Край гаремов — Непал, гарем, женщина, богиня, традиции, жена, муж


Одна жена и много мужей: гаремы, где все наоборот

Мужские гаремы: как в них все устроено? Современные последовательницы Клеопатры заставляют сильной пол убирать и готовить еду.

Гаремом из женщин в XXI веке никого не удивишь: в некоторых восточных странах женщин до сих пор приравнивают к животным, и никто не видит ничего предосудительного в том, чтобы один мужчина жил с множеством жен. Такая форма отношений называется полигамией, но существует и противоположный ей вид отношений – полиандрия. Это своеобразный «гарем наоборот», где одна женщина вправе каждую ночь выбирать себе нового мужчину из числа живущих при ней постоянных поклонников.

Самая известная владелица мужского гарема

Любовница Цезаря, царица Клеопатра, была далека от верности великому полководцу. Египет и Рим были осведомлены об их страсти, поскольку они регулярно гостили друг у друга, но простолюдины и представить себе не могли, какие страсти кипели между двумя столь яркими историческими личностями.

Стоило Цезарю покинуть провинцию возлюбленной, как она отправляла весть своей сестре – царевне Арсиное. Именно у Арсинои Клеопатра прятала свой гарем из шести сотен красивых молодых людей. Впрочем, чтобы Цезарь ничего не узнал, после одной ночи на царском ложе, юношу казнили, поэтому попадание в гарем было шагом не к успеху, а к смерти. Когда Цезарь все-таки узнал правду, он в отместку любовнице выкрал и увез в кандалах Арсиною.

Скандальная царица Индии и ее мужья

В начале III тысячелетия до н.э. индийская правительница Драупади шокировала современников своим решением взять в мужья сразу пятеро мужчин. Все они приходились друг другу братьями, что стало причиной для войны с соседними народами, считающими Драупади, дочь царя Панчала, настоящей развратницей, разлагающей устои. В те времена женщина не имела права поднимать взор на мужчину и обращалась к нему не иначе как «господин», поэтому сильный пол воинственно воспринял весть о крамольной свадьбе.

Изначально на Драупале планировал жениться только третий брат, которого звали Арджуна. Когда он узнал, что его братья так же сильно влюблены в его невесту, как и он, то предложил ей жить одной большой семьей. Каждый вечер ее посещал новый муж и каждому из них она родила одного сына. Не все ее мужья были готовы мириться с сильным независимым характером Драупалы, поэтому однажды ее проиграл в кости своему врагу старший муж Юдхиштхира.

Любвеобильные азиатские правительницы

Жительницы азиатских стран ассоциируются с кроткими гейшами, способными развлекать мужчин пением, приятной беседой и танцами. Парадокс, но именно в Китае жило больше всего женщин-любительниц мужских гаремов. Первой из них стала У Чжао. В тринадцать лет она стала наложницей правящего императора, но после его смерти У Чжао вступила в интимные отношения с его сыном, казнила всех остальных фавориток и присвоила себе титул императрицы.

Добившись власти, она выбрала талантливых и преданных советников, позволив себе расслабиться и погрузиться в мир наслаждений. Каждый из ее наложников обладал высоким (более 2 м) ростом и крепким телосложением. По признаниям самой У Чжао, в их объятиях она забывала о государстве и бремени власти. Кровавая жестокая императрица использовала мужчин и после любовных утех: из их семени и крови она делала маски для лица и тела, чтобы продлить молодость.

Сестра императора Цан У, принцесса Шаньинь последовала примеру предшественницы. Она завидовала брату, у которого были тысячи наложниц и, в итоге, смогла убедить его в том, что он должен подарить ей гарем из мужчин. Брат преподнес Шаньинь 30 лучших воинов империи, но она оказалась самой настоящей нимфоманкой, поэтому такого количества мужчин ей было мало. Каждую ночь в ее спальню приходили десятки наложников, но она все жаловалась и жаловалась на то, что никто не способен подарить ей удовлетворение. Цан У надоели ее претензии – и он построил для ее любовных утех отдельный дворец-гарем.

В 1908 году умерла последняя обладательница гарема с мужчинами в Китае – Цы Си. Наложников она стала приглашать после смерти мужа-императора Ичжу, надеясь таким образом заглушить тоску по нему. Перед смертью Ци Си сказала:

«Трон Дракона никогда больше не должен попадать под власть и влияние женщины…»

Современные наследницы «гаремного» матриархата

Матриархат в классическом его виде, где женщина считается главой семьи, сегодня встречается в африканских странах, но в них запрещены гаремы. В Гане и Кот-д´Ивуаре жены решают основные финансовые и жилищные вопросы, но им далеко до свободы в отношениях, которой обладают жительницы тибетских провинций Сычуань и Юньнань, а также островов Океании.

  1. Семьей там называют женские поселения, в которых одновременно проживают бабушки, их дочери и внучки.
  2. Старшая в роду устраивает совет раз в неделю, на котором и обсуждаются судьбоносные для семьи решения.
  3. Мужчины живут в домах своих матерей и приходят к женам только тогда, когда они изъявят свое желание.
  4. При этом, у одной девушки может быть пять-шесть мужчин, но она никогда не задумывается о том, от кого она родила.
  5. Ребенок любого пола остается в одном доме с ней.
  6. Пока женщины работают и несут ответственность за своих детей, мужчины прибираются в доме и готовят для них еду.

Радикальные феминистки Европы и Америки мечтают о подобном превосходстве над сильным полом. А вы бы так хотели?

