, вылетающие из водоемов болотные птицы, сцены жизни Эхнатона, Нефертити и их шести дочерей. Роспись полов имитировала водоемы с плавающими рыбками и порхающими вокруг птицами. Широко применялась позолота, инкрустация плитками фаянса и полудрагоценными камнями.
Никогда еще в египетском искусстве не появлялись произведения, столь живо демонстрирующие чувства царственных супругов Нефертити с супругом сидят с детьми, Нефертити болтает ногами, взобравшись мужу на колени, и придерживает рукой маленькую дочь. На каждой сцене обязательно присутствует Атон – солнечный диск с многочисленными руками, протягивающими царственной чете символы вечной жизни
Наряду с интимными сценами в дворцовых садах, в гробницах вельмож Ахетатона сохранились и другие эпизоды семейной жизни царя и царицы — уникальные изображения царских обедов и ужинов На стульях с львиными лапами сидят Эхнатон и Нефертити, рядом — приехавшая с визитом вдовствующая царица-мать Тейе Около пирующих стоят украшенные цветами лотосов столики с яствами, сосуды с вином Пирующих развлекает женский хор и музыканты, суетятся слуги. Три старшие дочери — Меритатон, Макетатон и Анхесенпа-атон — присутствуют на торжестве.

Картины тех счастливых лет Нефертити трепетно хранила в своем сердце.
Они строили город. Лучшие мастера и художники Египта собирались в Ахетатоне. Царь проповедовал среди них свои идеи нового искусства. Отныне оно должно было отражать истинную красоту мира, а не копировать древние застывшие формы. Портреты должны иметь черты реальных людей, а композиции должны быть жизненные.
Одна за другой появлялись на свет их дочери. Эхнатон обожал их всех. Подолгу возился с девочками на глазах счастливой Нефертити. Он баловал их и превозносил.
А вечерами они катались на колеснице по пальмовым аллеям города. Он правил лошадьми, а она обнимала его и весело подшучивала над тем, что у него появился солидный живот. Или катались в ладье по глади Нила, среди зарослей тросника и папируса.
Их семейные обеды были полны беззаботного веселья, когда бывало Эхнатон с куском отбивной в зубах изображал рассерженного Собека, бога-крокодила, а девочки и Нефертити покатывались от смеха.
Они проводили службы в храме Атона. Божество изображали в святилище в виде золотого диска, простирающего к людям тысячи рук. Фараон был сам верховным жрецом. А Нефертити – верховной жрицей. Ее голос и божественная красота преклоняли народ перед сияющим ликом истинного Бога.

Пока служанка умащивала тело царицы драгоценным маслом, распространявшим запах мирры, можжевельника и корицы, Нефертити вспоминала, какой был праздник в городе, когда Тиу, мать Эхнатона, приехала погостить к детям и внучкам в Ахетатон. Девочки скакали вокруг нее и наперебой веселили своими играми и танцами. Она улыбалась и не знала, кого из них слушать.

Эхнатон с гордостью показывал матери свою новую столицу: были заложены дворцы для знати, дома ремесленников, склады, мастерские и главная гордость – храм Атона, который размером, пышностью и великолепием должен был превзойти все существующие в мире.
— Алтарей в нем будет не один, а несколько. А крыши не будет совсем, чтоб священные лучи Атона наполняли его своей благодатью,- воодушевленно рассказывал он матери. Молча слушала она своего единственного сына. Умные, проницательные глаза Тиу смотрели печально. Как она могла объяснить, что его старания сделать всех счастливыми никому не нужны. Что его не любят и не уважают, как государя, и отовсюду несутся только проклятья. Прекрасный город солнца за несколько лет опустошил царскую сокровищницу. Да, город красив и восхитителен, но он съедает все доходы. А Эхнатон и слышать не хотел об экономии.
А вечерами Тиу по долгу беседовала с невесткой, надеясь хоть через нее повлиять на сына.
Ах, почему, почему, тогда она не прислушалась к словам мудрой Тиу!


Но личное счастье супругов продолжалось недолго…
Все начало рушиться в год, когда умерла их восьмилетняя дочь, веселая и милая Мекетатон. Она так внезапно ушла к Озирису, что казалось, солнце перестало светить.
При воспоминании о том, как они с мужем отдавали распоряжения могильщикам и бальзаматорам, сдерживаемые долгое время рыдания потоком слез вырвались наружу. Служанка с баночкой краски для бровей в растерянности остановилась. Великая царица через минуту справилась с собой и, проглотив рыдания, выдохнула и распрямилась:«Продолжайте».

