К я студентка,я в данный момент незнаю что и попорсить у вас, посоветовать мне ,или это глупая


В нас что-то погибает, наверное, это сами мы

Я не с.ка, и не стерва. Я —добрая и милая, просто не со всеми.

Как бы больно вы мне не сделали, знайте, что я всегда подам вам руку помощи в трудный для вас момент, ведь я не вы.

Никто не знает, что происходит с человеком по ту сторону экрана! Вроде бы пишет улыбки, а на самом деле умирает от боли, а по щекам скатываются слёзы

Если про тебе идут слухи, значит, ты — личность. Запомни, девочка: никогда не обсуждают и не завидуют плохому. Завидуют лучшим, обсуждают лучших.

Жизнь не для того, чтобы ждать, когда стихнет ливень. Она для того, чтобы научиться танцевать под дождем.

сумашедшие друзья — вот что важно иметь в жизни.

Если любишь человека, тебе интересна каждая деталь его жизни.

Желаю каждому встретить такие глаза, взглянув в которые вы увидите счастье!

Иногда становиться так классно от того, что стало так пофиг на то, что было так важно.

Судьба нас сама друг к другу приводит.Свою половинку сам Бог нам находит.Ведь главное в жизни всему свое время.Быть в нужный момент и в нужное время!

Мечты сбываются, когда забываются.

жаль, что большинство парней перестали добиваться тех, кто им нравиться. они выбирают тех, кто точно согласится

без любви, это уже не в моем вкусе.

Кому- то ждущая. Кому-то бывшая.Кому-то будущая.Сегодня любящая, до жути нежная, а завтра льстящая и безразличная.жить не спешащая.я настоящая.

Бороться надо всегда. Стискивая кулаки, сглатывая слезы, улыбаясь через силу, надо стремиться к тому, что ты хочешь. До конца. Всегда.

Не бойся своих желаний.Не бойся говорить о том, что ты чувствуешь. Молчание ломает судьбы

Если бы люди могли знать — кто думает о них перед сном, счастья этом мире было бы больше.

Ну и пусть в душе я ребенок, зато я не строю из себя нагламуренную идиотку, которую не то что стервой, дурой сложно назвать.

Мне не больно. Мне просто не так, как хотелось бы

и в один прекрасный день ты понимаешь.вот оно твоё счастье.

улыбнуться через боль, сможет не каждый

то что нравится мне не обязательно должно нравится вам

А целоватся было интерестно и вечером на лавочке сидеть

не важно где жить , важно кто рядом с тобой

жаль, что люди разучились отвечать за свои слова

Я девочка сильная, могу сама мусор вынести, могу и могз

я не знаю это сон, или всё на яву_унесенная в унисон но я тебя люблю

И в одну секунду уже не милая, не любимая, не родная.

Дрожь по коже, когда вижу твои черты в прохожих

У нас с тобой никогда ничего не выйдет.Даже расстаться.

-они либо пьяные, либо сумасшедшие -они счастливые.

Лучше быть с тем, кто тебя любит, чем любить того, кто не хочет быть с тобой

Время, ты меня конечно извини, но ты как-то хуёво лечишь.

глупо дружить, когда при встрече не можешь дышать

никогда не стоит рассказывать людям о том, что вы начинаете новую жизнь.

знаешь, а за твое «скучаю», я готова променять весь мир

Ты моя последняя мысль перед сном и первая после сна

Меня шатает от твоего имени

Запомни, милый, я не подходящая тебе девушка, я проходящая мимо тебя девушка

Невозможно забыть человека, с которым есть что вспомнить

Я в порядке. В каком-то очень фиговом, но порядке

И ничего не говори, обними и существуй

Шлюхам жить проще, сердца разбивают они, а не им

Мою гордость сломать, как небо на колени поставить;*

Как бы больно вы мне не сделали, знайте, что я всегда подам вам руку помощи в трудный для вас момент, ведь я не вы.

я бы тебе подарила счастье. в кулёчке таком, с бантОм. голубым или розовым, ведь неважно. но с глазами твоими и ртом.

Обожаю флирт, люблю улыбаться, слушаю комплименты, но парню своему буду верна.

Тот, кто должен быть рядом — будет.

а эти треки в телефоне будут навечно, под них любили и п*здели, губили печень

Самую страшную боль человеку может причинить лишь тот, кто подарил ему больше всего счастья

и по-ходу нужно что то менять, опять.

приветы пацанам с глазами красными, наверное не высыпаются, но чё-то радостные

Не смотри на меня так, а то влюбишься

я не прошу меня разгадывать. я всего лишь прошу меня загадать в ночь с 31 на 1


запомни. твоя жизнь — тебе решать.

все люди как люди а ты блять башню сносишь

Сегодня мне плохо, но завтра я для вас обязательно улыбнусь.

от случая к случаю жизнь тебя научит

Когда люди уходят — отпускай. Cудьба исключает лишних. Это не значит, что они плохие. Это значит, что их роль в твоей жизни уже сыграна.

И если бы у меня тогда спросили о дыхании, я бы промолчала и нарисовала бы пунктир.

Иногда люди пишут слова, которые не могут сказать

тебя кинут все, а я не кину, даже если ты станешь е.б.у.ч.и.м. наркоманом.