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Современные гаремы

Когда появились первые гаремы, сказать сложно. В древности мужчины охотились и вели межплеменные войны, а следовательно, подвергали свою жизнь опасности. Полигамные отношения спасали племя от вымирания. В первых ячейках человеческого общества важную роль играло рождение как можно большего количества детей, особенно сыновей, и поэтому мужчины стремились обзавестись огромной семьей. Первый гарем, обнаруженный археологами при раскопках халдейского дворца в Телло, предположительно был построен в начале третьего тысячелетия до Рождества Христова. Ни для кого не секрет, что в некоторых странах гаремы сохранились до сих пор. Более сорока процентов женщин, проживающих в Буркина-Фасо, Мали, Нигерии, Сенегале и Того, состоят в полигамном браке. В Гане, Камеруне, Кении, Либерии, Малави, Нигерии, Судане, Танзании и Уганде таких женщин от двадцати до сорока процентов. Также полигамные браки распространены в Алжире, Бурунди, Египте, Замбии, Зимбабве, Иордании, Ираке, Иране, Йемене, Мавритании, Марокко, Намибии, Пакистане, Руанде, Сирии и на Мадагаскаре. Надо сказать, что в гаремах богатых султанов, шейхов и прочих сильных мира сего далеко не всегда живут местные красавицы. Среди их наложниц есть и европейки – и не только танцовщицы стриптиза и проститутки, но и фотомодели, победительницы конкурсов красоты и даже актрисы. Кто-то из них оказывается в гареме по собственному желанию. Кого-то удерживают там насильно. Некоторые наложницы заключают контракты на определенный срок и возвращаются домой, заметно увеличив свое состояние. Неудивительно, что дамы легкого поведения прельщаются легкими деньгами и стремятся попасть в гаремы. Но это не так-то просто. Людей, занимающихся отбором наложниц, в арабском мире называют машатэ – сватья. Естественно, их бизнес вне закона, поэтому постороннему связаться с машатэ практически невозможно. Обычно девушек они находят в ночных клубах. Всем желающим попасть в гарем приходится пройти ряд испытаний, весьма специфических и непростых. Для начала потенциальные наложницы сдают кровь на СПИД и проходят полный медицинский осмотр. Затем девушкам делают эпиляцию. Волос на женском теле быть не должно, удаляют даже малозаметные волосики с рук и спины. Средство для эпиляции должно быть натуральным, чтобы от тела пахло молоком и медом. На кожу наносят специальную смесь из сахара и белков, сверху прикладывают полотняную салфетку, через минуту ее отрывают. Процедура очень болезненна. А секрет испытания в том, как женщина прореагирует на эпиляцию. Считается, что если будущая одалиска кричит мало и тихо – то и в постели она холодна и бесстрастна. Следующее испытание – на сексуальность. В качестве экзаменаторов выступают обычно двое родственников машатэ. Перед близостью они принимают отвар особых трав, который действует подобно успокаивающим наркотикам. Многие хозяева гаремов действительно употребляют такие травы вместо вина. Девушки должны несмотря ни на что суметь соблазнить их. Ко всему прочему машатэ постоянно следит за поведением будущих наложниц, провоцируя ссоры. Женщина в гареме должна уметь гасить конфликты, быть нескандальной, молчаливой. Те, кто в итоге попадает в гарем, получают вознаграждение от щедрого хозяина, который подписывает с избранницами контракт. Самый большой в мире действующий гарем – у пирата Бен Белы, грабящего суда в Южно-Китайском море вблизи Малайзии. Там содержатся около девятисот пленниц. Далее следует султан Брунея, один из самых богатых людей в мире – в его гареме семьсот наложниц. С некоторыми из них он ни разу не вступал в половую связь – они должны были лишь танцевать и петь для него. Одной из таких наложниц стала Шеннон Маккетик, обладательница титула «Мисс США – 1992». Она провела в гареме султана три месяца. После завершения контракта и возвращения на родину Шеннон предъявила султану иск за использование ее в качестве проститутки. Впоследствии, правда, выяснилось, что за время, проведенное ею в гареме, ни султан, ни его младшие братья или сыновья к американке не притронулись. К тому же по окончании контракта мисс Маккетик получила сто тысяч долларов и бриллиантовое колье в подарок. В гареме Саддама Хусейна содержалось около пятисот девушек самых разных возрастов и национальностей. В 1993 году в Колумбии был застрелен наркобарон Пабло Эскобар. Его гарем представлял собой целый городок с павильонами, прогулочными парками и искусственными прудами, где плавали лебеди. Там жили около четырехсот наложниц. Судьба женщин гарема после смерти хозяина незавидна – привыкших к роскоши, их часто продают в публичные дома, и многие даже кончают жизнь самоубийством. В 2000 году умер семидесятилетний президент Сирии Хафез Аль-Асад. Около сорока молодых наложниц по требованию нового лидера страны были вынуждены покинуть Сирию в течение двадцати четырех часов, не взяв с собой ничего из личных вещей и драгоценностей. Немецкая газета «Бильд» писала, что среди женщин были немки, шведки и француженки – и ни одной арабской девушки. А тридцати четырем наложницам нигерийского диктатора генерала Сани Абача, умершего от инфаркта от передозировки «Виагрой», разрешили уехать из страны при условии, что каждая заплатит по 15 тысяч долларов. Любая из них вполне могла это сделать, поскольку генерал был щедр с ними. Все женщины улетели в Лондон и открыли там клуб «Сердце джунглей» (Heart of the Jungle). Кто постарше, работает там поваром, а более молодые танцуют стриптиз. У последнего абсолютного монарха Африки, короля Свазиленда Мсвати Третьего, тоже есть собственный гарем. Кто из жен будет называться «великой женой», решает королевская семья. Ее сын становится наследником престола. У короля около десяти жен, но по традиции те, кто еще не родил королю ребенка, называются официальными невестами, а не королевами. Первых двух жен короля Свазиленда выбирают для него консулы. Эти жены играют особую роль в ритуалах, а их сыновья не могут претендовать на престол. Король может жениться на своих невестах только в случае их беременности, доказывающей, что они способны подарить ему наследников. Раз в год десятки тысяч полуобнаженных женщин танцуют перед королем в надежде стать одной из его жен – чтобы попасть в гарем и заключить выгодный контракт. Однако, несмотря на все прелести полигамной жизни и на многовековые традиции романтическая любовь порой побеждает. Король Марокко Мохаммед VI взошел на престол после смерти своего отца Хасана II и сразу же распустил его гарем из 132 наложниц и двух жен, выделив каждой из них приличную сумму на содержание. Прежде обитательницам королевского гарема не разрешалось выходить в свет, их фотографии не должны были появляться в прессе, и даже свадебные церемонии были исключительно внутренним делом монаршего двора. Но когда новый король познакомился с двадцатичетырехлетней программисткой Салмой Беннани, фотографии будущей королевы Марокко появились в прессе, и постепенно она стала известна по всей стране. И если еще годом раньше Мохаммед говорил в интервью, что никакой королевы в Марокко не будет, то теперь, похоже, он изменил свое мнение. А , пока похоже, гаремы еще рядом.