Со смертью Мекетатон закончилось счастье в их дворце. Бедствия и горе пошли нескончаемой чередой, словно проклятия свергнутых богов обрушились на их головы. Вскоре за маленькой принцессой ушла в царство мертвых Тиу, единственный человек при дворе, который поддерживал Эхнатона. С ее смертью в Фивах не осталось никого, кроме врагов. Вдова могущественного Аменхотепа III одна сдерживала своим авторитетом ярость оскорбленных жрецов Амона. При ней они не решались на открытые выпады в сторону Эхнатона и Нефертити.

Нефертити сжала пальцами виски и покачала головой. Если бы тогда они с мужем были осторожнее, политичнее, хитрее. Если бы тогда Эхнатон не изгонял жрецов из старых храмов и не запрещал людям молиться своим богам…Если бы…Но тогда это был бы не Эхнатон. Не в его характере компромиссы. Все или нечего. Он рушил все старое одержимо и нещадно. Он был уверен в своей правоте и победе. Он не сомневался, что за ним пойдут…А никто не пошел. Кучка философов, художники и мастеровые – вот и вся его компания.
Она пыталась, неоднократно пыталась поговорить с ним, открыть глаза на реальную суть вещей. Он только злился и замыкался в себе, все больше времени проводя с архитекторами и скульпторами.
В очередной раз, когда она подошла к нему с разговором о судьбе династии, он закричал на нее: «Чем лезть в мои дела, лучше бы родила мне сына!»
Шесть дочерей родила Нефертити Эхнатону за двенадцать лет. Всегда она была рядом с ним. Его дела и проблемы были всегда ее делами и проблемами. На всех службах в храмах Атона она всегда стояла рядом с ним в короне, звеня священными систрами. И такого оскорбления она не ожидала. Она была пронзена в самое сердце. Молча вышла Нефертити и, шелестя плиссированной юбкой, удалилась в свои покои…

Неслышными шагами в комнату вошла кошка Баст. На шее изящного животного красовалось золотое ожерелье. Подойдя к хозяйке, Баст запрыгнула на колени и принялась тереться о ее руки. Нефертити грустно улыбнулась. Теплый, уютный зверек. Она порывисто прижала ее к себе. Баст каким-то чутьем всегда угадывала, когда хозяйке плохо и приходила утешать. Неферити водила ладонью по мягкой светло-серой шерсти. Янтарные глаза с вертикальными зрачками смотрели на человека мудро и снисходительно. «Все пройдет», -казалось, говорила она.
-Ты и в правду богиня, Баст, — улыбалась успокоенная Нефертити. А кошка, величественно подняв хвост, удалялась из комнаты, показывая своим видом, что у нее есть дела поважнее.

Смерть Макетатон, по-видимому, стала переломным моментом в жизни Нефертити. У той, кого современники называли «красавицей, прекрасной в диадеме с двумя перьями, владычицей радости, полной восхвалений преисполненной красотами», появилась соперница. И не просто временная прихоть владыки, а женщина, действительно вытеснившая супругу из его сердца — Кийа.
Все внимание Эхнатона было сосредоточено на ней. Еще при жизни его отца в Египет в качестве залога политической стабильности в межгосударственных отношениях прибыла митаннийская принцесса Тадухеппа. Именно для нее, принявшей по традиции египетское имя, Эхнатоном был выстроен роскошный загородный дворцовый комплекс Мару-Атон. Но главное – она родила фараону двух сыновей, которые впоследствии женились на своих старших сводных сестрах.
Однако и триумф Кийи, родившей царю сыновей, был недолог. Она исчезла на 16-м году правления супруга. Придя к власти, старшая дочь Нефертити, Меритатон, уничтожила не только изображения, но и практически все упоминания о ненавистной сопернице своей матери, заменив их своими собственными изображениями и именами. С точки зрения древнеегипетской традиции, подобный акт был самым страшным проклятием, какое можно было осуществить: не только имя умершего стиралось из памяти потомков, но и его душа лишалась благополучия в жизни загробной.