мысли улетают в наркотических потоках;>

разбуди мёртвый город своим громким смехом детка.

Смысл и цель моей жизни — быть счастливой! И я стремлюсь к этому каждую минуту своей жизни, сколько бы счастья в данный момент у меня не было

Письма в Никуда. Нас нет. Нас не было

Даже если ты вернешься, у нас ничего не получится. Ты не любил меня раньше, не полюбишь и теперь.

Влюбленный мужчина самая страшная беда на голову влюбленной женщины. Если он влюблен не в нее.

Каждое слово этой повести является правдой лишь для одного человека.

Какого это — избегать неизбежного?

Знаешь, хочется писать нашу историю в прошедшем времени.
Мне жаль, что это невозможно. Ты все еще глубоко во мне — никакими клещами не вытащишь.
Наверное, я тебя уже не люблю, по-крайней мере, как раньше. Эта любовь переросла во что-то иное, но не исчезла совсем. Просто немного притупилась. Стерлась местами. Покрылась слоем пыли.
Но где-то далеко в моей памяти запрятаны твои взгляды, слова, череда случайных касаний.

Нас нет. Нас не было.

Впрочем, нас быть и не могло. Это я – фантазерка — придумала красивую историю, которая так и не стала сценарием к жизни. Она осталась на пожелтевших листах памяти. И я все еще не решаюсь ее сжечь. Вот и сейчас мною написанное отправится в дальний ящик.
Просто потому что боюсь потерять.
Пишу неправду. или правду. это не имеет значения, те слова, что внутри, должны быть непременно сказаны. Ведь для того они и есть, чтобы сказать их кому-то. Пускай, даже бумаге. Она все стерпит.

Нас нет. Нас не было.

Если бы мне довелось писать нашу историю, я собрала бы ее из цитат Сафарли. Получилось бы очень точно. До малейших деталей.
Ты ведь даже не знаешь, что чувствовала я.
Закрываю глаза. Представляю, что ты стоишь за моей спиной и читаешь это. Поэтому пишу.
Может быть, ты действительно прочтешь это когда-нибудь. Через много лет….
Я излечусь от пережитков прошлого. Излечусь от тебя. Разорву все нити, связывающие нас, вернее, меня с тобой. Закрою двери «В НИКУДА», выброшу ключи.
Весной распахну настежь окна и впущу в себя что-то новое. незнакомое ранее. а сейчас, за окном осень, и я снова придаюсь воспоминаниям. Большинство из них уже не причиняют боли. Они просто стали неотъемлемой частью меня. Я не страдаю — переболело.
Просто иногда, забываю о том, что «все забыла» и возвращаюсь.

Нас нет. Нас не было.

«Я отпускаю себя — ты только поймай…

Не растворяйтесь в человеке,
который может пропасть в любую минуту.

Между нами небо. Сотни километров до земли.

Знаешь, уже после первой встречи, я не могла от тебя оторваться. Ты был настолько близко, что я потеряла контроль. Сорвалась.
Мне было мало тебя. Катастрофически мало.

К тому моменту, я привыкла доверять проверенному разуму, а не сердцу, которое подводило порой. Но с тобой, оступилась. Да так, что до сих пор в себя прийти не могу.
Ты никогда не обещал быть рядом. Я не просила, хотя только этого и хотела. Мне с тобой было до дикого сложно. и эти сложности таились во мне.
Я то рвалась к тебе навстречу, то бежала от тебя без оглядки. Противоречивое чувство. Чего я боялась?
Ты не держал меня, но и отпускать не хотел. Хотя, может, ты не нарочно.

У нас не было точек касания. У нас не было ничего, кроме. нет, и этого не было.

Интересно, а если собрать все наши встречи, поминутно, и сложить. сколько получится? Наберется ли пара часов?
О, да. это так похоже на меня, из-за двух часов ломать себя. Как-то слишком дорого, ты не находишь? Я поплатилась за встречу с тобой миллионом нервных клеток, сотней бессонный ночей. О слезах и говорить не стоит.
Знаешь, а ты жестокий. Ворвался бесцеремонно в мою жизнь, перевернул все вверх дном и исчез.
Браво!
Вот только, ты не подумал обо мне.
Впрочем, ты никогда обо мне не думал. Бесчувственный эгоист.

Но это не мешало мне любить тебя. Ни на секунду.

Люди не исчезают из жизни.
Они отлипают как пластырь от раны,
сдирая все до крови.

Между нами не было тысячи сообщений, да и звонки были такими редкими, что в промежутках между ними я успевала проживать иную жизнь «без тебя». А знаешь, какой она была?
Не знаешь, конечно.
Я спала в обнимку с телефоном: вдруг ты позвонишь, а я не услышу. Искала с тобой встречи — иногда даже находила. Когда окончательно отчаивалась – начинала жить обычной жизнью, где не было, и нет тебя. Но это было слишком редко – непозволительная роскошь.
Проходило время, ты появлялся снова.

Ты, как оказалось, соткан из противоречий… И похоже, эта твоя черта мне нравилась больше всего.

Каждый раз я ловила себя на мысли, что невыносимо расставаться, не зная, встретимся ли вновь.

