Вход



Напомнить пароль
Регистрация

Предложить Статью

Вы можете подсказать нам полезную тему для статьи, а также предложить опубликовать вашу или чужую статью (а мы попытаемся договориться с правообладателями). Вместе мы можем быстрее наполнить сайт интересной и полезной информацией!

Введите цифры и буквы

История «ПостНауки»

Люда Дзержинская, 24 мая 2015, 20:24
9
Основатель проекта «ПостНаука» Ивар Максутов рассказал о том, как научное издание выживает без спонсоров и инвесторов, как организует свою деятельность, почему вышло на рынок США и как редакции удается зарабатывать на других медиа.

Издательский дом «ПостНаука» — организация некоммерческая. Ивар вместе с партнером Леной Веревкиной — «люди не бизнесовые», не рассчитывали, что научное медиа начнет приносить прибыль, и из всех форм юридических лиц выбрали именно НКО. Теперь, когда оборот видеопродакшна начинает приближаться к допустимому потолку, «ПостНауку» целиком или по частям придется перерегистрировать.


Первый спонсор

История «ПостНауки» началась летом 2011 года — тогда Лена и Ивар организовывали показы лекций TED в московском баре Dome на «Красном Октябре». Партнеры заметили, что на TED по многим темам нет и пары-тройки видео, а участникам встреч интереснее слушать российских ученых, которых приглашали на обсуждения. Решили не продлевать контракт с TED, а делать что-то свое — сначала ивент-агентство. Все продумывали на салфетке в саду «Аквариум», она сохранилась до сих пор. Первых спонсоров нашли в том же Dome.

Для анонсов встреч с учеными Ивар сделал простенький сайт — он подрабатывал сайтостроением. Второго разработчика для работы с сайтом привлекли лишь три года спустя. После «из-за простой арифметики» решили снимать и публиковать видео онлайн. На показ может прийти сотня человек, а любой контент в интернете увидит в разы больше людей.

Партнеры стали консультироваться со знакомыми о запуске полноценного видеопродакшна. «Все спрашивали: „Ну а сколько вы хотите производить контента вообще?“ Я говорил: „Каждый рабочий день, хотя бы пять видео в неделю“. „Старик, да ты не потянешь, у тебя ресурсов нет, два-три видео — уже хорошо“. Сейчас „ПостНаука“ выпускает 15 в неделю, и еще пять на англоязычном проекте Serious Science, и мы можем выпускать больше», — рассказывает Ивар.

Спонсорских денег хватило на год. В январе проект открылся, летом оказалось, что финансирования больше не будет. Команда уговорила спонсора продлить финансирование, Ивар положил в проект все собственные деньги: «Было понятно, что это сильная история, которая еще не нашла своей бизнес-модели». Так дотянули до осени.


Ивар Максутов/Фото: Григорий Собченко, www.mn.ru


Редакция

В январе 2012 года «ПостНаука» въехала в редакцию на Арбате. Владелец сдавал ее за «символические деньги» — помещение стояло под продажу. «Мы понимали, что будем иметь дело с занятыми людьми, и весь проект будет держаться на том, с какой радостью они к нам придут, — объяснил дорогой выбор Ивар, — Бренд новый, маленький, поэтому нужно, чтобы им было удобно». Сейчас «ПостНаука» подыскивает помещение побольше.

На Арбате команда пополнилась первыми редакторами, оператором и режиссером монтажа. Помогать стали студенты Ивара, которые до этого работали с ним над медиа об академическом взгляде на религию Religo.ru. Новых сотрудников набирали с трудом.
«В научной журналистике главным героем является журналист, который пересказывает какие-то научные факты или теории, — рассказывает Ивар. — Мы решили, что сделаем медиа про науку, где главным героем является сам ученый. Мы, по сути, продюсируем видео, радиопередачу, где он может раскрыться. Мы не знали, где искать людей, которые могут это делать». В итоге решили набирать и обучать стажеров на редакторов «ПостНауки», фактически — на продюсеров.

Команда обрастала программистами, дизайнерами-иллюстраторами — сейчас в «ПостНауке» задействованы около 15 человек, работающих в московском офисе или удаленно. Общаются сотрудники в чате в Facebook, все данные хранят в Google Docs. «У нас не то чтобы ненормированный рабочий день, но люди, которые работают по часам, у нас здесь не выдерживают долго, — рассказывает Ивар, — потому что у нас все время происходит что-то новое».

Раз в месяц по пятницам «ПостНаука» устраивает в редакции вечеринки, куда приглашаются люди из разных сфер — бизнеса, науки, журналистики. Сначала играли в мафию, потом она надоела, и на вечеринках стали просто общаться. «Оказалось, что это очень полезный нетворкинг, благодаря которому завязалось много хороших и интересных знакомств.