Нефертити уже заканчивала свое облачение. Девушка служанка одела ее в белое платье из тончайшего прозрачного белого льна, застегнула широкое нагрудное украшение усыпанное самоцветами. На голову надела пышный парик, завитый мелкими волнами. В своем любимом синем головном уборе с красными лентами и золотым уреем она давно уже не выходила.
Вошел Эйе, старый сановник, бывший писец при дворе Аменхотепа III. Он был «носителем опахала по правую руку царя, главным из друзей царя» и «отцом бога», как величали его в письмах. Эхнатон и Нефертити росли во дворце на его глазах. Он учил Эхнатона грамоте. Его жена в свое время была кормилицей принцессы. И Нефертити была ему как родная дочь.
При виде Нефертити морщинистое лицо Эйе расплылось в нежной улыбке:
— Здравствуй, девочка моя! Как ты?
— Не спрашивай, Эйе. Хорошего мало. Ты слышал, Эхнатон подарил этой выскочке Кийе, наложнице из Митанни, дворец Мару-Атон. Всюду появляется с ней. Эта тварь уже осмеливается надевать корону.
Эйе нахмурился и вздохнул. Девушка из гарема родила царю двух сыновей. Все только и шептались о наследных принцах Сменхкаре и Тутанхатоне, не стесняясь Нефертити.
Принцы были еще маленькими детьми, но их судьба уже была решена: они станут мужьями старших дочерей Эхнатона. Царский род должен продолжаться. Кровь фараонов XVIII династии от самого великого Яхмеса текла в их жилах.
-Ну, а что нового в Фивах? Что пишут из провинций? – царица мужественно приготовилась слушать тяжелые вести.
— Ничего хорошего, царица. Фивы гудят, как пчелиный рой. Жрецы добились того, что имя Эхнатона проклинают на каждом углу. Тут еще эта засуха. Все к одному. Царь Митанни Душратта требует опять золота. Из северных провинций просят прислать войско для защиты от кочевников. А царь велел всем отказать.- Эйе пожал плечами.- Обидно смотреть. С таким трудом мы добивались влияния в этих землях, а теперь так легко их теряем. Всюду недовольство. Я говорил об этом Эхнатону, но он и слышать ничего не хочет о войне. Он досадует только на то, что срываются сроки поставки мрамора и черного дерева. И еще, царица, опасайтесь Хоремхеба. Уж очень он быстро находит общий язык с вашими влиятельными врагами, знает с кем дружить.

После ухода Эйе, царица долго сидела одна. Солнце склонилось к закату. Нифертити вышла на балкон дворца. Огромный безоблачный купол неба на горизонте пылал белым пламенем, окружавшим огненный диск. Теплые лучи окрашивали охряные вершины гор на горизонте в мягко-оранжевые цвета и отражались в водах Нила. В пышной зелени тамарисков, сикомор и финиковых пальм, которыми был обсажен дворец, пели вечерние птицы. Из пустыни тянуло вечерней прохладой и тревогой.

Долго ли прожила Нефертити после этого заката не известно. Дата ее смерти историками не открыта и могила царицы не найдена. В сущности это не важно. Ее любовь и счастье- вся ее жизнь, ушла в небытие вместе с надеждами и мечтами о Новом Мире.
Принц Смехкара прожил совсем не долго и умер еще при Эхнатоне. После смерти фараона-реформатора власть принял десятилетний Тутанхатон. Под давлением жрецов Амона мальчик-фараон покинул город Солнца и поменял имя. Тутанхатон («Живое подобие Атона») стал отныне именоваться Тутанхамоном («Живое подобие Амона»), но прожил не долго. Продолжателей дела Эхнатона, его духовной и культурной революции, не осталось. Столица вернулась в Фивы.
Новый царь Хоремхеб сделал все, чтоб стереть даже память об Эхнатоне и Нефертити. Город их мечты был разрушен до основания. Их имена тщательно стирались во всех записях, в гробницах, на всех колоннах и стенах. И отныне везде значилось, что после Аменхотепа III власть перешла к Хоремхебу. Лишь кое-где случайно остались напоминания о «преступнике из Ахетатона». Через сто лет все забыли о царе и его жене, которые за 1369 лет до рождения Иисуса Христа проповедовали веру в единого Бога.

Три тысячи четыреста лет носился песок над местом, где некогда был прекрасный город, пока однажды жители соседней деревни не стали находить красивые черепки и осколки. Любители древности показали их специалистам, а те прочитали на них имена неизвестных в истории Египта царя и царицы. Некоторое время спустя был обнаружен тайник с прогнившими сундуками, которые были наполнены глиняными письмами. История трагедии, обрушившейся на Ахетатон постепенно прояснялась. Фигуры фараона и его прекрасной жены выступали из тьмы. В Амарну (так теперь называлось это место) потянулись экспедиции археологов.