Знаешь, столько времени прошло, я все еще помню тот день. День, когда ты исчез, как мне казалось – навсегда.
Уж лучше бы ты действительно исчез навсегда именно в тот день. Оставил бы меня в покое и никогда не возвращался.
Вспоминаю тот черный август…
Если бы ты только знал, что мне пришлось пережить. Не думаю, что ты когда-нибудь чувствовал то же самое. Да, и не дай Бог тебе чувствовать это.
Ты, тогда, делал вид, что мы не знакомы. Сказать, что меня это задевало – значит, ничего не сказать.
Во мне что-то надломилось, словно меня швырнули с какой-нибудь высотки вниз и забыли. И вот я лежу среди обломков собственной мечты и думаю: «Кто-нибудь, вызовите «скорую»… Спасите меня…»

Боль внутри перемешалась с физической… Казалось, что у меня болит кожа. Тысячи нервных окончаний словно оголены.
Наверное, стоит рассказать, просто, чтобы ты знал: что такое любить тебя.
Я разбивала о стену костяшки пальцев в кровь, только чтобы заглушить боль внутри. Закрывалась в ванную, включала воду, посильней и…
Тебе было когда-нибудь так больно, что лежа на полу в ванной, ты соскребал ногтями кафель, корчился от нестерпимой боли и раздирающего изнутри чувства и молил Бога, чтобы он прекратил это?
Скажи мне, было ли тебе так больно?

Впервые я не знала, что делать дальше. Но твердо осознавала, что нужно это пережить. И, знаешь, пережила.

А ты вот взял и вернулся.
Черт бы тебя побрал.

Глупо жалеть о том,
чего нельзя было изменить

Не учусь на собственных ошибках.

Ты, наверное, знал мои слабые места и бил только по ним. Не понимаю, за что? Что я, черт возьми, тебе сделала?

К черту все эти ванильные «любовь до кончиков ресниц». Моя любовь была другой: вперемешку с лютой ненавистью. Если утром я любила тебя до умопомрачения, то вечером мне хотелось тебя расстрелять, растерзать, разорвать на части.
Знаешь, так странно… никогда не верила, что можно так ненавидеть.
Оказалось – можно.

Вот надо же было судьбе послать на мою дурную голову такого как ты.
Похоже, где-то в прошлой жизни, я изрядно накосячила, вот и получила сполна. Надеюсь, тогда я была счастлива.

У меня столько вопросов, на которые можешь ответить только ты. Впрочем, меня уже давно не интересуют ответы. Оставь их себе, а мне не надо. Я в них не нуждаюсь. Во лжи жить проще. Спокойнее.

Со временем я почти научилась тебе подыгрывать, делая вид, что мы впервые видим друг друга. Неплохо получалось.
Проходим мимо — глаза в глаза — и ни слова!
Блестяще!

Похоже, мы заигрались в старой пьесе «Две души на дне бокала». Кто писал этот чертов сценарий? На плаху его, немедленно!

Между нами нет нитей, нас связывающих. А если и есть, то они не рвутся. Их невозможно сжечь или перерезать. Они просто есть и их не может не быть.

Интересно, о чем ты думаешь вечерами?
Вряд ли ты вспоминаешь обо мне.

А вот я о тебе помню…

Знаешь, в каждом из нас живет осень.
Моя — теплая, еще как-то по-летнему, окутанная дождями желто-красных листьев, пушистыми мягкими облаками. и запахом корицы. Она танцует джаз в загородных парках и заставляет людей влюбляться.

Твоя же. жестокая. В ней бушуют серые ливни, отчаянный, сумасшедший ветер. Извечный ноябрьский холод. Холод твоей души.
«Осень – это сезон проверки на наличие долгов перед прошлым»
Твоя Осень именно такая.

Но, если бы я умела рисовать, я нарисовала бы эту, твою осень.

Пытаюсь. Нет, я не художник, со словами обращаться куда легче. В моем воображении эта картина получается лучше.
«Закрой глаза. я покажу тебе осень. Нашу осень.»

Живу в ритме постоянной борьбы с памятью.
Знаешь, «наши» воспоминания хорошо прокручиваются под песни Земфиры.


«Мы разбегаемся по делам.
Земля разбивается пополам.
Сотри меня.
Смотри в меня. Останься.
Прости меня.
За слабость и за то, что я
Так странно и отчаянно люблю. «

Очень мило ночами пересматривать эти диафильмы, погружаясь все глубже и глубже в бездну времени. Словно все происходит снова. Словно ты снова рядом.
Болезненный процесс. Некоторые воспоминания все еще причиняют боль. Но это оттого, что, все-таки, не было других, пускай и похожих на прежние, которые бы могли их вытеснить.
Так и блуждаю в лабиринтах памяти, то и дело натыкаясь на тебя.

Хочется услышать банальное: «Все будет хорошо»… но все вокруг молчат.

Знаешь, у меня давно нет твоего номера. Да и зачем он мне? Я ведь все равно никогда не звонила.
Когда ты пропадал, эти цифры сводили меня с ума.

Я удаляла его в истерике, Бог знает сколько раз, но все равно записывала снова.
Я ведь даже не помнила его наизусть, но узнала бы. из тысячи.
Честное слово.

Голос твой почти стерся с пленки памяти. Я заслушала эту кассету до дыр. От нее остались лишь кусочки: обрывки разговора, незаконченные фразы.
Я помню лишь то, что отличает твой голос, от сотни других. То, за что я так его люблю.
И даже среди миллиона похожих голосов, я найду твой. Клянусь.