«Гарем по-русски»: шокирующие откровения многоженцев и многомужниц

Гарем – в переводе с арабского значит священное, защищенное место. Если думаете, что гаремы – это прошлое, вы не правы. Иметь не одну, а несколько возлюбленных считается нормой для многих мужчин, да и женщин! Моногамные отношения их в принципе не устраивают. Откровенно о жизни втроем в документальном проекте «Гарем по-русски» на Dомашнем

Самый большой современный гарем у малазийского пирата Бена Белы. У него около 900 наложниц. Султан Брунея Муда Болкиах с 700 женами занимает лишь вторую позицию. Правда, с некоторыми из них он не спал ни разу. 500 наложниц, среди которых числились и наши соотечественницы, было у Саддама Хуссейна.

Большинство осуждает возможность открыто находиться в отношениях с несколькими партнерами, считая это откровенным развратом. Но некоторые этому завидуют и готовы составить прямую конкуренцию султанам и шейхам. В нашем сознании прочно засел стереотип, что мужчины всегда полигамны, а женщины – моногамны, и гаремные утехи – удел сильного пола. Но, оказывается, султанши сегодня тоже не редкость!

Особенности русского гарема – впервые откровенно о жизни втроем. Эти люди боялись признаться родственникам и друзьям. И только теперь рассказали шокирующие подробности в интервью.

Бизнесмен Уильям Максимов знакомится с женщинами всегда и везде: и в метро, и в пробках, и в магазинах. Сейчас в его гареме уже три жены. Татьяна и Ирина не стесняются таких отношений. А вот младшая Светлана, сниматься отказалась – вдруг, родители увидят!

Многоженец по жизни режиссер Алексей Акимов – чем он сводит женщин с ума? Розы и шипы многомужества Анны – два года с двумя мужьями. Спасет ли минский парень Виктор страну от демографического кризиса? Как это – любить так, чтобы поделить? Возможно ли по-настоящему подружиться с любовницей мужа? И кто они – охотники за счастьем втроем?

В гареме Сына Неба. Жены и наложницы Поднебесной

Тайны китайских гаремов

Все китайские женщины, будь они императрицами или служанками, по сути являлись наложницами. С древних времен одним из главных признаков власти и могущества Сына Неба в Поднебесной был большой гарем. Он предназначался для демонстрации и реализации мужской потенции, обладание которой являлось обязательным качеством правителя с точки зрения культа «священного царя».

«Интимная жизнь императора тоже подчинялась строжайшим указаниям, проистекающим из натурфилософских эротологических теорий и сводящихся к поддержанию в организме партнера равновесия янной (мужской. – В. У.) и иньной (женской. – В. У.) энергий, – пишет М. Кравцова. – Считалось, что преобладание инь над ян приводит к истощению мужской половой потенции, преждевременному старению, болезням и летальному исходу. На уровне социокосмического универсума это вызывало различные природные коллизии, связанные с водой: проливные дожди, наводнения, преждевременные заморозки, а также военные конфликты».

Статус каждой обитательницы гарема определялся степенью активности ее энергии инь. Наивысшей степенью активности иньной энергии наделялась императрица. Однако эта ее энергия не была беспредельна. Поэтому Сын Неба мог вступать с ней в интимный контакт не чаще одного раза в месяц, тем самым, как считалось, обеспечивая возможность забеременеть и родить от императора умное и крепкое потомство. Другие женщины гарема имели право чаще вступать в интимные контакты с Сыном Неба, причем, как считает автор книги «Дворцовые женщины-евнухи» Ван Япин, чем ниже был ранг наложницы, тем чаще она могла это делать, и раньше, чем наложница более высокого разряда. В результате этого фактическими властительницами гарема становились, как правило, наложницы низших рангов, имеющие постоянный доступ в покои императора.

Непременным атрибутом гарема на Востоке служили евнухи. Однако в Китае использование скопцов являлось исключительным правом правящей династии, т. е. императора и князей из императорского рода. Богатым простолюдинам Китая, в отличие от Турции и других стран Востока, под страхом смерти запрещалось заводить евнухов в своих домах и усадьбах. Поэтому термин «гарем» в полной мере применим здесь лишь к императорским и княжеским дворовым покоям с женами и наложницами.