6 декабря 1912 года в развалинах мастерской древнего скульптора Тутмеса дрожащие руки профессора Людвига Борхарда извлекли на свет почти неповрежденный бюст Нефертити. Он был столь прекрасен и совершенен, что казалось сама измученная страданиями Ка (душа) царицы вернулась в мир чтобы поведать о себе.
Долго-долго смотрел пожилой профессор, руководитель немецкой экспедиции, на эту красоту, которой было так нереально много сотен и тысяч лет, и много думал, но единственное, что смог записать в своем дневнике: «Описывать бесцельно,- смотреть!».

Нефертити красавица грядёт -Фантазия 1-1

«Женские истории любви» сборник 8

В самых невероятных ситуациях оказываются героини ро-
манов и повестей Нины Каменцевой – и в опасных, трагиче-
ских, и в интригующе-загадочных, фантастических, а порой
и забавных, – но всегда остаются настоящими Женщинами.
Именно женская мудрость, удивительное сочетание стойко-
сти и гибкости, присущее прекрасному полу, позволяют им
выйти с честью из любых испытаний, сохранив верность
своему предназначению: любить, быть любимыми и служить
продолжению на Земле. и не только!

Фантастика
Нефертити –
«красавица грядёт»
1. ПРОСНУЛАСЬ В НОЧЬ. ЕГИПЕТ
(НАЧАЛО XIV ВЕКА ДО Н. Э.)
1. «Красавица грядёт» – царицей Египта

Нефертити – «красавица грядёт» – царицей Египта про-
снулась в ночь. И кто такой счастливчик, кто знал меня в
лицо, зачем по имени меня позвал? Неужто мои миндале-
видные глаза открыли правду обо мне, а может, шея вытя-
нутая и вырез платья глубокий пронзили насквозь душу,
сердце молодого фараона, а может, не фараон, Жрец Древне-
го Египта, который день и ночь молил и вымолил подарок
от матери-солнца – на землю дочь спустить.
– Живи и наслаждайся, не забывай, чья дочь. И делай
лишь добро, за это благословит Господь. Спаси народ от
голода и нищеты. Ты освети всем путь, тогда ты лишь с
нежностью родишь. Ты станешь матерью земной, ты не-
порочна, ты дева и рождена, чтобы любить и миру счастье
подарить. Не нужно войн, одним движением глаз, лишь
ты моргнёшь, заставишь камни двигаться, и ты одна смо-
жешь, создашь, что не под силу даже сотне лошадей, вер-
блюдов, мужиков. Построишь город на песках, сады там
зацветут, о чём ты будешь мне рассказывать в молитвах
по утрам и объявлять победу каждый день, когда зарёй
покину – уходя.
– Спасибо, солнце-мать, что ты доверила эту миссию
мне, хотя и было много дочерей, дала возможность зем-
ною девой стать и своим лучом по лестнице надежды на
землю опуститься, но я не смею с тобою согласиться,
ты ж меня направила в пески, где жизни нет, на верную
смерть. Неужели на земле ты не выбрала других мест,
чтобы мне жилось свободно и богато? В лес ходить, и
ягод набирать, и страсть испить из минеральных вод. И в
океане тёплом мне искупаться?!
– Ты замолчи! – сказала солнце-мать. – Тебе не велено
перечить взрослым, я знаю, понимаю лучше всё и знаю,
где найдёшь ты счастье. Лишь только делай всё ты и не
ленись, тебя заметят, будешь там богата, не позволяй ез-
дить на себе, одни мечтают впиться в кровь бесплатно.
Всегда горда была и будь и там такой же.
Поникла головой, но что же делать, никто ещё не смог
перечить матери завету, тихонько пошла вперёд навстре-
чу счастью, но остановилась: захотелось пить! А здесь
одни пески, вдали как будто что-то. иду туда, а там алоэ
лист один, взяла его, надрезав там, две капли слегка по-
мазав на язык.
В себе же думаю я плохо: «За что меня ты наказала,
меня послала умереть. » – но так к алою присосалась,
показалось – литра два воды. Иду я дальше, есть охота,
но нет, не встретился никто, достала нож, вонзаю в яще-
риц двух. Поймать сумела, распорола брюхо, раскрыла,
уложив на камень припекать (мать луч послала), и, на-
сладившись мясом вкусно, пошла к кактусу, его я увидав.
Какая сладость, а витамин. Так где же мне переночевать
здесь?
Идёт в пустыне ничейный верблюдов караван. Что там
случилось, кто посмел напасть? Остановила, приказав им
садиться, сама людей пошла искать. И вижу я карету Па-
дишаха, а в ней ребёнок, мальчик.
– Как же тебя звать? А где же все твои людские воины?
На руки я взяла его, а он ручонками растягивает кофту,
полез к груди и начал её сосать. А молоко, как будто бы
с коровы, на глазки брызнуло ему. Неужто я, не став же-
ною, могла дитя родить?! Вдали – опять заметила – шли
люди, истекали кровью. оставляя след. И кто они? Иди-
те вы за мною, я помогу, хотя не человек.
Приблизились они, меня заметив, и взяли с рук мла-
денца, и благодарят:
– Спасибо мало нам сказать тебе за это, и, если жен-
щина, ты будешь мне сестрой, а если девушка, женюсь и
будешь ты любима, спасла ты братца моего, – сказал мне
фараон. – Напали чужеземцы, растаскали тюки с золотом,
серебром, убили мать, жену мою, сестру забрали в плен,
но ты дала родник к дальнейшей жизни, ты наша гор-
дость, невеста и любовь! Я верю, вместе мы раздвинем
горы, построим замки и дворцы, пойдём войною и по-
бедим мы чужеземцев, чтоб не уничтожали больше ма-
терей; плодились женщины, в достатке жили, одаривали
радостью любви и добротой. Как звать тебя, скажи мне,
сама нежность, неужто я тебя, любимая, должен Нефер-
тити звать?!
– А я не против, забыть должна, как звала мать, тебе
лишь одному буду покорна и рада Нефертити стать!
Какое счастье: среди песков Египта сошлись два тела
молодых, и тут он понял, что она девица, и объявляет её
своей женой.
На этом же месте строились дворцы, кто проезжал по
Восточному караванному пути, тот помнит: когда-то были
здесь пески, сейчас воздвигнуты дворцы, хоромы. Одним
мизинцем, одним взглядом переворачивала многотонные
камни и строила пирамиды до неба высоко. Хотелось
достать до мамы, поближе быть к ней, но солнце разве
можно ли достать? Придумывала всё и находила много
правил красок, косметику и маникюр на ногти, рисунок
на руках, чтобы показать любовь для милого в подарок.
Он удивлялся моим способностям, любил и нежил по но-
чам. Такие страсти не подвластны солнцу, но здесь зем-
ная любовь была. Видела измену людей и замечала рев-
ность, страсть других по отношению ко мне, одна была
верная ведь дочь матери своей я солнца. И непристойно
как они за ширмой лёгкой разных принимали, а может, он
так ревновал меня, что обольщал меня в присутствии его
другими. Но страстно он потом уж ночью целовал.
А каждое утро я молюсь богам, из них одна – мать-
солнце, когда ж по вечерам, молясь, кричу вдогонку: куда
уходишь, мама. буду ждать.