Твое имя выбить на запястье
И объяснять потом прохожим,
Что в этом имени есть Счастье,
И ты на Счастье был похожим.
Мне выбить на запястье Ветер,
И знать: за этим маскарадом
Твоя душа в моем портрете.
Твоя душа со мною рядом.

Знаешь, после тебя было столько других. Они появлялись в моей жизни на пару тройку дней, а потом я рвала с ними. Не задумываясь. Часто не объясняя причин. Нет, они не были плохими, иногда даже наоборот, просто я ненавидела их за то, что они не ты.
Сначала, я искала в них тебя. Собирала по крупицам твое подобие. Убеждала себя в несуществующих чувствах. Билась. Пыталась. А потом сдалась.

Я смогла бы собрать тебя из других, но найти абсолютно похожего… Как бы не пыталась, все безуспешно. Такого как ты нет, и уже не будет.

У меня даже вспомнить тебя не получается… Как же я могу тебя забыть?

Я уже почти не помню, как ты выглядишь. Закрываю глаза и не могу тебя представить.

Просто не получается. Мое воображение словно сговорилось с памятью, и они напрочь стерли твой портрет.

Не смотрю твои фотографии. Ты на них такой счастливый. Улыбаешься.

«…Знаешь, мама, его глаза цвета жженого сахара и губы, наверное, приторно сладкие. »
Вот и я помню только твои глаза.

* * *
«Без пяти минут октябрь.
Уже октябрь.
Знаешь, у меня, как и у многих других, не было возможности все исправить. Переписать на чистовик, так сказать.
Да и что, собственно, переписывать? Истории не повторяются. Они как книги. Можешь читать сотни, тысячи раз, но как бы ни хотелось, исправить что-то в них невозможно.

Вот и я, перечитываю нашу историю, перечитываю, а зачем, не знаю. Что я в ней пытаюсь отыскать? Да и ищу ли что-то?
Может так мне легче становится?»

Может и становится.

Холод твоей души однажды обернется
для тебя простудой.
VIII

Ненавижу тебя, за то, что слишком сильно по тебе скучаю.
Ненавижу тебя за то, что ты слишком счастлив не со мной.
Ненавижу тебя за то, что ты так далеко.

Как бы вычеркнуть тебя из своей жизни. Вычеркнуть и забыть.
Ты…
Знаешь, из-за тебя все рушится. РУШИТСЯ.
Если бы ты только знал, как сильно я тебя ненавижу.

Я, то виню тебя во всех смертных грехах, то тебе же за все говорю «спасибо».
От всех моих чувств осталась только ненависть. Ничего больше.
Как ты мог?
Скажи, ну как ты мог….

Сформулированные, но не высказанные мысли
терзают душу похлеще, чем муки совести.

У меня нет «пьяного тарифа» как такового и все же.

Алкоголь действует на меня не лучшим образом — я начинаю думать о тебе. Скучаю. В такие моменты оживают все мои «если бы…».
Мне, знаешь, иногда хочется напиться в хлам и позвонить тебе.

Выговориться, наконец. Надоело держать все в себе (это, кстати, очень вредно).
Пусть тебе и все равно, но мне станет спокойней Слова, те, что внутри, должны быть сказаны… Ведь для этого они и нужны.

Вот только, номера твоего у меня давно нет, поэтому и смысла напиваться тоже.

Знаешь, мне нравится писать тебе эти письма.
В них — часть меня. Моей любви. Моей ненависти.
Хочу ли я, чтобы ты прочел их?
Иногда, да.

Я пишу то, о чем ты должен знать.
Я хочу, чтобы ты знал обо всем, но, перечитывая. понимаю, что это слишком откровенно. В этих письмах я перед тобой как на ладони. Словно вывернутая наизнанку.
Я ничего не скрываю. Да и уже поздно скрывать что-то.

Родной мой, с тобой честна. Впрочем, я всегда была честна.

Я шептала: «Да, что с тобой сталось?»
До привычной в голосе хрипоты.
Мальчик мой, ничего не осталось.
Рядом кто-то. Но кто-то — не ты.

Ненавижу, когда кто-то чужой произносит твое имя! Мне это как лезвием по коже.
Злюсь, а сама думаю. я ведь тоже чужая.

Самая чужая из всех чужих на свете.

Тогда какое право я имею злиться на точно таких же посторонних людей, как и я, за то, что они называют твое имя?! И даже не тебя конкретно, а просто…

Знаешь, им не понять, что чувствую я, да и тебе тоже.
У меня внутри смерч носится от звука твоего имени.
Боюсь в любой момент сорваться. Разрыдаться. Наговорить глупостей. Слава Богу — держусь. Не буду говорить, что из последних сил. Ты же знаешь, я сильная — переживу.

Знаешь, ты мне мерещишься.
Вижу тебя в прохожих, проезжающих мимо машинах, окнах.
Наверное, я пытаюсь найти тебя в своей памяти. Но не могу, поэтому и нахожу утешение в миражах.

Не люблю уже, но что-то все еще ёкает. И спрашивается: какого хрена это происходит?! Пора бы уже привыкнуть. Раскидать оставшиеся воспоминания по полкам, а еще лучше повесить на них ярлыки «давно прошло» и убрать в самый дальний ящик. Вот только не получается.