Монетизация

В середине 2012 года «ПостНаука» нашла первый способ монетизации — спецпроекты. Для Российской венчурной компании команда подготовила серию видео о технологиях.
«Это было ключом для дальнейшего развития, — считает Ивар, — Теперь мы могли прийти и сказать, вот смотрите — для РВК мы такое уже делали. Мы сделали еще одну историю с РВК, у нас появился „ Сколтех“, под конец 2013 года мы стали сотрудничать с университетом Иннополис».

«Партнер спонсирует создание редакционного материала, который он не контролирует. — объясняет отличие спецпроекта от рекламы Ивар, — Мы согласовываем, о чем это будет, какой ученый это может быть, но никогда в редакционный процесс никто не вмешивается. Если „ПостНаука“ — это музей научных идей, то партнер спонсирует появление нового зала. Если он производит фарфоровые вазы, то зала фарфоровых ваз, где мы ставим об этом памятную табличку».

После «ПостНаука» стала зарабатывать на сотрудничестве со СМИ — в августе 2012 года в «Новой газете» появилась четырехполосная вкладка, полностью посвященная «ПостНауке». «Держать научный отдел газете было не очень выгодно, а иметь контент про науку хотелось, — рассказывает о сотрудничестве Ивар. — Мы получали дополнительный медийный кавер и новую аудиторию».

Потом, благодаря известному ведущему Сергею Доренко, появилась передача на «Русской службе новостей», а за ней еще две. Когда команда Доренко ушла с РСН создавать «Говорит Москва», «ПостНаука» ушла за ней и стала выпускать на новом радио четыре еженедельные передачи.

Потом были проекты с „Московскими новостями“, с Look At Me, время от времени «ПостНауку» просят сделать материалы разные журналы, команда ведет еженедельную колонку на сайте Forbes.ru. Ивар называет подобный заработок «ПостнНуки» очень трудозатратным и ограниченным — много медиапартнеров себе позволить команда не может. Кроме спецпроектов и сотрудничества с медиа, «ПостНаука» занимается видеопродакшном — записью лекций и мероприятий, монтажом.

В апреле 2013 года «ПостНаука» снова стала организовывать мероприятия — вместе с культурным центром «Зил» они запустили свой лекторий «Диалоги». «Это новый формат, в рамках которого два эксперта освещают различные аспекты одной темы, дискутируя и дополняя друг друга.

«„ПостНаука“ — некоммерческая организация, — напоминает Ивар. — Структура НКО предполагает, что мы все, что заработали, должны положить обратно внутрь. Мы можем сказать, что мы прибыльные в том смысле, что мы не убыточные. Мы считаем не сколько у нас есть денег на „Кайены“ и „Феррари“, а сколько у нас месяцев работы еще есть. В прошлом году „ПостНаука“ собрала выручки 15 миллионов рублей, и этого нам хватило, мы закрыли весь 2015 год. Но потом мы стали инвестировать в видеопродакшн, в мультики, и сумма немного поредела».




Serious Science

В декабре 2013 года в Америке команда запустила независимый от русскоязычной «ПостНауки» проект Serious Science на английском языке, тоже как некоммерческую организацию. «Это круто работает в России, значит, стоит попробовать в глобальном мире, — рассказывает Ивар. — Было два варианта — мы записываем иностранных ученых и переводим, либо мы пишем по-английски и публикуем по-английски». Так как репутацию и популярность «ПостНаука» в том числе заработала потому, что ученые делились с друзьями своими выступлениями, команда решила создавать английский проект. Нарисовали новый логотип, скопировали дизайн «ПостНауки» и отправились в Америку снимать первые ролики.

«Мы поняли, что сидя в Москве это сделать невозможно, — рассказывает Ивар. — Можно какое-то время отлавливать ученых, 10, 15, ну 40 человек в год. Этого недостаточно, чтобы вести проект. Мы нашли оператора в Америке, я собрал манатки, мы купили дополнительное портативное оборудование и спланировали двухнедельную поездку в Бостон, откуда я привез около сотни роликов».

В феврале 2014 года Ивар снова поехал в Америку, теперь команда собирается открыть полноценную редакцию в Бостоне. «В мире больше нет такого города, где находилось бы такое количество ученых и исследователей по такому широкому кругу тем, рядом два сильнейших университета мира — MIT и Гарвард, рядом Лига плюща, в нескольких часах езды на автомобиле Принстон, Колумбийский университет и так далее, — объясняет свой выбор Ивар. — Можно было бы Лондон — это дороже. Правильная недорогая альтернатива — Берлин, но в Германии нет такой науки». В конце 2014 года «ПостНаука» выиграла премию за интенет-предпринимательство — евро решили отправить на развитие англоязычного проекта.