Нефертити Египетская царица (начало XIV века до н. э.), супруга Аменхотепа IV. В 1912 году в Амарте были найдены поэтичные портреты Нефертити, созданные скульптором Тутмесом.
*Наиболее известными авторами, писавшими о Египте, были Геродот (V век до н.э.), Гекатей (IV—III в. до н.э.), Диодор Сицилийский (I в. до н.э.)
**. 2400 годом до нашей эры. Барельеф в древнем месте захоронения в Саккаре изображает серию медицинских сцен, включая обрезание с помощью кремниевого ножа .
***В 305 году до нашей эры он объявил себя королем Птолемеем I. Египтяне вскоре приняли Птолемеев, как преемников фараонов независимого Египта.
****Древний Египет считается колыбелью косметики. Уже за 5000 лет до нашей эры там пудрили лица, накладывали тени на веки, употребляли благовония, красили ногти .
*****конструкторские изменения во времена основателя четвертой династии, во времена фараона Снофру, правившего с 2613 по 2589 года до нашей эры.
****Ждецы Древнего Египта — хранители знаний Атлантиды.
*****Приблизительно 1286 году до нашей эры Рамсес II возглавляет поход в Финикию и около 1285 года до нашей эры, даёт начало войне предприняв поход на города.

Тайны древнего мира

Египетская царица Нефертити

Царица Нефертити (Нефер-Неферу-Атон) (конец XV столетия до н. э. — 1354 год до н. э.), главная жена древнеегипетского фараона XVIII династии Эхнатона (Аменхотепа IV), при правлении которого была проведена крупнейшая в египетской истории религиозная реформа.

«Описывать бессмысленно. — Смотреть!»