Чтобы забыть, нужно не думать.
Чтобы не думать, нужно забыть.

Ты чертовски похож на маму. Просто невыносимо. Те же черты…Глаза. Скулы. Даже улыбаешься также.
Конечно, ты исчез и уже давно не появляешься в моей жизни, но она…
С ней я пересекаюсь чаще, чем хотелось бы… и за это ненавижу тебя еще больше.
Ощущение, что ты специально оставляешь мне зацепки. Чтобы не забыла. Это как-то нечестно, я же тебе ничего не оставила.
Совсем ничего.

Надеюсь, ты все еще помнишь обо мне.

Чтобы скучать, нужно перестать
думать о человеке хотя бы на миг.
Именно поэтому я не скучаю по тебе.

Мой самый родной. Мой самый любимый.
Тебя нет рядом, но ты всегда со мной. В моем сердце, в моей памяти, в моих мыслях.
Ты сейчас слишком далеко, за сотни, тысячи километров.

Расстояние — всего лишь километраж машин, ничего незначащие цифры.
Ты просто не со мной, и это действительно страшно.
Ты не со мной – как приговор.

Борюсь за каждый новый день (или борюсь с ним?), отвоевываю: себя у обстоятельств, тебя у памяти.

Прошу вернуть тебя.
Вернуть или вырвать из моей головы. Насовсем.

Знаешь, успокоительные не помогают. Они рождают безразличие, равнодушие.
Хочется ничего не хотеть. Забиться где-нибудь между диваном и стеной. Не плакать. Не кричать.
Просто смотреть в одну точку.

Просто ждать, когда все это закончится.

Мне без тебя ничего не осталось. Ничего.

Береги себя, слышишь?

…Уходила в себя, возвращаясь под вечер.
Телефон разрывали чужие звонки.
Не знакомы с тобой.
Только, знаешь.
При встрече.
Я влюбляюсь в тебя.
В сотый раз.
Вопреки.

Сколько же их было после тебя. и, все не то. Все не ты. Не ты. Не ты.
Одна, и, пожалуй, единственная, причина моего отчаянно-безрассудного одиночества:

ОНИ НЕ ТЫ и никогда тобой не станут.

Никогда. не войдут в мое сердце, не поселятся в моих мыслях. Они не достойны даже строчки на странице дневника.
Не идеализирую, просто ты лучше. Ничего тут не сделаешь.
Ты был слишком таким, как я хотела.

Я так долго искала тебя…
….и так быстро потеряла.

Не сей ветер – пожнешь бурю.


Все проще, намного проще, чем кажется.

Моя память, иногда она пытается стереть тебя. По кусочкам. Мгновениями. Борюсь, не позволяю ей этого сделать. Ты все еще нужен мне.

«Жаль, что мы не умеем обмениваться мыслями. «

Если бы мне сказали: «Он вернется» — я бы ждала сколько угодно.
Просто, потому что знаю, чего ждать.
Веду дневник уже семь месяцев, и каждая страница, каждое слово пропитано тобой.
Береги себя, только ради меня… ради другой пропади пропадом.

Моих мыслей хватило бы на сотни книг, стихов, песен.
Отпустить их, — значит, потерять тебя окончательно. Навсегда. Могу ли я?

День за днем. Бегущей строкой.

Не смей, слышишь, не смей не вернуться!

Иногда, мне чертовски интересно, что ты чувствовал рядом со мной?
О чем думал, когда звонил, приезжал, да и просто видел?
Я этого никогда не знала, а ты теперь уже и не помнишь.
Ненавижу себя, за свои воспоминания.

Резко, больно все сжалось при одной лишь мысли, что ты был.
Мне уже кажется, что я тебя придумала.

«Трудно убежать от того,
чего больше всего хочется».
— Продавщица фиалок

Все мои мысли косвенно сводятся к тебе.

Ты мне уже не нужен, как раньше. Я просто привыкла.
Привыкла к тебе в моих мыслях.

Иногда, достаточно просто обжечь губы горячим чаем, чтобы понять. вся это душевная боль лишь самообман.
Может, я и любила только тебя, но сейчас уже ничего не осталось.

Нас всегда было трое. С первой минуты. С первого взгляда.
Как же я не догадалась, не заметила, не поняла?
В твоих глазах была горечь. Горечь ее утраты.
Она всегда была в тебе. Она переполняла тебя.
Ты просто пытался забыть о нем, посредством других…

Как я могла впутаться в этот треугольник?

Ты — мое болото. Моя черная бездна. Моя бессонница.
Нас всегда было трое. От начала, и до конца.

Теперь, я буду знать, к чему приводят связи с такими как ты.

У меня такая странная тяга к оставшемуся позади.
Я не хочу туда, но хочу чувствовать себя как тогда.
Э. Сафарли.
XV

Наши последние встречи запомнились мне какими-то смазанными. Они были уже слишком редкими.
Мы уже совсем не общались, но ты по-прежнему спрашивал, как мои дела…

Я не видела тебя слишком долго, чтобы помнить, но этого так мало, чтобы тебя забыть.

Знаешь, я приезжала в твой город. Только тебя здесь уже давно нет.