Мы знаем, что прямыми обязанностями евнухов являлось ограждение женщин гарема от контактов с чужими мужчинами. Однако из рассказов «Цзочжуань» («Коментарий господина Цзо») вытекает, что в ранний период китайской истории с этими своими прямыми обязанностями евнухи явно не справлялись. По мнению российского историка Л. Васильева, «возможно, причиной было то, что строгие порядки гаремной жизни еще не установились, не были в достаточной мере институционализированы» по сравнению с будущим, а евнухи чаще использовались для выполнения поручений, не связанных с охраной гарема.

Л. Васильев отмечает, что женщины гарема (особенно причастные к политике) в период Чуньцю, в отличие от более позднего времени, чувствовали себя довольно свободно и действовали порой весьма активно. Их активность проявлялась не только в плетении интриг и активной борьбе за реальную власть, чтобы передать престол своим сыновьям, но и в обладании любовниками. Это «касалось не только вдов, чьи связи с высокопоставленными царедворцами зафиксированы в источниках и порой играли решающую роль в политике, но и замужних дам. Причем именно адюльтеры служили поводом для конфликтов, особенно между линиями одного и того же клана и вообще в среде близких и хорошо знавших друг друга людей».

Императорский дворец эпохи династии Мин в Запретном Городе (Гугун)

Известно, что позднее неоднократно делались попытки ограничить деятельность жен и наложниц Сына Неба, особенно вмешательство в дела управления Поднебесной. Так, основатель династии Мин Чжу Юаньчжан в своих «Заветах родоначальника» писал: «…Никогда не допускать своевольной власти обитательницы главного двора (то есть императрицы. – В. У.), кого-либо из второстепенных жен и наложниц… На каждое ночное посещение ими покоев государя установлена очередность. В случае, если появятся жены, ведущие необоснованные речи, то при выявлении зловредности сказанного следует делать им внушение. В императорском дворце не должно быть ревнивых женщин».

Сколько женщин положено иметь мужчине?

Известно, что любой состоятельный мужчина на Ближнем и Среднем Востоке мог иметь несколько жен – это было знаком его благосостояния. Для того чтобы позволить себе такую роскошь, он должен был только обеспечить каждой жене собственный дом, или хотя бы отдельный этаж, или, по меньшей мере, свой особый очаг.

Летний императорский дворец – летняя резиденция императоров Цинской династии на окраине Пекина

Гомер называл многоженство восточным обычаем. У греческих царей и героев было лишь по одной жене, но у Приама, царя малоазийской Трои, было множество жен, хотя его главная жена Гекуба не чувствовала себя при этом ущемленной:

Пятьдесят сыновей я имел при нашествии Рати ахейской,
Их девятнадцать от матери было единой;
Прочих родили другие любезные жены в чертогах.

Царь Соломон (Х в. до н. э.) имел, по приданию, от трехсот до тысячи жен родом из разных стран, среди них была и египетская царевна, взятая, впрочем, лишь по политическим мотивам. Когда этот царь заключал союз с какой-либо соседней страной, он брал в жены дочь соответствующего царя. Каждая из жен-цариц имела собственный дом. Как следует из исторических материалов, такой дом существенно отличался от «классического» восточного гарема, тип которого сложился лишь позднее в Персии.


Ислам ограничил количество жен: их у мужчины могло быть не более четырех. «Ваши жены – нива для вас, ходите на вашу ниву, когда пожелаете, и уготовывайте для самих себя», – говорится в Коране. Хотя сам пророк Магомет этих ограничений не соблюдал – у него было девять жен. А как с этим обстояло дело в Поднебесной?

По преданиям, сын прародителя китайской цивилизации Желтого Владыки имел одну официальную супругу и трех наложниц. Наличие у правителя Древнего Китая четырех жен было (как и в странах исламского мира) нормой дворцовой жизни. Как отмечает российский китаист В. Малявин, четыре жены императора символизировали, по мысли придворных книжников, четыре стороны света и четыре времени года, а вместе с Сыном Неба они составляли священное число пять: пять стихий, пять цветов, пять вкусовых ощущений и т. д. «С этой точки зрения, – отмечает В. Малявин, – императорский гарем являл собой прообраз универсума. Согласно более позднему и более экстравагантному разъяснению, императорская семья должна напоминать чайный сервиз, где одному чайнику сопутствуют несколько чашек». Впрочем, по данным китайского историка Ван Япина, мудрый царь Шунь имел только трех жен, а трижды три образуют девятку – пик мужской силы ян.

Девушка в саду. Художник Сюй Пэн Лянь

Число же императорских жен при династии Ся должно было составлять 12 (тройка, взятая четыре раза). При династиях Шан-Инь государю были приданы еще 27 (то есть трижды девять) наложниц, так что теперь император обладал 39 женами и наложницами. Такое число объяснялось еще и тем соображением, что женский век заканчивается в сорок лет. При династии Чжоу число обитательниц императорского гарема возросло уже до 120. Наконец, более-менее окончательный вид организация императорского гарема приобрела при династии Тан.

Женщины и девушки, живущие во дворце Сына Неба, составляли две категории: жены, наложницы и дворцовые служащие. Все женщины императорского дворца разделялись на несколько разрядов. В разные эпохи их число менялось. При династии Цинь (221–207 гг. до н. э.) их было 7 рангов. Ко времени правления императора Юань-ди (48–32 гг. до н. э.), по данным российского историка Р. Вяткина, насчитывалось 14 категорий наложниц. Поэт Цюй Юань (340–278 до н. э.) в «Призывании души» писал:

Шестнадцать молодых служанок
Придут, чтоб угождать тебе,
Наскучат – замени другими, —
Немало есть невинных дев,
Подобных тем, которых иньский
Когда-то Чжоу Синь любил!