…Пыль стала осыпаться с небольшого обломка камня… и археологи замерли, не в силах пошевелиться или сказать хотя бы слово… На них, чуть улыбаясь, смотрела прекрасная женщина… Грациозная длинная шея, совершенные линии скул, изысканный очерк ноздрей, полные губы, которые, казалось, еще немного и приоткроются в улыбке…

В небольшой арабской деревушке Эль-Амарне, в скульптурной мастерской древнеегипетского художника Тутмоса, была найдена невыразимо прекрасная женская головка: высокий парик обвит золотой повязкой, на лбу урей (змейка) — символ царской власти, правый глаз, с голубой радужной оболочкой из горного хрусталя и зрачком из черного дерева, такое чувство, смотрит прямо на тебя… Тем же днем археолог Борхардт в дневнике написал: «Описывать бессмысленно. — Смотреть!».

Для того чтобы вывезти эту скульптуру, с которой они уже не могли расстаться, в Берлин, ученым пришлось пойти на мошенничество. Они обернули бюст фольгой, а потом замазав гипсом, «состарили», превратив его в побитый временем каменный блок, на который ни таможенники, ни египетские инспекторы не обратили внимания. (Это изображение царицы Египта Нефертити по сей день хранится в собрании Египетского музея в Берлине. В Египте ее не выставляли никогда.)

Когда обман раскрыли, вспыхнул ужасный международный скандал, конец которому положила лишь Вторая мировая война. Однако еще на протяжении многих лет немецким ученым-археологам был закрыт путь в Египет…

Открытие, которое было сделано в 1912 г. немецким археологом Л.Борхардтом, облетело весь мир — красота женщины, жившей так давно, что это было трудно себе представить, покорила всех. Она стала «звездой» XX столетия, доказав, что истинная красота — вечна.


…Она искренне любила и была любима. В ее жизни был один мужчина, одна любовь, очень много счастья, но и много страдания.

Вероятно, она поражала всех своей миловидностью, так как ее назвали «Красавица грядет», или — Нефертити. Согласно одной версии, ее родители были из касты жрецов города Коптоса. Отца, придворного вельможу, звали Эйе, а мать, Тии, была троюродная сестра матери Эхнатона — Тейе. Однако в официальных документах Тии почему-то называется только «кормилицей Нефертити, великой супруги царя». Может быть, это сделали потому, чтобы скрыть «небожественное» происхождение Нефертити или ее кровную связь с кастой жрецов.

Во всяком случае, семья ее была богатой и жила в самом блестящем городе мира — в Фивах, столице Египта, во времена его расцвета. С детства Нефертити окружали огромные храмы и роскошные дворцы, величественные статуи и аллеи сфинксов. Слоновая кость, самые дорогие благовония, золото, черное дерево — все самое ценное и роскошное, что могло быть в мире, везли в Фивы. У нее было счастливое детство, и из рук любящих родителей она сразу попала в объятия любимого мужа.

…С первого мига, с первого взгляда, который Аменхотеп IV бросил на свою юную супругу, он понял, что теперь для него существует лишь одна женщина. Ничего более прекрасного он не видел в жизни, и она стала для него Единственной на долгих 12 лет.
Такая верность была удивительной и даже неприличной для фараона, это чувство поражало всех вокруг — придворных, знать, недругов-жрецов.

У фараона был большой гарем, и чтобы уменьшить влияние царицы Нефертити, ему начали присылать самых красивых наложниц со всего мира.

Однако Эхнатон видел лишь красоту своей Нефертити. Больше того, она оказалась замечательным другом, мудрым советчиком, хорошо понимавшим людскую природу, но при этом была чиста душой и приветлива ко всем без исключения.

— Нет, вы только посмотрите, — перешептывались во дворце, — как такое может быть?! Ну ладно, сделал главной женой, но он ведь ВООБЩЕ не смотрит на других женщин. Он хранит ей верность, хотя может обладать тысячами красавиц, стоит ему только захотеть.

Никогда еще до этого древнеегипетские художники не изображали в своих произведениях — скульптурах, барельефах — настолько явное чувство любви царственной четы. Они всегда изображены вместе, рядом, будто никогда не расставались.

…Вот они сидят рядом за праздничным столом, который накрыт в честь приезда матери Эхнатона — Тейе, а рядом три их дочки, музыканты. Вокруг суетятся слуги.

…Вот сцена парадного выезда: фараон и его супруга так увлеклись беседой, что не замечают, как их младшая дочь подгоняет шестом мчащуюся во весь опор упряжку.

…А вот почти эротический момент — супругов запечатлел скульптор во время страстного любовного поцелуя.