Он пуст. Я тоже.
Боже мой.
Я скучаю. Дико.
Моя любовь к тебе, часто оборачивалась для меня бессонницей.
И я бы может, хотела тебя не любить, но тебя не любить невозможно.

Бабочки в животе?
На мой взгляд, дурацкая метафора.
Скорее похоже на пчел-убийц.

Я больше не люблю тебя.
Больше нет.
Да и разве можно любить больше?

Почему люди считают, что имеют право врываться в чужую жизнь?
Ломать все в хлам, а потом уходить. По-тихому. Не говоря ни слова. Как воры.
Ненавижу.
Из-за тебя, моя жизнь полетела ко всем чертям.
И самое, пожалуй, обидное, что ты счастлив.

Я только и жду момента, когда моя ненависть сменится безразличием.

Как же я тебя ненавижу.
Мне нужен. нет, не ты. Просто такой же, но мой. МОЙ, понимаешь?

Я устала. Я чертовски устала любить тебя.

Не возвращайся. Я больше не жду.

Как часто мы живем ожиданием.
Придумываем сценарии «случайной роковой встречи».
Слепо верим в случай…
И…как же быстро мы разочаровываемся….

Мы не виделись полгода.
Думала, вот приедешь ты. увижу я тебя.
А дальше что?
Чего я ждала от нашей встречи? Что она могла изменить?
Решительно ничего. Просто увидеть…снова.
Я бы давно тебя отпустила, если бы не воспоминания. Они мешают мне. Камнем висят на моей шее и тянут…тянут вниз.

Но знаешь, время лучшее лекарство от разочарований. Оно бережно залечивает наши раны. Но шрамы времени, увы, не по силам… Мы должны научиться жить с ними.

«Прости, дневник, за корявый размашистый почерк. Я пишу, сидя на холодном кафельном полу ванной.
Мне смертельно необходимо выговориться. Тебе. Больше некому.
Во мне целый ворох несказанных слов. Да и теперь сказать их уже некому. Выбора нет, надо бороться.»

«Бери ружье и в бой, родная.»

Я бы хотела прожить сотню жизней, но с трудом пытаюсь разобраться в одной единственной.

Та, которая спасает одну душу, спасает мир. Помнишь?
XVIII

Парадокс.
Думаю о том, чтобы не думать.

Почему, когда мне хорошо, ты первый в моих мыслях?
Разве ты причина моего хорошего настроения?
По большому счету, ты, мой милый, не принес мне ничего, кроме боли.
Впрочем, не будем искать виноватых.

Почему меня никто не предупредил? Не предостерег. Теперь разбирайся в этом ворохе скомканных чувств.

Не верьте людям, которые говорят: «Я любил».
Они Вас погубят.

И только во снах все по-прежнему хорошо.
Только там все мы по-прежнему счастливы.
XIX

Терпеть не могу, когда ты мне снишься.
Так редко.
Так внезапно.
Так больно.

Знаешь, говорят: если человек тебе снится, значит, он хочет тебя видеть.

Я всегда смеялась в ответ, ведь если бы это было правдой, хотя бы на сотую долю, я снилась бы тебе каждую ночь.
Каждую мою чертову бессонную ночь.

За исключением тех, когда я снилась другим.
Это было не часто, но все же….

«…душевное похмелье, после интоксикации любовью…»
Э. Сафарли.
XX

Иногда, чтобы перед тобой открылись новые двери, необходимо закрыть старые.
От некоторых я давно потеряла ключи. Что же мне делать?
Подпереть их стулом/стремянкой/спиной?
Я бы может и рада их закрыть, да не получается.
А в голове крутится песня Земфиры.

«Счастье мое. будь. Просто будь…»

А Вы когда-нибудь загадывали желания на падающие звезды?
И я загадывала.
Одно и то же желание.
Снова и снова.
Мне казалось, что так я усиливаю важность желаемого.
Не сбылось. Ни разу.
Знаешь…
Ты уже не входишь в список моих тайных желаний. Я перестала мечтать о тебе.
Переболела.
Ты находишься где-то глубоко внутри.
На третьей полке. Слева. За семью печатями толстая книга «Черный август». Вот…
Там каждое третье слово – твое имя.
Такое до боли знакомо-родное. Оно до сих пор бросается мне в глаза на страницах газет и больно режет слух.

Дописала это откровение… и, наконец, поняла, что все закончилось.
Ты больше не вызываешь у меня тех бурных чувств. Мне кажется, что я на них уже не способна. Ты стал призрачной тенью моих воспоминаний.

Вот только, знаешь…
Любовь никогда не сменяется безразличием, поэтому писать, что мне все равно – обманывать саму себя.

Выбрасываю последние «если бы…».
Прощай. Спасибо, что был.

Иногда, увидев кого-нибудь на расстоянии —
начинаешь фантазировать.
А увидев рядом с собой,
вдруг начинаешь жалеть обо всем.
«Одержимость»
Послесловие…

Последняя запись в дневнике.