В позднеханьский период, по данным С. В. Волкова, для наложниц было установлено только четыре ранга.

А вот какую градацию жен и наложниц приводит историк Ван Япин. Главной среди женщин во дворце была императрица, или главная жена Сына Неба (хуань хоу), далее шли четыре дополнительные «жены» (фу жэнь) – каждая из них имела особый титул: драгоценной (гуйфэй), добродетельной (шуфэй), нравственной (дэфэй) и талантливой (сяньфэй) наложницы.

По данным трактата «Ли Ци» или других авторов, было также три дамы-фаворитки, занимавшие первую высшую ступень, девять «старших наложниц» или «конкубинок» (цзю бинь), занимавших вторую ступень; 27 «младших наложниц» (шифу), которые, в свою очередь, делились на: девять цзе юй (фрейлин), девять мэй жэнь (красавиц) и девять цай жэнь (талантов), занимавших третью, четвертую и пятую ступень, еще 81 так называемая «гаремная девушка» (юй ци). Они также делились на три категории: 27 девушек бао линь (драгоценный лес), 27 – юй нюй (императорские женщины) и 27 – сай нюй (женщины-сборщицы), составляя шестую, седьмую и восьмую ступени.

При последней династии Цин, по данным российского историка О. Непомнина, наложницы императора делились следующим образом: хуангуйфэй — наложница первого ранга, гуй-фэй — второго ранга, фэй — третьего, бинь — четвертого, гуй-жэнь — пятого, даинь — старшая фрейлина, чанцзай — младшая фрейлина, наконец, прислужницы – шинюй.

Согласно числовой символике, нечетные числа, кратные 3, символизируя положительные силы природы, мужское начало и мужскую потенцию, были строго регламентированы. Четные числа символизировали женское (отрицательное) начало и женское плодородие. Число три является первым нечетным после единицы: оно означает мощную мужскую потенцию. Девятка – это три раза по три, что означает изобилие. Если перемножить эти числа, получится соответственно 27 и 81.

По некоторым материалам сунского времени, император должен был официально иметь двенадцать жен и наложниц, по числу месяцев в году (три жены и девять наложниц); князьям положено было девять женщин (одна жена и восемь наложниц), а крупным чиновникам – одна жена и две наложницы.

Помимо вышеперечисленных наложниц во дворце Сына Неба еще имелись нюй гун (дворцовые девушки), которые стояли на последней ступени, и гун нюй (дворцовые служанки), которые были за пределами всех ступеней и являлись самыми низшими существами во дворце. В XV в. многие женские функции взяли на себя евнухи, и осталась только одна непосредственная обязанность дворцовых служанок – служба одежды (шанфучжу).

Однако, несмотря на строгое подчинение в организации дворцовой жизни определенным числам, в гареме могло быть и больше женщин. Как утверждают китайские авторы Дянь Дэнго и Ван Япин, в период династий Тан (618–907 гг.) и Мин (1368–1644 гг.) во дворцах императора было больше всего наложниц – цифра их доходила до 40 тысяч человек и более. Известно, что император Сюань-цзун (712–756), отличавшийся крайним любвеобилием и подпавший уже в шестидесятилетнем возрасте под чары молодой и очаровательной наложницы собственного сына, Ян Гуйфэй, держал в своих дворцах около 40 тысяч женщин.

На основе исторических материалов Ван Япин приводит такие данные по количеству женщин во дворцах Сына Неба в разные исторические эпохи. Во дворцах Цинь Шихуана (246–210 гг. до н. э.) их насчитывалось 10 тысяч, У-ди ханьского (140—87 гг. до н. э.) – 20 тысяч, У-ди цзиньского (265–290) – 15 тысяч, Ян-ди суйского (605–617) – несколько десятков тысяч, и, как мы уже упоминали, у Сюань-цзуна в танское время – около 40 тысяч женщин.

Во времена других династий в Китае, по данным Дянь Дэн-го, количество наложниц было значительно меньшим. Например, у императора Гуансюя последней династии Цин было всего две наложницы.

Жен и наложниц во дворце обслуживали евнухи и женщины-служанки. Количество тех и других в разные периоды варьировалось. Так, в последнюю половину династии Цин, по данным Дянь Дэнго, у вдовствующей императрицы было 12 служанок, у императрицы – 10, у наложниц первой категории – 8, второй – 6, третьей – 4, у обычных наложниц – 3 служанки.

Китайская свадьба. Художник Ф. Буше

Правом иметь наложниц в древнем Китае, кроме Сына Неба, обладали также князья императорской крови. Однако постепенно мужчины с достатком, имевшие возможность обеспечить содержание наложниц, стали брать их в свой дом. При династии Хань даже мужчины среднего достатка могли позволить себе содержать наложниц. Они нередко выкупали понравившихся им девушек из публичных домов, и этот обычай сохранялся на протяжении последующих династий.

В танское время, да и позже, как считает известный российский историк А. А. Бокшанин, вплоть до ХVI века, число наложниц не лимитировалось. Брак с наложницей в те годы оформлялся официально. Наложниц или «брали в жены» (цюй), или «покупали» (май). «Когда вступают в брак с наложницей, то следует оформлять контракт, – говорилось в танских уложениях. – Если покупают наложницу и не знают ее фамилии, последнюю следует определять посредством гадания». Запрещалось брать в наложницы бывших наложниц родственников старших поколений, а также женщин, носящих одинаковую с будущим мужем фамилию.