И во всех этих сценах обязательно присутствует Атон — новое главное божество — солнечный диск с множеством рук, которые оберегают чету, обещая им вечную жизнь…

Может быть, Эхнатон был и прав, выбрав себе и своему народу новое божество, — ведь его имя и имя его жены в действительности сохранились в веках…

Существует предположение, что Аменхотепа считали довольно странным правителем — гуманным, добрым и провозглашавшим какие-то «немыслимые» принципы — равенства и любви между людьми и мира между народами. Фараон Египта, живший 3 000 лет назад, исповедовал прямо-таки христианские ценности. Однако, несмотря на это, именно Аменхотеп IV сделал то, на что до него не решился НИ ОДИН из 350 правителей, занимавших египетский престол. Он восстал против языческого многобожия, заявив, что главный бог — один. И это Атон, солнечный диск, несущий жизнь всему земному.

Во имя этой религии он принял новое имя Эхнатон, что значит «угодный Атону», а Нефертити, со всей страстью души поддержавшая мужа, взяла себе имя «Нефер-Нефер-Атон» — «прекрасная красотой Атона», или «солнцеликая».

Конечно, кроме гуманистических мотивов и религиозных идеалов, у фараона и его супруги были и свои политические цели. Довольно сильным стало к тому времени влияние жрецов разных культов. Верховные жрецы (в особенности Амона) обладали самыми лучшими землями, прекрасными зданиями и очень сильным влиянием на народ и придворных, порой могли посоперничать с влиянием самого фараона. Так что, «отменяя» их религии и провозглашая себя и жену верховными жрецами нового культа, Эхнатон «убил двух зайцев».

Это было опасно, и ему были необходимы надежные союзники — царица Нефертити стала самым преданным его другом, преданным фанатически, безраздельно.

Они стали строить для нового божества новую столицу — город Ахетатон. В красивой и плодородной долине между Фивами и Мемфисом, где белоснежные скалы, вплотную подходя к реке, а потом отступая, образуют почти правильный полукруг, и началось это грандиозное строительство.

Множество рабов одновременно возводили белоснежные храмы, дворцы для фараона и придворных, жилье для ремесленников, склады, административные здания, мастерские… Сюда привозили огромные деревья и сажали их в ямы, выдолбленные в скальном грунте и наполненные водой, — слишком долго было ждать, пока на этой земле проклюнется зелень…

И, будто в сказке, посреди пустыни вырос прекрасный город с озерами и дворцами, сверкавшими позолотой и инкрустациями из полудрагоценных камней, в которых полы были расписаны как пруды с плавающими в них рыбками.

Этот город принадлежал им двоим — фараону Эхнатону и царице Египта Нефертити.

Великая супруга царская, Владычица Верхнего и Нижнего Египта, супруга Бога сама была божественным воплощением на земле. Как верховная жрица, она принимала участие вместе с фараоном в самых важных храмовых ритуалах, умиротворяя верховное божество красотой своего голоса и очарованием своего лица. «Она проводит Атона на покой сладостным голосом и прекрасными руками с систрами, при звуке голоса ее ликуют» — эти слова, заключенные в иероглифы, были высечены при ее жизни. Огромные скульптуры Нефертити в образе дочери Солнца украшали дворцовые стены. Дворец был возведен в столице для празднования шестой годовщины правления Эхнатона.

Иероглифы, которые расшифровали египтологи, убеждают нас в том, что красота «владычицы радости, полной восхвалений…» была не только внешней, но и внутренней. У нее была красивая душа — «владычица приятностей», писали о ней современники, «умиротворяющая Небо и Землю сладостным голосом и своей добротой».

Нефертити была прекрасной и знала это, но ей повезло — несмотря на это знание, разбивавшее судьбы множества женщин, несмотря на ее обожествление, она смогла остаться сама собой.

Возможно, потому Вечность ее пощадила?


Она любила носить белые полупрозрачные платья из тончайшего гофрированного льна.

«Услада моего сердца», — называл ее Эхнатон и исписывал свитки папируса словами о том, какое идеальное семейное счастье выпало на его долю. «Любовь наша будет длиться вечно», — считал романтичный фараон.

Но его предсказание не сбылось. После 12 лет счастливого брака у Нефертити появилась соперница.

Что могло стать тому причиной? Угасшая любовь, неумолимое время?

То, что царица Нефертити, родив 6 девочек, так и не подарила фараону наследника. Ее ускользающая красота?

А возможно, сама Нефертити полюбила другого?