«Он приехал.
Он. Тот человек, которого я так давно и так сильно любила.
Снова случайная встреча. Снова прилив жгучей ненависти, словно железо, расплавленное, в горло заливают.
Не знаю, что я почувствовала. Внутри все сжалось. Вот он, мой родной, в паре метром от меня.
Боже мой, как же давно я его не видела. Стоило забыть, чтобы вспомнить.
Он не изменился. Ни капли.
Изменилась я… он просто стал чужим»

Все, рано или поздно, имеет свойство заканчиваться.
Не слушайте, что у любви нет срока годности. Он есть. Когда тебя не любят, твои чувства умирают. Так медленно, что это сложно заметить.
Просто в какой-то момент понимаешь: все прошло.
У каждой истории есть свой конец, и он не обязательно должен быть счастливым.
Если бы все истории заканчивались happy end-ом, о любви не было бы написано столько книг, столько стихов и песен.

Счастливый ли конец у моей истории?
Сложно ответить однозначно.
Я часто спрашиваю себя об этом и получаю встречный вопрос:
— А была бы ты счастлива с ним, если бы он вернулся?
— Конечно… — отвечаю я, но потом понимаю… нет, не была бы.
Я бы не смогла простить его.
Нет.
Пока мы любим, нам кажется, что все можно принять и простить, но когда чувства притупились, или совсем умерли, начинаешь осознавать реальность.
А любила ли я его?
Я любила в нем образ Ветра, который сама придумала.
А он сам… Он всегда был чужим.
Наверное, стоило пройти через этот ад, чтобы это понять.

Все, рано или поздно, имеет свойство заканчиваться.

Текст песни(слова) Aikko — Мне выгодней вас не знать

В этом тексте песни всё ещё возможны неточности.
Видишь ошибку? Напиши в комментарии!

Друзья! Обращаем Ваше внимание: чтобы правильно исправить текст песни, надо выделить как минимум два слова

[Куплет 1: aikko]
Людям вечно что-то нужно от меня
Люди вечно пытаются обвинить
Люди говорят мы дружная семья
Что нас связывает ёбаная нить
Люди быстро отъе*утся от меня
Когда я просто перестану говорить
Они верят во всё бл*ть, но не в себя
В панике если останутся одни
Они ищут во мне череду изъянов
Чтоб сыскав переключиться на других
Люди гонятся за тем чего нельзя
Чтобы забыть свою унылую петлю
Люди терпят поражения плевать
Главное, чтоб мы не выглядели глупо
Они терпят отношения в страхе признать
Что мечтают о множестве подруг
Насколько ты смиренная тварь
Что пиздишь себе помимо тех, кто вокруг
Люди пробуют чего-то избегать
И вырастая мудаками гордятся
Что не присели на иглу пффф
Гордиться нечем, я столько раз предавал
Свои взгляды я нихуя не тот, кто поведёт толпу
Ведь Общение со мной как череда экзаменов
Ты крутой оставайся с нами, но не сдав
Идёшь на х*й ты просто идёшь на х*й

[Припев]
Мне выгодней вас не знать

Подбирай мой яркий запал
Забивай на каждый запрет
Принимай мой каждый сигнал
Перестань искать мою тень

Выучи мой каждый завет
Отыщи в каждом себя
Научись так же гореть
Так же как я так же как я

[Куплет 2: aikko]
Каждый день чёрная пятница в объятиях
Одной из тех, кого я подпустил
Она тащит меня до дома отпусти чтобы писать
Хочу залиться в одного и просто погрузиться.
С кем бы ты тр*халась если бы я в 15
Не начал что-то записывать.
Если бы твои друзья устали вылизывать мою гордость
И никчёмность этих 8ми лет стала поводом их выстебать.
И знаешь мне легко судить об этом
Я был максимально замкнут в детстве.
Я знаю нелюдимость и её последствия,
Знаю, как не хотеть совсем ни с кем пиздеть
И быть честным с собой по крайней
Я верил во всё чем меня кормили до поры щас
Открываю глаза им и да да меня заносит постоянно
Но ведь я тебе не лгал и мне гордиться нечем с*ка, как и вам
Гордится нечем вы столько раз предавали свои взляды покажите
Кто тут поведёт толпу общение с нами как череда экзаменов
Ты крут так оставайся с нами, но не сдав
Идёшь на х*й ты просто бл*ть идёшь на х*й

[Припев]
Мне выгодней вас не знать

Подбирай мой яркий запал
Забивай на каждый запрет
Принимай мой каждый сигнал
Перестань искать мою тень

Выучи мой каждый завет
Отыщи в каждом себя
Научись так же гореть
Так же как я так же как я

Проблема истинной культуры человека. «На днях пришла ко мне молодая студентка, незнакомая, бойкая, с какой-то незатейливой просьбой…» (по К. И. Чуковскому). (ЕГЭ по русскому)

В данном тексте Корней Иванович Чуковский поднимает глубокую проблему истинной культуры человека.

На протяжении многих лет каждый человек мечтает быть грамотным, образованным и духовно развитым. Родители с малых лет прививают своим детям данное желание. Ребята стараются получать хорошие оценки в школе, поступают в университеты. Но у всех ли получается стать по-настоящему культурными?

Автор описывает случай, произошедший со студенткой, которую попросили почитать вслух. Но девушка не поняла, насколько прекрасно и увлекательно было литературное произведение.