«Всем мужчинам разрешается иметь наложниц, – писал знаменитый миссионер Маттео Риччи, побывав в Китае. – И здесь ни социальное положение, ни состоятельность не принимаются во внимание, единственным условием являются исключительно женские прелести. Наложницу можно купить за сто золотых. А иногда и того меньше. Среди низших сословий женщин продают и покупают за серебро и делают это столь часто, как мужчина того пожелает».

На территории императорского дворца Гугун


В танское время, по данным В. М. Рыбакова, было 8 рангов наложниц. Владыке полагалось четыре наложницы 1-го ранга. Они назывались: драгоценная почтенная подруга (гуйфэй), благая почтенная подруга (хуйфэй), прекрасная почтенная подруга (лифэй) и изящная почтенная подруга (хуафэй). Наложниц рангом ниже называли «образцами» (и), их было шесть: образец чистоты (шуи) образец добродетели (дэи), образец достоинства (сяньи), образец кротости (шуньи), образец прелести (ваньи) и образец благоухания (фанъи). Эти наложницы обязаны были наставлять наложниц более низких рангов в четырех добродетелях: добропорядочности, искусстве поддерживать разговор, умении выглядеть прекрасной и трудолюбии. Наложницы третьего ранга назывались «красавицами», их было четыре. Они должны были руководить имеющим чиновничьи ранги придворными дамами (нюйгуань) при устроении жертвенных церемоний, а также ведали делами, связанными с приемом гостей.

Наложниц 4-го ранга полагалось семь, и именовались они «талантами» (цайжэнь). Они отвечали за содержание в порядке личных покоев императрицы.

Наложниц 6-го ранга было 27, они именовались «лес драгоценностей» (баолинь), наложниц 7-го ранга было также 27, они назывались «державными девами» (юйнюй), наложницы 8-го разряда именовались «отборными девами» (цайнюй).

В «Законах великой династии Мин» было строго расписано – кому, в зависимости от ранга, и сколько полагается наложниц. «Наложниц для находящихся в различных местах цинь-ванов (родственников царственной фамилии – В. У.) разрешается по подаче доклада императору выбирать один раз, самое большое 10 человек, – говорилось в документе. – Старшим сыновьям… по достижении после женитьбы 25 лет, если их жены не родили сыновей, разрешается выбрать двух наложниц. Впоследствии, если родится сын, независимо, от жены или наложницы, ограничиться двумя наложницами. Если и по достижении 30 лет не родится сын, то только тогда разрешается взять всех четырех наложниц.

«Есть цена у золота, а нефрит – бесценен». Китайская поговорка

Старшим сыновьям цзюнь-ванов, а также цзянцзюням и чжунвэям, достигшим после женитьбы 30 лет, если их жены не родили сыновей, разрешается выбрать одну наложницу. Впоследствии, если родится сын, независимо, от жены или наложницы, ограничиться одной наложницей. Если и по достижении 35 лет не родится сын, то только тогда старшим сыновьям цзюнь-ванов и цзянцзюням разрешается взять всех трех наложниц, чжунвэям — двух наложниц.

Простолюдинам сорока лет и старше, не имеющим сыновей, разрешается выбрать и взять одну наложницу».

У китайцев в обиходе существовало такое выражение: «Хорошая жена сумеет подобрать мужу хороших наложниц».

Но иногда жены противились тому, чтобы муж брал наложнцу. Примером может быть выдающийся поэт ханьского Китая Сыма Сянчжу (179–117 гг. до н. э.). Он происходил из аристократического, но обедневшего рода в Чэнду (современная провинции Сычуань), с малых лет «любил учиться и фехтовать». Его биография – пожалуй, единственная в древнем Китае, в которой сохранилась не только официальная сторона, но и житейская, интимная – история его любви и женитьбы. Романтическая история произошла в период между очередным падением и взлетом в его карьере. После смерти лянского князя поэту пришлось расстаться с близким ему кружком единомышленников, который был собран этим правителем-меценатом, любившим стихи, и отправиться на родину. Здесь он оказался в крайне бедственном положении, но все же нашел себе покровителя – начальника уезда, который пригласил Сянчжу к себе и вместе с ним ездил в гости к именитым людям.

Так, однажды Сыма Сянчжу попал на пир к известному богачу, у которого была рано овдовевшая дочь Чжо Вэньцзюнь. Красота этой юной затворницы при случайной встрече вдохновила поэта, и он стал импровизировать, аккомпанируя себе на цине, вложив в песню свое душевное чувство к ней. От этой песни пошел жанр тяоцинь, сходный с испанской серенадой. Изысканная внешность, манеры придворного, его зажигательная песня очаровали Чжо Вэньцзюнь, и она бежала с поэтом из отцовского дома. Отец же в гневе пообещал убить ее и «не дать ей ни гроша». Жизнь «в четырех голых стенах» в родном доме Сыма Сянчжу заставила Чжо Вэньцзюнь пойти на хитрость. Супруги вернулись в Линьцюн, продали коня и колесницу поэта и открыли на эти деньги кабачок. Чжо стала хозяйничать у жаровни, а Сыма Сянчжу в одной набедренной повязке, словно раб, мыл посуду. От такого позора отец Чжо не смел «показаться на улицу» и в конце концов, чтобы не «потерять лицо», вынужден был дать дочери в приданое «сто рабов и миллион монет». А когда Сыма Сянчжу стал сановником, «выделил ей в наследство долю, равную с сыновьями».

Однако эта любовь поэта не была последней. Уже стариком он захотел взять себе наложницу и, как полагалось, сообщил об этом своей первой жене. По обычаю, Чжо Вэнь-цзюнь не имела права возражать против новой женитьбы мужа. Однако она это сделала, презрев все устои, как свидетельствовала сложенная ею песня «Плач о сединах».