«Из России кормить зарубежный проект — это нонсенс, — считает Ивар. — Нужно находить какие-то гранты благотворительных организаций, которые поддерживают просвещение. В нынешних политических реалиях, «ПостНаука» и Serious Science должны жить параллельной жизнью, подпитывать друг друга в интеллектуальном плане. Моя мечта, чтобы в Serious Science рядом с западными учеными появлялись наши. Упал Челябинский метеорит — на CNN позовут это прокомментировать какого-то американского ученого, хотя русский правильнее и логичнее, но до него никогда не доберутся. Я бы очень хотел, чтобы «ПостНаука» заговорила по-китайски. И мы переводили контент «ПостНауки» и Serious Sience».




Интересно о сложном

В первой вкладке в «Новой газете» Ивар дал такое определение названию «ПостНаука» — это «этап в трансляции научного знания, после того как оно было создано и сформулировано внутри академического пространства». «При этом для нас крайне важно, что авторами всех материалов проекта выступают сами ученые — представители академической науки, имеющие ученые степени и научные публикации», — писал он.

Ивар рассказывает, что «ПостНауку» часто спрашивают о том, как издание находит ученых, и команда всегда удивляется — для них это никогда не было проблемой. С самого начала они выстраивали репутацию места, куда ученый может прийти и говорить напрямую с аудиторией.

«Мы создаем возможность любому ученому рассказать с помощью „ПостНауки“ аудитории в полмиллиона человек о том, чем он занимается, — объясняет Ивар. — Мы делаем это без купюр, мы стараемся делать это качественно, не пересказывая, не обрывая, не вырывая из контекста слова. И за это нас любят и уважают. Об этом говорит в том числе премия „За верность науке“, которую мы в 2014 году получили от Министерства образования — в экспертном совете там люди, которые занимаются научной журналистикой, ученые и политики от науки».

Каждый приходящий на съемки ученый рекомендует редакции пять-шесть имен. Если «ПостНауке» нужен конкретный человек, контакты находят на его сайте или в институции, где он работает. Новые лица высматривают на лектории, дружественные вузы рассказывают о приезжающих иностранцах, за анонс в социальных сетях учеными «по бартеру» делятся организаторы международных конференций.

«Многие ученые, попадая в формат публичного выступления, стараются намеренно сделать его простым и понятным для слушателя, — рассказывает о контенте Ивар. — К сожалению, оказывается, что лекция получается пустой. Наша главная задача — объяснить ученому, что все должно происходить в формате понятной, но университетской лекции — да, не специалистам, но людям, готовым усваивать сложное здание. Самое главное — объяснить ученому, что не нужно заигрывать с аудиторией».

«Мы думали о том, как оживить формат, вставить иллюстрации, — рассказывает Ивар, — но может оказаться, что эти картинки разрушат некую интимную составляющую, когда лектор говорит с тобой. Как только появляются медийные элементы — схемы, графики, разрушается привычное нам ощущение лекции, где есть разговор. Кроме того, если показываешь картинку, создается иллюзия понимания, а на самом деле эту картинку слушателям нужно объяснить, и не раз. Когда нет вспомогательного элемента, лектору идею нужно проговорить, сделать понятной слушателю, у которого ничего нет перед глазами. И это способствует другому способу рассказывания, меняет нарратив в лучшую сторону».




Будущее

Недавно «ПостНаука» переехала на Amazon — собственные сервера не справлялись с нагрузкой, за сутки на сайт приходило больше 100 тысяч человек. В марте команда выпустила первый мультфильм — об «умном доме» и будущем персонализированной электроники, при поддержке МГТС. С компаниями о спонсировании мультиков договаривались заранее. Это анимированная инфографика, которая будет рассказывать о базовых понятиях, существующих сейчас в науке. Мультики — знание, поданное в привычной нам упаковке.

«ПостНаука» занимается и исследованиями — вот уже больше года команда разрабатывает постоянную экспозицию Политехнического музея. «В конце прошлого года мы опросили наших ученых, проанализировали и собрали главные топовые темы науки 2014 года, — рассказывает Ивар. — Плюс у нас есть передачи, мы хотим запустить в этом году свои прямые эфиры. Также будем делать истории вовне, которые условно будут брендированы „ПостНаука продакшн“».

Еще одно направление будущей работы — и мультики этому способствуют — привлечь школьников и домохозяек, пока этих социальных групп почти нет среди аудитории «ПостНауки», а сейчас это 400 тысяч уникальных посетителей в месяц. «Я убежден, интерес к устройству мира есть у всех, — говорит Ивар, — он проявляется по разному, возможно, в документальных фильмах телеканала „Рен-ТВ“ или астрологических прогнозах. Нужно это изменить. Просвещение — оно для непросвященных».

Источник: siliconrus.com


Читайте также:

«Быть чисто медиа неинтересно, быть университетом еще рано» — Филипп Дзядко рассказывает о том, как устроен новый мультимедийный проект «Арзамас».
  • Рейтинг: 9
  • Рейтинг
    1
comments powered by Disqus