Есть красивая легенда, что скульптор Тутмес, увековечивший ее красоту, безнадежно влюбился в «жену Бога» в день восхождения фараона на престол. И, запечатлев в памяти прекрасное лицо, много недель вытесывал его из простого песчаника, так как был бедным, и у него не было денег на мрамор (эта незаконченная головка вовсе юной Нефертити также сохранилась до наших дней).

Тутмес был автором и второго, самого известного бюста Нефертити. Когда его мастерскую раскопали, среди его вещей нашли ларец с надписью: «хвалимый фараоном скульптор Тутмес», — значит, он уже был представленным при дворе, и существует версия, что он помогал Нефертити в проектировании и возведении усыпальницы для ее дочери.

Возможно, это его любовь сделала ее облик настолько совершенным? Но была ли она взаимной.

А может быть, супругов разлучила смерть их дочери, Макетатон, которую каждый переживал в одиночку.

Нам никогда не узнать ответа на этот вопрос.

Но имя разлучницы известно — Кийа. Согласно одной из версий, новая главная жена не была египтянкой — эту принцессу прислали к Эхнатону в знак дружбы между двумя государствами. Кийя подарила фараону долгожданных сыновей Сменхкара и Тутанхатона. И новые фрески, выходившие из-под резцов мастеров, изображали ее даже в короне фараона как соправителя Эхнатона. С барельефов на нас смотрит широкоскулое лицо с жестким выражением глаз и рта, грубоватое и красивое только дерзостью молодости.

А Нефертити, вчера полубогиню, а сегодня покинутую и брошенную мужем женщину, «ссылают» в один из замков на северной окраине города, фактически переведя в статус простой наложницы.

Великий Атон отвернул от нее свой лик. Как жить ей без любви.

На последней прижизненной скульптуре Нефертити изображена утомленной, с усталым лицом, во всем ее облике присутствует некая надломленность, а фигура после шести родов уже утратила совершенство линий.

Спустя четыре года Эхнатону надоела новая жена, и он отсылает ее прочь. Однако возвратить Нефертити уже невозможно — слишком искренней была ее любовь и слишком сильным разочарование…

И тогда Эхнатон берет в жены их старшую дочь Меритатон (которая родила ему дочь).

А потом и еще одну из младших — Ахесенпаатон. В Древнем Египте такие браки между кровными родственниками были обычным делом. Но, возможно, Эхнатон хотел повернуть время вспять, пытаясь разглядеть в лицах дочерей отблеск красоты их матери Нефертити?

Кстати, Меритатон, мстя за разбитое сердце своей матери, стала уничтожать все изображения и упоминания о Кийа, будто стирая с лица земли любое упоминание о ней из памяти потомков. Даже после своей смерти Кийа было не суждено обрести покой — ее мумию (вероятно, по приказанию одной из дочерей Нефертити) выкинули из склепа, посмертная маска была изуродована, а надписи с ее именем вырезаны. Только по надписям на сосудах, в которых египтяне отдельно хоронили внутренности, восстановили имя той, кого лишили успокоения после смерти. А в саркофаге погребли ее старшего сына.

Когда Эхнатон умер, его последнюю жену и дочь Ахесенпаатон выдали замуж за ее сводного брата Тутанхатона. Жрецы убедили молодого фараона вернуться к прежней вере и сменить имя на Тутанхамон. Столица была возвращена в Фивы, храмы и статуи, посвященные Атону, были разрушены, всякое упоминание о нем вымарывалось из свитков и уничтожалось на барельефах, люди начали покидать Ахенатон, уезжая в старую столицу.

Нефертити старела, и вместе с ней старел и разрушался прекрасный город-мираж, возведенный ее мужем, — из них обоих по капле жизнь уходила в песок окружавшей их пустыни. Ей суждено было пережить и любимого супруга, и разрушение их веры, и гибель города, который они строили вместе. Она обладала всем миром — и она всего лишилась.

Какими были ее последние часы? Чье лицо она вспоминала, чье имя было на ее устах?

По преданию ее, по ее просьбе, похоронили в скромном саркофаге рядом с Эхнатоном (а не в золотом, как ее соперницу Кийа), в гробнице среди скал, которые окружали их город.

Но имя и судьба царицы Египта Нефертити не потерялись в песках Вечности.

Через тысячи лет в мире, изменившемся до неузнаваемости, ее прекрасные черты, которые светятся настоящей любовью и счастьем, по-прежнему восхищают людей своим совершенством, даря им радость соприкосновения с истинной красотой.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Женский журнал про диеты, отношения, красоту и стиль