Словно в облачке луна – светла,
Словно шапка снежная – бела…
Раз вы тайной мыслью смущены,
Значит, разлучиться мы должны.
В брачных чашах есть еще вино,
Но уйти от вас мне суждено.
Я пойду, куда ведет поток,
Уносящий воды на восток.
Стынет сердце, стынет, как мороз.
Шла я замуж без обрядных слез
И мечтала, что одной душой
Доживем до головы седой.

Чжо Вэньцзюнь напомнила мужу, что выбрали они друг друга сами, не через сватов, и потому должны вместе пройти всю жизнь. Она объявила изменой желание Сыма Сянжу ввести в семью еще одну жену. Мириться с соперницей она не хотела и заявила, что их пути разойдутся так же, как речной поток делится на два рукава. И такова была сила ее убеждения, что Сыма Сянчжу отказался от наложницы.

Резьба китайских мастеров. Слоновая кость

Все бездетные мужья, даже простолюдины, имели официально право взять себе наложницу. Вот как происходило такого рода бракосочетание, по воспоминаниям современников: «В самый день брака с нею муж вместе с законной женой испрашивают благословения от умерших предков, выставляя причиною этого брака продолжение своего рода. Затем муж и жена занимают почетные места в одной из зал своего дома и приказывают наложнице сделать им должные коленопреклонения. Потом муж вместе с наложницей пьет сочетальную чашу и назначает ей имя, которым должны называть ее все остальные члены дома».

Если муж брал в свой дом наложницу и жена к ней хорошо относилась, то и муж относился к такой наложнице с большим уважением.

Мужчина брал себе наложниц, согласуясь не только со своим желанием, но и со своим карманом. В небогатых семьях все наложницы жили в одном доме, сидели за одним столом. Они исполняли всю домашнюю работу, готовили пищу, мыли посуду, словом, вели домашнее хозяйство.

При этом замужней женщине, сколько бы у ее мужа не было жен, предписывалась строжайшая верность супругу. «Идеальная женщина должна быть благорасположена к другим женщинам, которых может взять в свой дом ее повелитель, сама же она может выйти замуж лишь однажды», – говорится в конфуцианском трактате «Нюйцзе» («Идеальная женщина»).

Розовые лотосы. Китайская вышивка

Некоторые считают, что китайские женщины не очень ревнивы. Но это не так. Их ревность обострялась по мере развития конкубината. Ревность стала одним из немногих способов их самозащиты. Ревнивая женщина могла только благодаря силе своей сексуальности заставить мужа отказаться от намерения завести наложницу. Чиновники-подкаблучники частенько появлялись в присутственном месте с синяками на лице, что заставило одного из императоров даже издать специальный указ о наказании ревнивых жен. Известна одна история. Некто по имени Лю Боюй часто любил читать вслух древнюю «Оду о фее реки Ло» (ода написана поэтом Цао Чжи (192–232), поэт воспевает божественную красавицу-фею, у которой явственно проступают черты земной женщины). Однажды он со вздохом произнес так, чтобы его услышала жена: «Какая красавица, вот бы ее в жены!». Жена ему парировала: «Почему ты восхваляешь фею реки Ло и пренебрегаешь мной? Когда я умру, я стану духом воды». В ту же ночь она утопилась в реке. Через неделю жена появилась перед Лю Боюем во сне и сказала: «Ты хотел жениться на фее, теперь я фея». Всю оставшуюся жизнь Лю не осмеливался перебраться через реку. Каждый раз, когда женщины переправлялись через реку на пароме, который назывался «Паром ревнивой жены» (в Шаньдуне), они прятали или укрывали свои красивые одежды и уродовали гримом лицо, чтобы не разыгралась буря. Если женщина была некрасивой, богиня реки ее не ревновала. Женщины, которые перебирались через реку, не вызывая бури, наверняка считали себя уродливыми.

Мужские гаремы актуальны по сей день

Многие восточные правители имели гаремы, в которых жили тысячи жен и наложниц. Существуют гаремы и сегодня, но это уже не кажется нам удивительным. Полигамия — одно слово. Но история знает и другую форму отношений — полиандрию, когда на одну жену приходится несколько мужей или любовников.

Родственная и неродственная


В природе, если одна самка спаривается с разными самцами, ее потомство рождается более жизнеспособным. И никому не приходит в голову обвинять животное в распутстве. В человеческом обществе женщина, живущая с несколькими мужчинами, всегда становилась предметом осуждения. Если только такая связь не была узаконена. Полиандрию можно разделить на два вида: родственную и неродственную. Первая возникла в бедных семьях, когда не было возможности выделять часть имущества каждому из сыновей, поэтому в дом брали одну невестку и жили общим хозяйством.

Во втором случае состоятельные женщины выбирали себе нескольких мужей, ниже ее по статусу, тем самым создавая мужские гаремы. Мужчины обеспечивали семью, хлопотали по дому и выполняли супружеские обязанности. Дети в таких семьях считались общими, так как определить отцовство было невозможно.

Скандальная слава Друпади

В III веке до н. э. в Индии, как и в большинстве стран того времени, царил патриархат. У мужчин имелись все права, в том числе они могли иметь несколько жен или наложниц. Их количество ограничивалось лишь материальным положением мужа. Индийские женщины были абсолютно бесправны. Им не позволялось даже называть имя мужа — только «господин». Однако из каждого правила всегда найдется исключение.

В древнеиндийском эпосе «Махабхарата» описывается как раз такой случай. У царя Панчала была дочь Драупади, на которой собирался жениться Арджуна — третий сын царя Панду, правившего в Хастинапуре. Но между братьями Арджуна, а их было пятеро, возник спор: все хотели взять в жены Драупади. И чтобы не ссориться, решили, что красавица будет принадлежать всем пятерым.