«Ко всему этому девушка оказалась слепа и глупа. Читала Гоголя, как расписание поездов, безучастно, монотонно и тускло. Перед ней была великолепная, узорчатая, многоцветная ткань, сверкающая яркими радугами, но для нее эта ткань была серая». Конечно, культурным такого человека назвать трудно. Но студентка старалась, приобретала новые знания. «Девушка окончила школу и благополучно училась в вузе. Никто не научил ее восхищаться искусством: радоваться Гоголю, Лермонтову, сделать своими вечными спутниками Пушкина, Баратынского, Тютчева, и я пожалел ее, как жалеют калеку».

Позиция автора заключается в том, что по-настоящему культурным можно считать только того человека, который увлекается различными видами искусства, проходит через эмоциональную выучку. А кто этого не делает, остается обделенным, даже совершая успехи в науке или других видах деятельности.

Я полностью согласен(-на) с Корнеем Чуковским и считаю, что об истинной культуре человека можно судить по его эмоциональному миру, по красоте и богатству его речи, а не по количеству хороших отметок и документам о полученном образовании.

К счастью, Россия всегда славилась культурными людьми. Например, величайший поэт Александр Сергеевич Пушкин смог развить свой талант благодаря своей няне. Арина Родионовна была простой и скромной женщиной, которая не получала образование в высшем учебном заведении. Но насколько был богат ее внутренний мир! Маленькому Саше Пушкину она рассказывала много сказок, поучительных историй. Мальчик слушал няню с большим интересом и уже будучи взрослым часто создавал свои произведения, вспоминая истории Арины Родионовны.

Проблема истинной культуры человека отражена и в литературе. Евгений Базаров, герой произведения Ивана Сергеевича Тургенева «Отцы и дети», был человеком очень умным. Он прекрасно разбирался в естественных науках, чем вызывал восхищение окружающих. Однако внутренний мир молодого человека был беден. Он не замечал красоту природы, не восхищался литературными произведениями. Евгений не понимал, как это удается другим людям, ведь понимание великолепия мира было ему чуждо. Окружающий мир Базаров воспринимал исключительно как материал для своих исследований. Увы, хорошее образование не помогло Евгению стать культурным человеком.

В заключение важно отметить, что для того, чтобы стать культурным человеком, нужно научиться восхищаться искусством, природой, внимательнее относиться к окружающему миру, честно и искренне выражать свое мнение. Знание наук, без всякого сомнения, полезно для каждого человека, но его необходимо дополнять развитием духовного мира.

30 цитат королевы сарказма Фаины Раневской

Фаина Раневская была великолепной комедийной актрисой, причем она не просто играла комедию. Она жила этим, хотя жизнь ее больше напоминала трагикомедию, а не легкий водевиль. Она была из тех женщин, которые за словом в карман не полезут и легко приколошматят оппонента острым словцом.

Из сотни-другой афоризмов, разбросанных Раневской по пути — когда ненароком, когда сгоряча — мы выбрали 30 таких, которым позавидует любой писатель-сатирик:

Оптимизм — это недостаток информации.

Есть люди, в которых живет Бог; есть люди, в которых живет Дьявол; а есть люди, в которых живут только глисты.

Поклонников миллион, а в аптеку сходить некому.

Одиночество — это состояние, о котором некому рассказать.

Многие жалуются на свою внешность, и никто — на мозги.

Если человек тебе сделал зло — ты дай ему конфетку. Он тебе зло — ты ему конфетку. И так до тех пор, пока у этой твари не разовьётся сахарный диабет.

Женщина, конечно, умнее. Вы когда-нибудь слышали о женщине, которая бы потеряла голову только от того, что у мужчины красивые ноги?

Склероз нельзя вылечить, но о нём можно забыть.

Если женщина говорит мужчине, что он самый умный, значит, она понимает, что второго такого дурака она не найдет.

Жизнь слишком коротка, чтобы тратить её на диеты, жадных мужчин и плохое настроение.

Сняться в плохом фильме — все равно что плюнуть в вечность!

Получаю письма: «Помогите стать актёром». Отвечаю: «Бог поможет!»

Вы знаете, что такое сниматься в кино? Представьте, что вы моетесь в бане, а туда приводят экскурсию.

— Как жизнь, Фаина Георгиевна? — Я вам еще в прошлом году говорила, что говно. Но тогда это был марципанчик.

Есть такие люди, к которым просто хочется подойти и поинтересоваться, сложно ли без мозгов жить.

Здоровье — это когда у вас каждый день болит в другом месте.

Животных, которых мало, занесли в Красную книгу, а которых много — в Книгу о вкусной и здоровой пище.

В моей старой голове две, от силы три мысли, но они временами поднимают такую возню, что кажется, их тысячи.

Если больной очень хочет жить, врачи бессильны.

Лучше быть хорошим человеком, «ругающимся матом», чем тихой, воспитанной тварью.

Даже под самым пафосным павлиньим хвостом всегда находится обыкновенная куриная жопа.

Самое трудное я делаю до завтрака. Встаю с постели.

Раневскую спросили: «Какие, по вашему мнению, женщины склонны к большей верности: брюнетки или блондинки?» Не задумываясь, она ответила: «Седые!»

Нет толстых женщин, есть маленькая одежда.

Талант — это неуверенность в себе и мучительное недовольство собой и своими недостатками, чего я никогда не встречала у посредственности.

Я заметила, что если не кушать хлеб, сахар, жирное мясо, не пить пиво с рыбкой — морда становится меньше, но грустнее.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Женский журнал про диеты, отношения, красоту и стиль