Конечно, общество восприняло этот брак как вызов. Мало того, некоторые индийские цари объявили братьям войну. Тем не менее, семья продолжала жить по своему укладу. Мужья, соблюдая очередь, приходили к Драупади каждую ночь. И каждому из них она родила сына. В спальне она была госпожой, но на самом деле прав у нее было так же мало, как у любой индийской женщины. Мужья, которых Драупади называла «господин», относились к ней как к собственности. И однажды один из них проиграл ее в кости своему недругу.

Нимфоманки у власти

Самой привычной чертой характера азиатских женщин принято считать кротость. Тем не менее, именно в Китае мужские гаремы существовали в большом количестве. Самым ярким примером, пожалуй, является У Чжао, правившая Китаем более полувека.

Начинала она свой путь к власти наложницей императора Тай-цзун, который выделял ее среди других женщин за красоту, острый ум, предприимчивость и особую жестокость. После смерти своего господина она физически устранила всех конкуренток и стала первой правительницей Поднебесной, назвавшись У Цзэтянь. Правда, ее больше интересовали любовные утехи, нежели государственные дела. В специальном дворце, построенном в горах, постоянно жили около 400 мужчин атлетического телосложения, готовых в любой момент к сексу с императрицей.

Впрочем, мужские гаремы использовали не только для этого. Из спермы наложников, смешанной с кровью тигра, получали эликсир молодости. Возможно, благодаря этому снадобью императрица до 80 лет и нуждалась в мужской ласке.

В эпоху Тан в Китае жила и правила еще одна нимфоманка — принцесса Шаньинь, сестра императора Цан У. Позавидовав гарему брата, она уговорила его создать для нее мужской гарем. Для этого были выбраны 30 самых лучших воинов. Каждую ночь один из них ублажал принцессу. Но этого ей показалось мало. И она приказала соорудить в ее покоях кровать на 100 ножках, чтобы все 30 любовников могли находиться с ней одновременно. А позже ее сексуальные аппетиты выросли настолько, что брату пришлось построить для любовных утех сестры целый дворец.

Многомужие по-братски

В Тибете всегда существовали три типа семейных отношений: моногамный, полигамный и полиандрия. Каждый из этих укладов не был прихотью или удовольствием, а был необходимостью. Если мужчина и брал себе сразу несколько жен, то старался выбрать их из нескольких разных кланов, чтобы обезопасить себя от вражды с ними. Мужские гаремы практиковались чаще в среде кочевников и земледельцев. Такой брак допускался, только если мужья были кровными братьями.

Жене вменялось в обязанность ублажать всех мужей по очереди. Когда очередной брат оказывался на брачном ложе, он на пороге спальни оставлял свою обувь, для остальных это было сигналом, что место занято. Выбор жены всегда оставался за старшим братом, остальные же присоединялись к нему. Кстати, потребовать развода с этой женщиной тоже мог только старший, правда, прежде он должен был получить согласие остальных братьев. Если хоть кто-то из них не соглашался, то она оставалась в прежнем статусе.

При этом каждый из братьев, кроме старшего, имел право уйти из семьи и жениться на другой женщине. Но такое практиковалось редко, ведь, покинув семью, мужчина автоматически лишался и имущества, и жены старшего брата. В случае если старший брат все же добивался развода, на его жене мог жениться любой из братьев, но тогда он также лишался имущества семьи.

На Тибете несколько друзей могли заявить, что они являются двоюродными или троюродными братьями, и жениться на одной женщине. Тибет является единственной страной, где, в отличие, например, от Индии, такие мужские гаремы регламентирует не религия, а закон.

Интересным примером родственной полиандрии является племя душуари, обитающее в Южной Америке. По его традициям жрица племени вправе сама выбрать себе мужа. В качестве «довеска» она получает всех его родственников мужского пола от подростков до стариков. Разумеется, неженатых и вдовых. Кстати, она великодушно делится гаремом, с которым живет в мире и любви, со своими сестрами.

Царствует но не правит

История знает немало примеров, когда женщины обходились без мужчин вообще. Взять хотя бы амазонок, которые проблему деторождения решали за счет пленных.

Есть, правда, и другие сведения, что женщины-воительницы имели мужские гаремы, которые вели дом, воспитывали детей. А жены воевали и приносили домой еду.

Многие специалисты считают, что корни полиандрии следует искать в матриархате. У некоторых народов Крайнего Севера или островных жителей южных морей во главе рода стояла женщина. Мужчины обязаны были только исполнять супружеский долг, охотиться и защищать свою семью.

Такие традиции остались еще на индонезийском острове Суматра, где живет народ минангкабау — самый большой из современных социумов с матриархальным укладом. Понятие «мать» для этих людей священно. Старшая женщина управляет всеми домочадцами, но во главе семьи все же стоит мужчина. Номинально он царствует, но не правит. Мужчина занимается хозяйством, политикой и религиозными обрядами. Но если женщины им недовольны, его попросту смещают.

Семьей у этого народа называется не ячейка общества, а женское поселение, где проживают бабушки, дочери, внучки. Один раз в 7-10 дней старшая женщина собирает совет, на котором принимаются важные решения. Наследование у минангкабау осуществляется по женской линии — от матери к дочери. После заключения брака мужчина остается жить в доме своей матери, в так называемом мужском квартале, а у жены он может ночевать только по приглашению. Если в такой семье рождается мальчик, то по достижении 10 лет его отправляют жить к отцу, чтобы тот обучил сына ведению домашнего хозяйства и какому-либо ремеслу.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Женский журнал про диеты, отношения, красоту и стиль